Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Интернет - это грех! Вам капец, грешники! Читайте лучше САМЫЕ ПОЛЕЗНЫЕ книги за всю историю человече



Интернет в эру развития информационных технологий стал неотъемлемой частью жизни каждого человека. Но не стоит смотреть на это достижение человечества через розовые очки. Ведь у каждой медали есть две стороны. Так и здесь. С одной стороны Интернет просвещает, а с другой искажает все факты. Любую информацию, которую мы ищем в глобальной сети, мы получаем сквозь призму виденья других людей и уже не можем адекватно её оценивать. Некоторые даже считают, что Интернет – это грех и здесь можно узнать, посмотрев видео ролик Просветленного старца, почему Интернет имеет такое пагубное влияние на психику человека, его становление как личности и восприятие окружающего мира.
Многие погрязают во всемирной паутине и уже не могут из неё выбраться. А для кого Интернет является своеобразным панцирем, ракушкой, в которой он прячется от окружающего его реального мира.Интернет породил свою преступность – кражу кредитных карт, взлом аккаунтов и многое другое. Вернее, воровство и вандализм существовали и до этого – просто у них появились новые возможности. Людям какое-то время казалось, что преступность в сети – это не преступность.Надо ли называть зависимость от интернета в списке грехов на исповеди?

В качестве альтернативы предлагаю наш список лучших книг за всю историю человечества:
Царева - Электронный капкан
Абдуллаева - Интеллектуальный Инсульт. Как в мире роботов остаться человеком
Ильченко - Как нас обманывают СМИ. Манипуляция информацией
Макдональд - Правда. Как политики, корпорации и медиа формируют нашу реальность
Макишвили - Большая книга манипуляций. Изучаем секреты управления сознанием
Кэмпбелл - Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования питания
Гандри - Парадокс растений. Скрытые опасности «здоровой» пищи
Эрет - Целебная Система Бесслизистой Диеты, Жизненно важные вопросы
Сытин - Лечебные сеансы академика Г.Н. Сытина, Как в 75 я помолодел
Батмангхелидж - Вы не больны, у вас жажда
Сидоров - Рок возомнивших себя богами, Тайная хронология и психофизика русских, Неосталнизм, Этнопсихология
Троицкая - Пищевой террор, Медицинский террор, Информационный террор, Алкогольный террор
Джасмухин - Самоучитель праноедения
СТОЛЕШНИКОВ - ЧЕМ НАПОЛНИТЬ ОРГАНИЗМ?
Герасимов - Возвращение содома, Будни мирового дурдома
Новоселов - Женщина. Учебник для мужчин
Леш - Самоуничтожение человечества
Диденко - Цивилизация каннибалов
Ферле - Эректус бродит между нами
Рид - Спор о Сионе
Ломброзо - Преступный человек, Женщина, преступница или проститутка, Гениальность и помешательство
Беркович - Православие против глобализма
Лоренси - Черная ложа астральных сатанистов
Подолинский - Труд человека и его отношение к распределению энергии
Зыкин - Запрещенная экономика
Паршев - Почему Россия не Америка?
Климов - Князь мира сего, Красная каббала
Курпатов - Четвертая мировая война. Будущее уже рядом
Нордау - Вырождение
Колеман - Комитет 300
Кут Хуми - Сон Раваны
Эстулин - Кто правит миром? Или вся правда о Бильдербергском клубе
Фолкнер - Безумие пахаря
Анненков - Подари лопату соседу, Не мешай огороду лопатой и плугом
Бублик - Огород для умных, или как не навредить заботой
Курдюмов - Полный курс органического земледелия
Овсинский - Новая система земледелия
Тимофеев - Детка Порфирия Иванова
Золотарёв - Новое - небывалое. Научность идей Порфирия Иванова
Абхаядатта - Львы Будды. Буддийские мастера-маги. Легенды о махасиддхах
Свами Йога Камал - Лекции
Учение Бабаджи. Истина. Простота. Любовь. Служение человечеству
Ояма - Философия каратэ
Репс - Плоть и кость дзэн
Якунин - Философия Пути, Диалог с Просветленным Мастером каратэ
Гурджиев - ВСЁ И ВСЯ. ОБЪЕКТИВНО-БЕСПРИСТРАСТНАЯ КРИТИКА ЖИЗНИ, Последний час жизни, Беседы в Париже
Крамер, Олстед - Маски авторитарности. Очерки о гуру
игумен Харитон - Умное делание. О молитве Иисусовой
Холмогоров, Свенцицкиий, Большаков - На высотах духа. Из жизни русских подвижников
архимандрит Софроний - Старец Силуан Афонский
Лоханов - Великие русские старцы
Лавский - Христианская, Суфийская, Античная, Индуисткая, Буддийская, Хасидская мудрость
Бакулин - Юродство
Неаполтанский - Мистерии Бхагаваты Пураны, Энциклопедии тантры, мантры, аюрведы, индуизма, буддизмма
Хислоп - Беседы с Бхагаваном Шри Сатья Саи Бабой
Его ученик - Жизнь посвященного, Посвященный в Новом Свете, Посвященный в Темном цикле
Бяк - Памятка начинающему просветленному. Практика решения всех проблем
Адельскуг - Объяснение гилозоики Пифагора
Аттар - Рассказы о святых
Кроули - Небольшие эссе относительно истины, 8 лекций по йоге, Магия без слез, Исповедь
Чоа Кок Суи - Чудеса пранического целительства
Ра Уру Ху - Дизайн Человека, Проживание дизайна
Тик Нат Хан - Гнев
Дарья Усвятова - КАЗАЧИЙ СПАС
Руис — Четыре Соглашения. Книга толтекской мудрости
Гужова - Медитация. Постижение внутреннего пространства, Влияния и связи
Попов - Сто вопросов, Дневник, 5 вечеров в Москве
Тэндзин Вангьял - Чудеса естественного ума
Ошо - Оранжевая книга
Перселл - Психологи вам врали! Анти-Карнеги-Курпатов
Лютц - Безумие! Не тех лечим. Занимательная книга о психотерапии
Тесла - Власть над миром
Вертинский - Дорогой длинною
Чиа - Целительный свет Дао, Медитация всемирной связи
Крем - Миссия Майтрейи
Митфорд - Эликсир жизни
Будда - Палийский Канон, Джатаки
Бодхи - Маленькие аспекты Большого самадхи
Законы Ману
Письма Махатм, Учение Махатм, Письма Мастеров Мудрости
Кэррол - Пища для ума
Малевич - Черный квадрат
Гуили - Эцилопедии святых, ангелов, магии и алхимии
Генон - Заметки об инициации, Христианский эзотеризм
Эвола - Восстание против современного мира, Герметическая традиция
Норбу - Драгоценный сосуд, Кристал и путь света. Сутра, Тантра и Дзогчен
Матаджи - Метасовременная эпоха
Ар Сантэм - Йога - способ жизни на земле, Новая нумерология
Антонов - Экопсихология, Сексология
Мастер Хора - Гравитонер
Пальчик - Квантовая модель эволюции личности, Реальна ли реальность?
Павлина - Личностное раазвитие для умных людей
Сервест - Магия бессмертия
Сывященные книги не вошедшие по причине парадоксальной популярности и абсолютной непонятности никому из людей:
Бхагават-Гита,Библия,Коран,Авеста,Ади-грантх,Дао-дэ-цзин,Дхаммападда,Тайная доктрина
Если копирасты не дают скачать, пишите нам, вышлем (а чего нет электронке, того нет, ну или подайте на сканер)): godmodespeedrun@gmail.com
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…

Масанобу Фукуока - Природное ручное земледелие в 100 раз эффективней промышленного механизированного



Часто утверждают, что научное сельское хозяйство имеет высокую производительность, но если мы посчитаем энергоэффективность производства, мы обнаружим, что она уменьшается с механизацией. В таблице 1.1 сравнивается количество энергии, затрачиваемой непосредственно на производство риса с использованием пяти различных методов земледелия: натуральное земледелие, традиционное земледелие с использованием животных и сельское хозяйство с легкой, средней и высокой степенью механизации.

В естественном земледелии требуется всего один человеко-день труда, чтобы получить 130 фунтов риса(52 кг) или 200 000 килокалорий пищевой энергии с четверти акра земли(10 соток). Энергия, необходимая для получения 200 000 килокалорий с земли таким образом, равна 2 000 килокалорий, необходимых для того, чтобы прокормить одного фермера в течение одного дня. Выращивание с лошадьми или быками требует затрат энергии в пять-десять раз больше, а механизированное сельское хозяйство требует затрат энергии больших в размере от десяти до ста раз.

Поскольку эффективность производства риса обратно пропорциональна затратам энергии, промышленное сельское хозяйство требует затрат энергии на единицу произведенного продовольствия в 100 раз больше, чем при естественном земледелии.

Молодежь, живущая в обнесенных глиной хижинах моего цитрусового сада, показала мне, что минимальная дневная потребность человека в калориях составляет где-то около 1000 калорий для «отшельнической диеты» из коричневого риса с семенами кунжута и соли и 1500 калорий при диете из коричневого риса и овощей. Этого достаточно, чтобы выполнить работу фермера, эквивалентную одной десятой лошадиных сил.


Одно время люди верили, что использование лошадей и быков облегчит человеческий труд. Но, вопреки ожиданиям, мы полагались на этих крупных животных в ущерб себе. Фермерам было бы лучше использовать свиней и коз для вспашки и обработки почвы.


Фактически, им следовало оставить почву для обработки мелкими животными - птицами, мышами, кротами и даже червями. Крупные животные кажутся полезными только тогда, когда кто-то спешит с работой. Мы часто забываем, что для того, чтобы прокормить одну лошадь или корову, требуется более двух акров(80 соток) пастбища. Эта большая земля могла бы прокормить пятьдесят или даже сто человек, если бы полностью использовать силы природы. Разведение домашнего скота явно сказалось на людях. Причина почему сегодняшние крестьяне Индии настолько бедны, в том что глупцы выращивают большое количество коров и слонов, которые съедают всю траву, а потом жгут их помет в качестве топлива. Такая практика истощила плодородие почвы и снизила продуктивность земли.


Животноводство сегодня относится к той же школе идиотизма, что и разведение желтохвостой рыбы. Для выращивания одного желтохвоста до товарного размера требуется в десять раз больше еды, чем для сардины, которой его кормят. Точно так же лиса-чернобурка потребляет мясо кролика в десять раз больше своего веса, а кролик - в десять раз больше веса травы. Какая невероятная трата энергии - произвести одну шкуру лисы! Людям приходится работать в десять раз тяжелее, чтобы есть говядину(ядовитый труп животного), чем зерно, и им лучше быть готовыми работать в пять раз тяжелее, если они хотят питаться молоком(клеем казеином) и яйцами(природным цементом), а потом быть готовым лечиться от болезней из-за вредной еды и надрыва.


Следовательно, земледелие с использованием труда животных помогает удовлетворить определенные греховные пристрастия и желания, но многократно увеличивает человеческий труд. Хотя эта форма сельского хозяйства, кажется, приносит пользу человеку, на самом деле она ставит его на службу своему скоту. Выращивая скот или слонов в качестве членов фермерского хозяйства, крестьяне Японии и Индии обеднели, чтобы обеспечить свой скот необходимыми калориями.


Еще хуже механизированное сельское хозяйство. Вместо того, чтобы сокращать работу фермера, механизация порабощает его оборудованием. Для фермера техника - это самое крупное домашнее животное из всех, он является большим потребителем нефти, потребительским товаром, а не капиталом, дающим пассивный доход. На первый взгляд, механизированное сельское хозяйство, по-видимому, увеличивает производительность на одного работника и, таким образом, увеличивает доход. Однако, как раз наоборот, анализ эффективности использования земли и потребления энергии показывает, что это чрезвычайно разрушительный метод ведения сельского хозяйства.

Человек рассуждает сравнивая. Таким образом, он считает, что лучше пахать лошадью, чем человеком, и считает, что удобнее иметь трактор мощностью в десять лошадиных сил, чем содержать десять лошадей - если он стоит меньше лошади, двигатель мощностью в одну лошадиную силу является более предпочтительным. Такое мышление ускорило распространение механизации и кажется разумным в контексте нашей экономической системы, основанной на валюте.

Но прогрессивно неорганический характер и повышенная продуктивность земли в результате сельскохозяйственных операций, направленных на производство больших объемов, экономические потрясения, вызванные чрезмерным потреблением энергии, и возросшее чувство отчуждения, проистекающее из такой прямой противоположности природе, только ускорили процесс перемещения фермеров с земли, как бы часто это ни называли прогрессом.

Действительно ли механизация повысила производительность и облегчила жизнь фермерам? Давайте рассмотрим изменения, которые она произвела в практике обработки почвы.

Фермер с площадью в два акра(80 соток), который покупает трактор мощностью 30 лошадиных сил, не станет волшебным образом фермером с площадью 50 акров(20 га), если количество земли, находящейся на его попечении, не увеличится. Если площадь обрабатываемой земли ограничена, механизация только снижает количество требуемых рабочих. Эта избыточная рабочая сила порождает досуг. Применение такой избыточной энергии к другой работе увеличивает доход, по крайней мере, так рассуждают.

Проблема, однако, в том, что этот дополнительный доход не может быть получен от земли. Фактически, урожайность земли, вероятно, уменьшится, а потребности в энергии резко возрастут. В конце концов, техника сгоняет фермера с полей. Использование техники может облегчить обработку полей, но доходы от растениеводства сократились. Налоги не собираются снижаться, а затраты на механизацию продолжают расти не по дням, а по часам. Вот как дела обстоят для фермера.

Сокращение рабочей силы, вызванное научным сельским хозяйством, привело только к изгнанию фермеров с земли. Возможно, политик и потребитель думают, что способность меньшего числа рабочих производить сельскохозяйственную продукцию для страны свидетельствует о прогрессе. Однако для крестьянина это трагедия, абсурдная ошибка. На каждого тракториста, сколько десятков фермеров изгоняют с родной земли и заставляют работать на фабриках по производству сельскохозяйственных орудий и удобрений, которые вообще не понадобились бы, если бы использовалось естественное земледелие.

Техника, химические удобрения и пестициды уводили фермера от природы. Хотя эти бесполезные продукты человеческого производства не повышают урожайность его земли, поскольку они рекламируются как инструменты для получения прибыли и повышения урожайности, он работает с иллюзией, что они ему нужны. Их использование причинило огромные разрушения природе, лишив ее сил и не оставив человеку выбора, кроме как обрабатывать обширные поля своими руками. Это, в свою очередь, сделало незаменимыми большую технику, высококачественные сложные удобрения и сильнодействующие яды.

И тот же порочный круг продолжается и продолжается без конца. Все более крупные сельскохозяйственные операции не дали фермерам той стабильности, к которой они стремятся. Фермы в Европе в десять раз больше, а в США в сто раз больше, чем обычные в Японии фермы площадью 6–7 акров(2,8 га). Тем не менее, фермерам в Европе и США, во всяком случае, даже более небезопасно, чем японским. Вполне естественно, что западные фермеры, сомневающиеся в тенденции к крупномасштабному механизированному сельскому хозяйству, искали альтернативу восточным методам органического земледелия. Однако, когда они пришли к осознанию того, что традиционное земледелие с использованием сельскохозяйственных животных - это не путь к спасению, эти фермеры начали отчаянно искать дорогу, ведущую к естественному земледелию.

Масанобу Фукуока - Оставьте природу в покое

Оставьте природу в покое

Человек всегда заблуждался, полагая, что он знает природу и может использовать ее по своему желанию для построения своих цивилизаций. Но природу нельзя объяснить или расширить. Как органическое целое, оно не подлежит классификации человеком; оно также не терпит вскрытия и анализа. Разрушенная природа не может быть возвращена в исходное состояние.
Остается только пустой скелет, лишенный истинной сущности живой природы. Этот скелетный образ только сбивает человека с толку и сбивает его с пути.
Научное рассуждение также бесполезно, помогая человеку понять природу и дополнить ее творения. Природа, воспринимаемая человеком через различающее знание, - ложь.
Человек никогда по-настоящему не познает ни единого листа, ни горстки земли. Неспособный полностью постичь растительный мир и почву, он видит их только через фильтр человеческого интеллекта.
Хотя он может стремиться вернуться в лоно природы или использовать ее в своих интересах, человек касается только одной крошечной части природы - к тому же мертвой части - и не имеет ничего общего с основным телом живой природы. По сути, он просто играет с заблуждениями.
Человек - всего лишь высокомерный дурак, который напрасно полагает, что он знает всю природу и может достичь всего, к чему он стремится. Не видя ни логики, ни порядка, присущих природе, он эгоистично присвоил ее своим целям и разрушил. Сегодняшний мир находится в таком печальном состоянии, потому что человек не чувствовал себя обязанным размышлять об опасностях своего властного поведения.
Земля - это органически переплетенное сообщество растений, животных и микроорганизмов. Если смотреть на него глазами человека, оно выглядит либо как модель сильного, поглощающего слабого, либо как модель сосуществования и взаимной выгоды. Тем не менее, существуют пищевые цепи и циклы материи; есть бесконечная трансформация без рождения и смерти. Хотя этот поток материи и циклы в биосфере можно постичь только через прямую интуицию, наша непоколебимая вера во всемогущество науки привела нас к анализу и изучению этих явлений, обрушивая разрушения на мир живых существ и бросая природу как мы видим ее в беспорядке.
В качестве примера можно привести применение токсичных пестицидов к яблоням и тепличной клубнике. Это убивает насекомых-опылителей, таких как пчелы и оводы, заставляя человека самому собирать пыльцу и искусственно опылять каждый из цветков. Хотя он не может даже надеяться заменить бесчисленные виды деятельности всех растений, животных и микроорганизмов в природе, человек изо всех сил блокирует их деятельность, затем тщательно изучает каждую из этих функций и пытается найти замену. Какая нелепая трата усилий.
Рассмотрим случай с ученым, который изучает мышей и разрабатывает средство от родентицида. Он делает это, не понимая, почему мышей вообще кормят. Он просто решает, что убить их - хорошая идея, не решая предварительно, размножились ли мыши в результате нарушения баланса природы или они поддерживают этот баланс.
Родентицид - это временное средство, которое отвечает только потребностям данного времени и места; это не ответственное действие в соответствии с истинными природными циклами. Человек не может заменить все функции растений и животных на этой Земле с помощью научного анализа и человеческих знаний. Несмотря на то, что невозможно полностью осознать всю полноту этих взаимосвязей, любое поспешное усилие, такое как избирательное истребление или выращивание вида, служит только нарушению баланса и порядка в природе.
Даже повторная посадка горных лесов может рассматриваться как разрушительная. Деревья вырубают из-за их ценности в качестве пиломатериалов, а виды, имеющие экономическую ценность для человека, такие как сосна и кедр, высаживаются в большом количестве. Мы даже называем это «охраной лесного хозяйства». Однако изменение древесного покрова на горе приводит к изменению характеристик лесной почвы, что, в свою очередь, влияет на растения и животных, населяющих лес.
Качественные изменения также происходят в воздухе и температуре леса, вызывая незначительные изменения погоды и влияя на микробный мир.
Независимо от того, насколько внимательно вы смотрите, нет предела сложности и детализации, с которыми природа взаимодействует, чтобы вызвать постоянные, органические изменения. Например, когда часть леса вырублена и посажены кедры, мелким птицам уже не хватает корма. Они исчезают, позволяя длиннорогим жукам процветать. Жуки являются переносчиками нематод, которые атакуют красные сосны и питаются паразитическими грибами Botrytis в стволах сосен. Сосны становятся жертвами грибов Botrytis, потому что они ослаблены исчезновением съедобного гриба мацутаке, который символически живет на корнях красных сосен. Этот полезный грибок погиб в результате увеличения вредных
Грибов Botrytis в почве, которые сами являются следствием кислотности почвы. Высокая кислотность почвы является результатом загрязнения атмосферы и кислотных дождей и так далее. Эта обратная регрессия от следствия к предыдущей причине продолжается в бесконечной цепочке, которая заставляет задуматься, какова истинная причина.
Когда сосны умирают, поднимаются заросли бамбуковой травы(Nandina domestica ). Мыши питаются обильными ягодами бамбуковой травы и размножаются. Мыши нападают на саженцы кедра, поэтому человек применяет родентицид. Но по мере исчезновения мышей уменьшается количество кормящихся ими ласок и змей. Чтобы защитить ласку, человек начинает выращивать мышей, чтобы восстановить популяцию жуков. Разве это не сумасшедшие мечты?
Токсичные химические вещества применяют не менее восьми раз в год на рисовых полях Японии. Разве не странно, что почти никто из ученых-аграриев не потрудился исследовать, почему количество повреждений насекомых на этих полях остается в основном таким же, как и на полях, где не используются пестициды? Первое применение пестицида не убивает полчища рисовых цикад, но десятки тысяч молодых пауков на каждом квадратном ярде земли просто исчезают, а стаи светлячков, взлетающие с травяных насаждений, исчезают сразу. Второе применение убивает хальцид, которые являются важными естественными хищниками, и оставляет жертвами личинок стрекоз, головастиков и гольцов. Достаточно одного взгляда на эту бойню, чтобы показать безумие сплошного применения пестицидов.
Как бы он ни старался, человек никогда не сможет господствовать над природой. Он может служить природе, что означает жить в соответствии с ее законами.

Движение "Ничего не делать"

Эпоха агрессивной экспансии в нашей материалистической культуре подошла к концу, и наступил новый век консолидации и конвергенции, связанный с бездействием. Человек должен поспешить к установлению нового образа жизни и духовной культуры, основанной на общении с природой, чтобы он не стал еще более слабым и немощным, бегая вокруг в безумии напрасных усилий и замешательства.
Когда он возвращается к природе и пытается познать сущность дерева или травинки, человеку не нужны человеческие знания. Достаточно будет жить в гармонии с природой, без планов, замыслов и усилий. Вырваться из ложного образа природы, выдуманного человеческим интеллектом, можно, только отстранившись и искренне умоляя вернуть себя в абсолютное царство природы. Нет, даже просьбы и мольбы не нужны; достаточно только обрабатывать землю без забот и желаний.
Чтобы достичь человечности и общества, основанного на бездействии, человек должен оглянуться на все, что он сделал, и избавиться от ложных видений и концепций, пронизывающих его и его общество. В этом суть движения «ничего не делать».
Натуральное земледелие можно рассматривать как одну из ветвей этого движения. Человеческие знания и усилия расширяются и становятся все более сложными и бесполезными. Нам нужно остановить это расширение, чтобы сойтись, упростить и сократить наши знания и усилия. Это соответствует законам природы. Натуральное земледелие - это больше, чем просто революция в сельскохозяйственных технологиях. Это практическая основа духовного движения, революции, направленной на изменение образа жизни человека.

Ларс Адельскуг - Если вибрации, исходящие извне, сильнее, чем вибрации, инициированные самоймонадой,

Если вибрации, исходящие извне, сильнее, чем вибрации, инициированные самой монадой, человек является рабом своих тел

Во время воплощения в своем организме человек является центром пяти различных материальных оболочек. Человек - очень сложное явление. Он состоит из пяти разных существ, его пяти оболочек. Они постоянно меняются. Материальные оболочки состоят из шести физических, шести эмоциональных и шести ментально-каузальных молекулярных типов. Все первичные атомы имеют собственное сознание, все оболочки имеют коллективное сознание.
Таким образом, материальные оболочки человека имеют пять основных видов сознаний, разделяющих общее сознание своих планетарных миров.
Коллективное сознание оболочки соответствует сознанию ее собственного мира, а также способности молекулярного сознания воспринимать. Те, кто отождествляет себя с телами, легко становятся их жертвами.
Коллективные сознания оболочек по своей природе пассивны, но могут быть чрезвычайно легко активированы вибрациями извне или человеческой монадой. Если вибрации, исходящие извне, сильнее, чем вибрации, инициированные самой монадой, человек является рабом своих тел. Если вибрации монады сильнее, то оболочки - послушные слуги монады.
Это разница между (коллективным) сознанием оболочки и "я" в оболочке.
Человек - это центральная монада, центральное сознание в своих оболочках.
Пять сознаний оболочки - это эфирная оболочка, эмоциональная оболочка, ментальная оболочка, триадная оболочка и причинная оболочка. Когда человек находится на стадии цивилизации, «я» может быть активным и самосознательным в эфирной, эмоциональной и ментальной оболочках.
Возможность человека воспринимать вибрации эмоционального и ментального мира зависит от того, какие виды молекулярного сознания он активировал сам.
Ментальная идея - это ментальная молекула. Поскольку существует четыре различных типа ментальных молекул, существует четыре различных основных типа ментальных идей. Соответствующее верно и для причинного сознания: три различных вида причинных идей.
Сознание человека делится на бодрствующее сознание, подсознание и сверхсознание.
Не только через свой организм человек связан с животными. У животных тоже есть эмоциональная и ментальная оболочка. Миры человека - это также миры животных.
Что составляет существенное различие, так это причинная оболочка, которую человек приобрел при переходе от третьего царства к четвертому. Это также причина того, почему человек никогда не может воплотиться в виде животного. У животного нет причинной оболочки. Вызывает глубокое сожаление то, что на такие банальные вещи все же приходится указывать. Но ты должен продолжать канючить, пока это не дойдет до даунов.
Аура, окружающая организм, считается суммой притягивающих энергий в сфере жизнедеятельности человека. Именно через ауру человек влияет на свое окружение. Три совокупные оболочки, составляющие личность, являются трансформаторами, радиоустройствами, а также имеют другие функции.
Те, кто находятся на эмоциональной стадии, принимают свои эмоции за свое истинное существо. Такой человек считает свои чувства самим собой, эмоциональным «я». Только ментальные «я» способны правильно различать чувства и мысли. Для эмоциональных «я» характерно смешивать эмоциональное и ментальное, называя чувства «мыслями» и мысли «чувствами».
Причинное «я» застенчиво в своей каузальной оболочке. Причинные «я» живут в «мире платоновских идей», мире интуиции. Для них ментальное сознание - это только способ общения посредством концепций со своими собратьями. Только каузальные «я» способны постоянно быть самосознательными. Подчиняясь эзотерическому(тайному) обучению, высшие эмоциональные «я» и ментальные «я» могут научиться становиться самосознательными, сначала на очень короткое время, а затем все дольше.
Когда монада обретает самосознание в причинной оболочке, она рассматривает свои оболочки воплощения как ценные инструменты, которые можно использовать в нижних мирах. Пока монада не стала сознательной в своей собственной постоянной оболочке, она дезориентирована в существовании. Великие проблемы жизни неразрешимы в ментальном мире и решаются только в причинном мире.
Когда человек осознал, что все выражения его сознания являются феноменами в его различных оболочках и что он является чем-то отличным от своих оболочек, он узнал больше, чем большинство людей может осознать. Когда позже он осознал, что эти оболочки предназначены как инструменты для его истинного «я», и когда он сможет уловить все вибрации в своих оболочках и целенаправленно использовать эти энергии, он будет готов к следующему царству природы.
Для невежественного по жизни человека его органическая оболочка имеет «незаменимую ценность». Для планетарной иерархии, которая знает, что монады неразрушимы, а «я» бессмертно, оболочки «я» имеют второстепенное значение. Если оболочки стали препятствиями на пути развития самосознания, то их растворение(смерть) приносит пользу самому себе.
Следующие факты в высшей степени иллюстрируют способ реакции нормального человека.
Также с точки зрения сознания «я» функционирует совершенно по-разному в своих различных оболочках. Оно настолько полно идентифицирует себя с телом, в котором оно временно центрировано, что другие тела кажутся более или менее странными.
Я ощущает себя по-своему суверенным в каждой конкретной оболочке. Оно ощущается как совершенно разные «я» в разных телах из-за того, что его способность к вибрации значительно увеличивается с каждым более высоким телом. Каждое тело знает о существовании нижних тел и не знает о высших. Находясь в состоянии транса, «я» центрируется в эмоциональной оболочке, оно демонстрирует явное пренебрежение «физическим я», называя его «тупым». Для эго, сосредоточенного в ментальной оболочке, эмоциональная оболочка, а также физическая оболочка кажутся полностью лишенными адекватности. И когда оно сосредоточено в причинном существе, «я» считает все нижние оболочки совершенно несовершенными.
Человек в воплощении - это прежде всего его оболочки воплощения. Верно, что вдобавок он - монада в триаде в причинной оболочке. Но до тех пор, пока монада - «я» не может доминировать над своими оболочками воплощения, «я» в значительной степени является просто наблюдателем творений своих оболочек.
Каждая оболочка имеет собственное сознание. Ему не хватает воли, но хватает тенденции, нормальной тенденции и приобретенной тенденции. Его пассивное сознание активируется малейшей вибрацией извне или от я. Если вибрации, исходящие извне, сильнее, чем вибрации собственного «я», человек бессилен. Если человек находится на низком уровне развития (ему не хватает проницательности, понимания и способностей), то он позволяет оболочке (с вибрациями извне и привнесенными тенденциями) принимать решения и даже одобрять предложения оболочки. Вибрации материальны и пробуждают сознание, так что эмоциональная оболочка чувствует, а ментальная оболочка думает в соответствии с полученными вибрациями.
Энергии изливаются из высших миров и возвращаются в вечном цикле. Энергии льются через тела из высших тел и из миров тел. Если эти энергии получают свой естественный выход через правильные центры, человек чувствует себя здоровым и свободным от комплексов. Однако, если трения возникают между энергиями разных видов, это приводит к нарушениям материи и сознания оболочек: конфликтам сознания и всевозможным дефектам в одной оболочке или в нескольких из них, и, наконец, также и в организме.
Среди бесчисленных вибраций, льющихся извне через оболочки, наиболее важными являются следующие: вибрации гороскопа (космические и планетарные); вибрации окружающей среды (полученные от родителей, братьев и сестер, друзей, учителей, коллег, знакомых и т. д.) - вибрации, передаваемые через газеты, литературу, радио, телевидение и т. д.
Эти приходящие извне вибрации, которые можно уловить на его уровне (активированные атомные виды), во многом определяют его взгляды на жизнь и образ жизни.
Из этого ясно, что человек на более низких уровнях в значительной степени является роботом, реагирующим центром при внешних воздействиях. Только когда человек стал суверенным в своих оболочках, его можно будет назвать настоящей «личностью» с личной ответственностью. (Еще один факт, который следует учитывать невежественным моралистам-сатанистам.) Даже на очень высоких уровнях индивидуум не всегда суверенен. Механизм гиперчувствительности часто выходит из строя.
Было бы большой ошибкой полагать (как это делают теологи), что все, что конверты побуждают сделать «я», является его волей. На более низких стадиях «я» принимает и одобряет содержание своих оболочек, все импульсы ненависти и зла. Однако, когда «я» это мучает, это признак неодобрения этим «я». Оболочки активируются вибрациями извне, и, если в оболочках есть низшие виды материи, первые подвержены влиянию последних.
Все, что человек переживает в своем сознании, может быть просто мыслями и чувствами низшего человеческого уровня, выражениями сознания, которые он давно перерос. Любой, кого не мучают эти явления, может многому научиться, наблюдая безлично, что тела получают извне в свое пассивное сознание. Это напомнит ему о том факте, что, медитируя на их противоположностях, он постепенно устранит те молекулярные типы в оболочках, которые могут записывать такие вибрации.
Тела могут быть разных отделов и могут быть антагонистичны друг другу.
Тенденции оболочек могут быть усилены вибрациями гороскопа («плохая карма»), вибрациями окружающей среды, «непригодным» организмом, неподходящими отделами(лучами) тел и т. Д.
Отделы тел указывают, к какому из 49 (7 x 7) существующих типов принадлежат пять различных тел человека. Все пятеро могут принадлежать к разным отделам.
Число воплощений указывает возраст причинной оболочки. Путь развития человека (обусловленный его индивидуальным характером), достигнутый им уровень развития, качество его эфирной оболочки и функциональность центров его эфирной оболочки также связаны с возрастом его причинной оболочки.
Так называемые космические вибрации появляются из гороскопов, которые необходимо составить для всех пяти тел. Современная экзотерическая астрология пытается составить гороскопы для человеческого организма, но не в состоянии составить гороскопы для остальных четырех тел, поэтому-то и не работает.

Вырубка лесов и уничтожение почв

Вырубка лесов и уничтожение почв

Леса забирают углекислый газ из воздуха и хранят его в деревьях, растениях и почве. Когда вырубаются деревья и нарушается почва, большая часть этого углерода выбрасывается обратно в атмосферу.
Тысячи лет люди расчищали лесные угодья, чтобы освободить место для земледелия. Изначально вырубка лесов была наиболее распространена в регионах с умеренным климатом на нашей планете. Она не только высвободила углерод, но и способствовала исчезновению некоторых животных, таких как тарпаны (дикие лошади) и зубры (дикий крупный рогатый скот).
В течение последнего столетия вырубка лесов ускорилась в тропических регионах, включая экваториальные влажные леса. Некоторые из этих лесов расположены на торфяных почвах, содержащих огромное количество углерода, который медленно накапливался в течение многих тысяч лет.
При вырубке лесов почва может быть повреждена эрозией, а методы ведения сельского хозяйства могут истощить органическое вещество почвы, выбрасывая больше углерода в атмосферу.
Вырубка и деградация лесов продолжается, в основном для того, чтобы уступить место промышленному сельскому хозяйству. Среди отраслей, оказывающих наибольшее влияние, - пальмовое масло, соя и говядина. Вырубка лесов является причиной как минимум четверти загрязнения углекислым газом за последние 150 лет. Вырубка лесов нарушает круговорот воды, вызывая усугубление засухи в некоторых регионах. Она также угрожает исчезновением еще большему числу животных и растений, в том числе орангутангов, горилл, тигров и лесных носорогов.

Роберт Харт – Лес - это сложный самодостаточный, самовоспроизводящийся, самооплодотворяющийся и само

Роберт Харт – Лес - это сложный самодостаточный, самовоспроизводящийся, самооплодотворяющийся и самополивающийся организм

CИМБИОЗ - «ЖИЗНЬ ВМЕСТЕ» или взаимопомощь - основной закон жизни.
Эволюция - это целостный процесс, развитие все более сложных, интегрированных организмов, включающий духовный элемент, который гарантирует, что целое является чем-то большим, чем сумма его частей. Живая клетка - это чудо скоординированной совместной деятельности. Микроскопический лишайник - одно из первых живых существ, колонизировавших бесплодный или опустошенный ландшафт, такой как скала или территория, пораженная извержением вулкана. Это симбиотический организм, крошечная зеленая водоросль, окруженная грибком. Посредством фотосинтеза водоросль создает углеводы из воздуха и воды, используя энергию солнца, и питает грибок, который, в свою очередь, дает водорослям укрытие и защиту.
Другая симбиотическая ассоциация с участием грибов очень широко встречается среди высших растений, от орхидей до деревьев. Эта ассоциация представляет собой микоризу, массу тонких грибковых нитей, подобных плесени, которые придают характер прекрасным сырам, которая обволакивает, а в некоторых случаях проникает в корни растений. Цель этого полезного вторжения - снабдить растение фосфором, важным питательным веществом, входящим в состав нуклеиновых кислот, несущих генетическую информацию. В свою очередь, растение питает гриб сахаром и азотом. В этом процессе задействованы многие знакомые лесные грибы, такие как декоративный красный и белый мухомор - излюбленное место садовых гномов.
Корни бобовых растений - членов семейства гороховых - и некоторых других растений, включая ольху, также развивают ассоциации с почвенными бактериями, которые извлекают азот из воздуха. Бактерии снабжают растения азотом, а растения, в свою очередь, делают излишки азота доступными для других растений, их соседей и потомков. Весь процесс очень сложен, бактерии проходят через серию трансформаций.
Начинаясь с крошечных пятнышек или кокков, они развивают хвосты, похожие на головастиков, с которыми они извиваются в почве в ответ на стимуляцию корневого экссудата. Рядом с кончиком корневого волоса образуется колония, которая выделяет вещество, вызывающее скручивание корневого волоса. В изогнутом кончике бактерии проникают через клеточные стенки в корень, где они претерпевают дальнейшие преобразования, от палочек обратно до кокков, и быстро размножаются. 11
Это вызывает образование корневого нароста или узелка, «фабрики», где происходит процесс фиксации азота. Бактерии получают энергию для этого процесса и для роста от растения, которое выпускает сосудистые нити из своего корня; они растут рядом с клубеньком и пропускают в него сахар. Узелки, участвующие в азотфиксации, имеют розовый цвет, и очень интересен тот факт, что химический состав розового пигмента почти идентичен химическому составу гемоглобина, вещества, окрашивающего красные тельца, переносящие кислород в крови животных и людей.
Общей для всех растений проблемой является сохранение их вида и получение здорового потомства. Природа, Гайя, нашла бесчисленные ответы на эту проблему, некоторые из которых являются удивительными, и многие из них предполагают сотрудничество насекомых, птиц, летучих мышей и других животных.
Двумя основными аспектами проблемы являются: как обеспечить силу и приспособляемость молодых растений за счет введения «новой крови» других растений (хотя некоторые растения являются самоопыляемыми) и как распределить семена на большой площади. , чтобы они не задыхались друг от друга и не страдали от недостатка света, растя кучками в тени своих родителей.
Половое размножение у цветковых растений осуществляется путем опыления - процесса, посредством которого мужская пыльца переносится на рыльце, восприимчивую женскую поверхность, которая становится завязью.
В то время как некоторые растения для опыления полагаются на ветер или воду, большинство используют различные устройства, чтобы заручиться помощью насекомых. Основное привлекающее внимание - это «нектар», бодрящий сахарный раствор, который расположен так, что насекомые, стремясь добраться до него, задевают своими телами пыльники, производящие пыльцу. Продолжая поиск нектара, насекомые переносят пыльцу на своем теле к другим цветам, где она откладывается на рыльцах. Некоторые цветы имеют узкоспециализированные отношения с определенными насекомыми, до такой степени, что ботаники говорят о «совместной эволюции» двух порядков жизни.
Во многом индивидуальная красота цветов объясняется их разными ответами на проблему привлечения конкретных насекомых и использования их анатомических особенностей. такие как длинные языки или длинные хоботки, или особые модели поведения. В некоторых случаях опыление - чрезвычайно сложный процесс. Например, половые органы цветка бразильского ореха защищены тяжелой крышкой, которую может поднять только исключительно сильная самка пчелы одного вида. Эта пчела в своем размножении зависит от ухаживаний самца пчелы того же вида, который вооружается ароматом редкой орхидеи, чтобы стать сексуально желанным. Поскольку люди не смогли воспользоваться преимуществами этих узкоспециализированных условий, которые встречаются только в диких тропических лесах Амазонки, они потерпели неудачу несмотря на все усилия коммерческого выращивания бразильских орехов, а их по-прежнему собирают индейцы и сборщики каучука.
Птицы и другие животные также способствуют распространению семян.
Для этого многие растения привлекают сочные плоды, в которые вложено семя. Животное, съев плод, услужливо откладывает семя вместе с навозом в какое-то место, удобно удаленное от материнского растения. Другие растения обращаются за помощью к животным, покрывая свои семена липкими волосками, которые прилипают к шерсти животных.
Эти примеры сотрудничества между растениями и растениями, а также растениями и фауной хорошо известны и подверглись тщательным научным исследованиям. Однако должно быть много взаимодействий, которые наука пока не распознает. Потенциально большое экономическое значение имеет широко распространенная традиция дружбы с растениями, согласно которой многие растения влияют на своих соседей, стимулируя их рост или защищая от вредителей и болезней. Многие из растений, вовлеченных в эту историю, очень ароматны. Наука признает, что аромат растений предназначен для привлечения полезных насекомых и отпугивания хищников; большинство людей знают, например, что лаванда сдерживает моль.
Поэтому кажется разумным допустить, что эти преимущества могут быть переданы соседям растений. Также признано, что некоторые растения помогают удобрять другие растения, выделяя корневые экссудаты, такие как сапонин. На самом деле не может быть никаких сомнений в том, что в корневой сфере происходит непрерывный обмен минералами, питательными жидкостями и водой.
В лесу умеренного пояса с его глубокими богатыми почвами корневая система, прорывающаяся к подстилающим породам, из которых она извлекает минералы и в которых она находит якорь, является основным источником энергии всего огромного организма. Каждое растение имеет различный биохимический состав и, следовательно, своими корневыми выделениями и гниением вносит свой индивидуальный вклад в плодородие в целом.
Живые организмы в верхнем слое почвы, от бактерий до дождевых червей, также способствуют увеличению плодородия, поддерживая систему циркуляции почвы, благодаря которой вода, кислород, минералы и радиация поддерживаются в постоянном потоке.
Напротив, в тропических лесах с гораздо более поверхностными почвами большая часть роста плодородия происходит на лесной подстилке и вверх по стеблям растений, где огромное количество «разлагателей» обеспечивает почти немедленную переработку всех отходов. «Колесо жизни», превращающее материю в энергию, в тропических условиях вращается гораздо быстрее, чем в умеренных.
Это, однако, означает, что тропический лес со всей его буйной жизненной силой - гораздо более хрупкий организм, чем умеренный. Лес умеренного пояса, однажды вырубленный, имеет огромный резервуар энергии в своей корневой системе и богатые почвы, которые позволяют ему возродиться; но когда тропический лес сожжен или снесен бульдозером, вся его наземная энергия теряется, и тонкие, неплодородные почвы быстро превращаются под действием солнца и дождя в безжизненный бетон.
Лес - это не просто случайное скопление растений и животных, а чрезвычайно сложный самодостаточный, самовоспроизводящийся, самооплодотворяющийся и самополивающийся организм, который ничего не берет извне, но приносит неисчислимые блага всем формам жизни. Он поглощает «тепличный», углекислый газ, с суточной скоростью, которая считается эквивалентом цилиндра высотой 150 футов(45 м) на поверхности каждого листа, и выделяет животворный кислород.
Благодаря архитектурному каркасу из деревьев он обеспечивает ниши и «условия содержания» для животных любого размера. Дуб, наиболее экологически благоприятное из всех деревьев умеренного климата, был описан как «властелин леса», но он не доминирует над другими формами жизни. Скорее, это великий даритель. В его стволе и ветвях есть ниши для птиц, мелких млекопитающих, насекомых и личинок; его глубокие корни собирают воду и минералы из недр и делают их доступными для других растений, пропуская воду через обильную листву, чтобы вызвать дождь. Он вводит кальций в почвы, дефицитные по этому жизненно важному веществу. Неудивительно, что дуб почитался друидами как символ и проявление Земли Матери, Бридьи или Гайи, великий даритель всего доброго.
В лесу есть своя обширная система кровообращения, эквивалентная циркуляции крови, лимфы и нервных импульсов в человеческом теле. Через эту систему проходят бесконечные потоки воды, сока и других жидкостей, газов, ароматов и магнитных излучений, сил и информации. Сила, поднимающая древесный сок высоко над землей, известная как «перепад вертикального давления», зависит от сложности клеточной структуры дерева; это сила, которая может превышать четверть тонны на квадратный дюйм(6,2 см) и может действовать со скоростью, превышающей две трети дюйма(1,6 СМ) в секунду. Обмен информацией между животными варьируется от брачных криков до танцев, с помощью которых пчелы указывают своим собратьям источники нектара. Несомненно, существует бесчисленное множество взаимодействий, которые наука еще не обнаружила.
Хотя лес обеспечивает очень стабильную среду для его обитания в течение тысяч лет - если люди позволяют это сделать, - эта среда не статична. Он постоянно развивается: более сильные и грубые растения, особенно деревья, обеспечивают «условия содержания», безопасные ниши, в которых могут безопасно развиваться более сложные и более чувствительные организмы. Это закон и процесс экологической преемственности, с помощью которого Гайя - или ее агенты - способствуют появлению организмов, еще более приспособленных для победы в битве за выживание.
Потому что, хотя лес может создавать впечатление всепроникающего мира и гармонии, а взаимопомощь является доминирующей нотой, это также и МЕСТО постоянной битвы, место непрекращающихся конфликтов между хищниками и добычей, паразитами и их жертвами, захватчиками и посягательствами, спорами из-за территории. Чтобы справиться с этими проблемами, живые организмы проявили необычайную изобретательность в разработке удивительного набора оружия и средств защиты и нападения. К ним относятся системы маскировки и обмана, шипы, когти и клыки, а также выделение ядов. В некоторых случаях задействуются симбиотические механизмы; например, некоторые тропические деревья «используют» армии муравьев для защиты от обезвоживающих насекомых, награждая своих защитников безопасными нишами в стволах и диетой из сладкого сока.
Наиболее успешными в эволюции в высшие формы жизни были те организмы, которые не концентрировались на разработке наступательного оружия, но приняли вызовы антагонизма, превратив их во внутреннюю силу сопротивления, здоровье, целостность и самодостаточность. Организмы, которые достигли статуса кульминации в экологической последовательности, не просто нашли способы преодолеть опасности антагонистов и окружающей среды, но использовали их в своих интересах.
Лес является ареной непрерывных динамичных событий, позитивных и негативных, гармоничных и соревновательных: схваток и ухаживаний, спаривания и кормления, общения и демонстрации. Благодаря чудесам естественной алхимии Гайя и ее агенты развили бесчисленные формы, ритмы, цвета, структуры, устройства, движения, запахи, звуки и приспособления, некоторые из которых проявили необычайную изобретательность, а многие - невероятные красоты. Нельзя не прийти к выводу, что творческий интеллект очень высокого уровня работает, непрерывно ища все более изысканные и практические решения основных жизненных проблем, но также полные решимости творить красоту ради самой красоты. Однажды даже люди, стремящиеся разрушить среду, от которой они зависят, и поглощенные своими узкими, жадными целями, обнаружат, что красота - это биологическая необходимость.
Лес, как и другие экосистемы и ландшафты, может состоять из нескольких отдельных биорегионов. Биорегион может быть определен как любая область, маленькая или большая, которая имеет четко узнаваемую идентичность. Многие факторы могут способствовать этой идентичности: геологическое строение, почва, климат, типы растительности, история, культура, «атмосфера», магнитные и духовные силы. Некоторые из наиболее известных биорегионов мира могут похвастаться известными «региональными» писателями, художниками, музыкантами и ремесленниками, которые своим искусством интерпретировали биорегиональную «душу» в том виде, в каком ее проявляют люди.
Среди выдающихся примеров связи между искусством и землей - романы Харди и пейзаж Уэссекса, картины Констебля и пейзаж границы между графством Эссекс и Саффолк, а также оперы Янчека и Моравский лес. Во многих частях Европы, Азии и Латинской Америки деревенские общины можно узнать по костюмам, песням и танцам их жителей, многие из которых вдохновлены особенностями окружающей среды. Образцы и растения на участках пермакультуры, лесных садах и других формах обработки земли также должны отражать характер их биорегионов.
Те, кто их создает, скорее всего, выиграют, если их рацион будет состоять в основном из растений, содержащих минералы и другие питательные вещества, свойственные местным почвам, и если они будут питаться как можно больше за счет местных ресурсов, тем самым давая рабочие места своим соседям и сводя к минимуму загрязняющее воздействие механического транспорта. Такие люди, укоренившиеся или «привязанные», если использовать шотландский термин к своим биорегиональным почвам, обладают чувством психологической безопасности, неизвестный беспокойным горожанам.
И клан Хайленд, и племя коренных американцев являются примерами биорегиональных организмов. Отношения члена клана или племени с ее или его duthus (гэльский термин, обозначающий общинную землю) имеют ярко выраженное и вызывающе красивое качество. Суть религии американских индейцев заключается в стремлении объединить душу с почвой, человеческую психику со скалами и реками, деревьями и дикой природой.

Изготовление гранул из семян и глины для использования в Оживлении пустыни

Изготовление гранул из семян и глины для использования в Оживлении пустыни 1

Цель

Гранулы из глиняных семян были задуманы и разработаны для прямого посева риса, ячменя и овощей в сочетании с методом нулевой обработки почвы. С тех пор метод получил широкое распространение и особенно хорошо подходит для посева с воздуха с целью озеленения больших площадей пустыни за один раз.

Материалы

1. Семена более ста разновидностей (деревья, фруктовые деревья, кустарники, овощи, зерновые) , полезные грибы). Десять процентов от общего веса.

2. Мелкодисперсный порошок глины, такой как та, что используется для обожженного кирпича или фарфора. В общем, это должно быть в пять раз больше веса семян, но следует учитывать количество семян. Пятьдесят процентов от общего веса. В более поздние годы и после многих испытаний в разных частях света г-н Фукуока изменил соотношение семян к измельченной глине с 1: 5, как указано здесь, до 1:20, другими словами. , гораздо меньше семян на каждую гранулу.

3. Соляной раствор - жидкость, остающаяся после удаления соли из рассола, полученного кипячением и концентрированием морской воды или из естественной солоноватой воды (такой как вода Мертвого моря). От 10 до 15 процентов от общего веса, при этом паста из морских водорослей для связывания составляет 5 процентов от общего веса.

4. Известь гашеная - 10% от общего веса.

5. Лекарственные травы: деррис (корень), измельченные плоды и листья японского звездчатого аниса (Illicium anisatum), японской андромеды (Pieris spp.), Японского лакового дерева (Rhus verniciflua), японского бисерного дерева (Melia azedarach). Десять процентов от общего веса.

6. Вода - от 5 до 10 процентов от общего веса.

Метод посева с воздуха (за рубежом)

Семена, необходимые для восстановления растительного покрова пустыни, будут смешаны в глиняных гранулах и рассеяны с самолетов или вручную, чтобы озеленить большие площади одним махом. При производстве гранул в больших количествах полезен обычный бетоносмеситель (со снятыми внутренними лопастями).

1. Поместите грибы и семена в миксер и хорошо перемешайте, чтобы грибы разложились (внутренний слой).

2. Затем поочередно добавляйте глиняный порошок с водой в смеситель по мере его вращения, чтобы создать слой, охватывающий семена и грибки (средний слой).

3. Затем, когда вы поочередно добавляете и распыляете соляной раствор, пасту из морских водорослей, глиняный порошок и гашеную известь в миксер во время его вращения, образуется круглая гранула с семенами, обычно диаметром от четверти до полдюйма (внешний слой)

Свойства

1. Семена, заключенные в слои глины, достигают удовлетворительного прорастания и роста с помощью полезных грибов.

2. При замешивании глины с соляным раствором и пастой из морских водорослей ее молекулы перестраиваются, так гранулы становятся стабильными, легкими и твердыми. Они не только выдержат падение на землю после посева с воздуха, но также приспосабливаются к изменениям влажности и сухости, связанным с дождем, становясь сморщенными и твердыми. Таким образом, они редко крошатся или ломаются, а семена защищены от повреждений птицами или животными, пока они не прорастут.

3. Многие насекомые отталкиваются горечью трав и соляным раствором, примешанной к внешнему слою, поэтому семена не попадают в пищу. В пустынях и саваннах этот метод помогает предотвратить повреждение мышами, козами и, в частности, сильными насекомыми, такими как красные муравьи. Даже повреждение птицами можно предотвратить, просто поместив семена в гранулы. Описанный здесь метод обеспечивает не только безопасное прорастание семян в пустынных районах без использования токсичных веществ, но и также позволяет без разбора рассыпать семена на большую территорию.

4. Растения на Земле существуют в тесной связи с другими растениями, животными и микроорганизмами, и ни одно из них не может развиваться и процветать в одиночку. В частности, в пустынных регионах необходимы микроорганизмы, а также различные растения.

5. Корень дерриса (используется против жуков), японский звездчатый анис (козы), японская андромеда (коровы), японское бисерное дерево (маленькие насекомые), сумах и т. Д. Защитят семена в пустыне до и после прорастания.

В полностью пустынном регионе рекомендуется смешать плодородную джунглевую или лесную почву с глиной. Эта почва является богатым источником почвенных микроорганизмов, семян и спор и имеет большую ценность при добавлении в гранулы.
Если гранулы будут разлетаться с самолетов, гранулы могут сломаться при контакте с землей, поэтому рекомендуется покрыть их пастой из морских водорослей, если таковая имеется.
Таким образом, даже на обширных пустынных территориях, где условия для прорастания плохие, восстановление растительности может быть достигнуто просто путем посева семян, не заботясь о времени или месте. Успешные результаты уже достигнуты в Африке, США, Индии, Греции и на Филиппинах.

Ларри Корн - Все наиболее продуктивные земли в Японии использовались для выращивания риса

Выращивание риса

Все наиболее продуктивные земли в Японии использовались для выращивания риса на влажных полях.
Склоны по сторонам долины были террасированы и заняты рисовыми полями, где это было возможно. Размеры полей были довольно небольшими, до половины акра(20 соток) или около того; террасированные поля могут составлять всего несколько квадратных ярдов(0,8 м2).
Вода текла на поля из прудов-накопителей в предгорьях, куда собирались богатые питательными веществами стоки с окружающих гор. Вода доставлялась самотеком через сложную и хорошо спроектированную систему каналов, которая достигала почти всех полей в долине. Вода будет каскадом переходить с одного поля на другое, пока, наконец, не будет выпущена обратно в реку.
Иногда поля были выше каналов, поэтому воду приходилось поднимать. В этих случаях использовался насос на ручной тяге.
Весной фермеры работали над стенами рисовых полей, чтобы убедиться, что они будут удерживать воду в течение вегетационного периода, и сеяли семена риса на тщательно подготовленные рассадные грядки. Основные поля удобряли компостом, а затем вспахивали до консистенции горохового супа. В июне, когда приближался сезон дождей, рассаду собирали в небольшие пучки и разносили на поля.
Пересадка риса была делом команды. Жители переходили из одного дома в другой, пока все поля не были засеяны. Деньги за эту работу не брались. Принимающая семья просто обеспечивала чай, закуски и еду. Работа была тяжелой, но было чувство восторга, которое приходит, когда все работают вместе для достижения общей цели.
В период вегетации рисовые поля оживали. Насекомые, стрекозы и земноводные появлялись, как только поля были затоплены. Рыба попадала на поля с поливной водой или была зарыблена. Она ели насекомых, а затем была съедены ястребами, коршунами, цаплями и сельскими жителями. По мелководью бродили цапли.
Утки плавали по рисовым полям и ели сорняки, растущие на узких берегах вокруг полей. Азолла, водный папоротник, фиксирующий азот, образовывал пленку на поверхности воды. Он прибывал с поливной водой или путем преднамеренной инокуляции.
Жители деревни три или четыре раза пропалывали поля вручную за вегетационный период и слегка обрабатывали междурядья. Женщины работали бок о бок с мужчинами во время пересадки и сбора урожая, но почти все работы по уходу в середине сезона те выполняли самостоятельно. Сбор урожая, также коллективный, производился ручными серпами. Фермеры развешивали рис на бамбуковых или деревянных решетках на неделю или две, чтобы он просушился перед обмолотом. Затем вспахивали поле и засевали сидераты или озимые.

Компост

Японские фермеры могли так интенсивно использовать землю, не истощая ее плодородие, потому что они возвращали все в почву, обычно в виде подготовленного компоста. Человеческие отходы превращали в компост, смешивая его с растительными остатками и фуражом, которые они собирали на близлежащих холмах. Человеческий навоз считался настолько ценным товаром, что многие фермеры ставили палатки вдоль дороги, надеясь получить «дерьма» от проезжающих мимо путешественников.
Ф. Х. Кинг, американский агроном, побывавший в Японии в начале 1900-х годов, был впечатлен высоким уважением японских фермеров к компосту и изощренным способам его приготовления. В своем классическом произведении «Фермеры сорока Столетий» он писал о том, как они использовали компост для полевых культур: «Навоз всех видов, людей и животных, религиозно сохраняется и применяется на полях таким образом, который обеспечивает эффективность, намного превосходящую наши собственные методы. . . большая часть этого органического вещества предварительно смешивается с почвой или подпочвой перед внесением на поля. . . ценой огромных человеческих затрат времени и труда. . .î 4
Простые люди в городах - рабочие, торговцы и ремесленники - жили в рядовых домах, расположенных аккуратными ячейками, без достаточного пространства для выращивания собственной пищи.
Правящий класс, в основном самураи, жил в скромных домах или больших поместьях в зависимости от своего ранга. Обычно у них было место хотя бы для небольшого огорода и нескольких фруктовых деревьев. Даже в этом случае города могли производить только часть необходимой им еды. Поэтому из сельской местности в города ежедневно хлыл постоянный поток продуктов питания и лесных товаров. В то же время устойчивый поток фермеров и рабочих покидал города, нагруженные телегами с человеческими отходами.
Фермеры платили за этот ресурс в зависимости от качества каках, а это определялось богатством рациона домохозяина. Расточительство самураев высокого ранга давало самые высокие цены, за ним следовали самураи низкого ранга, а экскременты простолюдинов были самыми дешевыми из всех.
Во время поездки между Нарой и Осакой в 1909 году Кинг отметил:
Как только мы выехали на проселочную дорогу, мы оказались в процессии повозок, каждая из которых тянула шесть больших крытых цистерн емкостью около десяти галлонов, заполненных городскими отходами.
Не доехав до станции, мы миновали пятьдесят два таких груза, а по возвращении процессия все еще двигалась в том же направлении, и мы миновали шестьдесят одну повозку, так что в течение не менее пяти часов этот участок дороги вывез за город, подальше от города, не менее девяноста тонн дерьмища; по другим дорогам перемещались аналогичные грузы. 5
Общественное здравоохранение выиграло от вывоза человеческих отходов из городов, что предотвратило их скопление и загрязнение рек и ручьев. В канализационных системах не было необходимости, и в период Токугава не было крупных эпидемий.
Вода из кухни и ванны уходила по сложной системе каналов, которые доходили до каждого района. Улицы были тщательно чистыми, а вода в каналах и вдоль береговой линии оставалась достаточно чистой, чтобы поддерживать здоровые сообщества съедобных моллюсков. В Европе в то же время люди выбрасывали сраные отходы из окон на улицу, на головы прохожим.

Предгорья, лесостепи и леса

Подворья располагались чуть выше дна долины. Деревня из ста домашних хозяйств организована группами из двадцати или тридцати жилищ, разбросанных вдоль предгорий по обе стороны долины. Дома были скромными, главный дом окружали хозяйственные постройки для инструментов, хранения и сушки полевых культур. Также была баня и сарай для компостирования говнеца.
Во дворе и вокруг него росли фруктовые деревья. Дома были построены с использованием деревянных изделий, а не гвоздей. Это было удобно, когда требовался ремонт, потому что одну стойку или балку можно было легко снять и заменить без замены всей конструкции. Главные столбы ставили на камни, а не закапывали в землю. Это могло предотвратить гниение и позволяло дому двигаться во время землетрясений.
Диета была простой, но питательной. Она состояла в основном из риса, ячменя и проса, с мисо-супом, тушеными или вареными овощами, тофу и другими продуктами на основе сои, а также маринованными овощами. Они практически не ели ни красного мяса, ни молочных продуктов, а лишь небольшое количество рыбы. Все было произведено на месте и съедалось в сезон или консервировалось на зимние месяцы путем сушки, маринования, ферментации и хранения в погребе. Фермеры редко ели рис, который они выращивали, потому что он был слишком ценным как товар и для уплаты налогов.
Вместо этого они заменили просо, ячмень и высокогорный рис. Тяжелых животных было мало, скота почти не было. Это было связано с топографией, с нехваткой пастбищ, а также с буддийским табу на «поедание плоти четвероногих животных». Быков в основном использовали для полевых работ; лошадей использовали в горах. Этих животных выводили, когда они были нужны, а затем возвращали в их небольшие загоны, где они могли содержаться по несколько месяцев. Основными животными на ферме были мелкие животные, в основном утки, куры, кролики и собаки. Овощи выращивали на участках возле домов. Для получения максимально возможных урожаев при сохранении плодородия почвы использовались оригинальные и трудоемкие методы. Японцы добились этого, эффективно используя время и пространство и возвращая в почву все растительные отходы. Овощные участки обрабатывались, как правило, вручную, а затем удобрялись компостом. Почва была нарезана узкими грядами и засажена несколькими культурами одновременно. Затем грядки засыпали мульчей.
Быстрорастущие культуры, такие как редис и листовая зелень, собирали, когда они были готовы, а затем заменяли их другими культурами, в то время как медленнорастущие овощи, такие как помидоры и баклажаны, продолжали расти в центре грядок. Этот метод, известный как последовательный посев, обеспечивал непрерывное выращивание овощей на протяжении всего вегетационного периода и гарантировал, что вся земля всегда продуктивно использовалась.
Овощи, такие как огурцы, дыни и помидоры, были привязаны к бамбуковой решетке. Подвязка занимала много времени, но оставляла больше места для других культур.
Использование как вертикального, так и горизонтального пространства увеличивало общую площадь выращивания. В конечном итоге овощи покрывали весь сад зелеными листьями, улавливая почти весь доступный солнечный свет. На английском языке много написано об азиатском садоводстве, потому что позже оно стало образцом для всемирного движения за органическое садоводство.
Фруктовые сады были на более высоких склонах. В саду росли самые разные фруктовые деревья из-за широкого диапазона климатов в горах. Одними из наиболее распространенных фруктов были мандарин, груша, азиатская груша, слива, японская слива, яблоко, хурма и войлочная вишня. Основными ореховыми культурами были каштан, гинкго и грецкий орех. Фруктовые деревья обычно перемежались многолетниками, кустарниками и лианами.
Сады были окружены лесными массивами, состоящими из лиственных и некоторых вечнозеленых деревьев, хвойных пород и рощ бамбука.
Они также были заполнены дикими съедобными и лекарственными растениями, которые собирали в сезон в течение всего года. Фермеры собирали травы, опавшие листья и сидераты и смешивали их со своим дерьмом, чтобы превратить их в компост. Требовалось от пяти(2 га) до десяти(4 га) акров дикой природы, чтобы сделать компост, достаточный для удобрения одного акра(40 соток) рисового поля. Фермеры собирали сучья с упавших деревьев, пилили их и вытаскивали их связками для использования в качестве топлива.
Цель заключалась в том, чтобы захапать необходимые дрова без ущерба для здоровья леса. Они также срезали на пенек дуб, клен, иву и другие деревья, в результате чего новые побеги быстро прорастали у основания. Это обеспечило непрерывный сбор урожая. Часть деревьев шла на дрова, но основном все превращалось в древесный уголь. Древесина более эффективна для обогрева, но древесный уголь легче транспортировать. В городе, куда приходилось везти почти все ресурсы, древесный уголь был основным источником топлива для отопления и приготовления пищи.
Общий эффект от случайных обрезок и регулярной вырубки леса сделал леса более открытыми и продуктивными. Он освободил место для трав и кустарников, которые обеспечили среду обитания для птиц, насекомых и животных, которые иначе не выжили бы. Многим деревьям и кустарникам, не представлявшим непосредственной ценности для жителей деревни, разрешалось расти просто для обеспечения среды обитания и разнообразия.
Уход за лесными деревьями проводился весной и летом; заготовка деревьев происходила зимой. Группы лесорубов разбивали лагерь и оставались там, часто по несколько месяцев. Рабочие распиливали бревна прямо в лесу. Затем они отправляли их вниз с горы по временным лоткам и спускали вниз по течению. По словам Азби Брауна, Глубокий лес доходил через шлюзы, желоба, эстакады, плотины, заграждения, бункеры и транспортные суда, построенные массово и в больших масштабах, но, за некоторыми исключениями, они предназначены для временного использования и поэтому быстро демонтировались при исчерании определенного участка. В большинстве случаев конструкции строятся из самих бревен, которые затем отправляются вниз по реке в виде пиломатериалов, так что промышленная инфраструктура потом практически исчезает без следа. . . ничего не делается, чтобы изменить естественное функционирование водораздела. 6

Ларри Корн - Методы увеличения изобилия

Ларри Корн - Методы увеличения изобилия

На протяжении многих поколений коренные жители научились управлять растениями, животными и местами обитания в своей среде, чтобы повысить продуктивность и разнообразие.
Эти действия были не «менеджментом» как таковым, а скорее сотрудничеством с природой. Андерсон называет эти отношения «продолжением дикой природы», поскольку этот термин не подразумевает контроля. Некоторые из этих традиционных методов включали периодическое и регулярное сжигание, обрезку, омолаживающую срезку под корень, посев семян, пересадку молодых растений и копку(что конечно создало им плохую карму, в результате которой их и истребили). Из них сжигание было наиболее широко используемым и самым эффективным инструментом.
Индейцы регулярно делали большие и маленькие палы для определенных целей.
Эти пожары низкой интенсивности были созданы таким образом, чтобы они не выходили из-под контроля и не наносили вреда деревьям и другой крупной растительности. Сжигание высвобождало питательные вещества в почву, стимулировало отрастание, давшее корм для дичи и других диких животных, и предотвращало накопление сухостоя, которое в противном случае привело бы к катастрофическим лесным пожарам. Оно также создавало и поддерживало прерии и луга, увеличивало количество луковиц и трав, которые производили пищу, увеличивало густоту и разнообразие растений, уменьшало конкуренцию и помогало бороться с насекомыми и болезнями.
Они сеяли семена и сажали саженцы, чтобы расширить свой ареал, и подрезали существующие деревья и кустарники, чтобы удалить мертвую древесину, тем самым якобы увеличивая их жизнеспособность, продолжительность жизни и продуктивность.
Остальные омолаживались. Омоложение - это техника, при которой определенные деревья или кусты вырезаются близко к земле. Новые побеги, которые появляются из пня, становятся длинными и прямыми, с меньшим количеством узлов и боковых ветвей. Эти побеги были особенно полезны для создания строительных материалов и корзин, для чего требовались длинные молодые побеги. Иногда индейцы прореживали особенно продуктивные деревья и кустарники, чтобы снизить конкуренцию и сохранить их здоровье.
Эффект от этих практик, особенно сжигания, заключался в том, чтобы поддерживать большие и малые площади на средней стадии сукцессии, моделируя естественные нарушения. Нарушения часто уменьшали доминирование существующих сообществ, создавая возможности для колонизации другими видами. Хотя биомасса была временно уменьшена, это было временно компенсировано возросшей энергией нового роста. Некоторые участки сжигали каждые два или три года, другие - каждые пять или шесть лет, а другие сжигали каждые пятнадцать лет или около того.
Индейцы также ухаживали за деревьями, кустарниками, травами и геофитами * в соответствии с регулярным графиком ухода. Поскольку работа велась по графику, это не требовало больших усилий и не считалось обузой. На самом деле, судя по всему, у коренных жителей было много свободного времени. Европейцы увидели, что они не работают все время, и пришли к выводу, что индейцы ленивы.
На самом деле они работали ровно настолько, насколько это было необходимо.

• Геофиты - это растения, которые хранят свою энергию под землей, например луковицы, клубнелуковицы, клубни и корневища.

Когда европейцы впервые приехали в Северную Америку, они были поражены красотой и обилием ландшафта. Они часто описывали его как большой сад, парк или фруктовый сад. Они считали ландшафт нетронутым, «таким, каким его создал Бог». Они не осознавали, что «бедствия», которые они нашли там, в значительной степени создали те ландшафты, которыми они наслаждались, или что они тщательно поддерживали их, чтобы они оставалися такими. Индейцы практиковали такую изощренную форму земледелия и садоводства, что европейцы даже не заметили этого.
К сожалению, этот период в истории человечества, эта великолепная демонстрация того, как человечество могло существовать в течение десятков тысяч лет в тесном сотрудничестве с природой, практически стерт из современного сознания. Когда люди сравнивают сегодняшнюю жизнь с тем, как, по их мнению, люди жили до цивилизации, они часто говорят что-то вроде: «Ну, я определенно не хочу возвращаться к жизни в пещерах и все время искать еду». Для них это либо современный способ жизни, или жалкое существование в пещерах с постоянным страхом голода и нападения животных. Это было совсем не так. Возможно, это было что-то подобное в первые годы существования человечества, но, по крайней мере, с тех пор, как люди приобрели познавательные способности около 150 000 лет назад, они стали свободно жить как часть природы с почти полной продовольственной безопасностью.

Ларри Корн - На следующее утро мы позавтракали и немного погуляли по ферме

Ларри Корн - На следующее утро мы позавтракали и немного погуляли по ферме

Робин и Арло показали нам чесночные поля, несколько камней, где Майду терли желуди и несколько огромных оврагов, оставленных предыдущими владельцами, которые они пытались отремонтировать. Затем мы посетили цыплят и индеек, которые бегали перед домом, поблагодарили хозяев и двинулись дальше.
Нашей следующей остановкой была органическая рисовая ферма Лундберг, но, опять же, у нас было немного времени, поэтому мы решили остановиться на время на площадке для пикника с видом на Долину Сакраменто. Был теплый ясный день. Мы нашли стол в тени большого дуба и посмотрели на шахматный узор полей внизу. Мы могли видеть Мерисвилл-Баттс, «самую маленькую горную гряду в мире», странным образом поднимающуюся из ровного дна долины, и Береговую гряду вдали. Наш разговор зашел о влиянии людей на формирование ландшафта Калифорнии.
Первоначально прибрежные районы Калифорнии, Тихоокеанского Северо-Запада, Канады и островов Японии были одними из самых гостеприимных мест для проживания людей. Когда европейцы пришли в Калифорнию, они нашли ее холмы, долины и равнины, заполненные лосями, оленями, зайцами, кроликами, перепелами и другими животными, пригодными для еды; ее реки и озера, кишащие лососем, форелью и другой рыбой, ее русла и берега покрыты мидиями, моллюсками и другими съедобными моллюсками; скалы на ее морском берегу кишат тюленями и выдрами; и ее леса, полные деревьев и растений, с желудями, орехами, семенами и ягодами »2. На пастбищах, покрывающих Центральную долину и прилегающие предгорья, были как однолетние, так и многолетние растения. Наиболее важными из них были многолетние кустарниковые травы.
Однолетние полевые цветы, луковицы, разнотравье и кустарники служили нектаром для бабочек, пчел и других насекомых-опылителей.
Вода была везде. Соленые болота существовали в низменных прибрежных районах, пресноводные болота во внутренних долинах и вдоль рек, ручьев и озер. Нижняя часть долины Сан-Хоакин была покрыта сотнями квадратных миль туловых озер. К востоку от города находилось пресноводное болото площадью одиннадцать соток квадратных миль.
Залив Сан-Франциско в месте слияния рек Сан-Хоакин и Сакраменто, узкий пролив Каркинес, единственный выход из Центральной Долины к морю, заставили отложения накапливаться за ними, образуя неглубокую перевернутую дельту с оползнями и низкими островками торфа и тула. Там, где пресная вода из этого болота встретилась с соленой водой залива Сан-Франциско, образовалась солоноватая эстуария. Подобные болота и солоноватоводные лиманы - самые богатые из всех экосистем, изобилующие всеми видами жизни. Пеликаны и другие птицы использовали болота для гнездования, а десятки миллионов перелетных птиц использовали их каждый год как места для зимовки.
Кристаллические реки и ручьи беспрепятственно текли с гор, а весенние ручьи - мелкие бассейны, которые собирают дождевую и талую воду и медленно высыхают, - покрывали низины. Ежегодно в долине происходили наводнения, оставляя в горах богатые отложения ила. Иногда наводнения были бы настолько сильными, что вся Центральная долина заполнялась водой. Все эти крупные наводнения были вызваны одной и той же последовательностью событий: сильное накопление снега в начале сезона последовало за непрерывной серией теплых тропических штормов, которые растопили снежный покров. Крупнейшее наводнение произошло зимой 1861–1862 годов, когда все низменные районы от реки Колумбия до Сан-Диего были затоплены на несколько недель. Эти мега-наводнения смешали отложения с различных горных хребтов, каждый со своим уникальным минеральным составом.
Это одна из причин того, что почвы в Центральной долине считаются одними из самых богатых в мире.
Некоторые области в Калифорнии, такие как субальпийские леса и пустыни на юге, были незначительно заняты и мало изменены индейцами, но большая часть ландшафта, особенно растительность, сильно пострадала от их присутствия.
Однако с приходом европейцев окружающая среда, за которой они так тщательно ухаживали, претерпела полную трансформацию, поскольку сельское хозяйство и выпас скота пришли на смену естественным экосистемам.
Первоначально пастбища состояли из многолетних кустарниковых трав с некоторыми однолетними травами, полевыми цветами и клевером. Многолетние травы имеют глубокую и разветвленную корневую систему и остаются зелеными все лето. Когда в конце 1700-х годов испанцы представили пастбищный скот, лошадей, овец и коз, они также принесли семена европейских однолетних трав, таких как рожь и овес, которые быстро распространились.
Пастбищные животные выборочно поедали более питательные местные многолетние растения, что давало однолетникам большое репродуктивное преимущество. Они также сжирали местные однолетние цветущие растения, прежде чем они успели дать семена.
Экосистема естественных трав вскоре была вытеснена однолетниками, что привело к уменьшению содержания органического вещества в почве, что снизило ее способность удерживать воду. Выпас овец, которых натуралист Джон Мьюр назвал «саранчой», опустошил лесные луга.
Обширные лесозаготовки, особенно вблизи поселений и горнодобывающих предприятий, ускорились во время золотой лихорадки, в результате чего целые горные склоны остались голыми и открытыми для эрозии. Сельское хозяйство истощило почву, сделало ее засоленной и снизило уровень грунтовых вод. Это также исключило среду обитания насекомых-опылителей и других диких животных.
Владельцы ранчо систематически убивали медведей, волков и горных львов, отлавливая их, охотясь на них и используя стрихнин. Фермеры и садоводы регулярно травили птиц и водоплавающих. Других животных убивали ради спорта или ради шкуры.
На всех крупных реках долины были построены плотины. Они контролировали большие наводнения, но лишили почву омолаживающих отложений ила. Вместо этого за дамбами скопился ил, который стал проблемой. болота были осушены, чтобы создать поля для сельского хозяйства. В конце концов, почти все водно-болотные угодья были рекультивированы с помощью обширных систем дамб, оставив обходные пути для отвода избыточных паводковых вод в море. Более 95 процентов исторической приливно-болотной зоны в месте слияния рек Сакраменто и Сан-Хоакин было выровнено и засыпано.
Приток пресной воды из этих рек был дополнительно сокращен за счет водозаборов для нужд сельского хозяйства. После осушения вновь созданных полей в дельте торфяные почвы подверглись окислению. Ветровая эрозия и разложение торфа привели к резкому проседанию. Сегодня большинство этих полей находится ниже уровня моря. Время от времени почва загорается и продолжает тлеть годами.
Эти изменения - вырубка леса, выпас скота, изменение видов трав, сокращение диких животных, уничтожение разнообразных сред обитания, вспашка, плотины и осушение болот - все это сделало Калифорнию более сухой. Калифорния сейчас гораздо менее гостеприимное место, чем 250 лет назад.
После того, как мы говорили об этом почти час, Сэнсэй на мгновение замолчал, затем в его глазах появилась знакомая искорка. «Похоже, вы не согласны с тем парнем, который вчера вечером сказал, что Калифорния выглядит именно так из-за средиземноморского климата». Мы засмеялись, счастливые остаться в живых, сели в машину и поехали к следующему пункту назначения.
«Семейные фермы Лундберг» - это большая ферма в третьем поколении, основанная в 1937 году Альбертом и Фрэнсис Лундберг после их переезда в Сакраменто из Небраски во время Великой депрессии. Согласно истории компании, «Альберт видел разрушительные последствия «Пылевых бурь »в результате плохого управления почвой и недальновидных методов ведения сельского хозяйства. Переехав с семьей в Северную Калифорнию, он убедил нас в необходимости заботиться о земле ».
У Альберта и Фрэнсис было четыре сына: Элдон, Венделл, Харлан и Гомер. Все они стали фермерами и были совладельцами, когда Сэнсэй приехал в гости, сначала в 1979, а затем в 1986. Лундберги всегда были лидерами движений за органическое и устойчивое земледелие и были пионерами в ряде инновационных, экологически безопасных методов выращивания риса.
Почва возле Ричвейла, где расположена ферма, представляет собой тяжелую глину, которая плохо подходит для многих культур, но идеально подходит для риса. То, что начиналось как сорок акров(16 га), теперь составляет шестнадцать тысяч(6400 га), почти все это засажено органическим рисом. Вода для орошения поступает из реки Фезер, которая перекрыта близлежащей плотиной Оровилл, самой высокой плотиной в Соединенных Штатах. Это дамба насыпная, построенная в основном из обломков гидравлических шахт, которые заилили Реку Фэзер во время золотой лихорадки.
Ричвейл находится очень близко к Оровиллю, где жили Герман и Корнелия Айхара и где у них была школа макробиотики. Один из их учеников, парень по имени Питер работал на ферме и подарил книгу «Революция одной соломинки» одному из четырех братьев. В течение нескольких недель они все прочитали ее и пригласили Сенсея в гости, пока он был в Калифорнии. Они приветствовали нас, и после короткого разговора мы вышли на поля с Харланом в качестве проводника. Лундберги всегда были твердо привержены делу сохранения здоровья почвы и окружающей среды. Это нашло отражение в их методах управления, которые включали в себя водосбережение, севооборот, использование почвопокровников, отдых полей и заделку всей рисовой соломы в почву вместо ее сжигания.
Многие поля после сбора урожая засыпают соломой и затапливают, чтобы имитировать заболоченные земли. Здесь обитают кулики и белые цапли. Остальные поля остаются под покровными культурами, который также обеспечивают среду обитания для мигрирующих уток и гусей. Каждую весну перед подготовкой этих полей к посадке волонтеры, в том числе учащиеся начальной школы, тщательно собирают сотни, а часто и тысячи яиц птиц, гнездившихся на этих полях. Яйца инкубируются в местном инкубатории, и молодые птицы выпускаются в природу.
Г-н Лундберг объяснил все это Сэнсэю, а затем рассказал ему о проблемах, с которыми они столкнулись при выращивании риса в таких больших масштабах.
Сюда входили борьба с сорняками, необходимость очистки полей под пар и под покровные культуры для поддержания плодородия, а также необходимость передвижения тяжелой техники по почве. Он спросил Сэнсэя, есть ли у него какие-нибудь идеи по этому поводу. В течение дня Сэнсэй действительно внес несколько предложений по изменению севооборотов в качестве стратегии борьбы с сорняками.
Он увидел, что у них были поля, на которых один год выращивали рис, а в следующий - пшеницу, но они обрабатывали поля зимой. В течение вегетационного периода они использовали тракторы для обработки почвы пять или шесть раз для борьбы с сорняками. Сэнсэй посоветовал им делать то же, что и он, и выращивать по два урожая в год: рис летом и пшеницу зимой. Постоянный урожай на полях будет контролировать сорняки, и им нужно будет сделать только два прохода трактора по полям для сбора урожая.
Вот что он предложил: «В конце лета или в начале осени посейте с самолета семена озимых зерновых в стоячий урожай риса, дайте им прорасти зимой. поздней весной, незадолго до того, как озимые зерно будут готовы к сбору урожая, сделайте еще один проход с самолетом и бросьте семена риса на поле. Затем пройдите комбайном в мае или июне и уберите урожай пшеницы, оставив стебли на поле. Тогда рис будет всего несколько дюймов в высоту, и трактор не повредит его. Каток, прикрепленный к комбайну, придавит стебли пшеницы, которые затем действуют как мульча. У риса не должно быть проблем с прохождением через мульчу, и он будет хорошо справляться с сорняками. Однако, чтобы этот севооборот был успешным, важно не вспахивать почву. Главные проблемы – это огромность полей и недостаток людей.
В этой ситуации я не вижу, как можно избежать использования самолетов и крупной техники. Просто нужно сделать как можно меньше проходов по полям ».
Лундберг чувствовал разочарование Сэнсэя по поводу отсутствия человеческого присутствия, потому что оно также было его собственным. Затем разговор перешел на проблемы промышленного земледелия и распределения, и как много за это платит общество.
Г-н Лундберг сказал, что очень немногие органические фермы могут быть такими же большими, как их, и что ответственное выращивание сельскохозяйственных культур ставит их в невыгодное положение. Гораздо проще и дешевле использовать химические удобрения и сжигать рисовую солому, как это делали обычные фермеры. У Лундбергов также больше потерь урожая из-за насекомых, но они стремятся избегать использования синтетических пестицидов. Он также упомянул, что фермеры-химики перекладывают значительную часть своих расходов на окружающую среду и население в виде загрязнения. «Однако мы действительно испытываем удовлетворение, зная, что мы производим здоровую пищу и делаем все возможное, чтобы быть хорошими хозяевами земли».
В тот день я узнал много нового о выращивании риса и о человечестве. Эти два человека, принадлежавшие к разным культурам и использовавшие совершенно разные методы ведения сельского хозяйства, говорили вместе с таким уважением и взаимным восхищением. Их объединяла любовь к земле и желание оставить мир в лучшем месте, чем они его нашли.