Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Интернет - это грех! Вам капец, грешники! Читайте лучше САМЫЕ ПОЛЕЗНЫЕ книги за всю историю человече



Интернет в эру развития информационных технологий стал неотъемлемой частью жизни каждого человека. Но не стоит смотреть на это достижение человечества через розовые очки. Ведь у каждой медали есть две стороны. Так и здесь. С одной стороны Интернет просвещает, а с другой искажает все факты. Любую информацию, которую мы ищем в глобальной сети, мы получаем сквозь призму виденья других людей и уже не можем адекватно её оценивать. Некоторые даже считают, что Интернет – это грех и здесь можно узнать, посмотрев видео ролик Просветленного старца, почему Интернет имеет такое пагубное влияние на психику человека, его становление как личности и восприятие окружающего мира.
Многие погрязают во всемирной паутине и уже не могут из неё выбраться. А для кого Интернет является своеобразным панцирем, ракушкой, в которой он прячется от окружающего его реального мира.Интернет породил свою преступность – кражу кредитных карт, взлом аккаунтов и многое другое. Вернее, воровство и вандализм существовали и до этого – просто у них появились новые возможности. Людям какое-то время казалось, что преступность в сети – это не преступность.Надо ли называть зависимость от интернета в списке грехов на исповеди?

В качестве альтернативы предлагаю наш список лучших книг за всю историю человечества:
Царева - Электронный капкан
Абдуллаева - Интеллектуальный Инсульт. Как в мире роботов остаться человеком
Ильченко - Как нас обманывают СМИ. Манипуляция информацией
Макдональд - Правда. Как политики, корпорации и медиа формируют нашу реальность
Макишвили - Большая книга манипуляций. Изучаем секреты управления сознанием
Кэмпбелл - Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования питания
Гандри - Парадокс растений. Скрытые опасности «здоровой» пищи
Эрет - Целебная Система Бесслизистой Диеты, Жизненно важные вопросы
Сытин - Лечебные сеансы академика Г.Н. Сытина, Как в 75 я помолодел
Батмангхелидж - Вы не больны, у вас жажда
Сидоров - Рок возомнивших себя богами, Тайная хронология и психофизика русских, Неосталнизм, Этнопсихология
Троицкая - Пищевой террор, Медицинский террор, Информационный террор, Алкогольный террор
Джасмухин - Самоучитель праноедения
СТОЛЕШНИКОВ - ЧЕМ НАПОЛНИТЬ ОРГАНИЗМ?
Герасимов - Возвращение содома, Будни мирового дурдома
Новоселов - Женщина. Учебник для мужчин
Леш - Самоуничтожение человечества
Диденко - Цивилизация каннибалов
Ферле - Эректус бродит между нами
Рид - Спор о Сионе
Ломброзо - Преступный человек, Женщина, преступница или проститутка, Гениальность и помешательство
Беркович - Православие против глобализма
Лоренси - Черная ложа астральных сатанистов
Подолинский - Труд человека и его отношение к распределению энергии
Зыкин - Запрещенная экономика
Паршев - Почему Россия не Америка?
Климов - Князь мира сего, Красная каббала
Курпатов - Четвертая мировая война. Будущее уже рядом
Нордау - Вырождение
Колеман - Комитет 300
Кут Хуми - Сон Раваны
Эстулин - Кто правит миром? Или вся правда о Бильдербергском клубе
Фолкнер - Безумие пахаря
Анненков - Подари лопату соседу, Не мешай огороду лопатой и плугом
Бублик - Огород для умных, или как не навредить заботой
Курдюмов - Полный курс органического земледелия
Овсинский - Новая система земледелия
Тимофеев - Детка Порфирия Иванова
Золотарёв - Новое - небывалое. Научность идей Порфирия Иванова
Абхаядатта - Львы Будды. Буддийские мастера-маги. Легенды о махасиддхах
Свами Йога Камал - Лекции
Учение Бабаджи. Истина. Простота. Любовь. Служение человечеству
Ояма - Философия каратэ
Репс - Плоть и кость дзэн
Якунин - Философия Пути, Диалог с Просветленным Мастером каратэ
Гурджиев - ВСЁ И ВСЯ. ОБЪЕКТИВНО-БЕСПРИСТРАСТНАЯ КРИТИКА ЖИЗНИ, Последний час жизни, Беседы в Париже
Крамер, Олстед - Маски авторитарности. Очерки о гуру
игумен Харитон - Умное делание. О молитве Иисусовой
Холмогоров, Свенцицкиий, Большаков - На высотах духа. Из жизни русских подвижников
архимандрит Софроний - Старец Силуан Афонский
Лоханов - Великие русские старцы
Лавский - Христианская, Суфийская, Античная, Индуисткая, Буддийская, Хасидская мудрость
Бакулин - Юродство
Неаполтанский - Мистерии Бхагаваты Пураны, Энциклопедии тантры, мантры, аюрведы, индуизма, буддизмма
Хислоп - Беседы с Бхагаваном Шри Сатья Саи Бабой
Его ученик - Жизнь посвященного, Посвященный в Новом Свете, Посвященный в Темном цикле
Бяк - Памятка начинающему просветленному. Практика решения всех проблем
Адельскуг - Объяснение гилозоики Пифагора
Аттар - Рассказы о святых
Кроули - Небольшие эссе относительно истины, 8 лекций по йоге, Магия без слез, Исповедь
Чоа Кок Суи - Чудеса пранического целительства
Ра Уру Ху - Дизайн Человека, Проживание дизайна
Тик Нат Хан - Гнев
Дарья Усвятова - КАЗАЧИЙ СПАС
Руис — Четыре Соглашения. Книга толтекской мудрости
Гужова - Медитация. Постижение внутреннего пространства, Влияния и связи
Попов - Сто вопросов, Дневник, 5 вечеров в Москве
Тэндзин Вангьял - Чудеса естественного ума
Ошо - Оранжевая книга
Перселл - Психологи вам врали! Анти-Карнеги-Курпатов
Лютц - Безумие! Не тех лечим. Занимательная книга о психотерапии
Тесла - Власть над миром
Вертинский - Дорогой длинною
Чиа - Целительный свет Дао, Медитация всемирной связи
Крем - Миссия Майтрейи
Митфорд - Эликсир жизни
Будда - Палийский Канон, Джатаки
Бодхи - Маленькие аспекты Большого самадхи
Законы Ману
Письма Махатм, Учение Махатм, Письма Мастеров Мудрости
Кэррол - Пища для ума
Малевич - Черный квадрат
Гуили - Эцилопедии святых, ангелов, магии и алхимии
Генон - Заметки об инициации, Христианский эзотеризм
Эвола - Восстание против современного мира, Герметическая традиция
Норбу - Драгоценный сосуд, Кристал и путь света. Сутра, Тантра и Дзогчен
Матаджи - Метасовременная эпоха
Ар Сантэм - Йога - способ жизни на земле, Новая нумерология
Антонов - Экопсихология, Сексология
Мастер Хора - Гравитонер
Пальчик - Квантовая модель эволюции личности, Реальна ли реальность?
Павлина - Личностное раазвитие для умных людей
Сервест - Магия бессмертия
Сывященные книги не вошедшие по причине парадоксальной популярности и абсолютной непонятности никому из людей:
Бхагават-Гита,Библия,Коран,Авеста,Ади-грантх,Дао-дэ-цзин,Дхаммападда,Тайная доктрина
Если копирасты не дают скачать, пишите нам, вышлем (а чего нет электронке, того нет, ну или подайте на сканер)): godmodespeedrun@gmail.com
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…

Ларс Адельскуг - Воображение и нормальное состояние бодрствования не может использоваться для актива

Воображение и нормальное состояние бодрствования не может использоваться для активации высших видов сознания


3.2 Активация причинного сознания

1 Невозможно обрести какое-либо высшее сознание, если монада не получит оболочку из соответствующего вида материи. И монада сама строит эту оболочку, привлекая содержащуюся в ней материю. Как это делает монада?

2 Сначала следует объяснить, почему монада этого не делает. Она никогда не делает этого каким-либо прямым методом, никогда через материальный аспект, например, воображая, визуализируя, как она создает инструменты для своей работы при вознесении. В эзотерике определенно сказано, что ученик своей медитацией наводит мост между тем, чем он является, то есть первым я (47: 4–49: 7), и тем, чем он станет, то есть самим собой, вторым я (45: 4–47: 3).

Однако было бы ошибкой думать, что эффективный метод будет использовать воображение для конструирования форм в сверхфизической материи, для построения некоторой оболочки, центра или моста к чему-то подобному. Такой метод, использующий воображение, - это творческий метод, бесплодная процедура, поскольку он не ведет к цели. Работа с таким методом может повлечь за собой лишь то, что монада выстраивает мыслеформы в мирах воображения, то есть в ментальном и эмоциональном мирах.

В отношении сознания такие формы ничем не отличаются от любых форм желания или воображения, которые люди создают более или менее сознательно. Вообще говоря, визуализация или творческое воображение - это метод ограниченного применения. Оно носит эмоционально-ментальный характер и не выходит за пределы этих видов сознания. Это превосходный метод управления эмоциональной и эфирной оболочками, но не может использоваться для активации причинной оболочки.

3 Еще раз подчеркивается, что уровень сознания поднимает не объект внимания (его материальный аспект), такой как оболочка, мост и т. Д., А само качество внимания. Следовательно, внимание монады никогда не обращено непосредственно на объект, а всегда косвенно. Ее прямое внимание обращено исключительно на аспект сознания, культивируя, сначала непреднамеренно, а затем все более и более намеренно, целенаправленно, такие состояния сознания, которые являются наивысшими возможными для монады в сознании ее нынешних оболочек воплощения.

4 Таким образом человек (человеческая монада) работает со стадии культуры (высшая эмоциональная стадия) над расширением своей каузальной оболочки, приобретая качества и способности, которые являются частью так называемых основных, облагораживая свои чувства и делая свои мысли более детерминированными реальностью, служа своим ближним в развитии сознания и для его развития.

Поскольку эта работа влечет за собой то, что пассивное сознание в высших молекулярных типах его эмоциональных и ментальных оболочек (эмоциональная 48: 3, позже также 48: 2; ментальная 47: 5, позже также 47: 4) активируется, и вибрации, излучаемые этими более высокомолекулярными видами при активации могут привлекать причинную материю (47: 3 привлекается 48: 3 и 47: 5; позже также 47: 2 48: 2 и 47: 4), так что эта причинная материя участвует в (включается в) нижних оболочках, после чего пассивное сознание этой вовлеченной причинной материи может иногда на мгновение активироваться, что затем дает человеку первые проблески причинного сознания. Однако вначале эти проблески слабые, и индивидуум не может отличить их от других «высоких переживаний» эмоционального и ментального характера.

Это очевидное отсутствие различия связано с тем, что только то, что в высшем эмоциональном (48: 3 и 48: 2) и высшем ментальном (47: 5 и 47: 4) тесно связано с причинным, может привлекать причинную материю и активировать ее пассивное сознание, и все это согласно старой пифагорейской поговорке: «подобное притягивается к подобному».

Если умеете «накапливать» такие «высокие переживания», постарайтесь, чтобы они приходили чаще, и постарайтесь сохранить их, размышляя о них, это означает, что вовлеченная причинная материя, соответствующая этим переживаниям, все более активизируется и из-за этого может привлекать дополнительную пассивную причинную материю, которая также вовлекается в эмоциональную или ментальную оболочку. Когда такой человек завершает свое воплощение и его эмоциональная и ментальная оболочки растворяются, эта вовлеченная причинная материя не рассеивается, а сопровождает монаду к причинной оболочке и передается ей. Таким образом, причинная оболочка растет от воплощения к воплощению.

Такой процесс может продолжаться в течение довольно многих воплощений, при этом человек не знает об этом или не понимает его как такового, даже не зная, что у него есть причинная оболочка. На этом первом этапе процесса такие знания или понимание не нужны.

5 Когда позже человек просыпается в сознании, достаточном для понимания эзотерики и гилозоики, он, возможно, имеет привилегию связаться со школой, которая обучает его конкретным упражнениям, предназначенным для более эффективной активации его пассивного высшего сознания, а также теории, объясняющей соответствующие целесообразные процессы и законы и правила, связанные с этими упражнениями и процедурами.

6 Особо важными являются упражнения, упомянутые ранее: самонаблюдение, неидентификация и самовоспоминание. С этими упражнениями и несколькими дополнительными ему придется работать с первых же школьных дней. Эти упражнения определенно ориентированы на активацию центров знания и единства причинной оболочки. Все эти упражнения очень четко имеют своей отправной точкой всегда аспект сознания, а не материальный аспект. Они стремятся вызвать состояния высшего сознания в бодрствующем сознании. Если такие порожденные состояния содержат очень маленький элемент причинного сознания, они имеют значение для активации причинной оболочки.

7 Также теоретическое изучение гилозойского мировоззрения является методом активации, огромное значение которого до сих пор едва ли осознается эзотерическими изучающими нашего времени. Гилозоика состоит лишь из правильных идей, то есть мысленных идей, согласующихся с реальностью, и такие идеи являются низшими значениями причинных идей. Заставляя свою мысль постоянно работать над этими идеями реальности, студенты активируют свое дремлющее каузальное сверхсознание. Эта активация становится особенно эффективной, когда ученики размышляют над этими идеями в состояниях самосознания. Вот почему в школе им рекомендуют: используйте эти идеи в своей работе над самовоспоминанием. Вспомните себя в связи с космическими идеями. Это правильный способ одновременно расширить свои знания и укрепить свое существо.

8 Если вы упорно работаете над самовоспоминанием, это со временем откроет путь к более высоким уровням сознания внутри вас. В вас есть все высшие виды сознания, сверхчеловеческие и божественные качества, способности в виде неиспользованных, дремлющих потенциалов. Путь к их активации лежит через самовоспоминание. Эти высшие виды сознания не могут быть достигнуты в вашем так называемом нормальном состоянии бодрствования, которое на самом деле является разновидностью сна. Но их можно достичь в состояниях самовоспоминания, потому что в такие моменты вы более бодрствуете.

Джайнизм - Мы ценим вкусную еду, богатые платья, красивые здания и создание половых связей с другими

Трейдер и Джат
Трейдер из Раджастхана ушел утром, чтобы увидеть тестя, который пжил в пяти милях от его города. Когда он прошел около полпути, солнце было очаровательно горячим над головой, а песок под ногами раскалился докрасна. В этой пустыне нет деревьев, кроме небольших растений, таких как Анкада и Керада. Трейдер беспокоился о том, как ему продолжать идти дальше.
Тем временем он увидел, как карета приближается. Так как он устал, он спросил: «Не могли бы вы дать мне прокатиться?» Джат (рикша) ответил: «Конечно, но что бы вы заплатили?» Трейдер сказал: «Что вы хотите?» Джат сказал: «Какой-то хороший ужин». Трейдер согласился. Джат объяснил, что ужин будет с соусом из неочищенного пальмового сахара.
Соус пальмовый - это блюдо бедного человека, и трейдер знал, что в качестве оплаты лучше предложить очищенные сладости. Таким образом, трейдер сказал, он предложит ему что-то лучше, чем этот соус. Но Джат настаивал на том, что пальмовый соус - это его убеждение, не может быть ничего лучше, чем он. Во всяком случае трейдер осознал что время критично, и он согласился.
Оба прибыли в пункт назначения и были утешены душем, цветами и новой одеждой. Но Джат был очень взволнован. Он был тревожен насчет соуса, но держал себя безмолвно. Лучшие блюда с богатыми ингридиентами были поданы, но пальмовый соус отсутствовал. Трейдер сделал знак Джату, чтобы продолжить еду, но тот поинтересовался пальмовым соусом. Трейдер сказал ему ждать, но Джат был намного раздражен и собирался атаковать трейдера, поскольку он нарушил условие. Трейдер хорошо знал, что Джат не знал о вкусном вкусе сладостей, и именно поэтому он требовал так упрямо неочищенный соус . Он резко поймал джата за шею и воткнул кусок сладкого в рот. Он начал удивляться сладости, и он сразу съел все в блюде. Он даже схавал 2-3 порции. Теперь, когда Джат был очень доволен трейдером, он предложил свою повозку для службы всякий раз, когда тот требовал.

Моральный урок:
Мирские удовольствия похожи на неочищенный соус, а духовные радости похожи на сладости. Если какой-то наставник даст духовное удовольствие любому человеку, то человек повернет от мирных удовольствий, которые несут ответственность за одержимость ими. Жаль, что мы не лелеем объекты, которые мы должны лелеять. Мы ценим вкусную еду, богатые платья, красивые здания и создание половых связей с другими телами. Мы должны лелеять знания, святую осознанность и праведность.

Керри Браун - Китаю действительно были нужны американские рынки, капитал и, в частности, его технол

Китаю действительно были нужны американские рынки, капитал и, в частности, его технологии

ДЕЛИТЬ ОДНУ КРОВАТЬ, МЕЧТАТЬ РАЗНЫЕ МЕЧТЫ
Несмотря на все яркие слова в начале, эти отношения никогда не будут прямыми. 1980-е были типичными для хороших лет, эпоха, которую характеризует американский журналист Джим Манн в «Пекинском джипе: Тематическом исследовании западного бизнеса в Китае» как экономически необузданную и безудержную, в которой Дэн Сяопин во второй раз появился на обложке журнала Time как Человек года. У этих стран почти был роман, ибо американские бренды, такие как Coca-Cola и Kentucky Fried Chicken находят огромный новый рынок, жаждущий их продукции, и такие фигуры, как легендарный комик Боб Хоуп, выступают из столицы Пекина, рассказывающий «народам» дома о том, каким прекрасным был Китай.
Благодаря экономическим реформам, продвигаемым руководством Дэна,
Китаю действительно были нужны американские рынки, капитал и, в частности, его технологии. По крайней мере, для них это были отношения, построенные на четкой стратегической потребности. Однако в Соединенных Штатах, даже в этот период, всегда существовала небольшая асимметрия. Китай был стратегически важен в Холодной войне как средство надругательства над русскими.
Но под с реформистом Михаилом Горбачевым, человеком, с которым премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер сказала, что Запад «может вести дела», СССР стал менее проблематичным. Вопросы о том, каково стратегическое отношение к отношениям с коммунистическим Китаем, должны в основном вращаться вокруг идеи о том, что через взаимодействие Китай будет двигаться не только к экономической либерализации, но и к политической реформе. По сути, он стал бы таким же, как США, и на глобальном марше к свободе, демократии и правам человека упало бы еще одно серьезное препятствие.
УБИЙСТВО 1989 ГОДА И БОЛЬШОЙ НЕОТВЕЧЕННЫЙ ВОПРОС
Студенческое восстание 1989 г., жестоко подавленное Китайскими военными, исчерпывающе обсуждалась в других источниках. Что касается Дэн Сяопина, это был конец Идеализма Соединенных Штатов по отношению к нему как к человеку, который хотел преобразовать Китай в демократию. Ночью 3 июня он доказал, в чем заключается его настоящая преданность; он до конца был сторонником однопартийного ленинского правления.
Это его собственные слова, которые он сообщил после события, когда он говорил с лоялистскими воинскими частями, которые взяли на себя ведущую роль в подавлении повстанцев, которые виноваты в «сложном» международном контексте. Роль Соединенных Штатов, предположение, что они скрывались за фоном, никогда явно не указывались, но идеи, которые представляли Соединенные Штаты, - ревностное продвижение различных ценностей, принятие которых, по крайней мере, привело бы к политической конкуренции - предугадать несложно. Две силы, как говорится в известной поговорке того времени, спали в одной постели, но видели разные сны.
Есть более серьезный вопрос о событиях 1989 года и их влиянии на отношения между США и Китаем, который задают не часто. По мнению таких аналитиков, как американский академик Роберт С. Росс, мнение Джорджа Буша в то время было таким, что Китаю нужна была стабильность. 6 Мир вступал в период, когда не только СССР, но и Ближний Восток были в смятении, и Соединенные Штаты не хотели добавлять Китай в это уравнение. В своем последнем ответе на войну против Ирака Буш должен был показать весьма осторожную фигуру. Он служил в Пекине в качестве главы Офиса Связи в середине 1970-х. Он хорошо знал китайских руководителей.
Его мнение было ясно, что нет смысла навязывать им изменения. Таким образом, несмотря на начальную холодность и введение торговых и туристических эмбарго, примечательной особенностью реакции на 1989 год было то, как быстро отношения между США и Китаем снова нормализовались.
Была ли у США возможность оказать большее давление на Китай в то время, когда он был явно слабым и расколотым? Могло ли это стимулировать более радикальные политические изменения, вынудить Китай пойти на уступки демократическим реформам? Соединенные Штаты часто обвиняют в том, что они потеряли Китай и вынудили его изолироваться с начала 1950-х годов.
Ведутся горячие споры о том, чья это была вина: одни заявляют, что Соединенные Штаты подтолкнули его к этой позиции из-за своей кампании по остракизму, а другие выступают за то, что у Соединенных Штатов было нулевое влияние и что Китай всегда, вероятно, занимал такую ​​позицию. После событий 1989 года существовала вероятность того, что более твердый президент США окажет давление на Китай и станет свидетелем перемен.
В конце концов, Коммунистическая партия в то время имела возможность принять это решение, отчасти из-за слабости по сравнению с Соединенными Штатами. Она понимала, что его основное внимание должно быть сосредоточено на экономическом развитии (то, о чем во многом были протесты 1989 года, с ростом инфляции и партийной коррупцией).
Она знала, что более высокие экономические показатели станут основой ее легитимности в будущем. В конце концов, основной целью ее реакции на восстановление после потрясений 1989 года было обеспечение продолжения экономического роста и благосостояния китайских граждан. Но это не сопровождалось никакими политическими реформами. В течение двух лет, с "южным туром" Дэна Сяопина в 1992 г., это обязательство было явно дано - продолжать изменять экономику, но не модель однопартийного управления.
Дэн заявил, что без реформы есть только путь к гибели. Но реформа в этом контексте означала признание ключевой роли партии, и только партии, как лучшего способа добиться этого без возвращения хаоса. Ирония заключалась в том, что таким образом 1989 год в некотором смысле укрепил однопартийное правление в Китае, а не ослабил его, хотя большинство людей в Соединенных Штатах и ​​других демократических странах в то время предполагали, что это не так.
Это сделало партию более осознающей свою смертность, более осторожной и более решительной, чем когда-либо, чтобы удержать власть любыми необходимыми средствами.
В 1990 году Дэн прямо говорил о рисках:
В прошлом году в Китае были волнения. По мере необходимости мы взяли ситуацию под контроль. Президент Буш заявил, что, если политическая ситуация в Китае станет нестабильной, проблемы распространятся на весь остальной мир с последствиями, которые трудно представить. Стабильность необходима для экономического развития, и только под руководством Коммунистической партии может быть стабильный социалистический Китай. 7
На протяжении 1990 года комментарии Дэна были сосредоточены на необходимости противодействовать иностранному вмешательству во внутренние дела и развивать экономику.
С этого момента его логика была высечена в камне: экономические улучшения сделают Китай снова сильным и могущественным, но это может произойти только при Коммунистической партии Китая. Мы можем назвать это дэнской парадигмой, и она по сей день остается главной основой политической жизни Китая.
Однако Соединенные Штаты, возможно, упустили стратегическую возможность. Несмотря на все жесткие разговоры из Пекина, КПК пережила момент экзистенциального кризиса. 1989 год глубоко ее потряс. Внутри политической элиты было много расколов.
И если Соединенные Государства действительно верили в необходимость демократизации и реформ, не могло быть лучшего момента для продвижения этого. Несмотря на все свои расчеты рисков и потенциальной нестабильности, реализация стратегии, которая в конечном итоге оказалась благоприятной для режима в Пекине, показала, что Соединенные Штаты, несмотря на их фанатизм в отношении продвижения ценностей, демократии и верховенства закона, оставались носатым игроком realpolitik в стиле Киссинджера.
Их основной расчет был основан на личных интересах, а вероятность краха Коммунистического правления в Пекине создало бы непредсказуемость и нестабильность, с которыми Соединенные Штаты не хотели иметь дело. Однако цена, которую они заплатили за свои колебания, заключалась в том, что в конечном итоге появился Китай, который был бы экономически намного сильнее, но также политически решительным, будучи убежденным в том, что Коммунистическая партия играет центральную роль в сохранении и обеспечении статуса великой державы. Спустя четверть века этот прогноз подтвердился. И теперь некоторые в Вашингтоне, столкнувшись с Китаем, который они считают с каждым днем ​​все более напористым и более уверенным, наверняка задавались вопросом, не упустили ли они момент Фукидида в 1989 году, когда они действительно могли помешать грандиозным амбициям Коммунистической партии.

Керри Браун - Идеи других стран о законе, гражданском обществе, свободе слова были отвергнуты, как «

Идеи других стран о законе, гражданском обществе, свободе слова были отвергнуты, как «непригодные для национальных условий Китая

СИ И ВАРВАРЫ

Что Си думает о внешнем мире? Что касается его карьеры, он никогда не жил за границей в течение длительного времени. Его знаменитая первая поездка в США с торговой делегацией в 1985 году, когда он останавливался в Айове, длилась всего несколько дней. И с тех пор его набеги за границу измеряются часами и днями, а не месяцами. Конечно, будучи лидером провинции Фуцзянь, он имел возможность путешествовать и побывал почти во всех штатах Австралии и некоторых странах Европы.
Но он стал лидером во многом благодаря своим способностям во внутренней сфере - лоббированию, доставке вещей на местном уровне и решению внутренних проблем - а не своим выступлениям на международной арене. Сосредоточение внимания на проблемах за границей не увеличило бы его шансы, если бы это не было связано с получением инвестиций или выгод от иностранцев в Китае.
В 2010 году Си Цзиньпин, казалось, раскрыл свое несколько двусмысленное отношение к внешнему миру, когда во время последствий международного финансового кризиса его подслушали во время визита в Мексику, когда он жаловался на иностранцев с полным животом, указывающих пальцем на Китай и обвиняющих его в бедах, которые сводились к их собственной некомпетентности. В этом смысле (и если предположить, что Си имел ввиду) его взгляды на внешний мир не сильно отличаются от взглядов многих его соотечественников - это интересно и интригующе, их культура и технологии иногда достойны восхищения, но также часто расстраивает, игнорируя их вред по отношению к Китаю, и немного неискреннии и неполноценны.
Его основная аудитория, когда он путешествует, - это не иностранцы, среди которых он проводит время, а его люди дома - и для них привлекательно видеть лидера с уверенностью и чванливостью после многих лет, когда Китай был почти невидимым в мире.
У Си определенно был большой опыт работы с иностранными компаниями и посещения иностранных бизнесменов в провинциях, где он когда-то работал. Когда он покинул Фуцзянь и переехал в Чжэцзян, который является одной из самых открытых и предприимчивых из крупных прибрежных экономик, он работал над тем, чтобы американские компании, такие как Microsoft и McDonald's, больше инвестировали в Китай.
Он одобрил маркетинговые кампании Чжэцзяна за рубежом, чтобы привлечь больше иностранных инвестиций. Он даже участвовал в некоторых поездках за границу. Но он видел внешний мир почти так же, как и все лидеры Коммунистической партии его поколения - место, которое должно было быть полезным Китаю, снабжать Китай вещами, которые ему были нужны, и так, как это устраивало коммунистов.
Но были четкие пределы. Внешний мир был источником угроз и нежелательных изменений в такой же мере, как и желаемых. Принимая во внимание его умение создавать новые технологии, создавать глобальные компании и развивать инновации, политические модели и идеи других стран о законе, гражданском обществе, свободе слова и других политических вопросах были отвергнуты, как «непригодные для национальных условий Китая».
С момента своего возведения в 2012 году на пост лидера партии, а затем на пост президента в 2013 году Си Цзиньпин ничего не сделал, чтобы изменить это представление о мире в целом. Под его руководством идеологическая рука партии издала приказы против принятия западных моделей многопартийной демократии или правовой реформы западного образца, когда суды могли бы привлекать политические власти к окончательной ответственности.
Были поддержаны идеи, которые подходят для продолжения стабильного однопартийного правления - например, развитие верховенства закона (а не более обширного «закона») и совершенствование коммерческих и экономических реформ. Но политические реформы любого рода остаются строго ограниченными. Во многих отношениях, с жесткими репрессиями в отношении инакомыслящих и адвокатов, защищающих права, ситуация еще более ухудшилась со времен Ху. Например, по-прежнему действуют строгие ограничения в отношении Интернета и связи Китая с внешним миром. Образ мышления Си лучше всего можно описать фразой, использовавшейся во времена Дэна: «когда кто-то открывает окно, чтобы впустить немного воздуха, туда влетают и мухи».
Таким образом, взгляд Си на внешний мир является стратегическим и твердым. Он должен быть достаточно открыт для мира, чтобы позволить прийти хорошим вещам, которых хочет партийное государство, предотвратить проникновение плохих вещей и обеспечить четкое очерчивание границ между двумя. Это позитивное отношение к сторонним компаниям, которые хотят инвестировать и передавать новые технологии другим компаниям Китая, но гораздо менее позитивное на то, чтобы транснациональные корпорации могли получать огромную прибыль внутри страны. Китайское правительство при Си Цзиньпине оказало поддержку юристам по коммерческим вопросам, работа которых, как считается, создает более сильную и предсказуемую экономическую среду.
Но к юристам, занимающимся политическими и социальными вопросами, отношение не такое теплое. Их работа рассматривается как вызов легитимности Партии, представляющий для нее угрозу. Многие из них подвергаются преследованиям с 2014 года. Этот принцип четкого выбора между желаемыми и нежелательными элементами внешнего мира и соответствующего обращения с ними лежит в основе внешней политики, которую он спонсирует.
Его сопутствующая стратегия заключается в использовании тех стимулов, которые сейчас есть у Китая с точки зрения возможностей, которые исходят от его растущего внутреннего рынка и его привлекательности для иностранцев, а также его растущего интереса к международным вопросам, для привлечения таких иностранных идей, партнерских отношений и субъектов, которые Коммунистическая партия, окружающая его, считает, что Китаю нужны такие, которые принесут стране ощутимые выгоды в выполнении ее исторической миссии по обретению статуса великой державы.
Лучше всего это можно выразить одним предложением: Си хочет отношений с внешним миром на условиях Китая.

ЗОНАЛЬНЫЙ МИР

По мере того как в 2017 году Народная Республика приобретает статус великой державы и расширяет свои связи с внешним миром, Си Цзиньпин четко сформулировал - гораздо больше, чем любой предыдущий китайский лидер, - роль, которую его страна играет в мире, и чаяния Китая. Став лидером Китая, он наметил мир зон: области интересов, частично руководствуясь принципами внешней политики Китая, унаследованными им со времен Мао и далее, и определяемыми движущими силами этой политики, которые я изложил в главе 1.
На все это влияют источники советов и предложений, описанные выше. Все это вместе создало современное мировоззрение, в котором Китай находится в качестве нового типа срединного царства, из которого исходят ораторы, связывающие его с делами других через определение общих угроз, общих интересов и общих проблем.
Некоторые из них ощутимы, например, уровень инвестиций, наличие прочных диаспорных связей или политическая общность.
Что касается последнего из этих вопросов, ситуация в Китае необычна; у нее нет полных договорных союзов с другими странами, кроме Северной Кореи, и только четыре другие страны разделяют ее политическую модель - Лаос, Вьетнам, Северная Корея и Куба. Почти со всеми этими «союзниками» его отношения часто бывают противоречивыми; по иронии судьбы, худшее из них - со страной, с которой (по крайней мере, на бумаге) Китай имеет самые общие связи:
Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР). Позже мы вернемся к этому вопросу о взглядах Китая на союзы, а также на выгоды и бремя, которые они несут.
Для Пекина, по крайней мере, если вы послушаете слова Си Цзиньпина и окружающих его людей, есть четыре четкие зоны. Нигде на земле нельзя сказать, что это место не имеет значения для Китая. Даже удаленные, как будет объяснено ниже, Арктика и Антарктика начали фигурировать в китайском стратегическом мышлении. Но в этих отношениях есть уровни интенсивности. Это зависит от глубины и разнообразия экономических связей, степени интересов безопасности и потенциальных конфликтов, а также от способов, которыми другие партнеры могут поставлять Китаю то, что ему нужно - от ресурсов до технологий и дипломатической поддержки в ООН по таким вопросам, как споры о Восточно-Китайском море или Тайваня.
Наконец, существует простая проблема географической удаленности. Страны, расположенные физически ближе к Китаю, неизбежно будут иметь для него большее значение, чем страны, находящиеся дальше, из-за логистических или территориальных проблем.
Проще говоря, страна, которая имеет высокий уровень торговли с Китаем, общие, пересекающиеся интересы безопасности с точки зрения мощи ее вооруженных сил и масштабов ее союзов, сильных технологий, интеллектуальных активов и географической близости, будет иметь большее значение для Китая, чем где-нибудь с низким уровнем торговли, небольшим количеством общих интересов или проблем безопасности, ограниченными технологиями или интеллектуальными активами и географически удаленная.
Конечно, ни одна страна не занимается этими крайностями; нигде нет всего, чего хочет Китай, и все фигурирует в некоторой степени в списке желаний и требований Китая - даже в таком отдаленном от него месте, как Исландия. Но большинство стран могут быть расположены в спектре, где каждый фактор, изложенный выше, может быть подсчитан и дана приблизительная оценка его важности для Китая.
В зоне 1, ключевой, единственные обитатели - Соединенные Штаты.
Соединенные Штаты, безусловно, являются важнейшим приоритетом внешней политики Китая с 1970-х годов. Совет Дэн Сяопина в 1978 году заключался в том, чтобы постоянно держать самую могущественную страну в мире в стороне и не допускать, чтобы Китай вступал с ней в прямую конфронтацию. США - та страна. Их экономическая мощь важна для Китая, и это его крупнейший экспортный рынок. Но это также и его величайший конкурент в сфере безопасности, поскольку вооруженные силы СЩА технически намного опережают Китай и потребляют в три-четыре раза больше, чем у Китая.
У них есть союзники по договору, окружающие Китай, от Японии до Филиппин, Индонезии и Австралии. Они также обладает многими технологическими и интеллектуальными активами, которых Китай больше всего желает - будь то через такие компании, как Apple, или за счет своего доминирования в качестве производителя интеллектуальной собственности. Как одна из тихоокеанских держав, Соединенные Штаты, как ясно дал понять Си Цзиньпин во время встречи с президентом Обамой в 2014 году в Саннилендсе в Калифорнии, являются частью той же зоны, что и Китай, несмотря на то, что их побережья разделены обширным водным пространством.
Вторая зона занята комбинацией региональных держав, некоторые из которых входят в Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), а некоторые - в инициированную Китаем Шанхайскую кооперацию(ШОС) и некоторые из них подпадают под новую рубрику Дорожная инициатива(BRI).
Что касается этих стран, которых в общей сложности около 60, большинство из них географически находятся в пределах того, что Китай мог бы назвать своей «зоной стратегических интересов». Почти у всех из них Китай является крупнейшим или вторым по величине торговым партнером, и они действуют как важные рынки - по крайней мере, если рассматривать их вместе - для китайских экспортных товаров.
Но они также являются поставщиками ресурсов, от энергии до полезных ископаемых.
Для многих стран в этой зоне, таких как Сингапур, Малайзия и
В Индонезии также существуют прочные этнические связи с диаспорой, прослеживающей происхождение их семей до Китая, многих членов которых с 1978 года просили помочь в процессе реформ и открытости за счет инвестиций, предоставления интеллектуальной собственности и предоставления источников дохода в зарубежных странах.
В третьей зоне находится Европейский Союз (ЕС). Сочетая (в настоящее время) 28 государств-членов с населением, приближающимся к 450 миллионам и одним из самых высоких уровней дохода на душу населения в мире, ЕС имеет значение для Китая как рынок и его крупнейший торговый партнер, а также является вторым партнером по объему экспорта после США. Но помимо этой экономической связи, возможно, существует еще более важная проблема - тот факт, что ЕС, безусловно, является крупнейшим партнером по передаче технологий через такие компании, как Volkswagen и Siemens, и через огромное количество университетских связей по всей Европе.
Китай отправил десятки тысяч студентов в ЕС, особенно в Соединенное Королевство, и в последние годы он инвестировало большие средства в этот регион, который, по сравнению с США, менее политически спорный для его деятельности. Культурные ценности ЕС также вызывают огромное восхищение. Но, тем не менее, он не играет большой роли в взглядах Китая на безопасность, ставя его на третью позицию после региональных партнеров, упомянутых выше.
В четвертой зоне есть такие регионы, как Ближний Восток, Латинская Америка,
Америка и Африка.
Для этих мест главным интересом Китая является поставка необходимых ему ресурсов и возможность делать инвестиции, а также некоторая дипломатическая поддержка (например, по Тайваню или по вопросам, имеющим значение для Китая, например, когда его осуждают за нарушения прав человека в ООН). Бразилия, Саудовская Аравия и Иран являются основными поставщиками железной руды, нефти или драгоценных металлов. Для этих стран может быть одна конкретная вещь, в которой Китай заинтересован в получении от них, и на основе этого он готов построить нарратив взаимодействия.
Иногда это было за счет идей, импортированных извне, например, через коллектив БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка). Или это можно было угадать из визитов высокого уровня, во время которых Китай награждает за " стратегические отношения » страны мира (в настоящее время их более 50). Для четвертой зоны интересы Китая сочетаются с явным стремлением избежать политических обязательств. На Ближнем Востоке, как мы увидим в главе 4, но также В Африке и, в некоторой степени, в Латинской Америке он действует в терминах желания «беспроигрышных выгод» и фикции отказа от обязательств.
Китай Си Цзиньпина не заинтересован в связывании союзов или в том, чтобы его вытесняли в положение мирового полицейского в ожидании - хотя, как будет показано в главе 3, его обязательства, вероятно, станут более сложными в период президентства Трампа с 2017 года, которое угрожает быть более изоляционистским и нетерпимым по отношению к Китаю, который должен играть более сильную роль в сфере безопасности в тех областях, где он в настоящее время считается нахлебником.
При Си Цзиньпине стратегия заключалась в том, чтобы прикрепить определенный ярлык к каждой из этих «зон» отношений. Модель с Соединенными Штатами была названа новой моделью отношений между основными державами. Разные страны вокруг Границы Китая были охвачены идеей Пояса. ЕС, Си предоставил статус «цивилизационной державы». И, наконец, Си еще предстоит сформулировать всеобъемлющее описание, хотя некоторые области действительно включены как часть BRI (например, Ближний Восток).
Хотя в прошлом Китай был счастлив представить себя лидером Третьего мира, термин для развивающихся стран, который он создал в 1960-х годах, чтобы противопоставить себя Первому миру (который был связан с Соединенными Штатами) и Второму миру (бывший мир СССР согласно Си Цзиньпину 73 и некоторые восточноевропейские страны), в противоположность этому теперь Соединенные Штаты, ЕС и страны региона связываются в структуру, резюмированную выше. Остальной мир сейчас находится в несколько менее определенном положении в отношении взглядов Китая на него.

Керри Браун - Вплоть до 2000-х годов Китай исторически никогда не размещал капитал за границей

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ: ОСТРЫЙ КОНЕЦ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Существует одно существенное различие между Китаем в 2017 году и Китаем, существовавшим 60 лет назад, помимо очевидных проблем, связанных с размером ВВП страны и ростом ее внутреннего благосостояния. Вплоть до 2000-х годов Китай исторически никогда не размещал капитал за границей. Его меркантилистское поведение означало, что он накапливал капитал - до такой степени, что в середине девятнадцатого века во всем мире ощущалась нехватка серебряных слитков из-за того что Китай требовал, чтобы его экспорт шелка, специй и других товаров оплачивался серебряными монетами. Как только он зарабатывал эти монеты, он не использовал их для импорта.
Когда император Цяньлун дал отпор Делегации Макартни в 1793 году, по крайней мере, он был честен; Китай действительно считал, что ему не нужны европейские производства. Он просто хотел накопить большое количество богатства в своей казне в Пекине.
В эпоху раннего капитализма китайские компании были мелкими ремесленниками, семейными торговцами. Они не фигурировали в качестве международных игроков. В то время как иностранные компании, такие как Standard Chartered и Royal Dutch Shell в конце девятнадцатого века начали работать в Китае, открывая там офисы в концессиях и создавая сети поставок и продаж. Взаимного движения китайских компаний за границу не было. В Китае просто не было субъектов, которые могли бы размещать капитал на международном уровне.
Крупные государственные компании были созданы с простым пониманием того, что они действовали по советской модели, нанимая огромное количество людей для производства товаров на основе централизованных планов, которые либо продавались внутри страны, либо отправлялись за границу, в основном другим коммунистическим партнерам, а центральное государство сохраняло полученные доходы и перераспределяло часть прибыли обратно предприятиям в рамках утвержденной центральной субсидии.
Эти госпредприятия были огромными предприятиями, действующими как рабочие единицы (знаменитый данвэй), с огромными социальными, а также экономическими функциями, нанимая, обучая и поддерживая людей от рождения до смерти.
Они выглядели как мини-государства внутри государств и были в такой же мере средством социального контроля, как и средства материального и экономического развития.
Сотрудники наслаждались благополучием и трудоустройством на протяжении всей жизни от колыбели до могилы, при этом рабочие подразделения даже давали разрешения на вступление в брак, рождение детей, выбор предмета обучения, если они поступили в университет, и последующие планы карьеры. 7 Государственные предприятия не являлись прямыми участниками процессов за пределами Китая. Они не фигурировали ни в качестве инвесторов, ни в качестве клиентов. Только в эпоху после 1978 года они начали выступать в качестве потенциальных партнеров для транснациональных компаний, которым впервые было разрешено прийти в Китай.
А затем постепенно те, кто сосредоточился на ресурсах, начали появляться на крошечных международных рынках, вкладывая небольшие суммы, обычно через Гонконг. Незначительные суммы постепенно росли вплоть до конца 1990-х годов, когда государственные предприятия претерпели коренные реформы, сократили огромную рабочую силу, отказались от большей части социального обеспечения, в котором они исторически участвовали, и все больше подвергались воздействию рыночных сил.
Параллельный, но изначально гораздо меньший процесс появления негосударственных компаний также имел место, так что к 2005 году, согласно отчету Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), После вступления Китая в ВТО в 2001 году его внешние инвестиции начали расти. Их доля в глобальных потоках прямых иностранных инвестиций оставалась небольшой, но в области ресурсов, сырьевых товаров, сырья и энергии они были заметны.
Такие компании, как PetroChina, Sinopec и China National Offshore Oil Corporation (CNOOC), в частности, стала игроком на таких рынках, как Африка и Латинская Америка. Сама новизна того, что китайские госкомпании внезапно сыграли эту роль, вызвала множество комментариев и жарких споров. В 2005 году небольшая американская энергетическая компания Unocal стала объектом интереса CNOOC.
Но еще до того, как было объявлено официальное предложение, китайская компания вышла с рынка, пораженная яростной реакцией политиков в
Вашингтоне, особенно в Конгрессе, который угрожал пресечь любую попытку продолжить. Во время мирового финансового кризиса 2007-8 годов раздались громкие заявления о том, что Китай «скупает мир».
Но, как стало ясно из более оптимистичных голосов, странность заключалась не столько в том, что прямые внешние инвестиции Китая становились заметными, сколько в том, что одна из крупнейших экономик мира оставалась таким маленьким игроком в этой области.
Единственной компанией, которая представляла все сложные вопросы китайских внешних инвестиций, была телекоммуникационная компания Huawei. Эта компания объединила в себе хорошее, плохое и уродливое в восприятии Китайских денег за границей. В Африке ее считали техническим партнером, источником новых возможностей для сотрудничества, позитивной силой. В Соединенном Королевстве изначально к ее роли относились нейтрально, и компания взяла на себя крупный контракт на поставку для Бритиш Телеком. Huawei работала в Германии и начала активно работать в США и Латинской Америке. Но опасения по поводу связей между ней и Народно-освободительной армией и службами безопасности сохранялись - в основном потому, что ее основатель, Жэнь Чжэньфэй, начинал как офицер НОАК.
«Хорошая» сторона Huawei с точки зрения восприятия заключалась в том, что это была подлинно китайская компания, которая была современной, ориентированной на внешний рынок и работала в быстро развивающейся области технологий, вдали от стереотипа ресурсоориентированной и лишенной активов, блатной шарашки внутри страны.
Журналист Financial Times Джеймс Киндж описал эту модель в своей книге в 2006 году - покупка сталелитейного завода китайской компанией в Германии закончилась оптовым перемещением оборудования, приобретенного корпорацией, в Китай. Китайские компании, использующие эту модель, рассматривались как просто изымающие активы с целью переноса технологий, в которых они остро нуждались, домой, неспособные создать местные рабочие места, работать в качестве долгосрочных внешних партнеров и играть позитивную роль для белых. 9 Компания Huawei была другим - партнером для более тесного сотрудничества, который действительно внешне выглядел точно так же, как Apple, Deutsche Telekom или AT&T. Но по мере развития компании опасения по поводу ее связи с
Китайским государством начало расти.
The Sunday Times в 2009 году утверждала, что Huawei не удалось увеличить свою долю на рынке Великобритании из-за проблем с безопасностью. 10 Ситуация не улучшилась, когда пару лет спустя ей фактически запретили участвовать в торгах на австралийский национальный широкополосный проект. 11 И, несмотря на то, что на лоббирование в Соединенных Штатах было потрачено более 200 миллионов долларов США, компании не разрешили инвестировать там или участвовать в торгах на крупные контракты. Huawei наняла высокопоставленных международных деятелей в свой международный совет директоров и иностранных руководителей высшего звена.
Но опасения, что это троянский конь, поглощающий информацию в телекоммуникационном секторе, которую он обязан сообщать своим политическим властителям в Пекине, не исчезнут легко. Фиксируется, что существуют затраты на китайские внешние инвестиции, которые выходят за рамки простых вопросов создания рабочих мест, прибылей и убытков.
Таким образом, в 2017 году китайские госкомпании будут играть значительную роль во внешней политике Китая. У них есть активы, сотрудники и интересы за границей, которые необходимо защищать. Китайские националисты и военные могут резко выступить против нападения на Японцев, жителей Северной Америки или европейцев, но у китайских компаний разные приоритеты, особенно когда речь идет об их прибыли и процветании. В государственных компаниях Китая есть президенты, которые входят в состав Центрального комитета коммунистической партии Китая (КПК).
Высокопоставленные китайские лидеры, такие как Чжан Гаоли, вице-премьер и постоянный представитель ЦК партии с 2012 года - выходец из государственного энергетического сектора.
Многие другие создали сети и прочные связи с государственными компаниями за время своей карьеры в провинции, и они сыграли важную роль в обеспечении экономического роста, позволив им достичь поставленных целей по продвижению по службе. Все более значительная часть этого роста происходит либо за счет экспорта на внешние рынки, либо за счет прямых инвестиций на эти рынки. Уже по одной этой причине их голос имеет значение, и это способствует развитию внешней политики. Они серьезно заинтересованы в том, чтобы Китай имел позитивные отношения с внешним миром. Таким образом, деловые круги Китая видят источники прибыли не только внутри страны.
Внешний мир тоже имеет для них все большее значение, и это делает их ключевыми заинтересованными сторонами в развитии Китая и формулировании внешней политики.
Точно так же в этом контексте начали появляться негосударственные компании. Их роль новаторов, работодателей и производителей ВВП, наличие хороших сетей поставок за рубежом, рынки для экспорта и технологических партнеров приобретают для них все большее значение. Как пояснил экономист и академик Яшэн Хуан в середине 2000-х годов, простой факт заключается в том, что для многих китайских предпринимателей, когда государственные компании предоставляют им несправедливые монополистические условия внутри страны, работать за пределами Китая часто проще, чем пытаться делать что-то внутри страны. 12 Фигуры вроде Джека Ма (Ма Юнь), бывшего учителя английского языка из Ханчжоу в чрезвычайно предприимчивой провинции Чжэцзян, основавшего интернет-компанию Alibaba, являются мальчиками-плакатами для китайского негосударственного сектора. Через листинги своих компаний на зарубежных рынках в Лондоне или Нью-Йорке, или благодаря созданию рынков сбыта или сетей на международном уровне, эти цифры часто превышают доходы китайских политических лидеров.
Ма Юнь угощает публику в таких местах, как Давос с его напористой, быстро говорящей деловой мудростью. Китайские частные компании имели гораздо меньшее значение, чем крупные государственные компании (например) в Австралии - до тех пор, пока с кризисом ресурсов в 2014 году они не стали становиться гораздо более важными, работая в агробизнесе, финансах или других областях технологий, которые показали перспективы роста намного лучше, чем у меди, железной руды или стали.
У китайских негосударственных компаний, в отличие от их государственных эквивалентов, действительно есть одна проблема с защитой своих взглядов и интересов: то, как китайское правительство продвигает интересы страны за рубежом. В то время как высшие руководители государственных компаний назначаются Организационным отделом КПК (и, следовательно, фактически являются политическими назначенцами), лидерам негосударственных организаций Китая не разрешалось даже вступать в партию до 2002 года.
Даже после этого момента было трудно понять, как они представлены в политической системе, несмотря на их желание стать членами партии.
Единственное место, где они могли бы высказаться, - это Народный консультативный конгресс Китая (КПСС), орган, объединяющий в себе общественных, артистических и беспартийных деятелей и созданный на основе Объединенного фронта, созданного партией в 1940-х годах чтобы претендовать на то, чтобы быть действительно представительным в китайском обществе.
Однако для этого органа важно то, что ключ к разгадке содержится в названии - это консультативный орган. У него нет реальной исполнительной власти. Изредка якобы предприимчивые фигуры, такие как Чжан Жуйминь из компании Haier, принадлежащей гибридным производителям бытовой техники, занимали место заместителя в Центральном комитете. Но загадка заключается в том, почему, несмотря на рост значения частных компаний для экономики и риторику, которую правительство уделяет развитию и важности этого сектора (из-за его гораздо более высоких показателей в создании интеллектуальной собственности и высоких уровнях прибыли), так мало его членов имеют избирательные права в системе и имеют видимый голос в областях, представляющих значительный политический интерес, особенно в областях, связанных с внешней политикой.

Керри Браун - Китай вынужден занять положение глобальной сверхдержавы гораздо раньше, чем хотел, ис

Керри Браун - Китай вынужден занять положение глобальной сверхдержавы гораздо раньше, чем хотел, исключительно из-за безответственности США

11 сентября и развал

Прежде чем перейти к специфике Си Цзиньпина и эпохе, в которой он доминирует, необходимо учесть две заключительные идеи, которые необходимо учесть во внешнеполитическом мышлении Китая. Первая из них включает позицию, предложенную Цзян Цзэминем на рубеже тысячелетий, когда он говорил о 20-летней эре стратегических возможностей. Цзян говорил о роли Китая в его подготовке к вступлению в ВТО и проведению ряда сложных внутренних реформ. Как пояснили некоторые комментаторы, это во многом зависело от использования иностранной конкуренции и участия для стимулирования изменений в Китае, а также от изучения возможностей извлечения выгоды для Китая за пределами страны.
После атак 11 сентября на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке в 2001 году прекратила свое существование эра раздоров между Соединенными Штатами и Китаем, который пришел в ярость 1 апреля 2001 года после столкновения американского самолета-разведчика и китайского истребителя в воздухе недалеко от побережья южного Китая. У Вашингтона был более новый, гораздо более неотложный приоритет, и он решил вместо этого начать войны в Ираке и Афганистане. Эта эпоха отвлечения внимания принесла Китаю непредвиденные выгоды. Зловещие высказывания Соединенных Штатов, которые изображали Китай как постоянно растущую угрозу в 90-е годы, утихли; Джордж Буш, проведший свой первый год в офисе, подвергая критике Пекин, стал использовать гораздо более дружелюбный тон.
Цзян подразумевал, что эта эра относительной гармонии закончится.
Но по крайней мере до начала третьего десятилетия двадцать первого века у страны была возможность преследовать свою главную цель - обогатить себя, стабилизировать внутреннюю ситуацию и обеспечить устойчивую основу для того, что лидеры назвали '' совершенствовать современность »в стране. Неудивительно, что для такой долгосрочной идеи она была уязвима для ряда внешних сил. Две вещи, в частности, несомненно, сыграли важную роль. Первая, более позитивная (по крайней мере на первый взгляд) для Китая, заключалась в том, что его экономический подъем был намного быстрее, чем кто-либо ожидал. Вступление в ВТО высвободило огромные силы производительности, которые продолжали действовать в течение следующего десятилетия.
Не сложно понять Китай, ВТО казалась огромным мотиватором, находкой для тех, кто хотел повысить производительность труда в стране и знал, что единственный способ сделать это - привлечь внешние компании, чтобы поднять настроение вялым, неэффективным местным компаниям. Таким образом, возможно, намного быстрее, чем предсказывали даже самые оптимистичные лидеры Китая, страна стала крупным глобальным экономическим игроком с новыми рынками, деловыми контактами, связями и связанным с ними значением далеко за ее пределами.
Но была и вторая, менее позитивная проблема - беда, которую внешний мир нанес себе во время и после глобального экономического кризиса 2008 года. Таким образом, по мере того, как Китай добивался большего успеха, экономики Соединенных Штатов и ЕС ослабевали. Эпоха стратегических возможностей, когда Китай сохранял сдержанность, сосредотачивался на своих проблемах и просто выжидал, закончилась задолго до крайнего срока 2020 года. Доминирующим образом мышления в Пекине было сосредоточение внимания на вопросах, непосредственно отвечающих национальным интересам страны - будь то дипломатические, экономические или военные.
Таким образом, Китай в целом через ООН не инициировал ничего, что не имело к нему прямого отношения, и имел тенденцию следовать за руководством других (с момента своего вступления в должность в 1971 году Китай применял свое вето только семь раз, в то время как США - более 40. Из этих семи раз он действовал в одностороннем порядке только в четырех). 24
Благодаря этой очевидной пассивности он заработал репутацию нахлебника до такой степени, что в 2005 году Роберт Зеллик, официальный представитель США, потребовал в разговоре с Национальным комитетом по отношениям между США и Китаем, чтобы он стал «ответственной заинтересованной стороной» и гораздо больше вовлекался в международные дела, занимая позицию не только по вопросам, близким к нему, как Северная Корея и управление международным финансовым сектором, но и по более глобальным вопросам:
Китай большой, он растет и в ближайшие годы будет влиять на мир. Для Соединенных Штатов и всего мира главный вопрос - как Китай будет использовать свое влияние?
Чтобы ответить на этот вопрос, пора выйти за рамки нашей политики, открывающей двери для членства Китая в международной системе: мы должны призвать Китай стать ответственным участником этой системы. 25
Нравится вам это или нет, но теперь Китай стал мировой державой. Китайские лидеры сделали все возможное, чтобы противостоять втягиванию в эту разоблаченную позицию: стали свидетелями яростных опровержений предложенного G2 (США и Китай), который начал появляться в 2009 году.
Но с 2010 года, когда он стал второй по величине экономикой мира, было невозможно продолжать представлять себя слабым и уязвимым игроком, которого лучше всего оставить в преддверии глобальных действий.
Решение Соединенного Королевства покинуть Европейский Союз, создавая пространство для растущей разобщенности, и президентство Трампа в Соединенных Штатах, знаменующее эру более меркантилистского, изоляционистского поведения якобы единственной оставшейся сверхдержавы в мире, только подчеркнули это чувство, что Китай был вынужден занять ответственное и известное положение гораздо раньше, чем он когда-либо хотел, исключительно из-за безответственности других, ранее доминирующих партнеров.
В 2009 году, частично отвечая на это, Дай Бинго, государственный советник и в то время самый видный внешнеполитический чиновник в Китае впервые изложил «основные интересы» страны. Они были тройными: «номер один [:] - поддерживать свою фундаментальную систему и государственную безопасность; далее - государственный суверенитет и территориальная целостность; и в-третьих, постоянное стабильное развитие экономики и общества ». 26
Оно было в высшей степени общим, но сообщение было ясным. Взаимодействие, которое было направлено на подрыв выбора Китаем политической модели и предусматривало некоторую попытку реформировать или изменить ее, было заявлено как фундаментально противоречащее его интересам. В последующие годы были сделаны еще более резкие заявления, осуждающие попытки Запада бросить вызов, соблазнить или иным образом попытаться изменить внутриполитический выбор Китая; государственный суверенитет и территориальная целостность, связанные с вопросами Тайваня, Тибета, Синьцзяна и оспариваемого Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей. Третья касалась его растущих зарубежных экономических интересов. Даже снисходительный наблюдатель не мог не расценить это как несколько корыстный список требований.
Примечательно, однако, что это самое близкое из того, к чему лидер элиты в последнее время подошел к очерчиванию в рамках единой концепции целостной китайской философии взаимодействия с внешним миром.

ИНСТРУМЕНТЫ

В этом обзоре есть еще один последний вопрос, на который следует обратить внимание. Обозначив предысторию своей позиции во внешней политике и основные идеи в ее дипломатическом мышлении, было бы лучше всего закончить попыткой описать практические инструменты, которыми обладает Китай - или любая другая страна, если на то пошло - в своей внешней политике. В то время как правительства обладают высокой степенью контроля и полномочиями в инициативе по внутренним вопросам (и даже с этим преимуществом часто борются), их полномочия неизбежно быстро сокращаются с вопросами, лежащими за их пределами: рычаги контроля уменьшаются.
Тогда это становится выбором между моральным убеждением, экономическими стимулами или, в худшем случае, военной силой, чтобы добиться своего, и все это сопряжено с высокой степенью неопределенности и риска. 27
В эпоху маоизма у Китая было мало дипломатических союзников.
У него было мало связей с внешним миром с точки зрения логистики, передвижения людей и торговли. Теперь это изменилось. В следующих областях у него есть свои особые интересы, а также способы, которыми он уязвим перед силами и проблемами за пределами его границ, но также может оказывать на них влияние по-новому. Это дало ему осязаемые интересы, которые он должен защищать, и новые способы взаимодействия с остальным миром:
ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ ИНВЕСТИЦИИ:
с 1978 года Китай разрешил въезд иностранному капиталу в страну, а с тех пор, как были приняты принципы внешней политики Китая - с 2000-х годов - продвигает кампанию «выхода на улицу», в рамках которой ее собственные государственные и негосударственные компании работают в остальном мире. В 2014 году Китай был крупнейшим получателем прямых иностранных инвестиций в мире. Но также, что более примечательно, Он инвестировал в Европу, США и Австралию, покупая такие компании, как Weetabix в Великобритании, Volvo в Швеции и Standard Bank в Южной Африке.
Он приобрел акции таких разных компаний, как BP и Tesco, но также через Huawei и ZTC стал крупным игроком в сфере технологий - и, учитывая соображения безопасности, весьма спорным. Он стал крупным инвестором в сектор ресурсов и агробизнеса в Австралии и Латинской Америке, а также в энергетический сектор на Ближнем Востоке. Инвестиции были важной частью экономики Китая и новым аспектом его влияния.
ДВИЖЕНИЕ ЛЮДЕЙ.
Как уже упоминалось, между 1949 и 1978 годами очень мало людей путешествовали в Китай и за его пределы. Во многих отношениях это была закрытая страна. Доступ был очень трудным, что означало что только несколько европейцев или Североамериканцев проникли внутрь, и еще меньше китайцев выехали за пределы страны. Однако только в 2014 году китайцы совершили 100 миллионов индивидуальных поездок туристов, ученых, деловых людей и официальных лиц.
Они стали крупнейшими покупателями роскошных магазинов в Париже и Нью-Йорке, и источником огромных туристических возможностей - настолько, что для них были созданы целые торговые центры в таких местах, как Бистер в Англии. Люди из Китая также фигурировали в качестве высококвалифицированных рабочих-мигрантов вАфрике, студентов в Соединенном Королевстве, Соединенных Штатах и Австралии.
Связи между людьми приобрели собственную динамику, когда китайцы стали заметно появляться в жизни людей в качестве студентов, клиентов и посетителей, чего раньше никогда не было. Но это также означало, что китайское правительство стало отвечать за те же требования заботы о своем народе за границей, что и западные правительства: 36000 китайцев пришлось репатриировать из Ливии во время восстания там в 2011 году, а один китаец был трагически убит террористической группой Даеш на Ближнем Востоке в конце 2015 года после взятия в заложники. За последнее десятилетие Китаю пришлось организовать 15 крупных спасательных операций, в том числе в Йемене, Ираке, Ливии и Сирии.
ВОЕННЫЕ АКТИВЫ:
с 2000 года расходы Китая на военные нужды росли в геометрической прогрессии, более 80 процентов представленного вооружения было новым. Китай начал вводить новшества, создав собственный истребитель-невидимку J-20 и собственный авианосец. Он построила свой первый зарубежный военный объект в Джибути у восточного побережья Африки и впервые в истории создала надежный военно-морской потенциал для защиты своих заграничных граждан и важнейших торговых путей.
КУЛЬТУРНЫЕ АКТИВЫ:
миллионы людей начинают изучать китайский язык, пытаются посетить и понять Китай и познакомиться с различными формами его культуры. Культурные ценности Китая, ее история, язык, литература и люди отчасти стали средством, с помощью которого китайское правительство (и другие деятели из Китая) могут продвигать более благоприятные и полезные образы страны за рубежом, что притупляет создаваемые своей политической системой негативные впечатления.
Были ожесточенные споры о том, насколько тщательно и стратегически это было продумано. Что является бесспорным, так это то, что «мягкая сила» Китая и правительственные сообщения действительно повлияли на международный имидж и представления о роли Китая в мире, его важности и потенциале.
Эти проблемы являются источником жесткого и мягкого влияния внутри Китая, но они также являются новым средством, с помощью которого посторонние могут влиять на страну. Ситуация сейчас очень динамичная. Многие из вышеперечисленных вопросов будут фигурировать в следующем рассказе о внешней политике Китая во втором десятилетии двадцать первого века.
Они показывают, что во многих отношениях, несмотря на все разговоры о большой стратегии и рамках, китайской внешней политике часто приходилось связывать себя с защитой или поддержкой очень практических вопросов. Поэтому во-первых, важно взглянуть на сеть и людей, составляющих основу этой системы защиты и влияния, и попытаться ответить на вопрос о том, как они видят внешний мир, как они разрабатывают политику по отношению к нему и как они видят в ней будущую роль своей страны. Прямо в центре находится фигура нынешнего генерального секретаря КПК и президента КПК КНР - Си Цзиньпина.

Принц Уэльский - В природе есть здравый смысл: все перерабатывается и используется повторно и нет от

Принц Уэльский - В природе есть здравый смысл: все перерабатывается и используется повторно и нет отходов

Циркулярная экономика

Наша планета и ее экосистемы проходят через циклы, например круговорот воды и углеродный цикл. Почва разрушает растительные остатки и превращает их в питательные вещества, необходимые для выращивания новых растений. В природе есть здравый смысл: все перерабатывается и используется повторно и нет отходов.
Однако в современных обществах наш примитивный способ ведения дел часто строится скорее по прямым линиям, чем по петлям. Мы берем ресурсы, производим продукты, используем их и часто выбрасываем их в отходы, которые попадают на сушу, в атмосферу и океаны, не возвращая ресурсы, использованные для их производства.
Это не только тратит впустую ограниченные ресурсы Земли, такие как алюминий и железо, но также расходует энергию и приводит к более высокому загрязнению, чем если бы мы действовали более естественным, круговым способом. Обладая новыми технологиями, разрабатывая новые продукты и планируя будущее без отходов, мы могли бы создать «круговую экономику».
Циркулярная экономика скопирует природу и покончит с идеей отходов, вместо этого рассматривая все, чем мы сейчас располагаем, как ресурс, с помощью которого можно производить новые продукты. Компании в некоторых секторах делают огромные успехи в воплощении этих идей в жизнь, включая производство топлива из промышленных отходов, которые образуются при производстве бумаги и которые в противном случае были бы выброшены впустую.

Питер Бэйн - 0,3% американцев - это наименьшая доля населения, посвятившего себя сельскому хозяйству

Питер Бэйн - 0,3% американцев - это наименьшая доля населения, посвятившего себя сельскому хозяйству в истории мира

Кто я на ферме?

Сегодня лишь 0,3% американцев и 2,2% канадцев получают свой основной доход от сельского хозяйства1. Это наименьшая доля населения, посвятившего себя сельскому хозяйству в истории той или иной страны в истории мира. Ни одно другое общество не сделало нашу основную связь с землей и получение средств к существованию такой маргинальной специализацией. Являемся ли мы, как провозглашают экономисты и пророки прогресса, более развитыми и более эффективными, освобождаем ли мы труд от тяжелой работы в сельском хозяйстве для выполнения более сложных и полезных задач в промышленности или творческих профессиях? Или мы настолько потеряли себя в плену машинного городского концлагеря, что пожертвуем ему всем - качеством нашей еды, нашим здоровьем, землей и даже самой нашей душой?

Динамика современной экономики, в которой крупномасштабное производство стало доминирующим за счет субсидирования ископаемой энергии, действительно превратила сельское хозяйство в маргинальное занятие на нижнем краю системы - грязную и опасную первичную отрасль, сродни горнодобывающей, лесозаготовительной и т. Д. . Обширные просторы прерий Соединенных Штатов и Канады поддались механизированному земледелию, так что для управления владениями в тысячи акров требуется всего несколько человек.

Разумеется, статистика о сельском хозяйстве как о занятии скрывает многие способы сокрытия работы миллионов людей, поэтому «эффективность» и «прогресс» наших высокотехнологичных обществ можно рассматривать как артефакт идеологии, а также признак социальной эволюции. Все больше и больше продуктов питания импортируется в Северную Америку из других стран мира, где они выращиваются азиатскими, африканскими, латиноамериканскими, карибскими или европейскими фермерами, как правило, на небольших фермах и с большими затратами труда.

Даже в пределах наших границ настоящая еда, выращиваемая здесь, то есть богатая питательными веществами пища, поддерживающая наше здоровье, такая как фрукты и овощи, собирается и обрабатывается иммигрантской рабочей силой мексиканцев, ямайцев, сальвадорцев, гаитян и других обездоленных фермеров с юга. Даже в нашем богатом обществе сегодня у нас на много миллионов больше фермеров, чем мы думаем.

(фото: Садоводы есть везде и везде. [Источник: верхний ряд, слева направо: USDAgov через Flickr, Стивен Форрест, Си-Минг Ли через Flickr; нижний ряд, l – r: ^ W ^ via Flickr, Джон Глэвис, Питер Хеллберг]

Наиболее богатая питательными веществами пища, которую едят в США и Канаде, собирают рабочие-мигранты, часто без документов. [Кредит: Боб Ягендорф]

Сегодня почти половина всех приемов пищи проходят вне дома. [Кредит: avlxyz «Alpha» через Flickr])

А как насчет большинства североамериканцев? Довольны ли мы промышленными продуктами питания? Процветаем ли мы в нашей пост-сельскохозяйственной карьере? Мы с радостью оставляем деревню в пользу городской культуры?

Конечно, миллионы кажутся довольными или даже не мечтают задавать эти вопросы. Но есть достаточно свидетельств того, что многие из нас никогда полностью не отказывались от своей привязанности к более аграрному образу жизни. Граница США, а вместе с ней и возможность для любого претендовать на участок земли, закрылась в 1890 году.

Тем не менее, каждая волна урбанизации со времен Первой мировой войны сопровождалась возрождением аграрных идеалов. Представление Томаса Джефферсона о Соединенных Штатах как нации йоменов-фермеров продолжает эхом отражаться на протяжении веков. В 1930-х годах М.Г. Каинс написал руководство для бывших фермеров «Пять акров и независимость». Он представил книгу цитатой Генри Форда (которая может быть более чем ироничной), превозносящей достоинства земли2. Уже к 1935 году маниакальные взлеты и падения капиталистического делового цикла были достаточно знакомы, так что «возвращение на землю» было повторяющимся и общепризнанным импульсом в обществе.

Даже после того, как микробиология и инженерия сделали города менее вредными для здоровья, промышленное производство с углем в качестве основного топлива сделало их грязными и часто шумными местами, от которых более обеспеченные жители искали отдушины на летних курортах и ​​в «садовых пригородах», где удобства квази-сельского поселения можно сочетать с удобством быстрого железнодорожного сообщения с торговыми центрами. Задолго до того, как зонирование начало отделять промышленный сектор от жилого в городе, мечта о пригородах пустила корни.

Еще более радикальная критика индустриальной цивилизации возникла в жизнях и трудах Хелен и Скотта Ниаринга. Их книга 1954 года «Хорошая жизнь» и последующие превозносили достоинства простой жизни рядом с землей. Ниаринги не только отвернулись от шума городской жизни, но и предложили нетрадиционный ответ на проблему экономики потребления. После того, как Скотт, получивший образование инженера и экономиста, был внесен в черный список академических кругов после Первой мировой войны за его социалистические и антивоенные взгляды, пара удалилась на границу Вермонта, сократила потребление промышленных товаров и перешла на вегетарианскую диету, основанную на домашнем выращивании еды.

Они построили свой собственный дом из местных материалов и приучили себя делить свои дни поровну между «хлебным трудом» (работой для пропитания), интеллектуальными занятиями и общением. Работа шесть недель в году в конце зимы на производстве кленового сиропа и сахара давала им достаточно денег, чтобы платить налоги и даже путешествовать.

Мало того, что их лесное хозяйство и продуманный подход к жизни вдохновляли в 1970-х годах целое поколение, которое искало путь обратно на землю, они, похоже, жили здоровой, принципиальной и успешной жизнью, не поступаясь своими ценностями. Скотт дожил до 100 лет и закончил свою жизнь постом в 1983 году, в то время как Хелен, на поколение моложе, пережила его примерно на 12 лет в своей второй усадьбе на побережье штата Мэн, в окружении друзей и поклонников.

Не являясь аграрным по замыслу, послевоенный бум в пригородах апеллировал к несбывшимся мечтам миллионов людей, которые покинули сельскую местность ради войны и повышения заработной платы, но в которых тяга скромной жизни никогда полностью не исчезла. Мужчины продолжали механически и часто невротично разыгрывать ритуалы заготовки сена, нарезая лужайки на идеальные зеленые квадраты каждые выходные. Женщины устраивали вечеринки с мороженым и дни рождения, подобные коллективным празднованиям урожая, которые улучшили тяжелую жизнь их предков. Настоящим урожаем здесь были дети.

В течение 1950-х годов это лоскутное одеяло из фермерских полей, лесных остатков и деревенских кварталов, населенных детьми и внуками заводских рабочих, иммигрантами, бывшими фермерами и другими группами, недавно обогащенными военной экономикой, стало пейзажем мечты поколения бэбибумеров, самого крупного в истории Северной Америки. Маленькие стада детей бродили по этой сельской местности, пользуясь привилегией, полученной их родителями как завоеватели мира, пока, конечно, следующее развитие не снесет тотемный участок леса или не заменит таинственный луг тупиком новых домов. Возможно, неудивительно, что, достигнув совершеннолетия, эта возрастная когорта искала смысл в природе в мире, который, казалось бы, свихнулся от замыслов человеческого господства, корпоративного подчинения и взаимно гарантированного уничтожения с помощью ядерного оружия.

(фото - Дешевая энергия позволила нашим городам разрастись по некогда продуктивным сельхозугодьям. [Кредит: Даквелла Манера] )

В 1970-е годы, когда энергетический кризис начал ставить под сомнение целесообразность скученного образа жизни, пригороды по-прежнему давали новому поколению детей те же проблески комфортной жизни на природе. Но пригороды тоже менялись, поскольку они росли и становились доминирующей средой обитания для североамериканских обществ4. Центры городов и их окрестности, подвергшиеся нападению со стороны строителей шоссе и бегству белых, порожденному расизмом, опустошались по мере распространения их внешних окраин.

Аграрный образ жизни нашел своего величайшего философа современности в лице Венделла Берри, чьи политические взгляды на сельское хозяйство, землепользование и культуру изменили общественную дискуссию в США. Если Ниаринги предлагали моральное вдохновение и экономическое руководство, то критика Берри городской цивилизации обеспечила интеллектуальную основу для импульса «возвращения на землю» времен Вьетнама. Эта широкая волна общин хиппи и органических поселенцев, движимая не столько экономикой, сколько это было в 1930-е годы, а больше культурным отчуждением от суматохи разрушающихся городов и общим отказом от ценностей промышленного капитализма и войны, порожденной империей, принесла с собой проблемы, связанные с образом жизни, в общественное сознание.

Однако экономические возможности в сельской местности продолжали оставаться ограниченными. Аграрный идеал боролся против промышленной консолидации. Экономика США начала свое долгосрочное сокращение примерно в 1973 году после пика добычи нефти в стране. Фермеров давила неумолимая логика рынка - перепроизводство приводило к большим излишкам и низким ценам - в то время как затраты на производственные ресурсы росли вместе с инфляционными ценами на нефть, которые теперь устанавливаются на международных рынках, а не Техасской железнодорожной комиссией.

Второй нефтяной шок и двузначная инфляция, наложенные на слишком большой долг ферм, привели к серьезной депрессии в сельской Америке в начале 1980-х годов. Многие фермеры продались. Немало людей покончили жизнь самоубийством.
Традиционный образ жизни домохозяйства разрушился, когда миллионы женщин начали работать в 1970-х годах и позже, в основном для компенсации падения доходов и роста стоимости жизни.

В то время как энергетические проблемы и экономические трудности 1970-х годов временно тормозили расширение пригородов, военное кейнсианство при Рейгане в сочетании с мягкими законами о банковской деятельности в 1980-х годах привело к перенасыщению пригородного жилья и офисных зданий, занимающих новые ниши, созданные финансируемой из федерального бюджета системой межгосударственных автомобильных дорог.

Бегство из центральных городов, которое началось как реакция на расовую интеграцию в 1960-х и 1970-х годах, ускорилось. Началось поколение потреблятства, конец которого мы видели в 2008 и 2009 годах как так называемый кризис субстандартной ипотеки.

Депрессия 21 века, внешне заметная с 2008 года, стала поводом для множества работ о связи между энергоснабжением, моделями поселений и шаткой основой экономики США. Социальный критик и географ Джеймс Ховард Кунстлер назвал пригороды «величайшим нерациональным использованием ресурсов в истории мира» 6. Вряд ли можно сомневаться в том, что мощение бетоном большей части лучших сельскохозяйственных земель страны и вырубка древних лесов для каркаса домов одноэтажной Америки был трагедией эпических масштабов, но вопрос не в том, кого вешать, а в том, что с этим можно сделать сейчас?

Какими бы позорными ни были его причины, Сокращение поставок нефти и других ископаемых видов топлива должно привести к сокращению экономики и промышленного производства продуктов питания. Мы не можем ожидать, что когда-либо снова увидим устойчивый рост производства. В самом деле, поддержание нынешнего уровня производства вряд ли возможно при полномасштабной национальной мобилизации ресурсов для преобразования энергетических систем, транспорта и другой инфраструктуры. Честно говоря, это вряд ли будет достигнуто.

Многие рабочие в развитом мире станут навсегда безработными, как и фермеры в развивающихся странах в прошлом поколении с ростом мировой торговли; цены на продукты питания будут расти вместе с расходами на транспорт и электроэнергию. Все готово для новой аграрной революции, хотя превратится ли она в реализацию видения Джефферсона или в новый феодализм, зависит от того, как мы, люди, решим.

(фото - Вдохновленный пермакультурой, Чарли Хедингтон засадил свой передний двор в Гринсборо, Северная Каролина, съедобными растениями и начал менять свой район. [Предоставлено: Чак Марш])

Оказывается, модели землевладения имеют большое значение не только для структуры общества, но и для способности экономики создавать богатство. Звезды экономического бума после Второй мировой войны были восточноазиатскими тиграми: Япония, Южная Корея и Тайвань. Каждому из них либо навязали земельную реформу (в случае Японии оккупационной американской администрацией генерала Макартура), либо они приняли ее на раннем этапе своего подъема к процветанию, и экономисты в целом признают, что перераспределение земли среди миллионов фермеров было важно для обеспечения широкого доступа к богатству, благодаря которому каждая страна поднялась на первые ступени мировой экономики7.

Эпическое «нерациональное использование ресурсов» создало в пригородах Северной Америки ткань из множества небольших земельных владений, плотно прилегающих к нашим центрам населения. Неуклюжим, дорогостоящим и все же неполным образом мы наметили образец демократического йомена. Многие потенциальные садовые фермы расположены на некоторых прекрасных бывших сельскохозяйственных угодьях: северный Нью-Джерси, северный Иллинойс, южный конец залива Сан-Франциско и низменности озера Онтарио. И даже там, где почва изначально не была хорошей, земля обычно плоская что неплохо для начала.

Эти территории были снабжены обширными дорогами и водными сетями, а рабочая сила и богатый массив ресурсов, биологических и промышленных, лежат повсюду. Большие дома, особенно построенные после 1980 года, в настоящее время могут быть плохо спроектированы , но они могут вместить большие семьи и более крупные домохозяйства, которые будут необходимы для выращивания продуктов питания и управления землей с использованием меньшего количества энергоресурсов и технологий.

Не за горами появление садовых хозяйств. Под давлением необходимости, когда безработица охватила экономику, миллионы жителей Северной Америки обратились к садоводству или расширили свои сады в 2009 году, о чем свидетельствует 40%-ный рост продаж семян овощных культур8. Городские усадьбы порождают свою собственную литературу, поскольку спад энергии заставляет больше и больше домашних хозяйств адаптироваться на месте.

В условиях ограниченного дохода и надвигающейся нехватки энергии и материалов единственными ресурсами, способными заполнить пробелы в средствах к существованию, являются воображение, информация и знания, в частности более глубокое понимание материальных циклов и потоков энергии в природе. Чтобы понять это, в следующей главе мы обратимся к пермакультуре, языку, основанному на моделях окружающего нас мира.

Марк Шепард - Фермеры сегодня не зарабатывают никаких денег и уничтожают окружающую среду и деревенс

Марк Шепард - Фермеры сегодня не зарабатывают никаких денег и уничтожают окружающую среду и деревенское население за счет налогоплательщиков!


Без стильной инвестиционной недвижимости в курортном поселке в тропиках люди вполне могут жить здоровой и полноценной жизнью. Без чистой, питательной пищи, чистого воздуха, чистой воды и места для прогулок в тени деревьев, держась за руки с возлюбленным, жизнь вообще не имеет смысла.
Некоторые читатели могут возразить, что я до сих пор избегаю ответа на фундаментальный вопрос: «Может ли фермер заработать какие-либо деньги на восстановительном сельском хозяйстве?» Я предоставлю этим людям право задавать этот вопрос, несмотря на то, что большинство «обычных» фермеров сегодня не зарабатывают никаких денег и тратят в три раза на акр больше, чем фермер, занимающийся восстановлением сельского хозяйства. И обычные фермеры делают это все время, неуклонно разрушая ресурсную базу и вымывая ее в море, загрязняя грунтовые и поверхностные воды и медленно истощая сельскую экономику вплоть до смерти. Они делают это и за счет налогоплательщиков.
Для тех, кто все еще настаивает на том, чтобы спрашивать: «Но могу ли я заработать на этом деньги?» Скорее всего, вы все еще твердо верите в «миф о прибыльном сельском хозяйстве» и вряд ли все равно мне поверите, когда я действительно осмелюсь сказать «Да»! Однако мне верить не приходится. Вместо этого я полностью полагаюсь на международное сообщество агролесоводства.
Во всем мире системы агролесоводства (экологически «тонкие» системы восстановительного земледелия) изучались в течение десятилетий и показали, что они более прибыльны и более устойчивы, чем системы монокультур. От систем агролесоводства с использованием кешью в Индонезии до производства каучука в Индии, кофе и какао в Африке и Южной Америке, до черного ореха, пекана и каштанов в Северной Америке, исследования показали, что системы агролесоводства более прибыльны, чем системы монокультур почти везде, где они ни были. Я не буду подробно останавливаться на этом вопросе, а просто сделаю здесь несколько простых сравнений.

Давайте в последний раз возьмем кукурузу:
Возьмите кукурузу по отпускной цене 8 долларов за бушель x 150 бушелей за акр = 1200 долларов за акр валового дохода.
Валовой доход в размере 1200 долларов США за акр минус 250 долларов США за акр производственных затрат = 950 долларов США за акр.

Теперь о каштанах:
Каштаны по отпускной цене 5 долларов за фунт x 1000 фунтов (нижний предел их производственного диапазона) за акр = 5000 долларов за акр валового дохода.
Валовой доход в размере 5 000 долларов США на акр минус затраты на производство 83 доллара на акр = 4 917 долларов США нетто на акр.

Нам действительно нужно обсудить это дальше, или мне стоит встретиться с вами в банке, где вы могли бы занять больше денег, чтобы посадить кукурузу? А что, если фермер, выращивающий каштанов, также собирает 7000 фунтов красной смородины на том же акре? И 2000 фунтов спаржи? А две головы крупного рогатого скота, четыре свиньи, 10 индеек, семейство павлинов, колония ласок и три вида находящихся под угрозой исчезновения цветов прерий?
Центр агролесоводства Университета Миссури-Колумбия может предоставить экономические модели, если найдутся еще не убежденные читатели. Я бы рекомендовал связаться с ними и рассмотреть их экономические модели. Посетите их веб-сайт www.centerforagroforestry.org для получения дополнительной информации.
Мы все должны аплодировать этим исследователям и всему сообществу агролесоводства за самоотверженность и профессиональную работу, которую они проделали на протяжении многих лет, не получив слишком большого признания и не имея достаточного финансирования.