Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Интернет - это грех! Вам капец, грешники! Читайте лучше САМЫЕ ПОЛЕЗНЫЕ книги за всю историю человече



Интернет в эру развития информационных технологий стал неотъемлемой частью жизни каждого человека. Но не стоит смотреть на это достижение человечества через розовые очки. Ведь у каждой медали есть две стороны. Так и здесь. С одной стороны Интернет просвещает, а с другой искажает все факты. Любую информацию, которую мы ищем в глобальной сети, мы получаем сквозь призму виденья других людей и уже не можем адекватно её оценивать. Некоторые даже считают, что Интернет – это грех и здесь можно узнать, посмотрев видео ролик Просветленного старца, почему Интернет имеет такое пагубное влияние на психику человека, его становление как личности и восприятие окружающего мира.
Многие погрязают во всемирной паутине и уже не могут из неё выбраться. А для кого Интернет является своеобразным панцирем, ракушкой, в которой он прячется от окружающего его реального мира.Интернет породил свою преступность – кражу кредитных карт, взлом аккаунтов и многое другое. Вернее, воровство и вандализм существовали и до этого – просто у них появились новые возможности. Людям какое-то время казалось, что преступность в сети – это не преступность.Надо ли называть зависимость от интернета в списке грехов на исповеди?

В качестве альтернативы предлагаю наш список лучших книг за всю историю человечества:
Царева - Электронный капкан
Абдуллаева - Интеллектуальный Инсульт. Как в мире роботов остаться человеком
Ильченко - Как нас обманывают СМИ. Манипуляция информацией
Макдональд - Правда. Как политики, корпорации и медиа формируют нашу реальность
Макишвили - Большая книга манипуляций. Изучаем секреты управления сознанием
Кэмпбелл - Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования питания
Гандри - Парадокс растений. Скрытые опасности «здоровой» пищи
Эрет - Целебная Система Бесслизистой Диеты, Жизненно важные вопросы
Сытин - Лечебные сеансы академика Г.Н. Сытина, Как в 75 я помолодел
Батмангхелидж - Вы не больны, у вас жажда
Сидоров - Рок возомнивших себя богами, Тайная хронология и психофизика русских, Неосталнизм, Этнопсихология
Троицкая - Пищевой террор, Медицинский террор, Информационный террор, Алкогольный террор
Джасмухин - Самоучитель праноедения
СТОЛЕШНИКОВ - ЧЕМ НАПОЛНИТЬ ОРГАНИЗМ?
Герасимов - Возвращение содома, Будни мирового дурдома
Новоселов - Женщина. Учебник для мужчин
Леш - Самоуничтожение человечества
Диденко - Цивилизация каннибалов
Ферле - Эректус бродит между нами
Рид - Спор о Сионе
Ломброзо - Преступный человек, Женщина, преступница или проститутка, Гениальность и помешательство
Беркович - Православие против глобализма
Лоренси - Черная ложа астральных сатанистов
Подолинский - Труд человека и его отношение к распределению энергии
Зыкин - Запрещенная экономика
Паршев - Почему Россия не Америка?
Климов - Князь мира сего, Красная каббала
Курпатов - Четвертая мировая война. Будущее уже рядом
Нордау - Вырождение
Колеман - Комитет 300
Кут Хуми - Сон Раваны
Эстулин - Кто правит миром? Или вся правда о Бильдербергском клубе
Фолкнер - Безумие пахаря
Анненков - Подари лопату соседу, Не мешай огороду лопатой и плугом
Бублик - Огород для умных, или как не навредить заботой
Курдюмов - Полный курс органического земледелия
Овсинский - Новая система земледелия
Тимофеев - Детка Порфирия Иванова
Золотарёв - Новое - небывалое. Научность идей Порфирия Иванова
Абхаядатта - Львы Будды. Буддийские мастера-маги. Легенды о махасиддхах
Свами Йога Камал - Лекции
Учение Бабаджи. Истина. Простота. Любовь. Служение человечеству
Ояма - Философия каратэ
Репс - Плоть и кость дзэн
Якунин - Философия Пути, Диалог с Просветленным Мастером каратэ
Гурджиев - ВСЁ И ВСЯ. ОБЪЕКТИВНО-БЕСПРИСТРАСТНАЯ КРИТИКА ЖИЗНИ, Последний час жизни, Беседы в Париже
Крамер, Олстед - Маски авторитарности. Очерки о гуру
игумен Харитон - Умное делание. О молитве Иисусовой
Холмогоров, Свенцицкиий, Большаков - На высотах духа. Из жизни русских подвижников
архимандрит Софроний - Старец Силуан Афонский
Лоханов - Великие русские старцы
Лавский - Христианская, Суфийская, Античная, Индуисткая, Буддийская, Хасидская мудрость
Бакулин - Юродство
Неаполтанский - Мистерии Бхагаваты Пураны, Энциклопедии тантры, мантры, аюрведы, индуизма, буддизмма
Хислоп - Беседы с Бхагаваном Шри Сатья Саи Бабой
Его ученик - Жизнь посвященного, Посвященный в Новом Свете, Посвященный в Темном цикле
Бяк - Памятка начинающему просветленному. Практика решения всех проблем
Адельскуг - Объяснение гилозоики Пифагора
Аттар - Рассказы о святых
Кроули - Небольшие эссе относительно истины, 8 лекций по йоге, Магия без слез, Исповедь
Чоа Кок Суи - Чудеса пранического целительства
Ра Уру Ху - Дизайн Человека, Проживание дизайна
Тик Нат Хан - Гнев
Дарья Усвятова - КАЗАЧИЙ СПАС
Руис — Четыре Соглашения. Книга толтекской мудрости
Гужова - Медитация. Постижение внутреннего пространства, Влияния и связи
Попов - Сто вопросов, Дневник, 5 вечеров в Москве
Тэндзин Вангьял - Чудеса естественного ума
Ошо - Оранжевая книга
Перселл - Психологи вам врали! Анти-Карнеги-Курпатов
Лютц - Безумие! Не тех лечим. Занимательная книга о психотерапии
Тесла - Власть над миром
Вертинский - Дорогой длинною
Чиа - Целительный свет Дао, Медитация всемирной связи
Крем - Миссия Майтрейи
Митфорд - Эликсир жизни
Будда - Палийский Канон, Джатаки
Бодхи - Маленькие аспекты Большого самадхи
Законы Ману
Письма Махатм, Учение Махатм, Письма Мастеров Мудрости
Кэррол - Пища для ума
Малевич - Черный квадрат
Гуили - Эцилопедии святых, ангелов, магии и алхимии
Генон - Заметки об инициации, Христианский эзотеризм
Эвола - Восстание против современного мира, Герметическая традиция
Норбу - Драгоценный сосуд, Кристал и путь света. Сутра, Тантра и Дзогчен
Матаджи - Метасовременная эпоха
Ар Сантэм - Йога - способ жизни на земле, Новая нумерология
Антонов - Экопсихология, Сексология
Мастер Хора - Гравитонер
Пальчик - Квантовая модель эволюции личности, Реальна ли реальность?
Павлина - Личностное раазвитие для умных людей
Сервест - Магия бессмертия
Сывященные книги не вошедшие по причине парадоксальной популярности и абсолютной непонятности никому из людей:
Бхагават-Гита,Библия,Коран,Авеста,Ади-грантх,Дао-дэ-цзин,Дхаммападда,Тайная доктрина
Если копирасты не дают скачать, пишите нам, вышлем (а чего нет электронке, того нет, ну или подайте на сканер)): godmodespeedrun@gmail.com
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…

Кертис Стоун - Нафига нужно пригородное и дачное сельское хозяйство?

Кертис Стоун - Нафига нужно пригородное и дачное сельское хозяйство?


Вы, наверное, слышали термин «конец пригорода» раньше. Фактически, об этой концепции был снят очень известный фильм. Основная предпосылка состоит в том, что по мере роста цен на топливо жизнь в пригородах станет менее экономически выгодной для среднего американца; Стоимость и время, необходимые для поездки в город на работу, перевешивают преимущества жизни в пригороде, и это приведет к его неминуемому краху.
Отсюда и термин «конец пригорода». На это можно взглянуть двояко:
1. Падение стоимости недвижимости и массовый исход из пригородов превратят их в города-призраки.
2. Есть огромная возможность превратить эти места в современные, самодостаточные фермерские сообщества.
Эта книга покажет вам, как возможен вариант №2.
Давайте посмотрим на некоторые факты. Прямо сейчас в США 40 миллионов акров(16 млн га) газонов.
От 30% до 60% пресной воды в городах используется для полива этих газонов, а для их стрижки используется 580 миллионов галлонов(2,1 млрд литров) бензина1. Если учесть все затраты, необходимые для ухода за газоном, такие как вода, стрижка, пересев, прополка и уход - легко прийти к выводу, что газон - это не что иное, как центр затрат, который многие жители Северной Америки просто не могут себе позволить.
Но что, если мы изменим наше представление о газонах? Мы можем решить две огромные проблемы:
1. Газоны неустойчивы во многих отношениях.
2. Доступ к земле является основным препятствием для большинства молодых людей, которые хотят войти в сельскохозяйственный сектор и найти одно отличное решение.
Газоны, особенно в пригородах, открывают большие возможности для новых фермеров, потому что:
1. Земли много. Средний дом в США имеет в среднем 0,2 акра земли(8 соток). Это около 8000 квадратных футов2.
2. Использование земли в аренду устраняет идею о том, что человек должен владеть землей, чтобы быть фермером.
3. Вся эта земля, окруженная лужайками, теперь становится прекрасным местом для ведения сельского хозяйства.
Что, если бы мы могли перепрофилировать пригород, чтобы он стал новым рубежом локализации? Что, если все эти пригородные улицы превратятся в районы изменения, перевоспитания и изобилия? Я считаю, что это не только возможность, но и неизбежность.
Есть ряд причин, по которым сельское хозяйство в городе не только более прибыльно, но также есть ряд причин, которые делают его очень выгодным: доступ к рынкам, низкие начальные и накладные расходы, лучшие условия выращивания с более теплым климатом и легким доступом к воде.

Преимущества проживания крестьянина в городе:

1 Доступ к рынку

Доступ к рынку должен быть самым большим преимуществом, которое приносит пользу городским крестьянам.
Когда вы живете и работаете в городе, вы живете и работаете на рынке, на который вы поставляете. Вам не нужно ехать очень далеко, чтобы продать свой продукт, и по большей части ваш продукт будет продаваться сам. Когда я доставляю товары в рестораны в центре города, я нахожусь в пяти минутах езды на велосипеде от них. Это не только причина для разговоров, которой эти повара будут хвастаться своим клиентам, но и огромное преимущество для меня с точки зрения экономии времени и энергии на транспорт.
Доставка продукта, собранного в нескольких кварталах от места потребления, имеет огромную маркетинговую привлекательность. Наш фермерский рынок находится в пяти минутах езды на автомобиле или в десяти минутах езды на велосипеде от нашего поля.
Одним из преимуществ этого, помимо хвастовства, является то, что, если я продам один конкретный товар в течение рыночного дня, я могу быстро добраться до дома на своем велосипеде и продать еще. Я называю это добавкой, и я делал это много раз. Находясь недалеко от рынка, за 30 † минут я могу поехать домой, собрать зелень, принести ее на рынок и продать там. Какой еще фермер может это сделать?

2 Низкий запуск и накладные расходы

Сельское хозяйство в городе значительно снижает барьеры для начала, потому что вам больше не нужно думать о покупке земли: она доступна повсюду. Если вы можете получить достаточный доход на небольших участках, вам не понадобится тяжелая техника и инфраструктура, необходимые для ведения сельского хозяйства в традиционном смысле этого слова. Инфраструктура простая, маленькая и дешевая.

3 Лучшие условия выращивания

В городе всегда на несколько градусов теплее, чем в сельской местности. Это называется эффектом теплового острова. Благодаря бетону и зданиям повсюду город будет поглощать тепло в течение дня всей этой тепловой массой, а вечером тепло будет выделяться. Летом это очень заметно: если вы едете на велосипеде или проезжаете на машине по открытому полю, вы сразу заметите понижение температуры. Это падение тепла чувствуется потому, что вы ощущаете термальную массу города. В центре моего города я нахожусь в климатической зоне 6b, а люди всего в миле с четвертью(2 км) находятся в климатической зоне 5. Это огромная разница в вегетативном периоде. Фактически, у меня как минимум на 30 дней без морозов больше в центре города, чем на фермах в других местах в моем районе.
Еще одно преимущество для роста растений - микроклимат. Когда фермерские участки окружены зданиями, стенами и забором, они могут защитить ваши посевы от сильного ветра. Кроме того, каждый участок будет иметь свой набор уникальных характеристик, благодаря чему одни участки лучше подходят для выращивания одних культур, чем другие. Этот городской климат предлагает прекрасное разнообразие условий выращивания для вашей фермы.

4 Вредители и сорняки

Проблемы с вредителями существуют в городе, но когда вы занимаетесь сельским хозяйством на нескольких участках, их легко избежать, просто убегая от них.
Если блошки становятся проблемой на одном участке, вы можете прекратить сажать там эту культуру и начать выращивать ее где-нибудь в другом месте. Вредители не могут следовать за посевами в городе из-за множества препятствий и преград. А проблем с сорняками просто не существует, как на сельских полях. Из-за барьеров и препятствий гораздо меньше семян сорняков проникает со всех сторон. Раньше я занимался сельским хозяйством на двух пригородных участках, где соседние владения были просто открытыми полями. Проблемы с сорняками на этих участках наблюдались днем и ночью по сравнению с городскими участками.

5 Доступ к воде

Доступная вода дает огромное преимущество при сравнении сельских и городских ферм. Многие сельские хозяйства вынуждены ждать весной разлива реки, что может замедлить производство сельскохозяйственных культур. Кроме того, колодезная вода может быть загрязнена соседними фермами или предприятиями. Доступ к воде на городских участках в большинстве случаев так же прост, как подключение к водопроводному крану в доме. Вода чистая и под большим давлением.

6 Социальная связь

За эти годы я встретил большое количество своих клиентов просто потому, что они гуляли мимо моим приусадебным участкам. В каждом районе, где у меня есть участок, у меня разные соседи, как если бы я жил на этой улице. Работая на этих садовых участках на протяжении многих лет, я в конце концов познакомился с большинством людей на этой конкретной улице.
Это очень приятно, потому что в итоге у меня появилось много друзей.
Я не могу сказать вам, сколько раз в неделю меня посещают у рыночной будки соседи с моих участков. Они не только становятся покупателями, но и приводят своих друзей, которые также становятся покупателями. Есть старая поговорка: «Довольный покупатель - ваш лучший продавец». Для городского фермера это больше похоже на «Ваши соседи - ваши лучшие продавцы».
Одно из главных преимуществ наличия нескольких мест - это то, что у вас просто больше возможностей для создания социального капитала в большем количестве районов.
Социальный капитал описывает отношения, которые вы строите с людьми с течением времени, как форму капитала. Хорошие отношения с людьми могут обернуться множеством возможностей, таких как услуги, связи и влияние.
Эти вознаграждения подобны деньгам, которые вы можете сохранить в банке, за исключением того, что вы не теряете никакой экономической ценности из-за налога на прибыль, налога с продаж или инфляции. Ни один государственный чиновник не может украсть у вас социальный капитал. Это то, что вы строите с людьми, просто заводя друзей, делясь информацией и кормя сообщество!

Кертис Стоун - Почему я хотел заниматься сельским хозяйством

Кертис Стоун - Почему я хотел заниматься сельским хозяйством

Вернувшись из велосипедного тура в ноябре 2008 года, я провел эту зиму, читая больше книг по сельскому хозяйству, и много исследовал, как я могу это сделать. Тогда я знал, что хочу как-то фармить, но все еще не совсем понимал, как это будет выглядеть. Самая большая проблема, к которой я возвращался, заключалась в том, что земля в Британской Колумбии была такой дорогой. Это происходило на втором году моего первоначального пятилетнего плана, и я был на пути к реализации. У меня было сэкономлено меньше денег, чем я надеялся, но я провел много исследований по сельскому хозяйству и почувствовал, что кое-что знаю. Я прочитал все книги Элиота Колемана, а также Джона Джевонса.
Итак, к настоящему времени я знал, что какое-то мелкое интенсивное сельское хозяйство было подходящим для меня. Но проблема доступа к земле продолжала возникать. Той зимой меня посетил друг; мы говорили о сельском хозяйстве, и я объяснил ему, почему покупка земли была такой сложной задачей. Он сказал мне, что слышал о том, что называется SPIN-сельским хозяйством, но на самом деле не знал об этом много. Он упомянул, что фермер, использующий эти методы, может заработать 100 000 долларов с акра земли(40 соток).
Когда он сказал мне это, моя высокомерная сторона немедленно отклонила это. Из того, что я читал
у Элиота Коулмана, 20 000 долларов за акр, была очень высоким стандартом для интенсивного земледелия.
Я думал, что мой друг сошел с ума. Позже той же весной я вернулся в леса прибрежного района и внутренние районы Британской Колумбии, чтобы провести еще один сезон посадки деревьев. На этот раз я начал намного больше эмоционально выгорать от этой работы.
На тот момент это был мой девятый год посадки деревьев, и мое тело начинало говорить мне, что ему невмоготу. Вернувшись из той велосипедной поездки, чувствуя себя таким воодушевленным, я почувствовал, что снова погружаюсь в депрессивную спираль, поскольку я начал разочаровываться из-за того, что, возможно, я не смогу вовремя накопить достаточно денег для своей пятилетней цели: купить землю . Кроме того, я знал, что мне нужно бросить посадку, и мечта о покупке земли для усадьбы угасала. Примерно через три четверти того сезона в один из своих выходных я пошел навестить друга, который тоже занимался посадкой деревьев в соседнем городе.
Мы дошли до того, как я был разочарован тем, что не мог позволить себе землю для ведения сельского хозяйства, и как я не мог представить, что смогу пережить еще один посадочный сезон. Он также упомянул, как и другой мой друг, ранее, СПИН-фермерство. В этот момент, поскольку двое моих хороших друзей упомянули об этом, я решил, что с таким же успехом могу разобраться в этом подробнее.

Этот посадочный сезон завершился в июне, а когда я вернулся в Келоуну, я начал читать об этом фермерстве SPIN.
Я не мог поверить в то, что они утверждали, поэтому искал всех, кто действительно делал это в Британской Колумбии. Я нашел парня моего возраста по имени Пол, который управлял фермой SPIN развозя товар на своем велосипеде в Нельсоне, Британская Колумбия (что является довольно невероятным подвигом, учитывая, что Нельсон - такой же холмистый город, как Сан-Франциско). Я связался с Полом, и он был так щедр на свое время. Он позволил мне взять у него интервью на пару часов, и я сделал множество заметок о его опыте. С этого момента я знал, что хочу сделать в Келоуне то же, что он сделал в Нельсоне, и я хотел сделать это с педальным приводом, как и он. Я был полностью вдохновлен и знал, что это именно то, чем я хочу заниматься.

Мои препятствия были моими решениями

Проведя последнюю часть того лета, читая больше о сельском хозяйстве SPIN, а также заходя в Интернет и ища больше примеров людей, занимающихся городским сельским хозяйством, я был уверен, что это то, что я собирался делать. Я начал рассказывать об этом всем своим друзьям и семье, и это не заняло много времени, пока я получил один участок земли. Это был городской участок в центре Келоуны, принадлежавший семье моего давнего друга. Это был двойной участок - 0,5 акра(20 соток) с историческим домом площадью 2000 квадратных футов(1,8 соток) на одном участке с палисадником и задним двором, каждый по 2400 квадратных футов(2,1 соток).
Рядом с ним был дом, который сгорел несколько лет назад. Эти собственники снесли дом и полностью вырыли его из земли. Итак, все, что осталось, это большая дыра на месте фундамента. Семья была очень любезна предложить мне недвижимость; в обмен на то что Я присматривал за всем имуществом и предоставлял им корзину овощей каждую неделю, как только начинал сезон.
В то время дом снимала группа людей, и владельцы ежемесячно тратили изрядную сумму денег на поддержание благоустройства территории, которая пришла в упадок. Казалось, что я оказался в нужном месте в нужное время. Владельцам нужен был кто-то, кто бы управлял имуществом, а мне нужно было место для фермы: это было беспроигрышно по обоим причинам. В августе 2009 года я начал девелопмент. Мы начали с того, что построили забор по периметру, так как он был на углу и очень открытый, поэтому ограждение было обязательным.
Нам также пришлось вносить новый грунт на боковой участок, так как существующий грунт в основном представлял собой строительный мусор. Землевладельцы были очень щедры: они заплатили мне и моему другу, чтобы мы построили забор, и они покрыли затраты на внесение новой земли. В целом, строительство забора и внесение нового грунта обошлось примерно в 8000 долларов. К началу октября того же года все было готово к следующему сезону. После того, как мы счистили траву, я сформировал грядки и засеял их почвопокровной культурой осенней ржи. До следующей весны с недвижимостью ничего не произошло.
Позднее тем летом я хотел заняться сельским хозяйством, чтобы получить как можно больше практического опыта до зимы, но посеять я не мог так много в конце сезона.
Я слышал о группе из Виктории, Британская Колумбия, которую назвали Pedal to Petal, которая управляла службой по сбору компоста на великах; Меня вдохновило то, что они делали, поэтому я решил провести осень и зиму, делая что-то подобное, чтобы Я мог бы хоть кое-что узнать о компосте. Я пошел в кафе-мороженое в городе и спросил, могу ли я забрать все их ведра для отходов; они были рады отдать их мне, иначе пришлось бы платить за вывоз мусора. Я дал по ведру каждому из моих друзей и сказал: «Оставьте мне свои овощные обрезки, и я буду собирать их раз в неделю на своем велосипеде». Эта небольшая программа компостирования не заставила себя долго ждать. Я тратил около 20 часов в неделю, собирая, переворачивая кучи и находя сухой коричневый материал для них.
Кроме того, ресторан, в котором работал мой друг, был заинтересован в том, чтобы я тоже взял их объедки. Это было своего рода шагом на пути к знакомству с шеф-поваром, и это привело к еще большему количеству подобных отношений.
Осенью и зимой я каждую неделю проводил программу сбора компоста, и это делало меня довольно занятым, наряду с чтением книг о сельском хозяйстве и садоводстве. Окружающие быстро заметили, что на этом месте что-то происходит, и, прежде чем я узнал об этом, у меня было много людей, которые приходили задавать вопросы. Потом были местные газеты и радиостанции.
К октябрю того года, когда я еще даже не занимался технически сельским хозяйством, садовые клубы и школы просили меня прийти и рассказать о том, чем я занимаюсь. Я чувствовал себя немного странно по этому поводу, потому что я еще ничего не знал о практической стороне дела, но я полагаю
Теоретически я поступал верно, и я постоянно учился.
Так я стал разумно говорить о городском сельском хозяйстве и о том, что делаю, в основном потому, что мне приходилось много раз объяснять одно и то же. Примерно к концу зимы того же года я начал готовить рассаду, которую я выращивал для длительного сезона, например, помидоры, перец, лук и т. Д. Из-за всей движухи, которую я делал в течение шести месяцев, многие люди в городе узнали меня как городского фермера или парня-компостера.
К этому моменту я помню, что испытывал фазы беспокойства, потому что на самом деле я вообще не знал, что делаю. Я помню, как просыпался по ночам в холодном поту и думал: «Черт возьми, я действительно собираюсь это сделать? Все эти люди в городе думают Что Я великий городской фермер, но на самом деле я никогда в жизни полностью не выращивал ни один овощ.
Что, если я проиграю? Насколько это было бы неловко? »Я научился игнорировать эти негативные мысли и постоянно сохранял позитивный настрой. Я действительно следил за высказыванием «притворяйся, пока не сделаешь это»; это стало моей мантрой. Однако я очень много работал, чтобы постоянно узнавать что-то новое, и Я потратил много времени на поиск наставников в сообществе. Если бы не некоторые из опытных фермеров и садоводов в моем районе, все могло бы сложиться иначе.
Для меня было очень ценно поговорить с производителями, которые в производственном отношении действовали совершенно иначе, чем я, но чьи знания о растениях, циклах вредителей, плодородии почвы и даже жизни имели первостепенное значение для моего успеха на раннем этапе. Я постоянно пытался слушать, учиться и не бояться показывать свою уязвимость и задавать вопросы, которые я считал глупыми. Я всегда задавал вопросы и никогда не делал вид, что знаю ответы на все. Я до сих пор придерживаюсь этих ценностей. Это были вещи, которые я узнал во время велосипедного тура по западному побережью, и они были неоценимы для моего успеха в сельском хозяйстве и в жизни.

Уроки первых четырех лет жизни

В свой первый сезон фермерства я извлек ценный урок за первые три месяца, и я хочу преподать его вам, читатель. Не берись сразу с гектара! Начни с 1\4 акр(10 соток) или меньше! Я начал с 1\2 акра(20 соток). На самом деле я начал в том же году только с одним участком в 6000 квадратных футов(5,4 сотки), и мне следовало сохранить его на этом уровне. Одна из проблем для городского фермера заключается в том, что многим людям нравится идея, что, как только они видят вас за работой, земля прилетает сама. Именно это и произошло со мной. В период с ноября по март 2010 года в местных газетах было так много статей о том, чем я занимаюсь, что мне буквально раз в день звонили с предложениями земли. Это было абсолютно нелепо, и было так трудно не волноваться из-за этого, что В конце концов, я взял на себя слишком много. В тот сезон я занимался сельским хозяйством на семи участках земли, в целом - 1\2 акра.
Моя главная проблема в том году заключалась в том, что я не различал места в той степени, в какой должен был, и поскольку поездки в тот момент полностью приводились в действие педалями, я потратил много времени, путешествуя на велосипеде от участка к участку. Я также выращивал слишком много видов культур, и большинство из них практически не приносили прибыли. По большей части, нынешний сезон, оглядываясь назад, был успешным. Я заработал 22 000 долларов, работая с 15 мая по 31 октября. У меня также был один помощник, работавший почти полный рабочий день в этом сезоне. Это определенно был мой самый тяжелый год, и я работал почти 100 часов каждую неделю в течение всего года, даже после того, как закончился основной сезон.
В течение следующих двух лет общая площадь моей суши оставалась примерно такой же (20 соток), и у меня также был помощник на постоянной основе. Валовая прибыль фермы росла без увеличения земельного участка. В 2011 году я заработал $ 55 000 брутто на 20 соток, а в 2012 году я заработал 78000 долларов на менее чем 20 соток. С этого момента я начал понимать, что дело не столько в том, сколько земли я обрабатывал, а в том, какие культуры Я выростил и сбыл. В течение этих первых трех лет я всегда продавал в основном на фермерских рынках, но с годами все реже и реже. Я обнаружил, что распространение на несколько рыночных потоков, таких как подписка, поддерживаемое сообществом (CSA), фермерские рынки и рестораны, позволило мне продвигать намного больше продуктов, потому что то, что не продавалось через один рыночный поток Я мог бы продать через другой. Основным рыночным потоком, который начал развиваться на третьем курсе, были рестораны. Когда меня познакомили с одним поваром по имени Бернар Касавант, мой бизнес за месяц почти удвоился. Бернард был известным шеф-поваром в Британской Колумбии, и когда он начал покупать мои растюхи, его примеру последовало все больше и больше ресторанов. Это было захватывающее время, потому что в одном только его ресторане заказы иногда доходили до 1000 долларов в неделю.
В 2013 году я заключил партнерство с другом и объединил наши фермы. Он занимался сельским хозяйством в течение года. Вместе мы обработали 2,5 акра(1 га) и выращивали около 90 видов овощей. У нас был один участок (который раньше был его) в 2 акра(80 соток), а другой 1\2 акра состоял из всех моих городских участков, с одним пригородным участком через улицу от его участка в два акра. Это определенно был самый большой год с точки зрения продаж. Мы собрали около 130 000 долларов, но наши расходы выросли настолько, что в конечном итоге получить прибыль было трудно. В разгар сезона у нас было около восьми человек, работающих почти полный рабочий день, и ферма стала очень загруженной: слишком много менеджмента, слишком много урожая и слишком много земли. Наше партнерство закончилось после того сезона, и мы разошлись. В конце концов, у нас обоих все сложилось лучше по отдельности. Я повторяю урок, который должен был усвоить после первого года обучения: не бери на себя слишком много! Начни с малого и расти медленно!

Кертис Стоун - Всю свою жизнь я хотел быть рок-н-ролльным музыкантом

Кертис Стоун - Всю свою жизнь я хотел быть рок-н-ролльным музыкантом

Всю свою жизнь я хотел быть рок-н-ролльным музыкантом; даже с 16 лет я играл в группах с другими молодыми людьми в моем городе. Мы ездили в туры выходного дня в близлежащие города, такие как Ванкувер и Сиэтл. Музыка - единственное, чем мне действительно нравилось заниматься, и это все, чем я хотел заниматься. После окончания музыкальной школы в 2002 году я сформировал группу под названием People for Audio, и мы переехали в Гуэлф, Онтарио, чтобы провести год в написании музыки, записях и концертах в южном Онтарио и его окрестностях. В течение этого периода и в течение девяти лет после этого я возвращался в Британскую Колумбию на два-три месяца с весны до начала лета и работал плантатором. Это было что-то помимо музыки, в чем я неплохо разбирался, и это позволяло мне зарабатывать достаточно денег, что Я мог позволить себе работать только неполный рабочий день, а иногда и вовсе не работать зимой, так что Я мог бы больше сосредоточиться на музыке.
Возможно, в это время во мне было посеяно семя: я обнаружил, что люблю работать на улице и заниматься природой. В 2003 году я и другие основные участники People for Audio вместе переехали в Монреаль, и там я пробыл еще шесть лет. В то время группа много записывалась и гастролировала, и большую часть тех лет игра в группе была всем, чем я считал себя предназначенным для.
Выросший как «беспричинный бунтарь», я увлекся панк-роком в довольно молодом возрасте, и благодаря этому я открыл для себя таких мыслителей, как Ноам Хомски, что привело меня к изучению геополитических проблем с большим интересом и отчаянием. Еще в дни панк-рока я слышал старое клише: «Если ты не часть решения, ты часть проблемы», - и с тех пор оно осталось во мне. Это было где-то в конце 2007 года, когда меня лично начало беспокоить многое из того, что происходило в западном мире и за рубежом: бесконечные войны, ухудшение состояния окружающей среды и экономической системы, которая приносила пользу лишь небольшому количеству элит. Иногда я ложился спать очень беспокойным из-за всей несправедливости, которую видел в мире.
Моя музыкальная карьера в то время начинала замедляться; группа была в процессе распада, и это заставило меня переоценить свою жизнь так, как я никогда раньше не делал. Все, что было до этого момента, заставило меня поверить в то, что мое единственное истинное призвание - быть музыкантом, но это, очевидно, не очень хорошо помогало мне.
Зимой того же года я днем работал в цехе трафаретной печати и проводил много ночей, путешествуя по Интернету, узнавая о жизни на земле, экозданиях и органическом сельском хозяйстве. Я стал одержим поиском альтернативных способов экологически безопасной жизни на этой планете. Я чувствовал, что должен взять под свой контроль свою жизнь, чтобы просто жить своими ценностями. Столько всего, что я видел в мире, вызывало у меня отвращение. То, как мы, живущие в богатых странах, путешествуем, едим и зарабатываем деньги, заставило меня заболеть.
Это было похоже на то, что все, что я делал в своей повседневной жизни, в некотором роде пагубно сказывалось на окружающей среде, и это привело меня к депрессии, в отличие от любой из тех, что я когда-либо испытывал. Думаю, вы могли бы сказать, что это было сочетание осознания того, что музыка, возможно, не было для меня правильным делом в жизни, а также осознания того, что я никоим образом не способствовал поиску решений. Я тогда чувствовал себя частью проблемы. Однажды ночью, путешествуя по Интернету, я обнаружил программу под названием WWOOF (Всемирные Возможности на органических фермах) 1, и оттуда я почувствовал, что для меня есть ответ. Это привело меня дальше по пути к органическому сельскому хозяйству, живущему за счет электросети и альтернативных источников энергии. В этот момент я начал понимать, что мне нужно выбраться из Монреаля и начать что-то делать. Я еще не знал точно, что это было, но я начал ставить одну ногу впереди другой, и я составил план того, где я хотел быть через пять лет.
Я решил, что мне нужно каким-то образом жить за счет земли, и поэтому я планировал следующие пять лет проработать в Британской Колумбии сажателем деревьев, работая очень долгие сезоны, где я мог бы каждый год копить много денег с целью что, в конце концов, у меня будет достаточно денег, чтобы купить участок земли и построить свою автономную усадьбу. В план также входила поездка по WWOOF для начала, чтобы я мог изучить некоторые базовые навыки ведения сельского хозяйства. Я планировал совершить поездку на мотоцикле через Британскую Колумбию и юго-западное побережье Северной Америки, где я посетил бы фермы и усадьбы.
В конце марта 2008 года я покинул Монреаль и направился обратно в Британскую Колумбию с планом посадки деревьев на весну и лето, а затем отправился в путешествие на мотоцикле по западному побережью. Когда я прибыл в Британскую Колумбию, Я начал работать с новой компанией и сразу же подружился с парнем по имени Джейсон, у которого были те же амбиции, что и у меня. Мы довольно быстро сблизились и часто тратили поездку на работу, рассказывая о жизни за счет земли и о том, что у нас обоих есть планы сделать это в конечном итоге.
Он рассказал мне о поездке, которую он предпринял годом ранее, когда ехал на велосипеде по США. Рассказы были невероятными, и я был так вдохновлен ими, что решил изменить свои планы кататься на мотоцикле по побережью и вместо этого покататься на велосипеде.
Остаток посевного сезона я провел ночи напролет, планируя эту поездку. Я собирался ехать из Келоуны вниз по побережью!
18 августа 2008 года я уехал в путешествие, которое навсегда изменило мою жизнь. Я встречал невероятных людей, которые были щедрыми и добрыми, и казалось, что после каждого следующего места, где я побывал, оставался только один серьезный опыт. Я побывал во многих фермах, автономных усадьбах, экопоселках людей, просто живущих своими ценностями. В этой поездке я узнал не столько о том, как жить за счет земли, а больше о себе: если вы носите свои ценности на рукаве (что в некотором роде я и делал), люди будут подходить к вам все время.
Особенно те люди, которым вы хотите, чтобы к вам подходили. Так что меня не только вдохновили все удивительные люди, которых я встретил в поездке, но они также были очень вдохновлены мной. Эти перестановки полностью изменили мое восприятие мира, потому что я понял, что могу произвести глубокий эффект, просто живя своими ценностями и демонстрируя их каким-то образом. К тому времени, как я добрался до Сан-Диего, я уже чувствовал, что могу сделать что угодно, хотя изначально я планировал пойти гораздо дальше. Ежедневная езда на велосипеде по сотне миль приводит не только к потрясающему физическому состоянию, но и к психическому.
Путешествуя таким образом в одиночку, я был вынужден обращаться к людям, и я понял, что проявление некоторой уязвимости может открыть вас для людей, чего я никогда не испытывал. Думаю, раньше я прожил свою жизнь с таким сильным чувством гордости и высокомерия, что это часто отталкивало людей от меня. Но этот опыт научил меня, что лучше быть приветливым и открытым.

он хотел, чтобы мы выращивали леса - продовольственные леса. Мы можем сажать их повсюду вокруг нас

он хотел, чтобы мы выращивали леса - продовольственные леса. Мы можем сажать их повсюду вокруг нас

Десять лет назад вышло первое издание «Лесного садоводства», которое привлекло большое количество читателей. Это потому, что это книга надежды; но даже более того, это книга практических инструкций для устойчивого будущего, созданного нами самими. К сожалению, Роберт Харт умер в 2000 году и больше не может обогащать нашу жизнь новым вдохновением. Лесное садоводство остается, пожалуй, его величайшим и самым прочным наследием, и я рад, что Зеленая книга продолжает держать книгу в печати.

Роберт больше всего на свете хотел одного: он хотел, чтобы мы выращивали леса - продовольственные леса. Мы можем сажать их повсюду вокруг нас - в наших общинах, на городских пустырях и на своих задних дворах. Показав нам, как это сделать, он затронул глубокую потребность многих из нас в эпоху, когда единственной уверенностью являются перемены и, следовательно, незащищенность. Деревья не мчатся по автомагистралям: они стоят на месте. Они всегда находятся в одном и том же месте, и единственные изменения, которые они претерпевают, - это изменения времен года, постоянно, год за годом.
Роберт Харт был редким человеком.
Человек, полностью убежденный в своей правоте, экспериментатор с богатым воображением, красноречивый в выражении своих идей и непревзойденно выносливосливый. На протяжении десятилетий он вёл одинокую битву за жизнь, терпеливо писал книги и статьи и спокойно сажал деревья на своей маленькой ферме в Шропшире. Роберт создал лесосад, который оказал огромное влияние на то, как мы возделываем наши участки земли. Это был сад, предназначенный для удовлетворения потребностей человека в фруктах, орехах, овощах и растительных лекарствах.
Но в то же время это было празднование бесчисленного множества жизненных взаимодействий; поскольку он был основан на глубоких наблюдениях, как интуитивных, так и научных, того, как различные формы жизни взаимодействуют, чтобы стимулировать и поддерживать друг друга. Его лесной сад был одновременно революционным новым творением и переоткрытием древних знаний о растениях. Более двадцати лет Роберт проповедовал благость жизни. Если бы мы только заново открыли для себя терпеливое искусство совершенствования, нам не пришлось бы нуждаться в излишествах современных технологий. Для него жизнь начинается и заканчивается деревьями. Когда-то Земля была покрыта лесами. Мы сняли с нее большую часть живой кожи. Сегодня нам нужно вернуть деревья, чтобы они снова пустили корни в живой Земле. Но сейчас людей много, и нам нужно сажать леса, чтобы поддерживать нашу численность.
Я много лет разделяю интересы Роберта. В своих путешествиях в качестве писателя и режиссера я изо всех сил старался найти лесных садовников в тропиках, субтропиках и регионах с умеренным климатом. Как и Роберт, я убедился, что выращивание деревьев - это великое искусство не для выживания, а для жизни. Природа подарила нашим предкам изобилие плодовых и ореховых деревьев. Люди перед нами - охотники-собиратели, лесные фермеры и садоводы со всего мира - использовали огромное воображение и творческий потенциал, присущие человеческой природе, для выбора и выращивания огромного разнообразия древесных культур, подходящих для большинства климатических условий на Земле. Пигмеи в
Африке, индейцы и лесные народы Азии приняли вызов жизни в самых разнообразных в ботаническом отношении регионах на Земле, назвав, выбрав и культивировав самое удивительное разнообразие пищевых деревьев, которые они улучшили путем целенаправленного разведения.
Лесные сады или системы агролесоводства во многих частях тропиков - это дань их терпеливому искусству выращивания. Они поддерживают одну из самых высоких плотностей населения на Земле, и делают это устойчиво, как с точки зрения поддержания плодородия почвы, так и приемлемых климатических условий. Поскольку в жарком климате, где сохраняется древесный покров, почва затеняется, а температура остается умеренной. Типичная температура в зрелом тропическом лесу в среднем составляет около 26 ° C, но когда лес убирают для разведения крупного рогатого скота или однолетние культуры, средняя дневная температура поднимается на 10 C.
Лесные сады - это не первозданная среда - это леса, измененные для удовлетворения потребностей человека. Но они тоже тенистые, влажные и умеренные, не такие прохладные, как в первоначальном тропическом лесу, но тем не менее умеренные. Великолепные многоэтажные пищевые леса Чагги на склонах Килиманджаро в Танзании, например, чудесно прохладны, но равнины внизу, теперь лишенные деревьев, изобилуют жарой. Сады Чагга также поддерживают самую высокую плотность населения на Востоке Африки.
В Амазонке я побывал в нескольких различных лесных садах. Некоторые из них, например, лесные фермы кабокло в поймах реки недалеко от Белема, поддерживались веками. Другие были созданы совсем недавно на заброшенных скотоводческих фермах терпеливыми фермерами.
ЛЕСОСАД консультируется и поддерживается отзывчивыми агрономами. Я не сомневаюсь, что существуют методы создания устойчивых систем лесоводства на пустырях Амазонки даже на относительно бедных почвах. Природа обладает необычайной способностью восстанавливать силы перед лицом разрушения, но люди, занимающиеся восстановлением окружающей среды, должны иметь глубокое понимание сложных взаимодействий, происходящих в мире природы.
Роберт Харт был человеком, который намеревался помочь снова превратить пустошь в рай. Его терпеливый труд на своем участке земли в Шропшире первым изобрел системы лесосадоводства, подходящие для умеренных климатических условий. Наша прохладное лето не дает нам такого же набора древесных культур, которые подходят для Средиземноморья.
Но, как показывает Роберт, у нас есть выбор из гораздо более широкого диапазона многолетних культур, чем мы знаем в настоящее время. И если селекционеры возьмут на себя задачу работать над большим количеством съедобных фруктов и орехов, через десять лет они появятся в наших садах.
Роберт выращивал виды со всего мира без всякой дискриминации в отношении их происхождения. Америка, Китай, Персия, Россия и Западная Европа могут поставлять культуры, подходящие для умеренных климатических условий. Этот «ботанический интернационализм» выходит за рамки довольно ограниченного диапазона видов, доступных здесь в результате генетического вымирания, вызванного нашим последним ледниковым периодом. Но и в тропиках африканские лесные фермеры с удовольствием используют южноамериканские культуры, и наоборот. Изобретательность всегда была отличительной чертой фермеров-новаторов.
Роберт Харт, как показано в этой книге, был настоящим новатором, который донес до наших огородов идею о том, что, да, мы можем производить изобилие продуктов для самообеспечения на довольно небольшом пространстве и иметь отличные возможности получать удовольствие от этого. Природа - это наше происхождение и наше предназначение, даже если технократы пытаются нас убедить в обратном. Но даже тело инженера или автогонщика, чья слава - его машина, превратится в пыль. И эта пыль не будет производить машину, но однажды она может накормить дерево, если это будет позволено.
Герберт Жирарде
Сентябрь 2001 г.

Ларри Корн - Без естественных людей не может быть естественного земледелия

Ларри Корн - Без естественных людей не может быть естественного земледелия

Г-н Фукуока предположил, что для того, чтобы кто-то мог четко оценить естественное земледелие, он сначала должен войти в прямой контакт с природой, какой она есть на самом деле; тогда они могут решить для себя, идти по этому пути или нет. Конечно, легче сказать, чем сделать, но есть определенные шаги, которые мы можем предпринять, чтобы соответствовать естественному порядку, как внутри, так и снаружи.
Поступая так, мы ставим себя в такое положение, когда становится возможным увидеть мир таким, каким он был. В основном это процесс устранения препятствий, избавления от заблуждений и простой жизни, близкой к сердцу природы.
Некоторые люди используют полевые испытания, научные исследования и статистический анализ для проверки методов естественного земледелия, но эти испытания обычно проводятся в неестественной среде, которая была создана специально для использования современных методов ведения сельского хозяйства. Естественное земледелие работает лучше всего, когда условия максимально естественны, потому что оно опирается на уникальную способность природы производить изобилие само по себе. При тестировании в неестественных условиях оно всегда не работает.
Другим, даже тем, кто предрасположен принять подход естественного земледелия, трудно оценить эффективность этой философии, потому что их внутренние ландшафты также были созданы для того, чтобы служить целям современного общества. Противоядие - изучить наши собственные мысли и определить те, которые были помещены в них нашей культурой. Хороший способ сделать это - использовать тот же метод, который использовал мистер Фукуока, чтобы прояснить свои взгляды на сельское хозяйство.
Когда г-н Фукуока разработал свой метод ведения сельского хозяйства, он начал с рассмотрения самых основных методов ведения сельского хозяйства, таких как вспашка, обрезка, изготовление компоста и затопление рисовых полей. Он спросил себя: «Действительно ли эти практики необходимы?» В конце концов он решил, что ни одна из них не нужна, и прекратил их выполнять.
Изучая наши мысли, мы должны задать себе аналогичный вопрос: «Это универсальная истина или это концепция, уникальная для нашей современной культуры?» Если она уникальна для современной культуры, от нее следует отказаться. Некоторые из этих идей могут включать: «Обществу необходимо продолжать расти, чтобы мы могли совершать великие дела и постоянно прогрессировать. Лучше что-то делать, чем ничего не делать. Нам нужно понять, как устроена природа, чтобы мы могли извлекать из нее то, что нам нужно, чтобы удовлетворить нужды и потребности нашего растущего населения. Нам нужно промышленное сельское хозяйство, чтобы прокормить это постоянно растущее население. Первобытные люди, которые были до нас, жили жалким и нищим существованием ».
Некоторые мысли могут быть более личными, например: «Мне нужно сделать карьеру и накапливать материальные блага, чтобы считать себя успешным. Чем больше я знаю, тем лучше мне будет. Мне нужен план на жизнь, иначе все обернется плохо. Мне нужно открыть истинный смысл жизни ». Г-н Фукуока отрицал, что любое из этих утверждений было правдой, потому что все они являются продуктом культуры, которая не использовала природу как пробный камень истины.
Трудно все это оставить. В конце концов, это мощные ценности и широко распространенные убеждения. Они могут определять наше самоощущение и нашу цель. Отказ от этих убеждений может быть пугающим, казаться рискованным и - в культуре, где они считаются неопровержимой истиной - может показаться крайним.
Но я думаю, вы обнаружите, что в конечном итоге намного легче избавиться от всей этой дезинформации, чем носить ее с собой. В конце концов, это будет заменено другими вещами, которые бесконечно приносят больше удовлетворения.
Следующий шаг - изучить, как мы живем с идеей устранения второстепенных действий и материального беспорядка. Это означает сокращение материальных ценностей, ограничение покупок потребительских товаров и услуг, принятие продуманных и экологически безопасных решений, когда речь идет о транспорте, жилье, еде и развлечениях, а также создание как можно меньшего количества отходов. Это не только облегчает жизнь, но и дает нам чувство независимости и личных возможностей. Это переводит экономику нашей личной жизни от экономики дефицита к экономике изобилия. Это забирает у мира только то, что нам нужно, и не более того.
Это обязательно включает в себя отстранение от веры в то, что выполнение великих дел и накопление материальных благ приведет к более комфортной и полноценной жизни. Легко увидеть ущерб, который нанесла озабоченность человечества прогрессом: истощение ресурсов, загрязнение воздуха, почвы и воды, вымирание видов, а также смятение и деморализация человеческого общества. Что не так очевидно, так это ущерб, который мы причиняем себе, заставляя себя делать великие дела в своей личной жизни.
С детства мы слышим, что нам нужно много работать в школе, чтобы сделать успешную карьеру, желательно такую, которая принесет нам много денег, но должна ли материальная выгода быть критерием личного счастья? Для многих материалистическая жизнь превращается в жизнь ненасытных желаний, в зависимость, которая лишает их всякой надежды на достижение удовлетворения в жизни и чувства сочувствия к другим.
Это также надежно закрепляет их в мире относительности, где нет свободы, есть только постоянная неразбериха и конфликты.
Не лучше ли спокойно заниматься своим распорядком дня, жить уБого, есть и спать спокойно и просто наслаждаться жизнью? Жизнь простая оставляет место, чтобы наслаждаться богатством каждого дня. Она делает акцент на ценности опыта, а не собственности. Это приводит нашу жизнь в соответствие с тем, во что мы верим, и ведет к более позитивному и уверенному отношению. Ношение простой одежды, употребление простой пищи и скромная, обычная жизнь возвышают человеческий дух, приближая нас к источнику жизни.
Для многих на этом путь заканчивается. Они довольны тем, что создают удобные усадьбы, построенные по образцу природы, где они могут жить здоровой самостоятельной жизнью, возможно, в удаленном районе, который полностью отключен от электросети. Другие меняют свою жизнь так, чтобы жить так, даже живя в городе. Жить в более медленном темпе, ухаживать за небольшим садом и вести простую жизнь, сосредоточенную вокруг очага, идеально для них. Они помогают остановить бессмысленное разрушение природы, работая над исцелением земли и живя ответственно.

Последний этап путешествия

Это все хорошо, но если мы остановимся на этом, мы все равно останемся в мире относительной мысли, полагая, что мы существуем как индивидуальные сущности и поэтому отделены от Творения. Мы еще не дошли до натурального земледелия. Чтобы достичь этого, нам нужно избавляться от большего количества вещей.
Чтобы добиться этого, большинство людей прибегают к различным вспомогательным средствам, которые помогают им навести порядок в своей жизни. Эти практики были полезны для исцеления и обеспечения более сбалансированного мировоззрения. Они разные для каждого человека, но некоторые из них могут включать изучение одного из духовных искусств, макробиотики, астрологии, пермакультуры или биодинамики, если назвать несколько. Однако по мере продолжения работы необходимо отбросить структуру этих практик. Их миссия выполнена. Мы должны быть благодарны за то, что они нам дали, но с этого момента мы продолжим без них. От любых «измов», философий или религиозных догм, которые мы выбрали для принятия в качестве личного стандарта истины, также необходимо отказаться.
Они полезны только в относительном мире, где не существует абсолютных стандартов истины.
К настоящему времени мы начинаем чувствовать себя легко и свободно, но это начинает немного пугать. Мы путешествуем без карты или плана, и интеллектуальные рассуждения, которые мы привыкли использовать для определения нашего курса, больше бесполезны, потому что мы больше не в привычном мире интеллекта. Это место, в котором мы не были с детства, но оно кажется странно знакомым.
На самом деле, путешествие без плана - лучший план, потому что он позволяет непредсказуемо совершать хорошие вещи. Волшебным образом вы попадаете в место, где вы никогда не ожидали оказаться, но действительно принадлежите ему. Если бы г-н Фукуока начал с предопределенного представления о том, какой будет его естественная ферма, она никогда бы не приобрела такую великолепную форму. Если бы у меня был жесткий маршрут, когда я отправлялся в
Азию Я никогда бы не нашел свой путь в деревню и в конце концов к мистеру Фукуока. Когда дела остаются незапланированными, все возможно. Подумайте обо всем, чем вы занимались, когда были ребенком, и вам разрешалось свободно играть на природе. С заранее заданной структурой этих чудесных фантазий и неожиданных открытий никогда бы не случилось.
Катрина Блэр в своей замечательной книге «Дикая мудрость сорняков» описывает опыт, который она пережила, когда ей было одиннадцать лет, когда она разбила лагерь со своей семьей на высокогорном озере к северу от Дуранго, штат Колорадо. Она сама доплыла до дальнего берега озера на матрасе для бассейна и вышла на берег. Как она вспоминает:
Я села среди всех диких горных растений и наполнилася интенсивной и совершенно радостной энергией, которую я никогда раньше не испытывала в такой силе. Это было чувство полной эйфории! В тот момент растения и окружающая среда дали мне сильное сообщение, сказав: «Ты дома» и «Ты собираешься прожить свою жизнь с нами». Суть этого чувства до сих пор говорит мне в глубине души, напоминая мне, что я есть дома здесь, на нашей дикой земле. 1

Невозможно желать, чтобы подобное произошло, но если к природе приблизиться с ясным умом и открытым сердцем, ее истинная форма проявится без сознательных усилий. Опыт, который получил г-н Фукуока, когда он был молодым человеком, также пришел неожиданно, без каких-либо усилий с его стороны. Чем больше мы цепляемся за что-то и пытаемся сделать это своим, тем больше это ускользает от нас. Все, что мы можем сделать, это поставить себя в положение, в котором такой опыт возможен. Дверь откроется, когда вы забудете о ней думать. Это все равно, что смотреть на один из тех рисунков человеческого лица в поп-арте. Через некоторое время он сам переключается на вид профиля. Картинка не меняется, и невозможно заставить себя увидеть картинку по-другому, это просто происходит.
Такое ощущение, когда ты впервые неожиданно видишь мир таким, какой он есть. Это что-то вроде: «Подождите, что только что произошло?». В первый раз, когда я испытал подобный опыт, я гулял по лесу секвой на северном побережье Калифорнии. Я остановился на мгновение и сел возле небольшого ручья. Когда я поднял глаза, все было иначе. Это выглядело так же, но я почему-то смотрел внутрь, а не наружу. Казалось, что все в полном порядке, как и с незапамятных времен, и от глубокого чувства покоя у меня перехватило дыхание. Я отпраздновал это, обняв дерево, поздоровавшись с кустом черники и наслаждаясь запахом горсти листвы, которую я подобрал с лесной подстилки. Белка, бегущая по ветке дерева, шум воды, солнечный свет, струящийся сквозь листья - все было откровением, чудом, и этому не было конца! Я почувствовал прилив радости и сострадания. Как будто я стал частью чего-то большего, чем я сам, чего-то прекрасного.
До этого времени я постепенно упрощал свою жизнь с расплывчатой целью избавиться от всего до тех пор, пока ничего не останется, что-то вроде программы «ничего не делать / ничего не желать». Я изучил свое мышление, сократил материальные потребности и имущество до минимума, прибрал в своем рационе и в целом жил скромной жизнью. Это были осознанные решения. Я имел в виду пункт назначения. Я ни на минуту не думал, что когда-нибудь доберусь туда, но все время чувствовал себя легче и ближе к земле, и это было достаточной наградой. Я никогда не мечтал, чтобы что-то подобное могло произойти.
То, что я пережил в тот день, содержало иронию, заставившую меня в то время громко рассмеяться. Помимо попытки упростить и добиться большей ясности в своей жизни, я также напоминал себе, что нельзя планировать и не цепляться за вещи, но я всегда знал, что это делал «я». Когда последнее владение, мое эго или чувство собственного достоинства, отпало, «я» не имел к этому никакого отношения. Это был подарок, чистый и простой, и я был полон благодарности. Наконец-то я освободился от себя.
Невозможно описать такое радостное чувство, но другие называют его «соединением с космическим сознанием» или, как выразился Сэнсэй, частью «большой жизни». Я достиг своей цели. Все пропало, но на его место ворвалось что-то чудесное. Я чувствовал, что природа течет через меня так же, как через ферму мистера Фукуока.
И вот следующая ирония: этот пункт назначения оказался началом совершенно нового путешествия. Мое сердце было наполнено песней Творения, но что теперь? Я решил превратить свою жизнь в естественный сад, в котором у природы была полная свобода действий. Я все еще живу довольно обычной жизнью, но она наполнена благодарностью и чувством полной свободы. Когда вы настраиваетесь на «великое развертывание», происходят чудеса. Чтобы это испытать, не нужно быть фермером. Простая жизнь, посвященная служению, напоминает другим о том, что есть другой способ жить, который бесконечно приносит больше удовлетворения, чем борьба в бессмысленных поисках относительного мира. Революция по принципу «одной соломинки» заключается в том, чтобы помнить, кто мы, чтобы мы могли жить свободно, радостно и ответственно в мире. Как отметил г-н Фукуока, «без естественных людей не может быть естественного земледелия.

Ларри Корн - Сравнение научного и органического сельского хозяйства

Ларри Корн - Сравнение научного и органического сельского хозяйства

Органическое садоводство и сельское хозяйство возникли частично в результате ущерба, нанесенного научным сельским хозяйством, а частично из врожденных инстинктов воспитания относительно большого, но недоминирующего сегмента общества. Органическое сельское хозяйство предлагает более щадящий подход к производству продуктов питания, но сохраняет фундаментальные взгляды современного сельского хозяйства в том смысле, что оно также начинается с вопроса: «Как я могу заставить природу производить лучшие продукты для меня?» Ученый фермер считает, что использование химикатов является наиболее эффективным методом, в то время как органический фермер считает, что лучше всего использовать органический материал.
Есть несколько форм органического земледелия. В самом узком определении это просто сельское хозяйство без использования синтетических химикатов. Однако это широко распространенное восприятие чрезмерно упрощено. Видение органического земледелия, выдвинутое сэром Альбертом Ховардом, Дж. И. Родейлом, Робертом Родейлом и другими, намного шире и сложнее, поскольку оно основано на признании взаимосвязанности жизни и решающей важности здоровья почвы для здоровья сельскохозяйственных культур, домашнего скота, отдельных лиц и общества в целом.
Если использовать узкое определение органического сельского хозяйства, нет ничего плохого в создании огромных ферм, которые используют крупномасштабную технику, выращивают урожай в монокультуре и опрыскивают поля «органическими» удобрениями, стимуляторами и пестицидами.
Сегодня существует много таких ферм, которые имеют право на органическую сертификацию, но они не производят живых и питательных продуктов, и их следует рассматривать как не более чем еще одну форму промышленного сельского хозяйства. Некоторые крупные органические фермы, такие как семейные фермы Лундберг, добросовестно делают все возможное, чтобы поддерживать здоровье почвы и выращивать питательные культуры, несмотря на их размер, но они являются исключением.
Многие люди используют методы органического земледелия, чтобы выращивать пищу для себя на заднем дворе и на небольших фермах. Они мотивированы желанием производить здоровую пищу для себя, своей семьи и своих друзей и, возможно, продавать ее в местных магазинах, на фермерских рынках и в рамках поддерживаемых сообществом сельскохозяйственных магазинов(CSA), которые напрямую связывают фермеров с потребителями. Если бы больше людей выращивали собственные продукты питания органически в городских и пригородных районах, это во многом способствовало бы созданию более здорового и устойчивого общества.
Органическое и научное сельское хозяйство существуют в тесных отношениях. В конечном счете, это две стороны одной медали, проявляющие свои склонности к эксплуатации и воспитанию. Я уже указывал, что даже сэр Альберт Ховард, который представил самое широкое и глубокое видение движения за органическое земледелие, считал, что человечество имеет полное право переделать ландшафт полностью в интересах человека.
По словам Ховарда, для людей вполне приемлемо «положить руку на колесо» и пахать почву для использования людьми, если они будут осторожны, чтобы вернуть все, что они взяли, обратно в почву. Однако чаще всего игнорируется сторона уравнения «вернуть то, что было взято». Несколько мест, где сработало сельское хозяйство, основанное на здоровом уважении к Колесу жизни, есть на многих фермах амишей, где сообщество живет в соответствии со строгим этическим кодексом; в Токугавской Японии, где оно было построено на духе почтения и уважения к природе; и в изолированных районах по всему миру, где сельские жители в основном полагаются на древесные культуры.
Пермакультура - это дизайн-система, созданная австралийцами Биллом Моллисоном и Дэвидом Холмгреном в 1970-х годах. Она основана на тщательном наблюдении и последующем воспроизведении природных экосистем для создания целостных, самоподдерживающихся сельскохозяйственных ландшафтов и человеческих сообществ. Поскольку в ней делается упор на взаимосвязи, а не на отдельные элементы, ее часто называют формой экологического сельского хозяйства. Эта концепция выходит за рамки простого сельского хозяйства, поскольку она объединяет производство продуктов питания с такими вещами, как социальные и экономические структуры, городское планирование, доступ к земле, кооперативное банковское дело и социальная справедливость. Слово пермакультура - это смесь постоянного земледелия и постоянной культуры.
Системы пермакультуры включают в себя большое разнообразие видов растений и животных, при этом особое внимание уделяется древесным культурам и другим многолетним растениям, которые имеют много полезных применений или функций. Элементы, которые включают в себя такие вещи, как растения, животные, здания, площадки для компостирования и пруды, расположены таким образом, что они связаны между собой как можно большим количеством способов. Это придает системе устойчивость и адаптируемость.
Дизайн создан таким образом, чтобы в полной мере использовать преимущества конкретного места, поэтому нет двух одинаковых дизайнов. Одной из фирменных концепций пермакультуры является «съедобный лесосад». В этой системе имитируется многоуровневая структура естественных лесных массивов, но с более высокой долей съедобных растений и видов, полезных во многих отношениях. Растения часто расположены в аллелопатичных комбинациях, называемых гильдиями, которые представляют собой группы травянистых растений, кустарников и деревьев, которые, как известно, особенно хорошо уживаются вместе.
Создавая первоначальный дизайн, дизайнер должен смотреть в будущее, представляя, каким будет лесной сад, когда он достигнет зрелости через двадцать, тридцать или, возможно, пятьдесят лет. Вместо того, чтобы ждать, пока растения пройдут каждую стадию сукцессии одну за другой, растения всех стадий сажаются одновременно, что ускоряет процесс. Пока деревья еще молодые, больше солнечного света достигает земли, поэтому преобладают однолетники. По мере того, как деревья становятся крупнее, а территория становится более тенистой, однолетние растения уступают место еде, производимой многолетними растениями, корнеплодами, фруктовыми и ореховыми деревьями и ягодами.
Полностью реализованный съедобный лесной сад предполагает сельскую обстановку, но пермакультура также может применяться на небольших городских и пригородных участках. Вы просто принимаете во внимание конкретные условия и применяете принципы наилучшим образом. Нет жестких правил. Пока вы не нарушаете этику и принципы пермакультуры, вы можете делать все, что захотите. Фермы или усадьбы пермакультуры часто отличаются своей эклектичностью и причудливостью. Творчество не только терпимо, но и поощряется. Одна из многих пословиц пермакультуры: «Возможности ограничены только воображением дизайнера».
Вот как работает процесс проектирования. Дизайнеры тщательно изучают район, на котором они будут работать, желательно не менее года, чтобы его можно было увидеть в любое время года. Они изучают дикую местность поблизости, наблюдая закономерности и взаимоотношения между растениями и животными, которые там живут. Затем они наблюдают за растениями и животными, которые живут на данном участке, изучают состояние почвы и, возможно, проводят обследование почвы, проверяют водную ситуацию, общий климат и микроклимат.
Они берут интервью у соседей, которые рассказывают им об истории местности, знакомятся с местными правилами, составляют список растений для различных целей, подходящих для данной местности, измеряют угол наклона солнца и находят его крайние север-юг положения во время солнцестояний, и так далее.
Затем они составляют список каждого элемента в дизайне и анализируют, что каждому из них нужно и что он предоставит другим элементам. Наконец, они садятся за стол и создают дизайн, используя базовую карту с наложениями, вместе с полным описанием. Затем проект воплощается, иногда поэтапно, иногда все сразу. *

* Пермакультура - это гораздо больше, чем я могу охватить в этом кратком описании. По этому поводу написано несколько хороших книг. Если вы хотите узнать больше, читайте книгу Тоби Хеменуэя «Сад Гайи: Руководство по домашней пермакультуре» которая хорошо для начала.

Примерно в 1980 году Билл Моллисон впервые приехал в Соединенные Штаты, чтобы разъяснять и продвигать пермакультуру. В то время люди только начинали осознавать, что наносится масштабный экологический ущерб. Экологи и исследователи искали более эффективные способы ведения дел, но каждый был сосредоточен на своей области исследований и не имел особого интереса к тому, чем занимались другие. Такая специализация невозможна в пермакультуре, потому что она подчеркивает взаимосвязь всех фаз жизни. Каждый должен знать хотя бы основы устойчивого производства продуктов питания, разведения животных, управления почвой и водными ресурсами, соответствующих технологий и естественного строительства, а также социальных, экономических и политических аспектов жизни.
Г-н Фукуока привлек внимание пермакультуры по нескольким причинам. В своей первой книге «Пермакультура 1» Моллисон даже не упомянул выращивание зерна. Он придерживался принципа нулевой обработки почвы, но не знал, как выращивать зерно, не переворачивая почву. Никто этого не делал. Затем он прочитал «Революцию одной соломинки», в которой г-н Фукуока рассказал, как ему удалось это успешно сделать на своей ферме в Японии. Его метод был описан в Permaculture Two и с тех пор является неотъемлемой частью учебной программы дизайна. Кроме того, хотя г-н Фукуока использовал совершенно другой подход, его сад часто использовался в качестве примера того, как должен выглядеть зрелый съедобный лесосад.

Еще одна причина, по которой подход г-на Фукуока часто включается в курс обучения, заключается в том, что он добавляет духовное измерение, которого, по ощущениям, не хватает пермакультуре. Люди часто сочетают пермакультуру с другими дисциплинами или философиями, чтобы создать гибриды, которые им лично резонируют. Некоторые вводные курсы дизайна сочетают базовую семидесятидвухчасовую учебную программу с йогой, медитацией, навыками выживания или биодинамикой. * Биодинамика представлена особенно хорошо; многие фермы называют себя пермакультурными биодинамическими фермами. Некоторые из них являются одними из самых вдохновляющих, которые я когда-либо посещал.

* Биодинамика - это способ ведения сельского хозяйства, выросший из учений Рудольфа Штайнера (1861–1925),Австрийского шизотерика. Она использует многие стандартные органические методы, такие как приготовление компоста, но добавляет свои собственные методы, такие как согласование хозяйственной деятельности с движением небесных тел и применение специально разработанных «препаратов» для почвы. Биодинамика стремится восстановить и гармонизировать жизненные силы фермы, работая в сотрудничестве с «тонкими космическими влияниями».

Когда пермакультура впервые появилась в Соединенных Штатах, многие люди были настроены скептически. Некоторые сомневались в целесообразности объединения такого разнообразия местных и экзотических видов, возможно, впервые. Другие интересовались, как посадка агрессивных видов, таких как акация, русские оливки(лох), бамбук, белый клевер и жимолость, может быть совместима с идеей минимального ухода. Был также вопрос о том, может ли многолетнее земледелие, основанное на древесных культурах, производить достаточно пищи, чтобы адекватно заменить уже существовавшее сельское хозяйство с ранней сукцессией (вспаханное поле). Примеры пермакультуры есть в Австралии, но нет в Соединенных Штатах. Нужны были испытания и практические демонстрации.
Тихоокеанский Северо-Запад идеально подходил для ответа на эти вопросы. Группа мелких органических фермеров и защитников местных продуктов питания уже сформировала низовую региональную организацию под названием Tilth. Они работали над расширением возможностей для местных производителей, создавая фермерские рынки, земельные кооперативы и общественный обмен. Они также публиковали информационный бюллетень, который распространялся в Орегоне, Вашингтоне, Айдахо, западной Монтане и некоторых частях Британской Колумбии.
Группа Тилта сразу же приняла пермакультуру. Они продвигали ее в своих публикациях и провели два семинара, один в Айдахо, а другой недалеко от Портленда, на которых присутствовало много людей. В 1982 году Тилт опубликовал «Будущее изобилует», справочник для тех, кто стремился применить пермакультуру и натуральное земледелие на Тихоокеанском Северо-Западе.
Трудно представить себе лучшие условия выращивания, чем Северо-Запад. Мягкий климат, обильные осадки и глубокие плодородные почвы способствуют быстрому и пышному росту растений, в гораздо большей степени, чем в засушливых районах. Чуваки из Тилта сразу приступили к работе, и вскоре повсюду стали появляться демонстрации пермакультуры, адаптированной к региональным условиям, как городской, так и сельской. Моллисон заметил это и несколько раз приезжал сюда. Он вел вводные курсы, посещал фермы, давал публичные выступления и радиоинтервью и в целом поощрял предпринимаемые усилия.
В 1986 году Вторая международная пермакультурная Конференция проходила в Олимпии, штат Вашингтон. За последние сорок лет на тихоокеанском северо-западе многое изменилось. Когда эта разношерстная группа Tilth впервые образовалась в 1974 году, в штате Вашингтон было два фермерских рынка. Сейчас их сотни. Неопределенности, связанные с пермакультурой, когда она впервые появилась, в основном разрешены. Сегодня тысячи работающих ферм пермакультуры и приусадебных участков существуют по всему региону, демонстрируя, что ленивое многолетнее сельское хозяйство может быть высокопроизводительным.
Также было показано, что пермакультура является эффективным инструментом восстановления поврежденных ландшафтов и человеческих сообществ. Так не только здесь, на северо-западе Тихого океана; пермакультура - это растущее движение во всем мире.
Пермакультура имеет несколько характеристик, которые отличают ее от основного органического сельского хозяйства. Он подчеркивает взаимосвязь жизни, в первую очередь представляет собой систему нулевой обработки почвы, делает упор на древесные культуры и многолетние растения, а также объединяет производство продуктов питания и жилья с социальными, экономическими и политическими аспектами жизни общества. Во многих отношениях она представляет собой улучшение основных органических методов.
Но при тщательном анализе становится ясно, что пермакультура также является продуктом нашего современного мышления и поэтому не представляет собой полного отхода от других форм современного сельского хозяйства. Процесс проектирования начинается с тщательного наблюдения за закономерностями и взаимосвязями в природе. Затем, в процессе, который иногда называют биомимикрией, дизайнер имитирует эти шаблоны в дизайне. Однако практика «наблюдения за природой» предполагает наличие наблюдателя и того, что наблюдается. Отделение от природы заложено в процесс с самого начала, и создается отделение дизайнера от природы.
Следующим шагом в процессе проектирования является анализ элементов и функций. Каждый элемент - например, груша, курица или здание - исследуется и каталогизируется в соответствии с его потребностями и тем, что он предоставит другим элементам. По сути, это то, чем занимается наука. Природа, которая является неделимым целым, разбивается на отдельные части, анализируется, а затем предпринимается попытка собрать ее вместе. Реконструированная «целая» природная система становится человеческим изобретением, симуляцией.
В конечном итоге, после того, как вся информация собрана и оценена, создается окончательный дизайн. Дизайнер - творец, а в конечном итоге - менеджер. Хотя изначально вдохновение пришло из наблюдения за природой, дизайн - это работа человеческого интеллекта. Все под контролем дизайнера. Я подчеркнул это слово, потому что это, пожалуй, самая определяющая характеристика современной культуры.
Итак, пермакультура основана на общих убеждениях и ценностях современной культуры. Она принимает отчуждение людей от природы без возражений или, может быть, незаметно; анализирует целое как части и кусочки; затем пытается снова собрать их вместе. Она полагается на человеческий интеллект на каждом этапе пути. В человеческом сознании есть много чудесных вещей, но оно никогда не может понять реальность, которая по своей сути непознаваема. Высказывание пермакультуры, которое я цитировал ранее, что «возможности в дизайне пермакультуры ограничены только воображением дизайнера», подразумевает, что возможности безграничны, но также свидетельствует о гордой чрезмерной уверенности в человеческих способностях. Зачем кому-то нужно ограничивать возможности чем-то столь узким и несовершенным, как человеческий разум?
Опора на интеллект выводит пермакультуру за пределы области естественного земледелия. Большинство пермакультуристов, например, не возражали бы против распыления компостного чая на свои растения или использования экзотических почвенных добавок, если бы они заставляли урожай расти быстрее и давали более высокий урожай. Использование ультрафиолетовых ламп для выращивания растений нормально, если они питаются от солнечных батарей или педального генератора. Они посещают экосистему естественного водоема на лесном лугу и решают воссоздать что-то подобное в своем дизайне. Результатом стала высокотехнологичная система аквапоники, в которой используются трубы из ПВХ, насосы, барботеры, солнечные коллекторы и цифровой таймер. Это совсем не похоже на то, что сначала заметили дизайнеры, или на то, что вы когда-либо видели во время прогулки по лесу.
Пермакультура также во многом полагается на информацию и научные исследования.
Предполагается, что если мы соберем достаточно информации и проанализируем ее с помощью базовых принципов проектирования, мы в конечном итоге сможем решить, что лучше всего делать. Дэвид Холмгрен, соучредитель пермакультуры, объясняет: «Традиционное сельское хозяйство было трудоемким, промышленное сельское хозяйство - энергоемким, а системы, разработанные для пермакультуры, информационно-емки».
Некоторые защитники хотели бы, чтобы пермакультура включала больше духовности в свою учебную программу. Другие считают, что должна быть разрешена только доказуемая, наблюдаемая наука, и что следует избавиться от «сомнительной метафизики». Сам Моллисон придерживается этой позиции. В своей книге «Путешествие в мечтах» Моллисон пишет: «Поскольку меня часто обвиняли в отсутствии того набора доверчивости, мистификации, современного мифа и чуши, которые сегодня популярны в духовности Нью Эйдж, я с радостью признаю себя виновным. . . пермакультура - это не биодинамика, и она не имеет отношения к феям, дивам, эльфам, призракам или явлениям загробной жизни, которые не каждый человек может проверить на собственном опыте или проводя свои собственные эксперименты ».
Другой лагерь считает, что в мире есть нечто большее, чем наблюдаемые явления, что пермакультура прямо не запрещает комбинировать ее с другими дисциплинами, и что такие практики, как йога, шаманизм и астрология, прошли научное исследование. Я был на одном курсе, где инструктор обсуждал свои отношения с феями, которых он встречал в своем саду и в других местах.
Когда его спросили, действительно ли он верит в фей, он ответил: «Верю. Настоящие они или нет. . . кто знает? Все, что я знаю, это то, что они для меня реальны. Они сделали мою жизнь богаче и приятнее, а также позволили мне заниматься пермакультурой более эффективно, чем я мог бы делать в противном случае ».
Некоторые последователи считают, что пермакультура может изменить направление развития современного общества, каким-то образом направив основное направление в сторону более здорового образа жизни, но я скептически отношусь к тому, что какой-то сегмент нашего общества может это сделать, если он принимает те же основные предположения, что и культура, которую он надеется изменить. В конце концов он будет реинтегрирован в мейнстрим, потому что люди вернутся к своим привычным образам мышления и действий, которые были заложены с младенчества.
Когда пермакультура впервые появилась в Соединенных Штатах, ее изображали как децентрализованное массовое движение. У него было довольно привлекательное эгалитарное, племенное чувство. Однако сегодня наблюдается тенденция к более структурированной организации с центральным «институтом» и группой экспертов для регулирования более жестких стандартов в отношении учебных программ и сертификации. Этим усилиям в значительной степени способствуют те, кто думает, что работа в университетах, государственных учреждениях и других основных организациях позволит им охватить более широкую аудиторию.
Они считают, что если бы пермакультура имела более профессиональный вид, она сделала бы ее более приемлемой в глазах этих учреждений. Фактически это первый шаг к тому, чтобы стать такими учреждениями. Более структурированная организация ведет к более централизованному контролю, и с этим идет неизбежная борьба за то, чтобы одержать верх. Все, что нужно сделать пермакультуре, чтобы этого избежать, - это оставаться верной своим эгалитарным, децентрализованным корням. Это означает создание сильных, устойчивых местных кооперативных сообществ вне удушающего влияния ортодоксии.
Хотя я указывал на то, что я считаю недостатками подхода пермакультуры, я не говорю, что пермакультура не оказала положительного влияния. Оказала. За последние сорок лет были посажены миллионы деревьев, которых иначе не посадили бы. Были возрождены такие навыки, как сбор семян, сохранение продуктов питания, естественная архитектура и строительство, выращивание и использование лекарственных растений, добыча диких растений и эффективное использование соответствующих технологий, что помогает сохранить ценные знания и ресурсы. Кооперативные сообщества пермакультуры выросли по всему миру, предоставляя возможность многим людям впервые соприкоснуться с миром природы.
Но я считаю, что это следует рассматривать только как начало, а не как самоцель. В конечном счете, пермакультуру также необходимо превзойти в пользу более широкого видения, которое считает служение природе своим высшим приоритетом. Если природа - идеальная модель, почему бы не позволить природе делать дизайн?
Вскоре после публикации «Революции одной соломинки» женщина сказала мне, что сообщение в книге было каким-то знакомым, как если бы оно было в ее подсознании в течение некоторого времени, но это был первый раз, когда она услышала в словах. Я думаю, это потому, что мистер Фукуока говорит нам о более раннем времени, когда люди были полностью поглощены природой. Мы все еще помним, но это стало далеким воспоминанием. Все было дано нам тогда как из непрерывно текущего источника.
Естественное земледелие - это вечное понимание, актуальное и применимое в любую эпоху. Оно использует природу как эталон, и истина природы не меняется. Развивая свой метод ведения сельского хозяйства, г-н Фукуока вернулся к истокам, «отбросив ненужные методы ведения сельского хозяйства». Когда ему, наконец, удалось избавиться от всех из них, он остался ни с чем. Только тогда появилась истинная форма природы вместе с ее полной наградой. Когда вы прошли
Через Фруктовый сад господина Фукуоки вы видели природу, свежую и чистую.
Другие сельскохозяйственные системы отражают нашу нынешнюю изоляцию от природы. То, что вы видите, - это не природа, а продукт человеческой воли. Промышленное сельское хозяйство демонстративно и непримиримо демонстрирует миссию полного господства современной культуры.
Органическое сельское хозяйство и пермакультура не так суровы, но доказательства человеческого контроля сохраняются. Я понимаю, что есть определенное удовлетворение и гордость, которые приходят с созданием плана, а затем с его принятием физической формы, особенно когда вы выстраиваете дизайн по образцу естественных систем, но это всегда будет симуляция. Вы видите себя, а не уникальное и чудесное выражение природы.
Фермеры здесь, в Соединенных Штатах, часто спрашивали г-на Фукуока о практичности смешивания его метода с другими органическими методами. Он вежливо сказал, что это невозможно. Недавно я получил аналогичный вопрос от зернового фермера, живущего в долине Уилламетт. «Мне ужасно тяжело бороться с сорняками после механической обработки почвы», - написал он. «Может ли мне в этом помочь натуральное земледелие?» Краткий ответ, конечно же, - нет.
На самом деле этот фермер спрашивал: «Как естественное земледелие может позволить мне продолжать делать то, что я делаю, но без побочных эффектов?» Он хотел накапливать больше техник, надеясь на волшебную пулю. Этот подход противоположен натуральному земледелию.
Современное сельское хозяйство хочет продолжать работу; естественное земледелие перестает ее делать.
Обдумывая, как подойти к конкретному участку земли, г-н Фукуока посоветовал нам сначала задать вопрос: «Что нужно земле?», А не «Что может дать природа». В большинстве случаев земля каким-то образом была повреждена, поэтому Первый шаг - дать природе инструменты, которые ей нужны, чтобы полностью выразить свою склонность к поддержанию жизни. Это означает, что нужно перестать делать то, что в первую очередь причинило ущерб, а затем возрождать почву и восстанавливать разнообразие.
Чаще всего хорошим началом является посадка деревьев и создание постоянного почвенного покрова. Фермер дает земле то, что ему нужно, и, в конце концов, земля может отвечать тем же.
Сельское хозяйство так, как предлагает г-н Фукуока, не дается естественным путем для большинства людей, потому что они пришли к выводу, что для обеспечения успешного результата им необходимо все контролировать. Чтобы отказаться от такого образа мышления, нужно совершить прыжок веры. Вы как будто стоите на краю обрыва, а мистер Фукуока побуждает вас сделать шаг в пропасть, говоря: «Не волнуйтесь, все будет хорошо». Когда вы сойдете, оказывается, что это вовсе не скала, а шаг в новый и великолепный мир. Эта реальность доступна каждому в любое время. Мир не меняется; реальность никогда не меняется. Меняется только наше восприятие.

Ларри Корн - Было ли традиционное японское сельское хозяйство формой Естественного земледелия?

Ларри Корн - Было ли традиционное японское сельское хозяйство формой Естественного земледелия?

Токугавская Япония была воплощением тоталитарного феодального общества, и жизнь сельских жителей не всегда была легкой и комфортной. Некоторые утверждают, что их эксплуатировали и притесняли, и я полагаю, вы могли это видеть именно так. Даже мистер Фукуока называл их «бедной и забитой группой» угнетенной власть имущими. . . 7, хотя он продолжил, что они сохраняли позитивный настрой и вели приятную жизнь.
Но было ли традиционное японское сельское хозяйство формой естественного земледелия? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны напомнить себе, что естественное земледелие - это, прежде всего, способ взглянуть на мир и образ жизни, в котором выигрывают и люди, и природа.
Само сельское хозяйство является выражением того, как этого можно достичь.
В «Революции одной соломинки» г-н Фукуока дает четыре принципа натурального земледелия. Это: (1) без обработки, то есть без вспашки или переворачивания почвы; (2) никаких химических удобрений или готового компоста; (3) отсутствие прополки руками, плугом или гербицидами; и (4) отсутствие зависимости от химикатов и техники.
Фермеры эпохи Токугава технически нарушили первые три из этих правил. Они пахали, использовали много подготовленного компоста и пололи рисовые поля несколько раз в течение вегетационного периода ручным культиватором между рядами. Они также пересаживали рассаду риса, топили рисовые поля и полностью преобразили природный ландшафт.
Таким образом, на первый взгляд может показаться, что традиционное японское сельское хозяйство вовсе не было естественным земледелием, но это касается только тех методов, которые они использовали.
Возможно, следует добавить дополнительный набор принципов, описывающих духовные основы натурального земледелия: (1) рассматривать мир как единое, взаимосвязанное и взаимозависимое целое, которое идеально устроено так, как оно есть; (2) уважать всех существ и предоставлять им равные возможности для процветания; (3) защитить способность природы восполнять себя; (4) ценить и поощрять разнообразие; (5) знать свой дом и заботиться о нем; (6) брать только то, что вам нужно, и никогда не брать все; (7) использовать и перерабатывать все, не создавая отходов; и (8) жить в духе терпимости, смирения и благодарности.
По этому набору критериев традиционный японский сельский образ жизни явно был формой естественного земледелия. Г-н Фукуока отметил восхищение и уважение, которое он испытывал к японским фермерам и сельским жителям во всем мире, даже когда он продемонстрировал, как их методы ведения сельского хозяйства могли быть улучшены. Во многих отношениях он считал образ жизни сатояма исключительным выражением того, как люди могут гармонично ладить с природой.
Они не утруждали себя поиском истинного смысла жизни или решением других тяжелых метафизических вопросов. Вот как г-н Фукуока описал философию традиционных японских сельских жителей: «Фермеры предпочитали жить обычной жизнью, без знаний и обучения. Не было времени философствовать. И в этом не было необходимости. Это не означает, что в деревне не было философии. Напротив, у нее была очень важная философия. Она было воплощено в принципе, что «философия не нужна».Фермерская деревня была прежде всего обществом философов, не нуждающихся в философии »8

Не будет частной собственности как в раю и при коммунизме, никаких границ между странами, и куда бы

Не будет частной собственности как в раю и при коммунизме, никаких границ между странами, и куда бы вы ни пошли, там будет еда

Вопросы и ответы на II Интернациональной Конференции по пермакультуре

Во время своего второго визита в Соединенные Штаты в 1986 году г-н Фукуока посетил встречу дизайнеров пермакультуры в горячих источниках Брейтенбуш в Орегоне. Затем последовала 2-я Международная конференция по пермакультуре, которая проходила в Государственном колледже Эвергрин в Олимпии, штат Вашингтон. В Брайтенбуше он наслаждался купанием в природных горячих источниках, пешими прогулками по возвышающимся лесам, Каскадным горам и болтовней с сотней других участников, приехавших со всего мира на эти два мероприятия. Он встретился с Биллом Моллисоном, создателем пермакультуры, и Алланом Сэвори, создателем «целостного управления ресурсами», в котором домашний скот используется как стада диких животных, чтобы обратить вспять опустынивание и восстановить пустыни и поврежденные пастбищные угодья. Сэнсэй также выступил с несколькими докладами и провел импровизированный семинар на месте заброшенного огорода.
Конференция в Олимпии была открыта для публики, и на ней присутствовало более 750 человек. В ходе двухдневного мероприятия состоялся ряд бесед и семинаров, а также восхитительная трехсторонняя дискуссия в главном зале между Биллом Моллисоном, Уэсом Джексоном, основателем Земельного института в Салине, штат Канзас, и Мистером Фукуока, которую он описывает в своей книге «Посев семян в пустыне». Г-н Фукуока также провел сессию вопросов и ответов, которая затронула широкий круг тем. Он начал с короткого заявления, а затем предоставил слово для вопросов: «Когда я начал заниматься сельским хозяйством сорок лет назад, у меня была одна из самых маленьких ферм в бедной деревне на юге Японии. Мой отец владел большой фермой, но Второй мировой войны земля была перераспределена, поэтому я начал с очень маленькой земли и очень маленьких денег. Я воспользовался государственной программой, которая позволила мне посадить деревья, и я смог очень дешево купить плохой фруктовый сад.
Теперь у меня есть плодородный цитрусовый сад с тысячами деревьев и кустарников всех типов. Я также выращиваю рис, ячмень, фрукты, ягоды и овощи. Я делал это, внимательно наблюдая за природой и подбирая растения, наиболее подходящие для этой местности. Природа показывала мне, что делать на каждом этапе пути. «Вы легко можете ошибиться, думая, что природа, которую мы видим сегодня, является изначальной природой местности.
Например, если вы посмотрите на зерновые поля Орегона или сельскохозяйственные долины в Калифорнии то они совсем не похожи на то, чем была изначально земля. Это скорее имитационная природа, созданная человеческой волей и человеческими действиями. Чтобы найти в этих местах первозданную природу, полезно посетить горные районы, такие как Олимпийские горы здесь, в Вашингтоне, или район вокруг горячих источников Брейтенбуш в Орегоне, а затем представить себе, какими должны были быть низины.
«Когда я приехал в Африку, было почти невозможно увидеть первоначальный ландшафт, поэтому было трудно решить, какие растения и когда сеять. Мне сказали, что много лет назад Сомали была засажена такими же лесами, как и штат Вашингтон. Сейчас Эфиопия почти полностью пустыня, но когда-то там были густые леса. Я решил посеять семена более ста видов овощей и более ста видов фруктовых деревьев и почвопокровных растений, заключив их в глиняные гранулы. Таким образом, всего за один год я мог увидеть, какие деревья и растения там будут хорошо расти.
Решая, какие деревья использовать, я предлагаю вам сначала обратить внимание на то, что растет в этой местности. Пальмы, папайя и банан привыкли к климату, поэтому они будут расти очень быстро, но цитрусовые и гранат, которые не являются родными для этой части Африки, также хорошо себя чувствуют в нынешних условиях и также должны быть включены. Рекомендуется сеять семена вместе одновременно. Деревья, овощи, почвопокровные растения и микроорганизмы, живущие вместе с животными - так устроила природа. Идея состоит в том, чтобы восстановить землю, чтобы природа стала цельной и все снова могло работать в гармонии.
«Вот еще одна идея для восстановления пустынь. Пустыня выглядит очень сухой, но есть вода и есть реки. Первое, что нужно сделать, - это создать зеленые пояса по берегам рек, используя деревья акации или другие быстрорастущие азотфиксирующие виды. Если вы посадите эти деревья перпендикулярно берегу и разместите их на расстоянии шестидесяти футов друг от друга или около того, вода будет просачиваться через корни одного дерева и переноситься к корням следующего.
Это создает своего рода систему орошения на основе растений, и территория вокруг деревьев становится влажной. Затем я сажал двадцать или тридцать разных деревьев и сеял семена других кустарников и овощей. Использование растений для строительства ирригационной системы намного эффективнее, чем строительство плотин и оросительных каналов.
«Теперь я хотел бы немного поговорить о своей философии, а затем мы можем перейти к вашим вопросам. Естественное земледелие не отделяет почву от растений, воды или животных. Деревья, травы, животные, микроорганизмы, даже небо и горы - все это части одной «большой жизни». Все живо и существует как одно тело. Я мог бы потратить целый день на разговоры о характеристиках акации. Я мог бы говорить о клевере целую неделю, но это не дало бы вам ни малейшего представления об их сущности или о том, как они вписываются в замысел природы.
Ученые полагают, что в конечном итоге они придут к пониманию того, как работает природа, изучая ее части. Генетик видит дерево с точки зрения генетики, почвовед - с точки зрения почвы, ботаник - с точки зрения биологических наук и так далее. Но чем более специализированным становится знание, тем дальше оно от истины. «Пару месяцев назад ко мне на ферму пришли профессора университета и попросили помочь им с исследованием, которое они проводили. Они хотели посадить фруктовые деревья естественным способом, но сначала им нужно было составить отчет, чтобы помочь им решить, как лучше это сделать. Сотни тысяч долларов были отложены на это исследование, которое, по их оценкам, займет двадцать лет. Отчет должен был называться «Исследование преимуществ и методов посадки Фруктовых деревьев среди широколиственных деревьев на бедной почве ».
Они планировали изучить температуру, влажность, свет, состояние почвы и все остальное, о чем они могли подумать. Конечно, пока они учатся, почва продолжает разрушаться, а химикаты разбрасываются повсюду. К тому времени, когда они закончат, весь мир может исчезнуть. «Мне потребовалось двадцать лет, чтобы научиться выращивать растения естественным способом, но к концу этого времени у меня была плодородная почва, фруктовые деревья, высокие акации, сосны, кустарники, ягоды, смешанный почвенный покров с бегающими повсюду цыплятами. Все, что нужно было сделать этим ученым, - это наблюдать, как я разбрасываю семена. Они могли бы узнать все, что им нужно, всего за один год ».
В: (из зала) Вы много говорили об использовании белого клевера для улучшения почвы. Почему вы используете белый клевер вместо других видов клевера?
О: Я пробовал много разных сортов клевера и обнаружил, что белый клевер мне больше всего подходит. Корни образуют подушку в нескольких сантиметрах верхнего слоя почвы, поэтому ростки сорняков, поднимающиеся снизу, не могут пройти сквозь них, а семена, выдуваемые ветром, также с трудом прорастают. Красный клевер становится таким высоким, что мешает овощам. Если вы посмотрите на поле красного клевера, оно покажется плотным, как и у белого , но это отдельные растения, поэтому сорняки могут пробиться между ними. Однако, как и все остальное, единственный способ узнать, какой клевер подойдет для того места, где вы живете, - это попробовать посмотреть, что получится.
Лучшее время для посева клевера - поздняя весна или ранняя осень. Я использую только горсть, может быть, четверть фунта(110 Г) на четверть акра(10 СОТОК), но вы можете использовать больше, если хотите. Вам нужно будет снова сеять клевер каждые четыре или пять лет, чтобы он оставался сильным. Я не пытаюсь уничтожить сорняки, просто поддерживаю их баланс с другими почвопокровными растениями. У меня повсюду в саду и на рисовых полях моей фермы растет белый клевер.
В: Вы также много говорите об акации. Мы не можем выращивать акации здесь, в
Вашингтоне, потому что слишком холодно. Что мы должны использовать вместо этого?
A: Я видел десять или двадцать видов деревьев, когда просто гулял по лесу последние несколько недель, и они тоже работают как сидераты. За исключением ольхи и черной акации, я не знаю их имен, но по форме вижу, что с ними все будет хорошо. Подойдет любое азотфиксирующее дерево, которое легко растет, но его корни должны расти глубоко, а не распространяться по поверхности; иначе они будут мешать овощам. Конечно, они по-любому полезны для почвы.
В: Вы собираете много риса и отправляете так много мандаринов на продажу. Разве это не истощает землю?
A: Вовсе нет! Фактически, почва становится богаче с каждым годом, потому что у меня есть непрерывный почвенный покров, обогащающий почву, поднимая питательные вещества из глубины и откладывая их на поверхности. Я беру только семена и плоды.
Все остальное возвращается обратно в поля. Это все равно, что делать компост прямо в почве, но без работы.
Кажется, все любят компост. Органическое земледелие и традиционное японское сельское хозяйство полностью основаны на компостировании. Людям нравится компост, потому что он очень быстрый. Вы можете получить концентрированное удобрение за несколько недель. Если срезать траву и сорняки и оставить их на поверхности, они могут разложиться лишь через пять или шесть месяцев, но это естественный способ, и в долгосрочной перспективе он работает лучше. Желание сделать концентрированный компост так быстро - это тот же образ мышления людей, которые хотят ездить на быстрой машине вместо ходьбы или езды на велосипеде. К тому же с компостом это можно делать только тогда, когда вы молоды и полны сил. бросить семена, срезать сорняки и дать им упасть на землю может любой, даже пожилой человек. Те из вас, кто любит работать только ради работы, делайте компост. Я не против.
В: Что вы делаете с отходами с кухни?
A: Я возвращаю их обратно в почву. Все возвращается, я просто не стал сначала превращать их в компост. Я закапываю их чуть ниже поверхности. Один раз я положил сюда, а другой - туда.
В: Вы делаете то же самое с человеческими отходами? Разве это не распространит болезни?
A: Да, я просто разложил говно по саду, здесь и там. Если у вас есть свиньи, они будут копаться вокруг и находить его, есть, а затем куры и другие птицы будут есть свиной навоз, а микроорганизмы разлагать птичий навоз. Через несколько дней все исчезает и не пахнет. Природа предоставляет идеальную систему для поддержания чистоты земли. Люди думают, что природный мир грязный и полон микробов. На самом деле это самое чистое место из всех.
Проблемы с болезнями возникают, когда люди, крупный рогатый скот или рыба собираются вместе в одном месте. Затем навоз накапливается, что приводит к загрязнению и болезням. Считаю человеческий навоз подарком Будды.
В: Как вы приступаете к натуральному земледелию?
A: Перестань так много думать. Сделай свой ум похожим на ум младенца. Они видят мир напрямую, без различий и суждений. Когда вы выходите на улицу с ясным умом, деревья и растения кажутся такими красивыми. Чем меньше думаешь, тем красивее становятся вещи. Когда вы смотрите глазами, вы можете видеть только поверхность. Когда вы смотрите своим сердцем, вы можете видеть все. Об этом знали в древности. Мы просто забыли. Природа не забыла человечество, но человечество забыло Природу.
В: Вы координируете свою сельскохозяйственную деятельность с фазами луны или положением планет?
A: Земля и сами семена знают правильное время для всего.
Посадка по фазам луны - идея интеллектуальная. Это придумали люди, поэтому я ей не пользуюсь.
В: Многие люди обрезают декоративные растения и даже некоторые многолетние овощи осенью, чтобы они росли более энергично весной. А вы?
О: Я бы отнес эту практику к категории садоводческих уловок. Я позволяю растениям, даже коммерческим цитрусовым деревьям, вырасти до своей естественной формы.
Обрезка растений и фруктовых деревьев действительно предназначена для того, чтобы растения подчинялись воле человека. Это напрямую связано с менталитетом, который считает, что природа существует исключительно для использования и блага человека. Если вы последуете этому образу мышления, следующее, что вы скажете: «Я хочу вырастить такое растение» и «Я хочу вырастить другое растение», даже если оно из другой местности и требует особого ухода, чтобы выжить.
Все начинается с желания, с мысли, что ты чего-то хочешь. Вот пример. Один молодой японец жил на моей ферме более трех лет, чтобы изучать естественное земледелие. Позже он приехал в Калифорнию с идеей сделать ландшафт зеленым. Он пытался выращивать рис на сухом склоне холма в Прибрежном хребте, где почти не было воды. Он потерпел неудачу, потому что решил, что хочет выращивать рис, не посоветовавшись предварительно с духом земли и не спросив, чего он хочет. Первый вопрос, который вам следует задать, когда вы приедете на участок земли: «Что нужно земле?», А не «Что я хочу здесь выращивать». «Как я могу служить природе» вместо «Что я могу получить от природы?»
В: Вы выращиваете все деревья из семян или некоторые из них прививаете?
О: С точки зрения естественного земледелия лучше всего выращивать деревья из семян, но я также использую привитые растения для коммерческого производства мандаринов. Если вы выращиваете фруктовые деревья из семян, качество плодов не всегда бывает достаточным для продажи, но оно помогает поддерживать генетическое разнообразие сада и дает очень необычные плоды всех размеров и форм.
Я вижу новые и неожиданные чудеса каждый раз, когда иду по саду. Это одна из радостей жизни в месте, где природа может свободно выражать себя. Выращенные из семян саженцы становятся великолепными деревьями естественной формы. Большая часть плодов остается неубранной, но они становятся пищей для птиц и других животных, а затем - для микроорганизмов. Знаете, я не выращиваю еду только для людей.
В: Я селекционер из Новой Зеландии и провожу много времени, выбирая деревья, выращенные из семян. Можно ли каким-либо образом выбрать дерево по характеристикам, которые сделают его пригодным для естественного или устойчивого сельского хозяйства?
О: Если вы просматриваете саженцы в поисках определенных характеристик, даже если они являются характеристиками, которые делают их более подходящими для естественного земледелия, вы все равно будете сознательно делать выбор, используя свой различающий ум. Лучше посадить семена и просто наслаждаться, наблюдая, как разворачивается замысел природы.
В: Можете ли вы заниматься естественным земледелием в саду на заднем дворе?
A: Да, можно. Естественное земледелие - это на самом деле состояние ума. Это жизнь и выращивание пищи ради природы, ради богов. Я посетил огород с парнем по имени Катсу всего несколько дней назад в Горячих источниках Брейтенбуша. Катсу посадил там огород и ухаживал за ним в течение года, но ему пришлось отказаться от него на несколько лет, пока он уехал жить в другое место. Он впервые увидел сад после своего отъезда.
Он был смущен, потому что сад казался ему заросшим .
Большинство людей сочло бы, что некоторые части сада выглядели довольно хорошо, но другие участки выглядели не так хорошо. Они видят хорошие растения и плохие растения, хороших насекомых и плохих насекомых; они видят сорняки отдельно от овощей и птиц - от мышей, сусликов и дождевых червей.
Когда боги смотрели на сад Кацу, они не видели ничего из этого.
Они видели все сразу, не осуждая.
Собственно, с садом все было в порядке. Изначально сад создавали люди ради себя. С тех пор природа и боги работают вместе в своего рода партнерстве. Все, что нужно сделать садовнику, - это присоединиться к нему. Самый простой способ сделать это - очистить свой разум и действовать в духе смирения и благодарности. Природа хочет работать с нами, если мы только позволим.
Некоторые люди спрашивали меня, можно ли использовать натуральное земледелие для выращивания овощей в промышленных масштабах, но это не лучшее применение. Не то чтобы это невозможно сделать, просто это не соответствует самой идее. Чтобы сделать его экономически рентабельным, фермеры начинают думать, что было бы эффективнее сеять рядами; затем они начинают обрезку деревьев, чтобы было легче собирать плоды. Очень скоро они снова задаются вопросом: «Что я могу получить от природы и как я могу сделать это наиболее эффективно». Тогда это уже не естественное земледелие.
В: Расскажите немного об экономике вашей фермы. Вам удалось зарабатывать на жизнь только сельским хозяйством?
Ответ: Я не стал богатым, но зарабатываю прилично. Я отправляю в Токио тысячу ящиков натуральных мандаринов каждый месяц примерно шесть месяцев в году. Каждый ящик весит пятнадцать килограммов (тридцать три фунта). Они немного малы (без обрезки) и имеют несколько пятен на коже, но это самые вкусные апельсины на рынке. К тому же они самые дешевые. Фрукты и овощи, выращенные естественным путем, должны быть недорогими, потому что для этого требуется очень мало работы и почти нет накладных расходов.
Цена, которую я беру за них, отражает это. Я также слежу за тем, чтобы владельцы магазинов не прогоняли покупателей высокой наценкой. Это было бы несправедливо, и у людей создалось бы впечатление, что производство натуральной пищи - дорогое удовольствие. Я также продаю большую часть выращиваемого мной риса и ячменя. Я стараюсь продавать свою продукцию в городах, потому что многие люди там никогда не пробовали аромата выращенных в естественных условиях продуктов.
Фермеры в Японии пытаются зарабатывать около пятидесяти тысяч долларов каждый год. Это их цель с одного(40 соток) или двух акров(80 соток). Мелкие органические фермеры в США имеют больше земли, но я не уверен, что они зарабатывают намного больше, чем японский фермер, а может быть, даже меньше.
В: Сегодня в мире так много проблем, что иногда это кажется непреодолимым. С чего бы вы снова начали все исправлять?
О: Я отвечу на этот вопрос так же, как я ответил на вопрос о том, как следует начать заниматься натуральным земледелием: хватит так много думать. Сегодняшние проблемы - разрушение природы, непрерывные войны, перенаселение, болезни, тревога, депрессия - все это результат того, что люди отделяют себя от природы и пытаются улучшить ее. Это закрывает им доступ к источнику истинного знания и истинной мудрости, поэтому проблемы, которые мы видим в мире, неизбежны. Люди чувствуют, что они могут отлично продвигаться в этом мире, используя свой интеллект, и смотрят на беспорядок, который они создали. Пока люди не перестанут руководствоваться своим интеллектом, эти проблемы не исчезнут; фактически, они будут продолжать ухудшаться.
Если мы вернемся к тому прежнему состоянию ума и будем жить за счет естественного земледелия, то есть позволяя природе выращивать пищу и поддерживать здоровый баланс, во всем мире будет мир, а все другие проблемы исчезнут. Не будет частной собственности как в раю и при коммунизме, никаких границ между странами, и куда бы вы ни пошли, там будет расти еда. Это не сон. Это действительно может произойти, но общество должно решить, что именно в этом направлении они хотят двигаться. Ни один человек не может добиться этого, но любой может сделать это в своей жизни.
Г-н Фукуока передал управление своей фермой своему сыну, когда ему было за восемьдесят, но он продолжал путешествовать и вести беседы, пока не стал слишком слаб, чтобы продолжать. Он мирно скончался в своем доме 16 августа 2008 года в возрасте девяноста пяти лет. Это было во время праздника Обон, когда предки приезжают на три дня в гости к живым. Вечером третьего дня предки возвращаются с песнями, танцами и салютом. Фукуока-сенсей умер в третью ночь Обона.
Хотя я не возвращался в Японию с 1976 года и лично не встречал снова господина Фукуока после его второго визита в Соединенные Штаты, я продолжал поддерживать связь с ним и моими друзьями в Японии. Ферма в Шузане была превращена в Центр изучения буддизма и моих друзей попросили уйти.
Билл, Хироко и трое их детей переехали в Санта-Круз, Калифорния, как и другие друзья из Киото и сообщества бузоку. Мы по-прежнему собираемся каждый год в государственном парке секвой, чтобы отметить традиционный японский Новый год. Мы делаем рисовые арики моти, растирая пропаренный клейкий рис большими деревянными молотками, поем песни, пьем чай и просто наслаждаемся тем что снова вместе.
После того, как «Революция одной соломинки» была опубликована, я выполнял различные работы, большинство из которых были связаны с работой в питомнике, и путешествовал с места на место, посещая фермы и сельские районы Калифорнии и Тихоокеанского Северо-Запада. В 1982 году я работал с Tilth, сплоченной группой органических фермеров и активистов на Северо-западе, над книгой под названием «Будущее изобилует», которая была практическим руководством по применению естественного земледелия и пермакультуры в регионе. В конце концов я стал родителем и домохозяином в Окленде, штат Калифорния.
Тогда я занимался благоустройством жилых домов, в основном переделывал жилые дворы. Я всегда пытался побудить своих клиентов принимать экологически обоснованные решения, но все же это было далеко от естественного земледелия. Когда моя дочь окончила среднюю школу и поступила в колледж в Колорадо, я уехал из города в небольшой городок на юге Орегона, где я живу сегодня.
Все это время я проводил лекции и семинары о мистере Фукуоке и его способах ведения сельского хозяйства. Всегда было много вопросов, большинство из которых касалось методов ведения сельского хозяйства, но некоторые из них касались философии, которая напомнила мне те же вопросы, которые я задавал себе, когда жил в горах, и в течение некоторого времени после этого.
Еще одна вещь, которая часто озадачивает людей, - это вопрос о том, где естественное земледелие сочетается с другими формами сельского хозяйства: является ли это примитивной формой сельского хозяйства? Ответвлением традиционного японского сельского хозяйства? Экологической формой органического земледелия? Некоторые даже считают его предшественником пермакультуры.
Когда я впервые понял ответ на этот вопрос, все стало для меня на свои места. Все дело в культуре. Естественное земледелие по методу ничего-не-делания почти идентично способу, которым до появления современной цивилизации коренные жители жили по всему миру. Я также пришел к пониманию того, как г-н Фукуока мог так высоко отзываться о традиционных деревенских фермерах в Японии и при этом так резко критиковать их методы ведения сельского хозяйства. Он также критиковал органическое земледелие и пермакультуру, что сначала удивило меня, но теперь я понял, почему. В следующих трех главах этой книги естественное земледелие сравнивается с этими другими формами сельского хозяйства и их культурным происхождением в надежде пролить свет на то, что на самом деле представляет собой натуральное земледелие.

Ларри Корн - Восточное побережье и Лос-Анджелес

Ларри Корн - Восточное побережье и Лос-Анджелес

Г-на Фукуока пригласили посетить Rodale Press и преподавать на Летней конференции макробиотики в Амхерсте, Массачусетс, организованной Фондом «Запад-восток» поэтому мы сели в самолет и вылетели на Восточное побережье. Наша первая остановка была в Нью-Йорке.
После всего, что он слышал о Нью-Йорке, Сэнсэй был рад, что у него было время исследовать город. Мы брали такси, ездили в метро и часами бродили по улицам. Японец по имени Моги-сан, который жил на его ферме, жил в Нижнем Ист-Сайде, поэтому мы навестили его, а затем вместе пошли в Гринвич-Виллидж, район одежды, Чайнатаун и даже посетили флагманский магазин продавца игрушек FAO Schwarz на Пятой авеню. По просьбе Сэнсэя мы поехали в Гарлем. Ему нравился этнический характер города и та особая энергия, которую можно ощутить только на Манхэттене.
Он слышал, что Нью-Йорк - опасное место, но чувствовал себя там совершенно комфортно. Вот что он написал о своем визите:
Я. . . провел несколько дней в Нью-Йорке и даже гулял по ночам.
Я не нашел никого из людей, которых я встречал, ужасными или угрожающими, будь то в
Гарлеме или где-нибудь еще. Все они казались очень хорошими людьми. Я даже подумал, что, если уж на то пошло, это негры могут смеяться от души. . . Но когда я смотрел на лица умных белых людей, живущих в достатке, ни на одном из них не было выражения удовлетворения. У всех на лицах было трагическое угрюмое выражение. 3
Нашей следующей остановкой была компания Rodale Press в Эммаусе, штат Пенсильвания. Сэнсэй с нетерпением ждал этого визита к «вдохновляющим и образовательным лидерам» движения за органическое сельское хозяйство. Годом ранее они опубликовали «Революцию одной соломинки», и он хотел их поблагодарить. Он также надеялся обсудить методы и стратегии нулевой обработки почвы для замедления, а возможно, и обращения вспять тревожных изменений в обществе и современном сельском хозяйстве.
Кэрол Стоунер, штатный редактор The One-Straw Revolution, и Джефф Кокс, выпускающий редактор Журнала «Органическое Садоводство» присоединился к Сэнсэю, его жене и мне за обедом с Робертом Родэйлом. Вегетарианская еда была приготовлена прямо на испытательной кухне Родэйла.
Разговор прошел очень приятно. Г-н Родейл спросил Сэнсэя о различных сортах помидоров и других овощей, которые он выращивает в Японии, а затем рассказал о тех, которые они сочли многообещающими на своей исследовательской ферме. Затем они обсудили другие методы садоводства. Наконец, когда обед был почти закончен, Сэнсэй резко сменил тему на беспахотное земледелие, подчеркнув, что когда выращивают постоянный почвенный покров из белого клевера, нет необходимости возиться с приготовлением компоста. Изготовление компоста - это большая работа, и он не особо любил делать ненужную работу. Кроме того, он сказал, что у фермеров обычно возникают трудности с транспортировкой и разложением компоста на очень больших полях. Г-н Родейл предложил нам посетить их исследовательскую ферму площадью триста акров(120 га) в Кутцтауне, чтобы увидеть опыты по технологии нулевой обработки почвы, которые они там проводят. Так мы и сделали.
Доктор Ричард Харвуд, в то время директор фермы, показал нам окрестности и объяснил различные эксперименты, которые они проводили. Одним из них был «амарантовый проект», который был разработан, чтобы определить, возможно ли использовать амарант в качестве повседневного зерна в Соединенных Штатах. Сэнсэя больше всего интересовали участки, на которых они тестировали овощеводство на полях, которые не были вспаханы и засажены белым клевером. Доктор Харвуд сказал, что этот эксперимент был вдохновлен примером г-на Фукуока. Сэнсэй поблагодарил его и дал несколько советов.
Продолжая свой путь, мы миновали две очень большие насыпи компоста. В результате
Сэнсэй снова заговорил о том, насколько непрактично было использовать компост на больших площадях и насколько проще просто бросить семена и вырастить сидераты. Это был старый добрый сенсей в своей манере. Мы были в штаб-квартире Rodale Press и исследовательской фермы Rodale, авангарда всемирного движения за органическое сельское хозяйство, а Сэнсэй большую часть времени сомневался в необходимости делать компост. Я полагаю, что когда ты сенсей, тебе могут сойти с рук такие вещи. Я слышал, что, когда он был в Европе, разговаривая с группой, которая в основном занималась разведением домашнего скота, он называл Европу «одним большим выпасом и выветрившимся животноводческим ранчо». А когда он был в Индии, он поставил их перед проблемой ликвидировать всех священных коров во всем мире.
Основателями East West Foundation (ныне Институт Куши) были Мичио и Авелин Куши. Они также были учениками Джорджа Осавы в Японии. Как и Айхара, Куши приехали в Соединенные Штаты, чтобы познакомить Запад с макробиотикой, но их подход и личный стиль не могли быть более разными. Куши были гораздо более формальными, чем Айхара, и были очень заняты бизнесом. Помимо обучения, они основали Эревон Trading Co., открыли один из первых магазинов натуральных продуктов в районе Бостона и издали журнал East West Journal, который имел широкое распространение во всем мире.
Летняя конференция проходила в Амхерст-колледже на западе Массачусетса. На территории кампуса были просторные лужайки, цветущие декоративные кусты и величественные деревья. Студенты проживали в общежитиях, еда готовилась на университетской кухне, а большинство занятий проходило в аудиториях. Это было очень далеко от лагеря French Meadows, где все спали под звездами, а занятия проводились на открытом воздухе, а ученики сидели на земле, скрестив ноги. Тем не менее обстановка казалась подходящей для характера конференции. Сэнсэй и Аяко-сан жили в отдельном номере, и им очень нравилось общаться со студентами.
Это была макробиотическая программа, поэтому его выступления в основном касались диеты и того, как диета влияет на ясность мысли, но на одной из лекций он попросил студентов подумать о лесах Новой Англии. На первый взгляд они кажутся «зеленым морем» и вполне естественными, но он заметил, что почва была бедной и выглядела изношенной.
Некоторые люди сказали ему, что это результат более раннего оледенения, но он подозревал, что когда-то земля была расчищена для выпаса скота. Когда почва стала эродированной и непродуктивной, ее бросили в пользу более богатых почв в другом месте. Он предположил, что леса, которые мы видим сегодня, - всего лишь тень того, чем они были давным-давно. «Куда бы мы ни посмотрели, мы видим только самих себя, а не истинную природу», - сказал он. «Взять, к примеру, территорию этого университета. Она выглядит прекрасно с ее обширными лужайками и большими деревьями, но то, что вы видите, - это эстетическое впечатление людей от природы, бледная имитация настоящей. Она отражает характер университета с его чувством порядка и собственной важности и разработана с учетом человеческого удовольствия и удобства. Истинная природа была изгнана из этого кампуса. На лужайках приятно сидеть и глядеть на них, но я не видел там ни бабочек, ни насекомых. Я называю газоны «искусственной зеленью». Что касается природы, то они вполне могут быть бетонными ».
Однажды днем между лекциями Сэнсэй дал интервью для The Mother Earth Ньюс*. Я позвонил им за несколько недель до этого и предложил интервью, но у них не было никого, кто мог бы приехать в Амхерст. Мы договорились, что я проведу для них интервью, но я не сказал об этом Сенсею. В назначенное время я сказал: «Ладно, два часа, давайте приступим». «Но репортер еще не приехал». «Я репортер», - ответил я. Сначала он сердито посмотрел на меня. Он знал, что я наложил на него обязанность, и ученики не должны были делать такие вещи. Затем он улыбнулся про себя, словно осознавая красоту ситуации. Он достал блокнот, тушь и кисти и нарисовал красивую горную сцену со стихотворением сбоку. «Хорошо, - сказал он, - вот как мы начнем. Вы спрашиваете меня, что я рисую. Я отвечу и процитирую стихотворение. Затем вы просите меня объяснить стихотворение. После того, как я это сделаю, вы можете спрашивать меня о чем угодно.

*Интервью – в приложении С.

Наш рейс из Бостона в Лос-Анджелес, последнюю остановку на маршруте, прошел по южному маршруту над Техасом, Нью-Мексико, Аризоной и пустынями Южной Калифорнии. После более чем двух часов засушливых земель в поле зрения появилась обширная столичная зона Лос-Анджелеса. Это было для него настоящим шоком. Он спросил: «Сколько здесь людей живет?» «О, около двенадцати миллионов», - ответил я.
Мои родители, Ирвинг и Вивиан, встретили нас в аэропорту. Вместо того чтобы ехать домой по автостраде, мы решили ехать по городским улицам. Этот маршрут провел нас через
Беверли-Хиллз, один из самых богатых районов города, с его широкими аллеями, усаженными деревьями. Дома все похожи: большая лужайка, разделенная пополам центральной дорожкой, ведет к входной двери особняка. Папоротники, полутропические растения и красочные однолетние цветы растут на грядках перед домом и по краям лужайки. Сэнсэй был в ужасе, когда мы вот так проезжали дом за домом. Он сказал: «Двенадцать миллионов человек приехали жить в пустыню, и они садят газоны, папоротники, однолетние цветы и тропические растения, все растения, которым требуется дополнительная вода. Это ужасно! »Аяко-сан, которая смотрела на ту же сцену через другое заднее окно, сказала:« Двенадцать миллионов человек приехали жить в пустыню и посмотрите, какое приятное окружение они создали для себя. Это фантастика! »
У нас не было запланированных выступлений. Фукуоки наслаждались двумя тихими днями, собирая свои дела и небрежно разговаривая с моими родителями. В одно из таких утра Сэнсэй вывел меня на тротуар перед домом. «Посмотрите вокруг, - сказал он, - только бетон, газоны, экзотические украшения и здания. Людям, живущим здесь, должно быть трудно сохранять позитивный настрой ».
Я сказал ему, что вырос в этом доме и ничего не заметил. Мне казалось, что это нормальный район. После обеда мы гуляли по Гриффит-парку возле вывески «ГОЛЛИВУД», чтобы он смог получить представление о топографии и растительности, существовавшей до того, как там поселилось столько людей. Вечером у нас была неформальная встреча с друзьями и соседями.
На следующий день мы вспомнили о некоторых из наиболее приятных моментов поездки, сидя в аэропорту, ожидая вылета их обратного рейса. Сэнсэй сказал: «Ларри, спасибо тебе прежде всего за то, что привез меня в Лос-Анджелес».
Это меня удивило. «Мы побывали в очень многих красивых местах и сделали столько интересного во время вашего визита. Почему вы так говорите о Лос Анжелесе? »Он сказал:« Помните ту девушку, с которой мы разговаривали вчера на вечеринке, которая работала в журнале? Я спросил ее, что она думает о жизни в пустыне, где редко идет дождь, и она ответила: «Я ненавижу, когда идет дождь. Это так неудобно! »Это было очень важно для моих исследований. Никогда бы не подумал, что люди могут быть настолько оторваны от места, где они живут ».
Когда было передано объявление о посадке, Сэнсэй поблагодарил меня и сказал: «В следующий раз назначь несколько мероприятий, на которых не все согласны со мной, хорошо?»