Category: дизайн

Category was added automatically. Read all entries about "дизайн".

Интернет - это грех! Вам капец, грешники! Читайте лучше САМЫЕ ПОЛЕЗНЫЕ книги за всю историю человече



Интернет в эру развития информационных технологий стал неотъемлемой частью жизни каждого человека. Но не стоит смотреть на это достижение человечества через розовые очки. Ведь у каждой медали есть две стороны. Так и здесь. С одной стороны Интернет просвещает, а с другой искажает все факты. Любую информацию, которую мы ищем в глобальной сети, мы получаем сквозь призму виденья других людей и уже не можем адекватно её оценивать. Некоторые даже считают, что Интернет – это грех и здесь можно узнать, посмотрев видео ролик Просветленного старца, почему Интернет имеет такое пагубное влияние на психику человека, его становление как личности и восприятие окружающего мира.
Многие погрязают во всемирной паутине и уже не могут из неё выбраться. А для кого Интернет является своеобразным панцирем, ракушкой, в которой он прячется от окружающего его реального мира.Интернет породил свою преступность – кражу кредитных карт, взлом аккаунтов и многое другое. Вернее, воровство и вандализм существовали и до этого – просто у них появились новые возможности. Людям какое-то время казалось, что преступность в сети – это не преступность.Надо ли называть зависимость от интернета в списке грехов на исповеди?

В качестве альтернативы предлагаю наш список лучших книг за всю историю человечества:
Царева - Электронный капкан
Абдуллаева - Интеллектуальный Инсульт. Как в мире роботов остаться человеком
Ильченко - Как нас обманывают СМИ. Манипуляция информацией
Макдональд - Правда. Как политики, корпорации и медиа формируют нашу реальность
Макишвили - Большая книга манипуляций. Изучаем секреты управления сознанием
Кэмпбелл - Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования питания
Гандри - Парадокс растений. Скрытые опасности «здоровой» пищи
Эрет - Целебная Система Бесслизистой Диеты, Жизненно важные вопросы
Сытин - Лечебные сеансы академика Г.Н. Сытина, Как в 75 я помолодел
Батмангхелидж - Вы не больны, у вас жажда
Сидоров - Рок возомнивших себя богами, Тайная хронология и психофизика русских, Неосталнизм, Этнопсихология
Троицкая - Пищевой террор, Медицинский террор, Информационный террор, Алкогольный террор
Джасмухин - Самоучитель праноедения
СТОЛЕШНИКОВ - ЧЕМ НАПОЛНИТЬ ОРГАНИЗМ?
Герасимов - Возвращение содома, Будни мирового дурдома
Новоселов - Женщина. Учебник для мужчин
Леш - Самоуничтожение человечества
Диденко - Цивилизация каннибалов
Ферле - Эректус бродит между нами
Рид - Спор о Сионе
Ломброзо - Преступный человек, Женщина, преступница или проститутка, Гениальность и помешательство
Беркович - Православие против глобализма
Лоренси - Черная ложа астральных сатанистов
Подолинский - Труд человека и его отношение к распределению энергии
Зыкин - Запрещенная экономика
Паршев - Почему Россия не Америка?
Климов - Князь мира сего, Красная каббала
Курпатов - Четвертая мировая война. Будущее уже рядом
Нордау - Вырождение
Колеман - Комитет 300
Кут Хуми - Сон Раваны
Эстулин - Кто правит миром? Или вся правда о Бильдербергском клубе
Фолкнер - Безумие пахаря
Анненков - Подари лопату соседу, Не мешай огороду лопатой и плугом
Бублик - Огород для умных, или как не навредить заботой
Курдюмов - Полный курс органического земледелия
Овсинский - Новая система земледелия
Тимофеев - Детка Порфирия Иванова
Золотарёв - Новое - небывалое. Научность идей Порфирия Иванова
Абхаядатта - Львы Будды. Буддийские мастера-маги. Легенды о махасиддхах
Свами Йога Камал - Лекции
Учение Бабаджи. Истина. Простота. Любовь. Служение человечеству
Ояма - Философия каратэ
Репс - Плоть и кость дзэн
Якунин - Философия Пути, Диалог с Просветленным Мастером каратэ
Гурджиев - ВСЁ И ВСЯ. ОБЪЕКТИВНО-БЕСПРИСТРАСТНАЯ КРИТИКА ЖИЗНИ, Последний час жизни, Беседы в Париже
Крамер, Олстед - Маски авторитарности. Очерки о гуру
игумен Харитон - Умное делание. О молитве Иисусовой
Холмогоров, Свенцицкиий, Большаков - На высотах духа. Из жизни русских подвижников
архимандрит Софроний - Старец Силуан Афонский
Лоханов - Великие русские старцы
Лавский - Христианская, Суфийская, Античная, Индуисткая, Буддийская, Хасидская мудрость
Бакулин - Юродство
Неаполтанский - Мистерии Бхагаваты Пураны, Энциклопедии тантры, мантры, аюрведы, индуизма, буддизмма
Хислоп - Беседы с Бхагаваном Шри Сатья Саи Бабой
Его ученик - Жизнь посвященного, Посвященный в Новом Свете, Посвященный в Темном цикле
Бяк - Памятка начинающему просветленному. Практика решения всех проблем
Адельскуг - Объяснение гилозоики Пифагора
Аттар - Рассказы о святых
Кроули - Небольшие эссе относительно истины, 8 лекций по йоге, Магия без слез, Исповедь
Чоа Кок Суи - Чудеса пранического целительства
Ра Уру Ху - Дизайн Человека, Проживание дизайна
Тик Нат Хан - Гнев
Дарья Усвятова - КАЗАЧИЙ СПАС
Руис — Четыре Соглашения. Книга толтекской мудрости
Гужова - Медитация. Постижение внутреннего пространства, Влияния и связи
Попов - Сто вопросов, Дневник, 5 вечеров в Москве
Тэндзин Вангьял - Чудеса естественного ума
Ошо - Оранжевая книга
Перселл - Психологи вам врали! Анти-Карнеги-Курпатов
Лютц - Безумие! Не тех лечим. Занимательная книга о психотерапии
Тесла - Власть над миром
Вертинский - Дорогой длинною
Чиа - Целительный свет Дао, Медитация всемирной связи
Крем - Миссия Майтрейи
Митфорд - Эликсир жизни
Будда - Палийский Канон, Джатаки
Бодхи - Маленькие аспекты Большого самадхи
Законы Ману
Письма Махатм, Учение Махатм, Письма Мастеров Мудрости
Кэррол - Пища для ума
Малевич - Черный квадрат
Гуили - Эцилопедии святых, ангелов, магии и алхимии
Генон - Заметки об инициации, Христианский эзотеризм
Эвола - Восстание против современного мира, Герметическая традиция
Норбу - Драгоценный сосуд, Кристал и путь света. Сутра, Тантра и Дзогчен
Матаджи - Метасовременная эпоха
Ар Сантэм - Йога - способ жизни на земле, Новая нумерология
Антонов - Экопсихология, Сексология
Мастер Хора - Гравитонер
Пальчик - Квантовая модель эволюции личности, Реальна ли реальность?
Павлина - Личностное раазвитие для умных людей
Сервест - Магия бессмертия
Сывященные книги не вошедшие по причине парадоксальной популярности и абсолютной непонятности никому из людей:
Бхагават-Гита,Библия,Коран,Авеста,Ади-грантх,Дао-дэ-цзин,Дхаммападда,Тайная доктрина
Если копирасты не дают скачать, пишите нам, вышлем (а чего нет электронке, того нет, ну или подайте на сканер)): godmodespeedrun@gmail.com
promo anagaminx august 23, 2020 07:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…

Эрик Тенсмайер - ТЕМ ВРЕМЕНЕМ НА ФЕРМЕ

15 ТЕМ ВРЕМЕНЕМ НА ФЕРМЕ

К концу 2005 года я учился управлять сложностями проекта фермы Nuestras RaCes. Там я меньше всего беспокоился о плодородии и вредителях. Мне приходилось получать разрешения от города, писать отчеты для спонсоров и иметь дело со сложной межличностной динамикой среди моих фермеров.

Рядом с нашей фермой в четыре акра(1,6га) был участок земли в двадцать шесть акров(10га). Как и наша ферма, он примыкал к реке и имел участок плодородной речной глинистой почвы. Он принадлежал монахиням из ордена Сестер Провидения, и различные местные утырки говорили нам, что никогда не позволят нам возделывать его.
Никогда не слышав, что что-то невозможно, Дэниел пошел поговорить с сестрой Джоан, главой ордена. Она заинтересовалась, и мы начали переговоры о доступе к земле. После многих месяцев переговоров и бумажной работы Nuestras RaCes заключила годовое соглашение, которое позволит нам начать заниматься сельским хозяйством весной 2007 года. Наша арендная плата? Доллар в год. Сегодня земля находится в собственности попечителей резерваций, и в стадии разработки находится долгосрочная аренда.

Это должно было радикально изменить проект фермы. Я два года учился управлять четырьмя акрами, и здесь мы резко увеличили посевные площади. Но нельзя упускать шанс увеличить посевные площади на 500 процентов за доллар. Мы могли бы иметь гораздо большие участки для наших фермеров, а также значительно увеличить количество фермеров.

Только что завершив разработку дизайна нашего домашнего сада, я решил взять на себя задачу не только создания другой, более крупной фермы, но и совместного проекта для расширенной фермы. Я координировал групповой процесс, первым этапом которого была разработка списка целей. Мы собрали некоторых из наших фермеров-участников, молодежь, членов правления и других заинтересованных лиц и составили список вещей, которые мы хотели бы увидеть на ферме.
Это включало более крупные коммерческие сельскохозяйственные участки и связанную с ними инфраструктуру, такую как колодец, сараи, ограждения и теплицы. Мы также хотели, чтобы ферма ожила как место культурного агротуризма. Пара моих друзей, Кейт Зальцберг и Бас Гутвейн, нуждались в дипломных проектах для получения степени по ландшафтному дизайну в Массачусетском университете в Амхерсте; они превратили результаты наших исследований в карты.

Наша команда провела анализ участка фермы, как и мы с Джонатаном дома. В этом случае и в этом масштабе ключевыми проблемами были не солнце и почва, а, скорее, пойма и правовые ограничения. Мы создали карту, на которой показаны различные зоны и ограничения на их использование. Кейт и Бас придумали картонные вырезы в масштабе, представляющие элементы, включенные в наши цели: сарай сорок на сорок футов(12х12м) и несколько участков площадью один акр(40 соток), теплицы и все другие компоненты, которые мы перечислили.

Мы собрали несколько небольших групп: одну для фермеров, одну для молодежи и одну для правления Nuestras RaiCes. Каждая группа разместила картонные вырезы, чтобы показать, как, по их мнению, должен быть оформлен участок. Мы сфотографировали дизайн каждой группы, а затем Кейт и Бас сделали карты каждого из них, которые мы представили последней, объединенной большой группе. Участники голосовали за те элементы дизайна, которые им больше всего понравились.
Все были согласны с основным планом фермы Nuestras RaiCes. Из всего, что я делал за время работы в Nuestras Ra?Ces, эта совместная пермакультура - это то, чем я горжусь больше всего. Она показала мне, что вам не нужна ученая степень или даже сертификат дизайна пермакультуры, чтобы заниматься дизайном.

На ферме произошло еще кое-что, чем я не очень горжусь. Некоммерческие организации всегда ищут недорогие или, что еще лучше, бесплатные ресурсы. Вскоре после того, как мы согласовали стратегию дизайна, мы начали искать ресурсы, чтобы воплотить ее в жизнь.
Мы с моей командой сняли и переместили на новую объединенную ферму площадью 30 акров(12га) три теплицы, несколько сараев и сарай с деревянным каркасом, датируемый 1870 годом. Мы получили разрешение войти в заброшенный ресторан и вытащили десятки тысяч долларов.
Это стоимость кухонного оборудования, в том числе двух работающих морозильных камер. Nuestras RaCes могла быстро мобилизовать команду, и у нас были самосвал и трактор с погрузчиком, чтобы воспользоваться такой возможностью.

Поэтому, когда кто-то позвонил и предложил ферме пару бесплатных коз, мы, конечно, сказали «да». Оказалось, что эти козы были заперты в сарае большую часть своей жизни и не были социализированы, поэтому, когда они добрались до фермы, они, не теряя времени, перепрыгнули через электрический забор. Фермерские животные выходили из своих вольеров и раньше, в дни, когда мы занимали четыре акра, но они никогда не имели большого значения.
Я узнал, например, что почти невозможно поймать сбежавшую свинью, пока она не устанет, и в этот момент вы должны поднять ее и тащить обратно. Несколько наших изнеженных коз сбегали, но возвращались, когда мы загремели в их миске кормом. Но эти новые козлы не знали, кто мы такие. Они свернули на шоссе, граничащее с фермой, и направились к крутому густому участку площадью десять акров(4 га), заросшему ядовитым плющом, ежевикой и сумахом.

Той ночью Дэниел, молодежный директор Nuestras RaCes Уильям Апонте и я проехали через лес с фонариками, пытаясь найти коз. Это было бы одно, если бы мы жили в сельской местности. Но наша ферма находилась в полумиле от крупнейшего торгового центра на западе Новой Англии. Больше всего меня беспокоило то, что козы перейдут шоссе и кто-нибудь пострадает в автокатастрофе.

В течение нескольких недель козы уничтожали клумбы в соседних дворах и пугали детей в ближайшем детском саду. К счастью, им, похоже, очень нравилось есть ядовитый плющ, и мы поняли, что они по большей части оставались в своих зарослях. Несколько человек помогли нам их выследить.
Галарзы, одна из наших семей, основавших фермерские хозяйства, поджидали нас и установили, что козы выходили из этого леса пастись на лужайке детского сада на краю десятиакрового заросля каждое утро около шести. Агнори и Педро, двое моих животноводов, несколько раз пытались заарканить коз, но безуспешно, но потом пришли к прекрасной идее ловушки.
Используя прочные переносные панели для скота (чрезвычайно универсальные предметы первой необходимости для фермы с крс или без), мы построили вольер шириной шестнадцать футов и длиной шестнадцать футов(5м), с дополнительными панелями для крупного рогатого скота сверху, чтобы полностью закрыть его. Мы поместили внутрь переносную пластмассовую клетку для телят на случай, если ожидание будет долгим. Ворота представляли собой поддон, установленный таким образом, что они захлопывались, когда мы тянули за тридцатифутовую(9м) веревку из укрытия за ближайшим деревом.

Чтобы завершить наше буквальное наблюдение, мы привязали козочку внутри, разложили немного корма для коз и устроились за деревом, чтобы ждать. Вскоре один из наших беглецов вышел из леса и попал прямо в нашу ловушку. Вскоре последовала другая коза. Мы знали, что двух коз с такими вредными привычками нельзя вернуть на ферму. Но вкус у них был отличный! Вот сколько свободного выгула может получить коза!

Поиск возможностей получения образования на испанском для моих фермеров было частью моей работы в Nuestras RaCes. Многие из них хотели узнать о содержании и здоровье домашнего скота; как садовод, я не был в этом силен. Что делать?

У нас был ресурс примерно в девяноста минутах езды от Холиока, в Ратленде, штат Массачусетс. Там Heifer International управляет учебным центром на ферме Overlook, одном из четырех кампусов в Соединенных Штатах, которые продвигают ее миссию.
Хейфер - это неправительственная организация, занимающаяся вопросами развития, которая бесплатно раздает домашний скот и деревья фермерам по всему миру с условием, что они передадут в дар потомство или саженцы другому фермеру в течение нескольких лет.
Я спросил у сотрудника, есть ли у них какие-нибудь связи, которые могли бы помочь Нуэстра Рэссес. Хейфер пригласил меня и моих испаноязычных фермеров-участников посетить ферму для экскурсии, а также предложил предоставить перевод.

В один снежный день мы с моими фермерами поехали в Ратленд. Когда мы сидели в их конференц-зале, ожидая начала нашего тура, в комнату вошла женщина с карими глазами и самыми красивыми темными волосами, которые я когда-либо видел. Следующие полчаса я провела, пытаясь понять, было ли на ней обручальное кольцо.

До этого момента свидания в мои тридцать были похожи на череду эпизодов ситкома Сайнфельд. У меня был смехотворно длинный список критериев того, что я ищу в женщине, и казалось невозможным для кого-либо их удовлетворить. Даже женщины, с которыми я ходил на несколько свиданий, не смогли; одна бросила меня ради своего пса, которого приютила, не любившего мужчин.
Всего за несколько недель до того, как я поехал в Heifer, с помощью моей опытной группы консультантов по свиданиям (друзья, которые действительно нашли кого-то сами) я сузил свой список: кто-то доброжелательный и заботливый, который говорит по-испански и любит садоводство.

Мариклер Гирон Рамирес была нашим переводчиком на ветеринарном тренинге в тот день, хотя, признаюсь, я не уделял особого внимания деталям здоровья коз. Но я решил, что собираюсь пригласить эту женщину на свидание, как бы мучительно это ни было неловко. Я проконсультировался с Милагрос Гусман, молодежным лидером Нуэстра Рашес; без ее подростковых советов по любви я, наверное, все еще был бы одинок.

Через несколько дней я позвонил Мариклер - как было приказано. Я собирался пригласить ее на свидание по-испански, хотя мой испанский все еще был невысок, когда дело доходило до разговоров о других вещах, кроме растениеводства или заседаний совета директоров. Я так нервничал, что не мог уследить за всем, что она говорила. Все, что я знаю, это то, что я получил "да".

В любом случае я собирался увидеться с Мариклер через неделю после нашей первой встречи, потому что мы должны были вместе переводить семинар по хранению семян для моих фермеров и общественных садоводов из нескольких городских организаций штата, организованного Хейфер и с участием профессора Университета Массачусетса в качестве ведущего оратора.
Через день после того, как я пригласил ее на свидание, я нашел повод составить подробный список условий хранения семян и несколько раз обсудить его по телефону с Мариклер. Нам удалось уделить семинару достаточно внимания, чтобы сделать хороший перевод, несмотря на все разговоры о пестиках, тычинках и опылении. Наше первое настоящее свидание было в следующие выходные.

Мариклер выросла за пределами города Гватемала. Стремясь улучшить условия жизни беднейших слоев населения в своей стране и за ее пределами, она устроилась на работу в Heifer International, выполняя все, от административной работы до организации встреч для представителей со всей Америки.
После восьми лет работы в компании Heifer в Гватемале Мариклер приехала в Соединенные Штаты, чтобы поделиться с местными спонсорами историями своей работы на местах. В 2003 году ее попросили присоединиться к офису по сбору средств Heifer в качестве штатного сотрудника, и с тех пор она работает там до сих пор. К счастью для меня, в ее обязанности иногда входила переводческая работа.

Не скрою, что, помимо ее очевидной приверженности социальной справедливости, меня также впечатлили практические сельскохозяйственные навыки, которые Мариклер привнесла в наши отношения. Мариклер не увлекалась растениями, как мы с Джонатаном, а имела опыт работы с сельскохозяйственными животными. Она выросла на цыплятах, утках, перепелах и голубях в качестве мясных животных на своем городском заднем дворе.
Она могла зарезать и снять шкуру с кролика и отделать шкуру, помогала с доставкой коз и овец, ухаживала за яками, ламами и водяными буйволами. Она также могла диагностировать кишечных паразитов, глядя на внутреннюю часть века козы или овцы. У меня отвисла челюсть, когда на нашем первом свидании она упомянула, что может делать трюки, сидя верхом на упряжной лошади. Это был человек, который не только соответствовал моему списку критериев, но и взорвал его.

Тепло Мариклер растопило мое сердце. Я думал, что отказался от любви и смирился с идеей провести оставшиеся годы с пыльными старыми книгами о растениях. Но пребывание с Мариклер сделало каждую часть моей жизни лучше и до сих пор делает. Когда мы с ней полюбили друг друга, в его жизнь вернулась бывшая любовь Джонатана, Мэг. Внезапно выпуск нового улучшенного сорта многолетнего зерна стал не самым важным событием в доме.

Эрик Тенсмайер - Листовое мульчирование (даже с помощь лохов-волонтеров) не решило проблемы уплотнен

Эрик Тенсмайер - Листовое мульчирование (даже с помощь лохов-волонтеров) не решило проблемы уплотнения почвы в центральной части нашего двора

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СЛИЗНЯКИ. 2004–2007

8. ДЛЯ ПОСАДКИ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОГО ЛЕСА ТРЕБУЕТСЯ ДЕРЕВНЯ

Джонатан и я хотели провести целый год, знакомясь с нашим райским участком, прежде чем мы примем окончательные дизайнерские решения; в идеале мы бы ничего не делали на земле за это время. Однако, хотя процесс дизайна кажется жестким и линейным, на самом деле он зацикливается на себе, как миска со спагетти, каждый элемент сообщает всем остальным. Так что мы позволили себе немного поработать на земле и позволили этому повлиять на дизайн, который все еще находится в процессе. К тому же у нас просто было кое-что, чего мы не могли дождаться.
Самое главное, у нас в Wonder Bread еще осталось много многолетних растений, которые мы хотели привезти в их новый дом. И не было никаких сомнений, независимо от того, чем закончится дизайн, что нам нужно будет строить нашу почву; В тот первый год мы решили, что можем начать.

Когда мы переехали в дом в январе 2004 года, несколько сотен многолетних растений остались в мерзлой земле под снегом на ферме Wonder Bread Organic Farm. Так что в апреле мы объявили о проведении рабочей вечеринки на выходных в нашей группе электронной почты по пермакультуре в западном Массачусетсе. Каждый день приходили по крайней мере пятнадцать друзей, коллег и незнакомцев с инструментами и перчатками в руках, чтобы помочь. В сообществе пермакультуры такой современный субботник известен как «пермаблиц» и может быстро преобразить ландшафт.

В первый день нашей рабочей вечеринки наша цель состояла в том, чтобы замульчировать листом питомник размером 30 на 50 футов (9х15м) в нашем новом саду, который мог бы вместить многолетние растения, которые мы планировали привезти из «Чудо-хлеба». Листовое мульчирование - это способ мгновенно создать почву без вспашки.
Эту технику иногда называют «озелененительной лазаньей», потому что она включает в себя добавление одного слоя органического материала за другим, как при приготовлении лазаньи. Это также известно как «листовое компостирование», потому что вы, по сути, делаете кучу компоста, разложенную по почве. Как бы вы это ни называли, это быстрый и универсальный способ озеленения, особенно в городах, потому что он позволяет вам садить на лужайке или асфальте (или даже на крыше) без необходимости что-либо выкапывать; вы просто складываете вещи в кучу. Когда мы жили на Хлебной ферме Чудо, мы с Джонатаном мульчировали траву поверх лужайки, получая в первый год урожай помидоров и сладкой кукурузы.

Листовое мульчирование состоит из нескольких важных компонентов, каждый из которых составляет свой слой. Первый слой состоит из минеральных удобрений почвы, таких как известь. Мы с Джонатаном разбрасываем известь и глауконит (водный алюмосиликат железа, содержащий калий и марганец) в соответствии с рекомендациями нашего исследования почвы, потому что некоторые участки нашего сада были кислыми, и все они были с низким содержанием микроэлементов.

Наряду с внесением поправок в почву вы можете добавить органический материал, который может содержать семена или побеги сорняков, например сено или навоз. Вы можете сложить этот органический материал довольно высоким слоем - от шести до восемнадцати дюймов(15-45см). У нас не было много органики, так как на нашем дворе еще ничего особо не росло, поэтому мы в основном просто набросали мусор.

Следующий слой - это биоразлагаемый барьер от сорняков, который при положении на лужайке подавляет траву или сорняки до тех пор, пока они не разрушатся и не станут пищей для червей. Вот почему вы можете включить органический материал, который может иметь семена или побеги сорняков, в качестве вашего первого слоя; под барьером от сорняков эти семена не прорастают и обычно разлагаются или съедаются беспозвоночными к тому времени, когда биоразлагаемый барьер сорняков разрушается и превращается в компост. Это занимает от трех до шести месяцев, в зависимости от погоды, времени года и имеющихся материалов.

Нашим средством защиты от сорняков является картон, предпочтительно большие куски, потому что с ними легче обращаться и, следовательно, быстрее складывать, чем с газетами или небольшими кусочками картона. Они также оставляют меньше потенциальных щелей, через которые могут проткнуть их сорняки. Ради нашего барьера от сорняков Джонатан однажды весенним утром выехал на своем биодизельном грузовике VW Rabbit 1981 года и остановился у магазинов бытовой техники и велосипедов - лучших мест, где можно найти большие картонные коробки.

Поверх барьера от сорняков вы добавляете слои не содержащих сорняков, богатых углеродом и азотом материалов, опять же, для создания компостной кучи. Богатые углеродом материалы обычно представляют собой сухие органические вещества, такие как солома, опилки или мертвые листья. К материалам с высоким содержанием азота относятся пищевые отходы, навоз, свежие зеленые листья или скошенные травы.

Джонатан и я воспользовались преимуществом жизни в городе, собрав около семидесяти мешков с листьями, которые недалекие люди оставляют на обочине, чтобы их забрал мусоровоз. Эти листья стали основой нашей почвы на большей части двора. Нашим основным источником азота в первый год была скошенная трава, хотя позже мы обнаружили, что этого было недостаточно, когда мы начали замечать пожелтение и медленный рост многих наших растений.
Бытовой жидкий активатор (моча, разбавленная водой в пять раз) содержит много азота и по доступной цене. Мы также совершили ошибку, использовав целые листья вместо того, чтобы сначала их измельчить; когда шел дождь, они превращались в липкие слои влажных листьев, которые не разлагались и не дышали. (В следующем году мы купили измельчитель листьев, чтобы ускорить процесс разложения и предотвратить слипание влажных листьев, но он был темпераментным и работал только с очень сухими листьями.)

Техника листового мульчирования поразила наших соседей и участников рабочего дня. Опыт мгновенного превращения лужайки в сад с использованием бесплатного материала, который большинство людей считает отходами, имеет огромную силу.

На второй день нашего permablitz мы все поехали в Wonder Bread, выкопали от двух до трех сотен растений, которые мы с Джонатаном вырастили из семян, и привезли их в их новый дом. Это был настоящий проект - выкопать растения; упаковать их в горшки, пакеты для молока и коробки для вторичной переработки; и погрузить их в багажники автомобилей, кузова пикапов и в один маленький трейлер, который привез наш друг Джон Нейгер. Но работа того стоила. Мы вытащили марь, топинамбур и кабаний арахис; нектароносы, такие как Миррис душистая и Лофант; азотфиксирующие почвопокровники, такие как Астрагал солодколистный и люпин; и почвопокровные, включая клубнику и фиалки, которые мы выкопали на стоянке Wonder Bread.

Когда мы проводили эти рабочие вечеринки, мы с Джонатаном были настолько благодарны за помощь, что пытались хорошо накормить людей и отправить их домой с растениями, семенами и продуктами. Однако нам не потребовалось много времени, чтобы заметить, что не только мы получали пользу от этих рабочих дней. Многие люди были рады участвовать в инновационном проекте, получить новые навыки и испытать радость от создания сада. Джонатан и я оба чувствуем обязательство отдавать что-то сообществу, отчасти путем привлечения других, улучшения нашего сада и организации экскурсий. В те первые дни создания почвы начало формироваться и наше сообщество.

Несмотря на то, что посадка питомника была на несколько шагов впереди того места, где мы должны были быть в процессе проектирования, поскольку мы анализировали участок и работали над нашим дизайном в течение того первого года, вещи, которые мы с Джонатаном узнали в школке, повлияли на наши представления о садоводстве. Мы стали лучше понимать нашу так называемую зону полного солнечного света, на которой располагался питомник, и обнаружили, что в течение нескольких недель июня в ней было только восемь часов нормального полного солнца. У нас также была возможность протестировать нашу технику листовой мульчи перед тем, как применить ее к остальной части сада.

Когда питомник был построен, листовое мульчирование не прекратилось. Не было сценария, при котором мы не собирались мульчировать весь двор, поэтому, если позволяли рабочая сила и материалы, мы продолжали работать до конца 2004 года, начиная с переднего двора, который должен был стать тропическим садом.
Листовое мульчирование - трудоемкий процесс, поэтому с 2004 по 2006 год мы обрабатывали около трети двора каждый год. Как мы с Джонатаном пришли к выводу, листовое мульчирование не решило проблемы уплотнения почвы в центральной части двора, но это действительно позволило нам превратить нашу пустошь, покрытую пыреем, в начало нашего рая для сбора пищи.

Эрик Тенсмайер - СОЛНЦЕ, ТЕНЬ, ПОЧВА, СКЛОН

5 СОЛНЦЕ, ТЕНЬ, ПОЧВА, СКЛОН

Дизайн пермакультуры - это гармонизация ваших целей с уникальными характеристиками участка. Вместо того, чтобы выравнивать с помощью лазера и сажать равномерные ряды, пермакультивисты стремятся понять, что происходит на участке земли: какова общая картина? Какие возможности и ограничения? Какой потенциал можно раскрыть за счет регенеративного землепользования? На первый взгляд наш задний двор выглядел как чистый холст - сырой кусок плохой почвы, однородный и однообразный. Но по мере изучения его мы обнаружили иную, гораздо более сложную (и полную) картину.

Звучит здорово. Однако для того, чтобы добраться отсюда туда, нужно было нарисовать довольно утомительную, но действительно стоящую серию карт на кальке. На каждой карте участок рассматривался через разные линзы - почвы, солнце и тень, уклон - каждый из них влиял на способность сада расти и процветать. Создавая карты, мы наблюдали, изучали и говорили о каждом аспекте, каждый из которых давал нам разные точки обзора, с которых можно было увидеть, что происходит на земле, и степень сосредоточенности, которая углубляла наше понимание. В конце процесса мы положили несколько слоев кальки поверх нашей базовой карты, чтобы увидеть объединенное изображение, освещающее менее очевидные секреты нашего сайта.

Этот этап процесса проектирования пермакультуры известен как анализ и оценка. Анализ - это наблюдение за текущими условиями на участке земли. Теоретически он не претендует на то, чтобы любить или не любить участок, а только для объективного описания.
На практике это может быть трудным упражнением дзэн; такое наблюдение, как «норвежские клены покрывают большую часть заднего двора», может быстро вызвать чувство разочарования и уныния. Однако при оценке вы интерпретируете результаты анализа через призму ваших целей землепользования и оцениваете ситуацию. Для нас с Джонатаном такое дистанцирование помогло, и мы начали примириться с нашими высокими норвежскими соседями.

Эксперты по пермакультуре говорят, что вам следует провести как минимум год, наблюдая за своим участком, прежде чем решать, что с ним делать. Я слышал это много раз, но до сих пор у меня не было возможности попробовать это на себе. Мы переехали в январе 2004 года и год занимались наблюдениями и дизайном. Наряду с составлением карт, наблюдение за землей во все времена года дало нам важные идеи, не последней из которых было понимание сезонных закономерностей солнца и тени, что дало ключевую информацию, вокруг которой кристаллизовался наш дизайн.

В нашем будущем саду было несколько необычных светотеневых узоров, а разные участки имели отличительные характеристики. Передний двор выходил на юго-восток, и мы сразу увидели, что здесь прекрасное утреннее и раннее полуденное солнце. Эта территория также была защищена домом от холодных зимних ветров, создавая теплый, защищенный микроклимат. Позже мы обнаружим, что эта часть сада имела более продолжительный вегетационный период на неделю или две весной и осенью. Фактически, к нашему большому удивлению, мы смогли выращивать некоторые растения, оцененные в зоне 8 USDA (морозостойкость до 10 ° F(-12С)), хотя мы находимся в зоне 6 (-10 ° F(-23С)).

В переулках по обе стороны сада круглый год была почти полная тень. С южной стороны это была изгородь из туи высотой двадцать пять футов(7,5м), которая исключала возможность появления солнечных окон или пристроенной теплицы, выходящей на юг. К северу от дома почти круглый год была густая тень. Задний двор имел интересную схему: соседский гараж размером с сарай на южной окраине участка отбрасывал зимой густую тень на южную половину заднего двора, когда солнце заходило. Летом одна и та же часть нашего сада получала полное солнце не менее шести часов в день. На северной стороне нашего сада ситуация была противоположной. Низкий угол зимнего солнца прорезает нас под нависающими над нами кленами северного соседа, обеспечивая зимой полное солнце. Но к середине лета эта же территория была почти полностью затенена кленами.

Мы использовали несколько высокотехнологичных и низкотехнологичных стратегий для определения моделей солнца и тени. Джонатан делал снимки из окна второго этажа в разное время суток и в разное время года. Дэйв Джек пришел с портативным устройством для обнаружения Солнца, которое подтвердило наблюдения Джонатана. (Конечно, сегодня у них есть для этого приложение.)

Из-за высокой плотности застройки и деревьев в нашем городском районе только один крошечный участок сада, в дальнем конце заднего двора, был освещен как летом, так и зимой. Это понимание, не очевидное на первый взгляд, было семенем, из которого вырос наш дизайн. Для достижения наших целей нам нужна была оранжерея, и это место давало нам желанное ограничение - только одно возможное местоположение. Первые цвета были нанесены на этот чистый холст, а остальное, что мы хотели нарисовать, пришлось изменить.

Быстро стало очевидно, что у нас есть несколько различных типов почвы. Хозяева до нас выращивали марихуану в подвале; уезжая в отпуск, они забыли установить таймер на лампах для освещения растений и сожгли дом дотла. Когда мы переехали, новый дом только что был построен, включая земляные работы под новый подвал. Половина двора прямо за домом была свежезасыпана; в основном он был голым и сильно утрамбован строительной техникой.
Основным ингредиентом был глинистый грунт, но он также содержал куски бетона, фрагменты кирпича и куски асфальта. Вместе с арматурой и пластиком они образуют новый класс минералов, который городские садовники называют «урбанит». Таким образом, дренаж представлял собой проблему, органические вещества отсутствовали, и нам нужно было решить проблему уплотнения. Уровни минеральных питательных веществ были от низкого (фосфор) до нормального (калий и кальций). Хорошей новостью было то, что наши тесты почвы показали, что pH здесь был близок к нейтральному, и проблем со свинцом не было.

Другая половина заднего двора была образована из почвы, оставшейся от предыдущего двора, и в некоторых отношениях более типична для дубовых лесов, которые когда-то покрывали эту территорию. Она был песчаной и кислой, с нормальными (калий, фосфор) и бедными (кальцием) минеральными составами. Можно было говорить по крайней мере о каком-то верхнем слое почвы, который был немного глубже под норвежскими кленами.
Он поддерживал несколько слабый рост злаковых сорняков, а также некоторых других городских сорняков, таких как амброзия, и небольшое пятно японского спорыша. В книге «Дикие городские растения северо-востока» Питер Дель Тредичи говорит о пырее (нашем доминирующем виде): он «удивительно устойчив к засухе и часто встречается на вытоптанных лужайках в минимально обслуживаемых общественных парках и жилых ландшафтах, на некошеных обочинах шоссе и на средних полосах, в небольших проемах и трещинах на тротуарах »; это приспособленный к беспорядкам колонизатор голой земли; толерантен к загрязненной и уплотненной почве ».
Не совсем удачное подтверждение здоровью нашего двора. Линии забора изображали типичную городскую, спонтанную растительность, такую как клен обыкновенный и горьковато-сладкий, наряду с рваной форзицией и дикой красной малиной.

Наш анализ почвы также показал нам, что в почве в этой части заднего двора содержится свинец - 454 частей на миллион, что Массачусетский университет считает «низким» количеством. Джонатан и я были готовы к некоторым огрехам, как это часто бывает в старых городах Северо-Востока. Если бы все было хуже, это стало бы главным фактором в нашем дизайне.
Нам пришлось бы растить съедобную зелень на приподнятых грядках или на наших уплотненных участках почвы и сосредоточиться на фруктах (которые не содержат свинца, в отличие от корней и листьев) и поддерживать растения в задней части сада.
Как бы то ни было, результаты нашего почвенного теста рекомендовали нам увеличивать pH, улучшая содержание органических веществ, минимизируя обработку почвы и мульчируя - все, что мы собирались делать в любом случае. Опасность от пыли с голых почв с низким содержанием свинца больше, чем от употребления в пищу продуктов, выращенных на них.

Когда мы спросили соседей об истории участка, мы узнали несколько возможных объяснений нашей проблемы со свинцом. Во-первых, на заднем дворе росли яблони. В начале 1900-х годов арсенат свинца (свинец с мышьяком, отличная идея!) был популярным пестицидом для яблок.

Завершали нашу тройку ужасных почв боковые переулки и крошечные полоски земли, окружавшие подъездную дорожку. Это была неоднородная смесь песка и гравия с небольшим количеством верхнего слоя почвы на некоторых участках. Содержание минеральных питательных веществ было низким для большинства основных и второстепенных питательных веществ для растений, согласно тестам МТИ. По крайней мере, на северной аллее была какая-то растительность: несколько старинных Декоративных растений и Айлант высочайший .

Читатели, живущие в более засушливых районах, где ксерискапирование и другие методы экономии воды в саду более распространены, могут быть удивлены, что мы не уделяем больше внимания воде. В большинстве стран мира вода является критическим ограничивающим фактором для любого вида сельского хозяйства. Но наш климат обеспечивает сорок дюймов осадков(1м) в год, которые распределяются довольно равномерно по месяцам. В течение двадцати лет, которые я прожил в Массачусетсе, я редко видел, чтобы месяц проходил без дождя. В июле и августе у нас может быть несколько жарких и засушливых недель, но они обычно сопровождаются проливными грозами.

Джонатан и я надеялись собрать дождевую воду и использовать ее для орошения наших садов. В «Чудо-хлебе» наш дом находился на вершине хребта, а внизу - сады. Вы могли бы наполнить цистерну или дождевую бочку возле дома, провести капельное орошение в саду и позволить силе тяжести делать всю работу. К сожалению, для этого у нашего нового дома был неподходящий уклон. Задний двор плавно поднимался от дома, наклон был достаточно мягким, что мы чувствовали в то время, что земляные работы для сбора дождевой воды, такие как канавы по горизонталям, не стоят усилий и ограничений, которые они наложили бы на наш дизайн. Оглядываясь назад, нам хотелось бы больше об этом подумать.

Мы определили проблемы, помимо экономии воды и сбора дождевой воды, которые могут повлиять на успех и продуктивность нашей конструкции. Первая была эстетической. Наш задний двор был бесплодным и незащищенным. Казалось, что каждый домосед в квартале мог видеть все, что там происходило. С другой стороны, у нас не было причин возвращаться туда, ничего, что могло бы нас заинтересовать, или даже чего-то, что нужно было бы сделать. Северо-западные ветры пронеслись прямо в наш задний двор по каньону, образованному рядом домов.

Используя процесс, разработанный Дейвом для «Садов съедобного леса», мы также изучили наши экологические окрестности. Наша работа заключалась в оценке продуктов питания, воды, укрытия и других факторов, влияющих на популяции полезных насекомых и птиц, поедающих насекомых-вредителей. Наш район и двор получили плохие оценки: нет открытой воды, мало источников нектара для насекомых и мало корма для птиц.
Нам также не хватало «комковатой текстуры» или разнообразия сред обитания на разных последовательных стадиях сукцессии, которые обеспечивают здоровый дом для наших союзников по борьбе с вредителями, таких как полезные насекомые и птицы, питающиеся вредителями. Там было какое-то укрытие и среда обитания в виде вечнозеленых живых изгородей и зарослей кустарников, а также узкая полоса леса на скале через улицу, хотя у нее было плохое разнообразие, небольшой подлесок и не было той неровной текстуры, которую мы хотели увидеть.

Анализ участка также включает рассмотрение юридических ограничений (то есть, что вы можете сделать?). Массачусетс - один из штатов с наиболее жестким регулированием, и Холиок не стал исключением. Многие устойчивые методы, необходимые для выживания человечества в долгосрочной перспективе, в настоящее время являются незаконными.
Таким образом, не должно быть туалетов для компостирования (даже высокотехнологичная модель стоимостью 5000 долларов потребовала бы затяжной судебной тяжбы), никакой обработки и использования помойной воды в саду (хотя это уменьшило бы нагрузку на перегруженную городскую канализационную систему и систему ливневой канализации), и никакого домашнего скота, кроме кроликов, которые считаются домашними животными.

Учитывая правовой ландшафт, мы с Джонатаном решили не сражаться. Поскольку мы хотели возвестить миру о нашем саду, приглашая людей на экскурсии, были определенные вещи, которые мы хотели бы делать, но которых просто не могло случиться. Нам было особенно грустно закрывать дверь (как мы думали) для цыплят, так как они были прямо запрещены.

После серии исследований собственности мы положили наши наброски на кальке, состоящие из одного выпуска, на нашу базовую карту, чтобы увидеть, как выглядит объединенное изображение. Солнце и почва, несомненно, были самыми важными факторами, вокруг которых мы строили наш дизайн. Перекрытие почвы и света создало мозаику участков с разными условиями.
Мы составили сводку наших усилий по анализу и оценке участка, в ходе которых были выявлены все эти отдельные исправления и описаны их условия, проблемы и ограничения. Мы также отметили наши первоначальные идеи о пригодности различных участков для желаемых элементов сада, таких как компост, сарай, пруд и грядки с овощами.

Наш двор перед домом был очевиден. В тот момент, когда мы вошли в собственность, мы поняли, что передний двор идеально подходит для тропического сада. Наш анализ местности подтвердил, что крутая асфальтовая подъездная дорога, выходящая на юго-восток, в сочетании с домом, блокирующим холодные ветры, создаст климат острова Вашингтон, округ Колумбия. Хотя почвы были практически бесплодными, эта местность могла многое предложить.

Переулки к северу и югу от дома были тенистыми, с плохой почвой. Мы знали, что нам придется использовать один из них в качестве подъезда для транспортных средств, чтобы мы могли приносить строительные и садовые материалы на задний двор, но мы еще не знали, какой именно.

В нашей зоне уплотненного заполнения было несколько отчетливых пятен. На крайних северных и южных окраинах были участки с полной тенью летом; тень в сочетании с ужасной почвой означала, что эти края были особенно плохо приспособлены для выращивания пищи. Чтобы найти продуктивное применение этим зонам, потребовалось определенное творчество.

Солнечные части зоны уплотненной насыпи, которые представляли по крайней мере половину нашей земли с полным солнцем, представляли более интересную возможность. Поработав, мы могли бы улучшить почву, но это место может быть более подходящим для пруда или возвышенностей. Кроме того, в нашем доме было две задние двери (по одной с каждой стороны дуплекса), и обе выходили в эту область; логически это станет нашим основным социальным пространством. Дом возвышался с заднего двора как безликая скала, и мы хотели визуально привязать его к саду.

В наших районах с «хорошей» почвой (что означало, что она была песчаной, с некоторым количеством свинца) у нас снова было три деления, основанных на солнечном свете. Единственное место для теплицы было прямо посередине - золотое место, где солнце светит круглый год. В нашей песчаной, кислой, свинцовой почвенной зоне летом также были как солнечные, так и тенистые участки.

Теперь мы знали кое-что из того, что может предложить наш участок. Мы провели год, наблюдая за ним во все времена года, анализируя его различные аспекты. Мы узнали, что это был далеко не единый пустой участок, которым казался поначалу, а скорее лоскутное одеяло из островов с разными условиями и разным потенциалом для помощи нам в реализации наших целей. Его проблемы также были очевидны: тень, свинец, уплотнение, плохой эстетический вид и минимальная среда обитания для птиц и полезных насекомых. Но, поняв проблемы и некоторые аспекты, которые никогда не менялись, мы также начали видеть возможности.

Далее нам нужно было всеобъемлющее видение, чтобы связать все это воедино, макет, который гармонировал бы с узорами ландшафта. Пришло время для нашего первого настоящего опыта с дизайном - сделать выбор, с которым нам придется жить до тех пор, пока мы там живем.

Создатель пермакультуры Масанобу Фукуока против пермакультуры

Создатель пермакультуры Масанобу Фукуока против пермакультуры

Пермакультура имеет несколько характеристик, которые отличают ее от основного органического сельского хозяйства. Он подчеркивает взаимосвязь жизни, в первую очередь представляет собой систему нулевой обработки почвы, делает упор на древесные культуры и многолетние растения, а также объединяет производство продуктов питания и жилья с социальными, экономическими и политическими аспектами жизни общества. Во многих отношениях она представляет собой улучшение основных органических методов.
Но при тщательном анализе становится ясно, что пермакультура также является продуктом нашего современного мышления и поэтому не представляет собой полного отхода от других форм современного сельского хозяйства. Процесс проектирования начинается с тщательного наблюдения за закономерностями и взаимосвязями в природе. Затем, в процессе, который иногда называют биомимикрией, дизайнер имитирует эти шаблоны в дизайне. Однако практика «наблюдения за природой» предполагает наличие наблюдателя и того, что наблюдается. Отделение от природы заложено в процесс с самого начала, и создается отделение дизайнера от природы.
Следующим шагом в процессе проектирования является анализ элементов и функций. Каждый элемент - например, груша, курица или здание - исследуется и каталогизируется в соответствии с его потребностями и тем, что он предоставит другим элементам. По сути, это то, чем занимается наука. Природа, которая является неделимым целым, разбивается на отдельные части, анализируется, а затем предпринимается попытка собрать ее вместе. Реконструированная «целая» природная система становится человеческим изобретением, симуляцией.
В конечном итоге, после того, как вся информация собрана и оценена, создается окончательный дизайн. Дизайнер - творец, а в конечном итоге - менеджер. Хотя изначально вдохновение пришло из наблюдения за природой, дизайн - это работа человеческого интеллекта. Все под контролем дизайнера. Я подчеркнул это слово, потому что это, пожалуй, самая определяющая характеристика современной культуры.
Итак, пермакультура основана на общих убеждениях и ценностях современной культуры. Она принимает отчуждение людей от природы без возражений или, может быть, незаметно; анализирует целое как части и кусочки; затем пытается снова собрать их вместе. Она полагается на человеческий интеллект на каждом этапе пути. В человеческом сознании есть много чудесных вещей, но оно никогда не может понять реальность, которая по своей сути непознаваема. Высказывание пермакультуры, которое я цитировал ранее, что «возможности в дизайне пермакультуры ограничены только воображением дизайнера», подразумевает, что возможности безграничны, но также свидетельствует о гордой чрезмерной уверенности в человеческих способностях. Зачем кому-то нужно ограничивать возможности чем-то столь узким и несовершенным, как человеческий разум?
Опора на интеллект выводит пермакультуру за пределы области естественного земледелия. Большинство пермакультуристов, например, не возражали бы против распыления компостного чая на свои растения или использования экзотических почвенных добавок, если бы они заставляли урожай расти быстрее и давали более высокий урожай. Использование ультрафиолетовых ламп для выращивания растений нормально, если они питаются от солнечных батарей или педального генератора. Они посещают экосистему естественного водоема на лесном лугу и решают воссоздать что-то подобное в своем дизайне. Результатом стала высокотехнологичная система аквапоники, в которой используются трубы из ПВХ, насосы, барботеры, солнечные коллекторы и цифровой таймер. Это совсем не похоже на то, что сначала заметили дизайнеры, или на то, что вы когда-либо видели во время прогулки по лесу.
Пермакультура также во многом полагается на информацию и научные исследования.
Предполагается, что если мы соберем достаточно информации и проанализируем ее с помощью базовых принципов проектирования, мы в конечном итоге сможем решить, что лучше всего делать. Дэвид Холмгрен, соучредитель пермакультуры, объясняет: «Традиционное сельское хозяйство было трудоемким, промышленное сельское хозяйство - энергоемким, а системы, разработанные для пермакультуры, информационно-емки».
Некоторые защитники хотели бы, чтобы пермакультура включала больше духовности в свою учебную программу. Другие считают, что должна быть разрешена только доказуемая, наблюдаемая наука, и что следует избавиться от «сомнительной метафизики». Сам Моллисон придерживается этой позиции. В своей книге «Путешествие в мечтах» Моллисон пишет: «Поскольку меня часто обвиняли в отсутствии того набора доверчивости, мистификации, современного мифа и чуши, которые сегодня популярны в духовности Нью Эйдж, я с радостью признаю себя виновным. . . пермакультура - это не биодинамика, и она не имеет отношения к феям, дивам, эльфам, призракам или явлениям загробной жизни, которые не каждый человек может проверить на собственном опыте или проводя свои собственные эксперименты ».
Другой лагерь считает, что в мире есть нечто большее, чем наблюдаемые явления, что пермакультура прямо не запрещает комбинировать ее с другими дисциплинами, и что такие практики, как йога, шаманизм и астрология, прошли научное исследование. Я был на одном курсе, где инструктор обсуждал свои отношения с феями, которых он встречал в своем саду и в других местах.
Когда его спросили, действительно ли он верит в фей, он ответил: «Верю. Настоящие они или нет. . . кто знает? Все, что я знаю, это то, что они для меня реальны. Они сделали мою жизнь богаче и приятнее, а также позволили мне заниматься пермакультурой более эффективно, чем я мог бы делать в противном случае ».
Некоторые последователи считают, что пермакультура может изменить направление развития современного общества, каким-то образом направив основное направление в сторону более здорового образа жизни, но я скептически отношусь к тому, что какой-то сегмент нашего общества может это сделать, если он принимает те же основные предположения, что и культура, которую он надеется изменить. В конце концов он будет реинтегрирован в мейнстрим, потому что люди вернутся к своим привычным образам мышления и действий, которые были заложены с младенчества.
Когда пермакультура впервые появилась в Соединенных Штатах, ее изображали как децентрализованное массовое движение. У него было довольно привлекательное эгалитарное, племенное чувство. Однако сегодня наблюдается тенденция к более структурированной организации с центральным «институтом» и группой экспертов для регулирования более жестких стандартов в отношении учебных программ и сертификации. Этим усилиям в значительной степени способствуют те, кто думает, что работа в университетах, государственных учреждениях и других основных организациях позволит им охватить более широкую аудиторию.
Они считают, что если бы пермакультура имела более профессиональный вид, она сделала бы ее более приемлемой в глазах этих учреждений. Фактически это первый шаг к тому, чтобы стать такими учреждениями. Более структурированная организация ведет к более централизованному контролю, и с этим идет неизбежная борьба за то, чтобы одержать верх. Все, что нужно сделать пермакультуре, чтобы этого избежать, - это оставаться верной своим эгалитарным, децентрализованным корням. Это означает создание сильных, устойчивых местных кооперативных сообществ вне удушающего влияния ортодоксии.
Хотя я указывал на то, что я считаю недостатками подхода пермакультуры, я не говорю, что пермакультура не оказала положительного влияния. Оказала. За последние сорок лет были посажены миллионы деревьев, которых иначе не посадили бы. Были возрождены такие навыки, как сбор семян, сохранение продуктов питания, естественная архитектура и строительство, выращивание и использование лекарственных растений, добыча диких растений и эффективное использование соответствующих технологий, что помогает сохранить ценные знания и ресурсы. Кооперативные сообщества пермакультуры выросли по всему миру, предоставляя возможность многим людям впервые соприкоснуться с миром природы.
Но я считаю, что это следует рассматривать только как начало, а не как самоцель. В конечном счете, пермакультуру также необходимо превзойти в пользу более широкого видения, которое считает служение природе своим высшим приоритетом. Если природа - идеальная модель, почему бы не позволить природе делать дизайн?
Вскоре после публикации «Революции одной соломинки» женщина сказала мне, что сообщение в книге было каким-то знакомым, как если бы оно было в ее подсознании в течение некоторого времени, но это был первый раз, когда она услышала в словах. Я думаю, это потому, что мистер Фукуока говорит нам о более раннем времени, когда люди были полностью поглощены природой. Мы все еще помним, но это стало далеким воспоминанием. Все было дано нам тогда как из непрерывно текущего источника.
Естественное земледелие - это вечное понимание, актуальное и применимое в любую эпоху. Оно использует природу как эталон, и истина природы не меняется. Развивая свой метод ведения сельского хозяйства, г-н Фукуока вернулся к истокам, «отбросив ненужные методы ведения сельского хозяйства». Когда ему, наконец, удалось избавиться от всех из них, он остался ни с чем. Только тогда появилась истинная форма природы вместе с ее полной наградой. Когда вы прошли
Через Фруктовый сад господина Фукуоки вы видели природу, свежую и чистую.
Другие сельскохозяйственные системы отражают нашу нынешнюю изоляцию от природы. То, что вы видите, - это не природа, а продукт человеческой воли. Промышленное сельское хозяйство демонстративно и непримиримо демонстрирует миссию полного господства современной культуры.
Органическое сельское хозяйство и пермакультура не так суровы, но доказательства человеческого контроля сохраняются. Я понимаю, что есть определенное удовлетворение и гордость, которые приходят с созданием плана, а затем с его принятием физической формы, особенно когда вы выстраиваете дизайн по образцу естественных систем, но это всегда будет симуляция. Вы видите себя, а не уникальное и чудесное выражение природы.
Фермеры здесь, в Соединенных Штатах, часто спрашивали г-на Фукуока о практичности смешивания его метода с другими органическими методами. Он вежливо сказал, что это невозможно. Недавно я получил аналогичный вопрос от зернового фермера, живущего в долине Уилламетт. «Мне ужасно тяжело бороться с сорняками после механической обработки почвы», - написал он. «Может ли мне в этом помочь натуральное земледелие?» Краткий ответ, конечно же, - нет.
На самом деле этот фермер спрашивал: «Как естественное земледелие может позволить мне продолжать делать то, что я делаю, но без побочных эффектов?» Он хотел накапливать больше техник, надеясь на волшебную пулю. Этот подход противоположен натуральному земледелию.
Современное сельское хозяйство хочет продолжать работу; естественное земледелие перестает ее делать.
Обдумывая, как подойти к конкретному участку земли, г-н Фукуока посоветовал нам сначала задать вопрос: «Что нужно земле?», А не «Что может дать природа». В большинстве случаев земля каким-то образом была повреждена, поэтому Первый шаг - дать природе инструменты, которые ей нужны, чтобы полностью выразить свою склонность к поддержанию жизни. Это означает, что нужно перестать делать то, что в первую очередь причинило ущерб, а затем возрождать почву и восстанавливать разнообразие.
Чаще всего хорошим началом является посадка деревьев и создание постоянного почвенного покрова. Фермер дает земле то, что ему нужно, и, в конце концов, земля может отвечать тем же.
Сельское хозяйство так, как предлагает г-н Фукуока, не дается естественным путем для большинства людей, потому что они пришли к выводу, что для обеспечения успешного результата им необходимо все контролировать. Чтобы отказаться от такого образа мышления, нужно совершить прыжок веры. Вы как будто стоите на краю обрыва, а мистер Фукуока побуждает вас сделать шаг в пропасть, говоря: «Не волнуйтесь, все будет хорошо». Когда вы сойдете, оказывается, что это вовсе не скала, а шаг в новый и великолепный мир. Эта реальность доступна каждому в любое время. Мир не меняется; реальность никогда не меняется. Меняется только наше восприятие.

Грэм Строутс - Моллисон прекрасно знал, что выращивание овощей под деревьями никогда не будет работа

Грэм Строутс - Моллисон прекрасно знал, что выращивание овощей под деревьями никогда не будет работать в регионах с умеренным малосолнечным климатом

Соучредитель пермакультуры Билл Моллисон умер в прошлую субботу в возрасте 88 лет. Этот блог часто критиковал основанное им движение пермакультуры , и кажется уместным поделиться некоторыми мыслями об этом человеке и рассмотреть его наследие.
Дэвид Холмгрен:
Блестящий талант Билла заключался в том, чтобы собрать воедино экологические идеи, принципы, стратегии и методы, которые можно было применить для создания мира, который мы действительно хотим, а не в борьбе с миром, который мы отвергаем.
Я думаю, что именно это практическое отношение к делу и недовольство протестным движением, которое, казалось, просто говорило «долой все» без какого-либо альтернативного плана, привлекло меня и многих других в пермакультуру в первую очередь. Впервые я услышал о ней примерно в 1984 году, когда еще учился в колледже, и закончил свой первый курс дизайна несколько лет спустя, когда жил в Шропшире.
Это было мое первое знакомство со многими вещами, которые с тех пор вызывали у меня интерес, включая садоводство, посадку деревьев и лесоводство, строительство и использование природных ресурсов, коммуны и энергию ... эклектичный характер пермакультуры и ощущение того, что она предлагает решения всех проблем была также, я думаю, частью ее привлекательности и соблазнения - но, возможно, также одним из ее недостатков.
Из двух основателей пермакультуры Моллисон был намного более харизматичным, чем его довольно суровый коллега Дэвид Холмгрен; но в отличие от общепринятых представлений, Моллисон был более рациональным из двоих, занимая непочтительную позицию, направленную против сектантов, к сожалению, в значительной степени игнорируемую большинством движений, выросших из его идей. В своей автобиографии 1996 года « Путешествия во сне» он делает запоминающийся комментарий:
Поскольку меня часто обвиняли в отсутствии того набора доверчивости, мистификации, современных мифов и чуши, которые сегодня выдают за духовность Нью Эйдж, я с радостью признаю себя виновным. Безоговорочная вера любой породы лишает возможности любого человека, ограничивая его информацию.
Таким образом, пермакультура не является биодинамикой и не имеет дела с феями, дэвами, эльфами, загробной жизнью, привидениями или феноменами, которые каждый человек не может проверить на собственном опыте или проводя свои собственные эксперименты. мы, учителя пермакультуры, стремимся расширить возможности любого человека с помощью практического моделирования и прикладной работы или данных, основанных на поддающихся проверке исследованиях. Этот мой скептицизм распространяется на религиозные идеологии и идеологии политических партий.
К сожалению, именно эта открытость и доступность почти полностью ослабили эффект пермакультуры. Пермакультура была забавной, но никогда не было возможности определить, что это было на самом деле: обычно защитники любят отвечать «система дизайна, основанная на природе», но оказывается, что это означает практически все, хотя определенно НЕ ГМО или гидроразрыв. Подобно многим коммунам, порожденным идеями использования естественных систем в качестве модели человеческих систем, пермакультура не могла различать, когда дело доходило до принятия новых членов или новых идей, впуская что-либо, от биодинамики, любимой Дэвидом Холмгреном, до гомеопатии и альтернативной медицины.
Отнюдь не «система дизайна», основанная на знаменитых «ключевых инструментах планирования» Моллисона, пермакультура на самом деле всегда была социальным и политическим движением, версией аграрного социализма, идущим рука об руку с органическим земледелием, самодостаточностью и другими движениями назад на землю 60-х и 70-х годов. Часто цитируют самого Моллисона: «Пермакультура - это революция, замаскированная под органическое садоводство».
Даже первоначальная идея о том, что леса намного более продуктивны (с точки зрения биоразнообразия и биомассы), чем пахотное земледелие, что дает начало многоэтажной системе многолетних лесных садов , лишь отчасти действительна в качестве руководящего принципа: сам Моллисон прекрасно знал, что выращивание овощей под деревьями никогда не будет работать в регионах с умеренным малосолнечным климатом, которые всегда характеризовались однолетними культурами и зимовками с последующим «голодным перерывом» в начале лета.
Сегодня даже самые ярые энтузиасты пермакультуры производят большую часть своей еды на обычных прямых приподнятых грядках. Многое из того, что стало известно как классические методы пермакультуры, включая валоканавы, мобильные загоны для свиней и мульчирование, уже широко пропагандировалось гуру самодостаточности Джоном Сеймуром.
Я встретил этого человека однажды, на Международной конференции по пермакультуре в 2005 году в Хорватии, и мне понравилось болтать с ним за завтраком. Однако к тому времени он, к сожалению, находился в упадке, его раздражительное поведение, когда он пинал стулья на сцене, выступая с речью, чтобы указать на то, что он идет против условностей, было встречено с тревогой и одобрительными возгласами.
Он всегда был индивидуалистом, его освистали в конце конференции во время дискуссии об этике использования воздушного транспорта для путешествия на следующую конференцию, когда он утверждал, что полеты полезны для окружающей среды, поскольку «все знают, что настоящая проблема - глобальное охлаждение. . »
Билл Моллисон в 2005 году на Международной конвергенции пермакультуры, Хорватия
Понятно, что раннее и быстрое воздействие широкомасштабного промышленного сельского хозяйства вызвало негативную реакцию. Вблизи превращение больших участков леса в сельскохозяйственные поля должно быть шокирующим, до такой степени, что возникает вопрос, где это когда-нибудь остановится. Прочитав это раннее интервью 1980 года, вы узнаете, как возникла пермакультура как попытка найти менее дебильный подход, а также где она пошла не туда:
Его утверждения о том, что в современном сельском хозяйстве нет никакого дизайна, кажутся неуместными. Все, от тракторов и гербицидов до выбора семян и селекции, обязательно требует дизайна. Вместо этого Моллисон карикатурно описывает процесс, исследования, огромную сложность и вовлеченное международное сотрудничество.
Китайцы, например, недавно «модернизировали» свои методы ведения сельского хозяйства - то есть они перешли от ручной обработки почвы и удобрения натуральными удобрениями к машинной и химической прополке и внесению искусственных удобрений - и при этом увеличили потребление энергии на 800%. Теперь они вышли за рамки, и направляются в сторону увеличения в 1000%! И все эти дополнительные затраты энергии дали первоначальный рост урожайности всего на 15%… цифра, которая сейчас быстро снижается. Фактически, теперь похоже, что производительность может даже упасть ниже исходного уровня!
История доказала, что это неверно: несмотря на серьезные проблемы с истощением водоносных горизонтов, с тех пор Китай увеличил производство зерна на 2/3. Это может не продолжаться, но прогнозы, как правило, не учитывают технологические инновации, такие как генная инженерия и спутниковое земледелие, которые могут преодолеть трудности.
Безусловно, резко возросло потребление ископаемого топлива. Разве это не хорошо - превращать полезные ископаемые в пищу? Они могут быть исчерпаемыми, но в конечном итоге альтернативы можно найти . На создание удобрений приходится лишь небольшой процент мирового потребления природного газа, хотя мировые запасы в настоящее время истощены.
Предсказывая гибель сельского хозяйства США, Моллисон делает смелое заявление, что
Проблема современных сельскохозяйственных технологий состоит в том, что, игнорируя возможность каких-либо проектных данных, они не справляются с взаимосвязанными функциями.
Опять же, хотя все сельское хозяйство имеет проблемы, нет никаких признаков того, что урожайность в целом упадет или что решения проблем не будут найдены. Пермакультура не смогла учесть такие инновации, как резкое распространение методов нулевой обработки почвы по всему зерновому поясу , путь к решению проблем, связанных с потерей почвы, о которой так беспокоился Моллисон, но без потери урожайности.
С другой стороны, выдвигаются экстравагантные заявления о продуктивности «естественного земледелия» Фукуоки без предоставления каких-либо доказательств - хотя Фукуока предоставил научные доказательства в поддержку заявлений о высокой урожайности, насколько я могу найти:
Посмотрите на Фукуоку: этот 74-летний мужчина управляет 12 акрами с более высокой производительностью, чем любой другой фермер на земле ... и все это он делает пешком, без каких-либо машин! И даже его дизайн можно было улучшить. Дело в том, что, применяя любой вид временного и пространственного паттернов, можно буквально достичь чудес в продуктивности системы.
Есть много проблем с принципами дизайна Моллисона:
слишком большие края могут иметь и обратные стороны, поскольку вы обеспечиваете больший доступ к вредителям, и с ними может быть очень трудно справиться за пределами определенного масштаба;
добавление нескольких функций всегда связано с компромиссами: если вы попросите растения быть одновременно продовольственными культурами и ветрозащитой, то можете не получить ни того, ни другого;
использование биологических систем в мире с высокой популяцией может привести к очень серьезному истощению, поскольку они не являются «возобновляемыми», если их доение превышает скорость восстановления: большинство лесов умеренного пояса, не говоря уже о многих видах китов, уже подвергались чрезмерной эксплуатации задолго до индустриальной эпохи.
Подобно органике, пермакультура выбрала путь совместного использования земли с целью объединения всего на одном участке земли: максимальное производство продуктов питания, максимальное биоразнообразие, максимальные экосистемные услуги. В то время как совместное использование земель, безусловно, имеет место, продолжающийся успех интенсификации сельского хозяйства и вероятное ускорение маргинальной заброшенности земель свидетельствует о том, что бережное отношение к земле , позволяющее вернуть большие площади под природу и леса по мере того, как сельское хозяйство становится более продуктивным в других местах, оказывается полезным значительно.
В конце концов, мы можем сказать, что природа существует не для того, чтобы обеспечивать людей продуктами питания и средствами к существованию, и поэтому вряд ли может служить хорошей моделью для наших сельскохозяйственных систем. Природе следует не столько подражать, сколько улучшать.
Движение пермакультуры будет продолжаться еще долго после смерти этой любимой и популярной фигуры-основателя, но нет никаких указаний на то, что оно содержит много полезных решений проблем увеличения производства продуктов питания для 10 миллиардов похотливых кроликов, которые планете необходимо будет поддержать скоро.
Пермакультура предоставила полезное и вдохновляющее введение в озеленение и садоводство для большого числа людей и добавила что-то к движению за самодостаточность, имея более широкие полномочия, побуждая людей гораздо шире думать о деревьях и лесном хозяйстве, воде, почве, биоразнообразии. Однако успех Моллисона, который привел к широкой привлекательности его движения, был скорее успехом опытного мага, а пермакультура - системой дымовых зеркал с принципами дизайна, скрывающими отсутствие одежды.

Патрик Вайтфилд - Одна из священных коров пермакультуры: смерть валоканав

Патрик Вайтфилд - Одна из священных коров пермакультуры: смерть валоканав

«Лучшее место для хранения воды - это почва». Когда я впервые услышал это высказывание, когда я учился пермакультуре, это было похоже на зажигание лампочки. Это казалось настолько очевидной правдой. После пары десятилетий практики пермакультуры я понимаю, что любое общее утверждение, подобное этому, почти наверняка будет неправильным или, по крайней мере, правильным только в определенных местах и в определенное время.
Для меня суть пермакультуры заключается в том, чтобы настроиться на уникальные характеристики конкретного участка земли и людей, которые населяют или используют эту землю. Из этого вытекает дизайн, который удовлетворит потребности как земли, так и людей. Это полная противоположность тому, чтобы взять идею с полки и сказать: «Эй, этот размер подходит всем!»
Различия между одним местом и другим могут быть весьма незаметными, но то, что работает в одном саду за домом, может не подходить в двух или трех вниз по улице. Но есть также различия в макроуровне, например, между Австралией, где зародилась пермакультура, и Великобританией, где я живу и работаю.
Я уже писал в блоге о мульче . Это почти обязательно в австралийских садах пермакультуры, но здесь необходимо тщательно взвесить ее преимущества из-за проблемы слизней, которые являются самым большим горем овощеводства в нашем влажном климате и поощряются мульчей. Переходя от сада к крупномасштабной пермакультуре, мы сталкиваемся с валоканавой, еще одним символом пермакультуры, и здесь мы также должны спросить, всегда ли уместно то, что уместно в субтропиках.

Как работают канавы

Валоканава - это противоположность канаве. Канава предназначена для отвода воды и , как правило, для дренажа, поэтому она имеет некоторый уклон вдоль своего русла и относительно узкое поперечное сечение. В отличие от этого валоканавка ровная и изгибается по контуру. Попадающая в нее вода перестает двигаться и впитывается в почву, чему способствует ее широкое неглубокое сечение. Целью валоканавы является отбор поверхностных стоков и накопление их в почве.

Большая часть обитаемой части Австралии находится в субтропической зоне. Дождь выпадает в основном летом, и он, как правило, бывает сильным и редким. Поверхностный сток является обычным явлением не только из-за интенсивности дождя, но и потому, что почва часто полностью высыхает между одним дождем и следующим, а сухая почва сопротивляется поглощению воды в отличие от влажной почвы. Испарение в жаре происходит интенсивно, и почвенная влага чаще бывает в дефиците, чем в избытке. В этих условиях хранение воды в почве является идеальным решением: посевы растут и нуждаются в воде всегда, а не только во время долждя. Валоканава - идеальный инструмент для этого.
Здесь, в Британии, ситуация иная. Большая часть дождя выпадает зимой, когда слишком холодно для выращивания сельскохозяйственных культур. Дождь идет слабый, и большая его часть проникает в почву, что делает поверхностный сток относительно редким. Если почва не утрамбована, это происходит только тогда, когда почва уже переувлажнена и идет дождь, то есть влажной зимой. В нашем прохладном климате испарение невелико, а почвенной воды чаще бывает избыток, чем недостаток. Последнее, что нам нужно делать, - это сохранить больше зимнего дождя в почве. Здесь уместно, во-первых, хранить зимний дождь в прудах и резервуарах для использования в качестве целевого орошения летом и, во-вторых, осушать землю от излишков воды там, где это необходимо.

Недавно выкопаннаявалоканава. Вода внизу - это дождь, который скатился с вала, а не сток.

Я бы не исключил, что здесь, в Британии, вообще нельзя копать валоканавы. Они могут сыграть свою роль в предотвращении наводнений. Если они могут заставить больше воды просачиваться в почву на наклонной поверхности на возвышенностях, они могут остановить ее поток прямо в реки, перенаправить ее на подпитку водоносных горизонтов и, таким образом, превратить внезапное наводнение в более медленный поток, более равномерно распределяющийся по водоносным горизонтам.

В долгосрочной перспективе то же самое можно сделать, позволив большей части возвышенностей зарасти лесом, но в краткосрочной перспективе полезной мерой могут быть и валоканавы. Они могут играть аналогичную роль как и экологичные дренажные системы(SUDS), цель которых состоит в том, чтобы просачивать ливневые воды в недра, а не направлять их в ливневые стоки.
В долгосрочной перспективе изменение климата может привести нас к модели погоды, которая будет сильно отличаться от нынешней: сильные дожди и жаркие засушливые периоды будут чередоваться в течение вегетационного периода. Тогда валоканавы пригодятся и на продуктивных сельскохозяйственных угодьях. Но сейчас на плодородной земле я не вижу для них места.

Традиционный пруд - хорошее место для хранения воды в британском пейзаже.

Валосектанты

Мне все это кажется довольно ясным, но время от времени я сталкиваюсь с британским пермакультуристом, иногда только что закончившим курс дизайна пермакультуры (например, забавного фантазера Хольцера), но иногда гораздо более опытным, который считает валы и канавы почти панацеей: если у вас вообще есть проблемы с водой, выкопал их и все будет в порядке. Хорошо, я преувеличиваю, но не очень.

Я должен тоже нести ответственность за это. На наших курсах мы учим щелевать. Я всегда осторожно указываю, насколько ограничено применение валоканав здесь, в Великобритании, но у нас есть участники из других частей мира, где они могут быть более актуальными. Но параноиков неизбежно привлекает эта сверхценная идея. Возможно, это потому, что она является символом пермакультуры, что отличает ее от более традиционных способов работы с землей.
Возможно, поэтому я тоже рассказываю о ней. Я хочу сделать пермакультуру особенной и не включаю в нее то, чему можно научиться в другом месте. Вы можете узнать о дренаже и строительстве прудов из любой обычной книги или курса по ландшафтному и водному хозяйству. Но валоканавы - это другое дело. Может мне нужно переосмыслить это.
Может быть, мне нужно уделять больше внимания процессу настройки на уникальность места и людей, и меньше - тому, чтобы пермакультура выглядела оригинальной (хотя и бесполезной).

Ларри Корн - Сравнение научного и органического сельского хозяйства

Ларри Корн - Сравнение научного и органического сельского хозяйства

Органическое садоводство и сельское хозяйство возникли частично в результате ущерба, нанесенного научным сельским хозяйством, а частично из врожденных инстинктов воспитания относительно большого, но недоминирующего сегмента общества. Органическое сельское хозяйство предлагает более щадящий подход к производству продуктов питания, но сохраняет фундаментальные взгляды современного сельского хозяйства в том смысле, что оно также начинается с вопроса: «Как я могу заставить природу производить лучшие продукты для меня?» Ученый фермер считает, что использование химикатов является наиболее эффективным методом, в то время как органический фермер считает, что лучше всего использовать органический материал.
Есть несколько форм органического земледелия. В самом узком определении это просто сельское хозяйство без использования синтетических химикатов. Однако это широко распространенное восприятие чрезмерно упрощено. Видение органического земледелия, выдвинутое сэром Альбертом Ховардом, Дж. И. Родейлом, Робертом Родейлом и другими, намного шире и сложнее, поскольку оно основано на признании взаимосвязанности жизни и решающей важности здоровья почвы для здоровья сельскохозяйственных культур, домашнего скота, отдельных лиц и общества в целом.
Если использовать узкое определение органического сельского хозяйства, нет ничего плохого в создании огромных ферм, которые используют крупномасштабную технику, выращивают урожай в монокультуре и опрыскивают поля «органическими» удобрениями, стимуляторами и пестицидами.
Сегодня существует много таких ферм, которые имеют право на органическую сертификацию, но они не производят живых и питательных продуктов, и их следует рассматривать как не более чем еще одну форму промышленного сельского хозяйства. Некоторые крупные органические фермы, такие как семейные фермы Лундберг, добросовестно делают все возможное, чтобы поддерживать здоровье почвы и выращивать питательные культуры, несмотря на их размер, но они являются исключением.
Многие люди используют методы органического земледелия, чтобы выращивать пищу для себя на заднем дворе и на небольших фермах. Они мотивированы желанием производить здоровую пищу для себя, своей семьи и своих друзей и, возможно, продавать ее в местных магазинах, на фермерских рынках и в рамках поддерживаемых сообществом сельскохозяйственных магазинов(CSA), которые напрямую связывают фермеров с потребителями. Если бы больше людей выращивали собственные продукты питания органически в городских и пригородных районах, это во многом способствовало бы созданию более здорового и устойчивого общества.
Органическое и научное сельское хозяйство существуют в тесных отношениях. В конечном счете, это две стороны одной медали, проявляющие свои склонности к эксплуатации и воспитанию. Я уже указывал, что даже сэр Альберт Ховард, который представил самое широкое и глубокое видение движения за органическое земледелие, считал, что человечество имеет полное право переделать ландшафт полностью в интересах человека.
По словам Ховарда, для людей вполне приемлемо «положить руку на колесо» и пахать почву для использования людьми, если они будут осторожны, чтобы вернуть все, что они взяли, обратно в почву. Однако чаще всего игнорируется сторона уравнения «вернуть то, что было взято». Несколько мест, где сработало сельское хозяйство, основанное на здоровом уважении к Колесу жизни, есть на многих фермах амишей, где сообщество живет в соответствии со строгим этическим кодексом; в Токугавской Японии, где оно было построено на духе почтения и уважения к природе; и в изолированных районах по всему миру, где сельские жители в основном полагаются на древесные культуры.
Пермакультура - это дизайн-система, созданная австралийцами Биллом Моллисоном и Дэвидом Холмгреном в 1970-х годах. Она основана на тщательном наблюдении и последующем воспроизведении природных экосистем для создания целостных, самоподдерживающихся сельскохозяйственных ландшафтов и человеческих сообществ. Поскольку в ней делается упор на взаимосвязи, а не на отдельные элементы, ее часто называют формой экологического сельского хозяйства. Эта концепция выходит за рамки простого сельского хозяйства, поскольку она объединяет производство продуктов питания с такими вещами, как социальные и экономические структуры, городское планирование, доступ к земле, кооперативное банковское дело и социальная справедливость. Слово пермакультура - это смесь постоянного земледелия и постоянной культуры.
Системы пермакультуры включают в себя большое разнообразие видов растений и животных, при этом особое внимание уделяется древесным культурам и другим многолетним растениям, которые имеют много полезных применений или функций. Элементы, которые включают в себя такие вещи, как растения, животные, здания, площадки для компостирования и пруды, расположены таким образом, что они связаны между собой как можно большим количеством способов. Это придает системе устойчивость и адаптируемость.
Дизайн создан таким образом, чтобы в полной мере использовать преимущества конкретного места, поэтому нет двух одинаковых дизайнов. Одной из фирменных концепций пермакультуры является «съедобный лесосад». В этой системе имитируется многоуровневая структура естественных лесных массивов, но с более высокой долей съедобных растений и видов, полезных во многих отношениях. Растения часто расположены в аллелопатичных комбинациях, называемых гильдиями, которые представляют собой группы травянистых растений, кустарников и деревьев, которые, как известно, особенно хорошо уживаются вместе.
Создавая первоначальный дизайн, дизайнер должен смотреть в будущее, представляя, каким будет лесной сад, когда он достигнет зрелости через двадцать, тридцать или, возможно, пятьдесят лет. Вместо того, чтобы ждать, пока растения пройдут каждую стадию сукцессии одну за другой, растения всех стадий сажаются одновременно, что ускоряет процесс. Пока деревья еще молодые, больше солнечного света достигает земли, поэтому преобладают однолетники. По мере того, как деревья становятся крупнее, а территория становится более тенистой, однолетние растения уступают место еде, производимой многолетними растениями, корнеплодами, фруктовыми и ореховыми деревьями и ягодами.
Полностью реализованный съедобный лесной сад предполагает сельскую обстановку, но пермакультура также может применяться на небольших городских и пригородных участках. Вы просто принимаете во внимание конкретные условия и применяете принципы наилучшим образом. Нет жестких правил. Пока вы не нарушаете этику и принципы пермакультуры, вы можете делать все, что захотите. Фермы или усадьбы пермакультуры часто отличаются своей эклектичностью и причудливостью. Творчество не только терпимо, но и поощряется. Одна из многих пословиц пермакультуры: «Возможности ограничены только воображением дизайнера».
Вот как работает процесс проектирования. Дизайнеры тщательно изучают район, на котором они будут работать, желательно не менее года, чтобы его можно было увидеть в любое время года. Они изучают дикую местность поблизости, наблюдая закономерности и взаимоотношения между растениями и животными, которые там живут. Затем они наблюдают за растениями и животными, которые живут на данном участке, изучают состояние почвы и, возможно, проводят обследование почвы, проверяют водную ситуацию, общий климат и микроклимат.
Они берут интервью у соседей, которые рассказывают им об истории местности, знакомятся с местными правилами, составляют список растений для различных целей, подходящих для данной местности, измеряют угол наклона солнца и находят его крайние север-юг положения во время солнцестояний, и так далее.
Затем они составляют список каждого элемента в дизайне и анализируют, что каждому из них нужно и что он предоставит другим элементам. Наконец, они садятся за стол и создают дизайн, используя базовую карту с наложениями, вместе с полным описанием. Затем проект воплощается, иногда поэтапно, иногда все сразу. *

* Пермакультура - это гораздо больше, чем я могу охватить в этом кратком описании. По этому поводу написано несколько хороших книг. Если вы хотите узнать больше, читайте книгу Тоби Хеменуэя «Сад Гайи: Руководство по домашней пермакультуре» которая хорошо для начала.

Примерно в 1980 году Билл Моллисон впервые приехал в Соединенные Штаты, чтобы разъяснять и продвигать пермакультуру. В то время люди только начинали осознавать, что наносится масштабный экологический ущерб. Экологи и исследователи искали более эффективные способы ведения дел, но каждый был сосредоточен на своей области исследований и не имел особого интереса к тому, чем занимались другие. Такая специализация невозможна в пермакультуре, потому что она подчеркивает взаимосвязь всех фаз жизни. Каждый должен знать хотя бы основы устойчивого производства продуктов питания, разведения животных, управления почвой и водными ресурсами, соответствующих технологий и естественного строительства, а также социальных, экономических и политических аспектов жизни.
Г-н Фукуока привлек внимание пермакультуры по нескольким причинам. В своей первой книге «Пермакультура 1» Моллисон даже не упомянул выращивание зерна. Он придерживался принципа нулевой обработки почвы, но не знал, как выращивать зерно, не переворачивая почву. Никто этого не делал. Затем он прочитал «Революцию одной соломинки», в которой г-н Фукуока рассказал, как ему удалось это успешно сделать на своей ферме в Японии. Его метод был описан в Permaculture Two и с тех пор является неотъемлемой частью учебной программы дизайна. Кроме того, хотя г-н Фукуока использовал совершенно другой подход, его сад часто использовался в качестве примера того, как должен выглядеть зрелый съедобный лесосад.

Еще одна причина, по которой подход г-на Фукуока часто включается в курс обучения, заключается в том, что он добавляет духовное измерение, которого, по ощущениям, не хватает пермакультуре. Люди часто сочетают пермакультуру с другими дисциплинами или философиями, чтобы создать гибриды, которые им лично резонируют. Некоторые вводные курсы дизайна сочетают базовую семидесятидвухчасовую учебную программу с йогой, медитацией, навыками выживания или биодинамикой. * Биодинамика представлена особенно хорошо; многие фермы называют себя пермакультурными биодинамическими фермами. Некоторые из них являются одними из самых вдохновляющих, которые я когда-либо посещал.

* Биодинамика - это способ ведения сельского хозяйства, выросший из учений Рудольфа Штайнера (1861–1925),Австрийского шизотерика. Она использует многие стандартные органические методы, такие как приготовление компоста, но добавляет свои собственные методы, такие как согласование хозяйственной деятельности с движением небесных тел и применение специально разработанных «препаратов» для почвы. Биодинамика стремится восстановить и гармонизировать жизненные силы фермы, работая в сотрудничестве с «тонкими космическими влияниями».

Когда пермакультура впервые появилась в Соединенных Штатах, многие люди были настроены скептически. Некоторые сомневались в целесообразности объединения такого разнообразия местных и экзотических видов, возможно, впервые. Другие интересовались, как посадка агрессивных видов, таких как акация, русские оливки(лох), бамбук, белый клевер и жимолость, может быть совместима с идеей минимального ухода. Был также вопрос о том, может ли многолетнее земледелие, основанное на древесных культурах, производить достаточно пищи, чтобы адекватно заменить уже существовавшее сельское хозяйство с ранней сукцессией (вспаханное поле). Примеры пермакультуры есть в Австралии, но нет в Соединенных Штатах. Нужны были испытания и практические демонстрации.
Тихоокеанский Северо-Запад идеально подходил для ответа на эти вопросы. Группа мелких органических фермеров и защитников местных продуктов питания уже сформировала низовую региональную организацию под названием Tilth. Они работали над расширением возможностей для местных производителей, создавая фермерские рынки, земельные кооперативы и общественный обмен. Они также публиковали информационный бюллетень, который распространялся в Орегоне, Вашингтоне, Айдахо, западной Монтане и некоторых частях Британской Колумбии.
Группа Тилта сразу же приняла пермакультуру. Они продвигали ее в своих публикациях и провели два семинара, один в Айдахо, а другой недалеко от Портленда, на которых присутствовало много людей. В 1982 году Тилт опубликовал «Будущее изобилует», справочник для тех, кто стремился применить пермакультуру и натуральное земледелие на Тихоокеанском Северо-Западе.
Трудно представить себе лучшие условия выращивания, чем Северо-Запад. Мягкий климат, обильные осадки и глубокие плодородные почвы способствуют быстрому и пышному росту растений, в гораздо большей степени, чем в засушливых районах. Чуваки из Тилта сразу приступили к работе, и вскоре повсюду стали появляться демонстрации пермакультуры, адаптированной к региональным условиям, как городской, так и сельской. Моллисон заметил это и несколько раз приезжал сюда. Он вел вводные курсы, посещал фермы, давал публичные выступления и радиоинтервью и в целом поощрял предпринимаемые усилия.
В 1986 году Вторая международная пермакультурная Конференция проходила в Олимпии, штат Вашингтон. За последние сорок лет на тихоокеанском северо-западе многое изменилось. Когда эта разношерстная группа Tilth впервые образовалась в 1974 году, в штате Вашингтон было два фермерских рынка. Сейчас их сотни. Неопределенности, связанные с пермакультурой, когда она впервые появилась, в основном разрешены. Сегодня тысячи работающих ферм пермакультуры и приусадебных участков существуют по всему региону, демонстрируя, что ленивое многолетнее сельское хозяйство может быть высокопроизводительным.
Также было показано, что пермакультура является эффективным инструментом восстановления поврежденных ландшафтов и человеческих сообществ. Так не только здесь, на северо-западе Тихого океана; пермакультура - это растущее движение во всем мире.
Пермакультура имеет несколько характеристик, которые отличают ее от основного органического сельского хозяйства. Он подчеркивает взаимосвязь жизни, в первую очередь представляет собой систему нулевой обработки почвы, делает упор на древесные культуры и многолетние растения, а также объединяет производство продуктов питания и жилья с социальными, экономическими и политическими аспектами жизни общества. Во многих отношениях она представляет собой улучшение основных органических методов.
Но при тщательном анализе становится ясно, что пермакультура также является продуктом нашего современного мышления и поэтому не представляет собой полного отхода от других форм современного сельского хозяйства. Процесс проектирования начинается с тщательного наблюдения за закономерностями и взаимосвязями в природе. Затем, в процессе, который иногда называют биомимикрией, дизайнер имитирует эти шаблоны в дизайне. Однако практика «наблюдения за природой» предполагает наличие наблюдателя и того, что наблюдается. Отделение от природы заложено в процесс с самого начала, и создается отделение дизайнера от природы.
Следующим шагом в процессе проектирования является анализ элементов и функций. Каждый элемент - например, груша, курица или здание - исследуется и каталогизируется в соответствии с его потребностями и тем, что он предоставит другим элементам. По сути, это то, чем занимается наука. Природа, которая является неделимым целым, разбивается на отдельные части, анализируется, а затем предпринимается попытка собрать ее вместе. Реконструированная «целая» природная система становится человеческим изобретением, симуляцией.
В конечном итоге, после того, как вся информация собрана и оценена, создается окончательный дизайн. Дизайнер - творец, а в конечном итоге - менеджер. Хотя изначально вдохновение пришло из наблюдения за природой, дизайн - это работа человеческого интеллекта. Все под контролем дизайнера. Я подчеркнул это слово, потому что это, пожалуй, самая определяющая характеристика современной культуры.
Итак, пермакультура основана на общих убеждениях и ценностях современной культуры. Она принимает отчуждение людей от природы без возражений или, может быть, незаметно; анализирует целое как части и кусочки; затем пытается снова собрать их вместе. Она полагается на человеческий интеллект на каждом этапе пути. В человеческом сознании есть много чудесных вещей, но оно никогда не может понять реальность, которая по своей сути непознаваема. Высказывание пермакультуры, которое я цитировал ранее, что «возможности в дизайне пермакультуры ограничены только воображением дизайнера», подразумевает, что возможности безграничны, но также свидетельствует о гордой чрезмерной уверенности в человеческих способностях. Зачем кому-то нужно ограничивать возможности чем-то столь узким и несовершенным, как человеческий разум?
Опора на интеллект выводит пермакультуру за пределы области естественного земледелия. Большинство пермакультуристов, например, не возражали бы против распыления компостного чая на свои растения или использования экзотических почвенных добавок, если бы они заставляли урожай расти быстрее и давали более высокий урожай. Использование ультрафиолетовых ламп для выращивания растений нормально, если они питаются от солнечных батарей или педального генератора. Они посещают экосистему естественного водоема на лесном лугу и решают воссоздать что-то подобное в своем дизайне. Результатом стала высокотехнологичная система аквапоники, в которой используются трубы из ПВХ, насосы, барботеры, солнечные коллекторы и цифровой таймер. Это совсем не похоже на то, что сначала заметили дизайнеры, или на то, что вы когда-либо видели во время прогулки по лесу.
Пермакультура также во многом полагается на информацию и научные исследования.
Предполагается, что если мы соберем достаточно информации и проанализируем ее с помощью базовых принципов проектирования, мы в конечном итоге сможем решить, что лучше всего делать. Дэвид Холмгрен, соучредитель пермакультуры, объясняет: «Традиционное сельское хозяйство было трудоемким, промышленное сельское хозяйство - энергоемким, а системы, разработанные для пермакультуры, информационно-емки».
Некоторые защитники хотели бы, чтобы пермакультура включала больше духовности в свою учебную программу. Другие считают, что должна быть разрешена только доказуемая, наблюдаемая наука, и что следует избавиться от «сомнительной метафизики». Сам Моллисон придерживается этой позиции. В своей книге «Путешествие в мечтах» Моллисон пишет: «Поскольку меня часто обвиняли в отсутствии того набора доверчивости, мистификации, современного мифа и чуши, которые сегодня популярны в духовности Нью Эйдж, я с радостью признаю себя виновным. . . пермакультура - это не биодинамика, и она не имеет отношения к феям, дивам, эльфам, призракам или явлениям загробной жизни, которые не каждый человек может проверить на собственном опыте или проводя свои собственные эксперименты ».
Другой лагерь считает, что в мире есть нечто большее, чем наблюдаемые явления, что пермакультура прямо не запрещает комбинировать ее с другими дисциплинами, и что такие практики, как йога, шаманизм и астрология, прошли научное исследование. Я был на одном курсе, где инструктор обсуждал свои отношения с феями, которых он встречал в своем саду и в других местах.
Когда его спросили, действительно ли он верит в фей, он ответил: «Верю. Настоящие они или нет. . . кто знает? Все, что я знаю, это то, что они для меня реальны. Они сделали мою жизнь богаче и приятнее, а также позволили мне заниматься пермакультурой более эффективно, чем я мог бы делать в противном случае ».
Некоторые последователи считают, что пермакультура может изменить направление развития современного общества, каким-то образом направив основное направление в сторону более здорового образа жизни, но я скептически отношусь к тому, что какой-то сегмент нашего общества может это сделать, если он принимает те же основные предположения, что и культура, которую он надеется изменить. В конце концов он будет реинтегрирован в мейнстрим, потому что люди вернутся к своим привычным образам мышления и действий, которые были заложены с младенчества.
Когда пермакультура впервые появилась в Соединенных Штатах, ее изображали как децентрализованное массовое движение. У него было довольно привлекательное эгалитарное, племенное чувство. Однако сегодня наблюдается тенденция к более структурированной организации с центральным «институтом» и группой экспертов для регулирования более жестких стандартов в отношении учебных программ и сертификации. Этим усилиям в значительной степени способствуют те, кто думает, что работа в университетах, государственных учреждениях и других основных организациях позволит им охватить более широкую аудиторию.
Они считают, что если бы пермакультура имела более профессиональный вид, она сделала бы ее более приемлемой в глазах этих учреждений. Фактически это первый шаг к тому, чтобы стать такими учреждениями. Более структурированная организация ведет к более централизованному контролю, и с этим идет неизбежная борьба за то, чтобы одержать верх. Все, что нужно сделать пермакультуре, чтобы этого избежать, - это оставаться верной своим эгалитарным, децентрализованным корням. Это означает создание сильных, устойчивых местных кооперативных сообществ вне удушающего влияния ортодоксии.
Хотя я указывал на то, что я считаю недостатками подхода пермакультуры, я не говорю, что пермакультура не оказала положительного влияния. Оказала. За последние сорок лет были посажены миллионы деревьев, которых иначе не посадили бы. Были возрождены такие навыки, как сбор семян, сохранение продуктов питания, естественная архитектура и строительство, выращивание и использование лекарственных растений, добыча диких растений и эффективное использование соответствующих технологий, что помогает сохранить ценные знания и ресурсы. Кооперативные сообщества пермакультуры выросли по всему миру, предоставляя возможность многим людям впервые соприкоснуться с миром природы.
Но я считаю, что это следует рассматривать только как начало, а не как самоцель. В конечном счете, пермакультуру также необходимо превзойти в пользу более широкого видения, которое считает служение природе своим высшим приоритетом. Если природа - идеальная модель, почему бы не позволить природе делать дизайн?
Вскоре после публикации «Революции одной соломинки» женщина сказала мне, что сообщение в книге было каким-то знакомым, как если бы оно было в ее подсознании в течение некоторого времени, но это был первый раз, когда она услышала в словах. Я думаю, это потому, что мистер Фукуока говорит нам о более раннем времени, когда люди были полностью поглощены природой. Мы все еще помним, но это стало далеким воспоминанием. Все было дано нам тогда как из непрерывно текущего источника.
Естественное земледелие - это вечное понимание, актуальное и применимое в любую эпоху. Оно использует природу как эталон, и истина природы не меняется. Развивая свой метод ведения сельского хозяйства, г-н Фукуока вернулся к истокам, «отбросив ненужные методы ведения сельского хозяйства». Когда ему, наконец, удалось избавиться от всех из них, он остался ни с чем. Только тогда появилась истинная форма природы вместе с ее полной наградой. Когда вы прошли
Через Фруктовый сад господина Фукуоки вы видели природу, свежую и чистую.
Другие сельскохозяйственные системы отражают нашу нынешнюю изоляцию от природы. То, что вы видите, - это не природа, а продукт человеческой воли. Промышленное сельское хозяйство демонстративно и непримиримо демонстрирует миссию полного господства современной культуры.
Органическое сельское хозяйство и пермакультура не так суровы, но доказательства человеческого контроля сохраняются. Я понимаю, что есть определенное удовлетворение и гордость, которые приходят с созданием плана, а затем с его принятием физической формы, особенно когда вы выстраиваете дизайн по образцу естественных систем, но это всегда будет симуляция. Вы видите себя, а не уникальное и чудесное выражение природы.
Фермеры здесь, в Соединенных Штатах, часто спрашивали г-на Фукуока о практичности смешивания его метода с другими органическими методами. Он вежливо сказал, что это невозможно. Недавно я получил аналогичный вопрос от зернового фермера, живущего в долине Уилламетт. «Мне ужасно тяжело бороться с сорняками после механической обработки почвы», - написал он. «Может ли мне в этом помочь натуральное земледелие?» Краткий ответ, конечно же, - нет.
На самом деле этот фермер спрашивал: «Как естественное земледелие может позволить мне продолжать делать то, что я делаю, но без побочных эффектов?» Он хотел накапливать больше техник, надеясь на волшебную пулю. Этот подход противоположен натуральному земледелию.
Современное сельское хозяйство хочет продолжать работу; естественное земледелие перестает ее делать.
Обдумывая, как подойти к конкретному участку земли, г-н Фукуока посоветовал нам сначала задать вопрос: «Что нужно земле?», А не «Что может дать природа». В большинстве случаев земля каким-то образом была повреждена, поэтому Первый шаг - дать природе инструменты, которые ей нужны, чтобы полностью выразить свою склонность к поддержанию жизни. Это означает, что нужно перестать делать то, что в первую очередь причинило ущерб, а затем возрождать почву и восстанавливать разнообразие.
Чаще всего хорошим началом является посадка деревьев и создание постоянного почвенного покрова. Фермер дает земле то, что ему нужно, и, в конце концов, земля может отвечать тем же.
Сельское хозяйство так, как предлагает г-н Фукуока, не дается естественным путем для большинства людей, потому что они пришли к выводу, что для обеспечения успешного результата им необходимо все контролировать. Чтобы отказаться от такого образа мышления, нужно совершить прыжок веры. Вы как будто стоите на краю обрыва, а мистер Фукуока побуждает вас сделать шаг в пропасть, говоря: «Не волнуйтесь, все будет хорошо». Когда вы сойдете, оказывается, что это вовсе не скала, а шаг в новый и великолепный мир. Эта реальность доступна каждому в любое время. Мир не меняется; реальность никогда не меняется. Меняется только наше восприятие.

Мои твиты

  • Чт, 22:54: Грэхэм Барнетт - Хороший дизайн сада - это максимизация полезных связей между элементами https://t.co/WTVpGd19k5
  • Пт, 00:31: Стив Павлина - Удовольствием нужно наслаждаться, но не пытайтесь относиться к нему как к избавлению https://t.co/ztA7nWQza6

Грэхэм Барнетт - Хороший дизайн сада - это максимизация полезных связей между элементами

Грэхэм Барнетт - Хороший дизайн сада - это максимизация полезных связей между элементами


Хороший дизайн сада - это максимизация полезных связей между элементами, другими словами, размещение вещей в нужных местах. Речь идет об эффективном использовании наших энергозатрат и доступного нам пространства относительно того, где мы обычно проводим большую часть своего времени. Например, нет особого смысла сажать грядку из смешанных салатов на вашем участке в миле от вашего дома, если вы навещаете ее только раз в пару недель.

Когда вы готовите салат, человеческая природа и закон минимальных усилий диктуют, что вы должны заглянуть в магазин на углу и купить пакетик салата, пока ваш урожай будет превращаться в семена. Другими словами, в этом случае ваши чудесно сочные и восхитительно ароматные салаты, руккола, мизуна и горчица просто посажены не в том месте.

Таким образом, зонирование является важным инструментом анализа и проектирования пермакультуры, который помогает нам подумать о потребляемой энергии и решить, где лучше всего что сделать.

Традиционно зоны пронумерованы от 0 до 5, и их можно рассматривать как серию концентрических колец, выходящих из центральной точки, где человеческая деятельность и потребность во внимании наиболее сконцентрированы, туда, где вообще нет необходимости во вмешательстве.

• Зона 0 - это дом или центр. Что касается производства продуктов питания, это может быть использование энергоэффективных методов приготовления и хранения или разработка эргономичной планировки кухни.

• Зона 1 находится непосредственно рядом с вашей задней дверью, местом, ближайшим к дому, где чаще всего падает тень садовника, «лучшее удобрение из всех», согласно древней китайской пословице. Сюда нужно садить то, который требует частого внимания и уборки, упомянутые выше салаты 'Cut and Come Again', которые нужно собирать регулярно, свежие травы, которые добавляются к ежедневному приему пищи, растения клубники, те саженцы в лотках, которые необходимо поливать пару раз в день, пока они не приживаются, контейнер для компоста, в который нужно добавлять кухонные отходы часто, и парники для нежных растений, которые нужно открывать утром и закрывать на ночь.

• Зона 2 простирается от зоны 1, и в большом саду мы можем выращивать больше сельскохозяйственных культур для домашнего использования, которые не требуют такого же внимания - возможно, различные овощи на грядках, которые требуют полива и прополки каждые пару дней, или, возможно, небольшой лесной сад с несколькими карликовыми фруктовыми деревьями, кустами смородины и многолетними травами и овощами.

• Зона 3 - это основное растениеводство - возможно, требующее уход раз в неделю, где мы могли бы сажать большее количество основных сельскохозяйственных культур; это может быть лук, фасоль или картофель, которые занимают довольно много места, но не требуют такого внимания, кроме периодической прополки и полива - может быть, раз в неделю или даже реже после укоренения, особенно при использовании таких методов, как мульчирование, которые сохраняют влажность почвы и подавляют рост сорняков . Это также то место, где мы могли бы подумать о посадке кормовых культур и других продуктах, которые выращиваются на более крупных фермах.

• Зона 4 - полудикие, например, лесные массивы, управляемые под порослью, используются для производства древесины, лесных продуктов, таких как древесный уголь, столбы, ограждения и т. Д. Внимание здесь может быть необходимо только один раз в год или реже, особенно если управление осуществляется на ротационной основе.

• Зона 5 - это дикая природа, в которой мы не занимаемся дизайном. Вместо этого мы наблюдаем. Помимо некоторых добываемых диких продуктов, основной «урожай» здесь - это возможность взглянуть на естественные экосистемы и циклы и извлечь уроки из них.

Если зоны предназначены для понимания наших собственных моделей использования энергии, тогда Анализ секторов «помогает нам учитывать естественные потоки энергии, такие как солнце, ветер или дикая природа, и то, как они могут повлиять на наш микроклимат. Например, знание того, где и когда солнце встает и садится в разное время года по отношению к нашему саду, может помочь нам решить, где разместить наши солнечные или теневыносливые растения, а знание преобладающего направления ветра может определить наилучшее потенциальное место для защитной живой изгороди или ветряка. Также полезно подумать об уклоне и возможных последствиях, которые это может иметь для вашей земли с точки зрения ее ограничений, потенциала и стратегий управления, таких как поток воды, предотвращение эрозии и так далее.

Инструмент зонирования можно использовать по-разному, кроме размышлений о том, как используется земля. Попробуйте, например, применить его, чтобы определить масштабы организации сообщества и насколько они актуальны для вас. Где лучше всего использовать вашу энергию для осуществления изменений и когда становятся уместными разные стратегии?

Зона 0 может быть людьми, с которыми вы живете в одном доме, то есть вашим партнером, семьей или соседями по комнате; Зона 1 - ваши друзья, ближайшие соседи или коллеги по работе; Зона 2 - улицы вокруг вас, в пределах вашего района или округа и т. Д. Снаружи, Зона 5, возможно, представляет национальное правительство и его непокорные бюрократические джунгли. Каковы ваши «круги влияния» или точки стратегического воздействия, если вы действительно хотите изменить ситуацию к лучшему?

Подходите ли вы к партнеру по поводу его привычки всегда оставлять полотенце на полу в ванной, так же, как вы общаетесь на общественном собрании о безопасности дорожного движения за пределами школы вашего ребенка, или как вы участвуете в акции протеста против войны в национальном масштабе? Вероятно, ваши стратегии различаются в каждом случае, так же как вы бы не использовали ручную вилку и лопатку в качестве основных инструментов для озеленения фермы площадью 1000 гектаров или не наняли бы клининговую кампанию для ухода за окном ...

Как организована эта книга

В оставшейся части этой книги я в общих чертах использовал концепцию зонирования как тему для исследования наших отношений с землей, едой и обществом. Каждая глава посвящена аспекту создания большей уверенности в себе в нашей повседневной жизни, а также рассматривает более широкую картину построения более устойчивого и восстанавливающего будущего для нас самих, наших детей и нашего мира.

• Зона 0 рассматривает потоки энергии внутри дома, а также потенциал кухни для производства продуктов питания, такой как прорастание, выращивание зелени на подоконниках, ферментация и мелкомасштабное производство грибов.

• Зона 1 сосредоточена на применении процесса пермакультуры к небольшому заднему саду типичного городского домохозяйства, а также на некоторых идеях по использованию салатных культур, которые могли бы выращивать даже те из нас, у кого очень ограниченное пространство.

• Зона 2 содержит обзор веганских органических методов выращивания фруктов и овощей в большом саду за домом, а также множество идей рецептов, как их можно использовать.

• Зона 3 рассматривает поиск источников основных сельскохозяйственных культур и основных продуктов питания для удовлетворения наших диетических потребностей в масштабах, превышающих те, которые большинство из нас могло бы выращивать самостоятельно, включая некоторые способы, с помощью которых мы могли бы развивать более природные местные пищевые связи. Она также включает множество идей рецептов приготовления с использованием таких основных продуктов, как зерна и бобовые.

• Зона 4 сфокусирована на потенциале древесных культур для того, чтобы накормить людей и удовлетворить другие потребности в более сострадательном и устойчивом будущем, а также на изучении концепции лесного садоводства и использовании удивительного разнообразия культур, которые оно может дать. В этом разделе также представлены идеи по использованию фруктов, орехов и листового протеина в качестве альтернативных продуктов питания.

• Зона 5 рассматривает наши отношения с дикой природой и урожай, который она может нам предложить, с точки зрения мудрости полезных дикорастущих растений, которые мы можем собирать.

• До сих пор я не упоминал седьмую важную зону в дизайне пермакультуры, которую иногда называют Зоной 00. Это означает человека или людей, находящихся в самом сердце любой системы, основанной на человеке. Пожалуй, это самая важная часть дизайна. Таким образом, это то место, где путешествие по этой книге и начинается, и заканчивается, соответственно фокусируясь на том, как мы, как личности, можем стать более эффективными в изменении самих себя и окружающего нас мира, и, наконец, глядя на удивительную силу сообщества, когда собираются Меняющие Мир.

Graham Burnett - The Vegan Book of Permaculture Recipes for Healthy Eating and Earthright Living ( PDFDrive.com ).pdf