anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Categories:

Керри Браун - Китай вынужден занять положение глобальной сверхдержавы гораздо раньше, чем хотел, ис

Керри Браун - Китай вынужден занять положение глобальной сверхдержавы гораздо раньше, чем хотел, исключительно из-за безответственности США

11 сентября и развал

Прежде чем перейти к специфике Си Цзиньпина и эпохе, в которой он доминирует, необходимо учесть две заключительные идеи, которые необходимо учесть во внешнеполитическом мышлении Китая. Первая из них включает позицию, предложенную Цзян Цзэминем на рубеже тысячелетий, когда он говорил о 20-летней эре стратегических возможностей. Цзян говорил о роли Китая в его подготовке к вступлению в ВТО и проведению ряда сложных внутренних реформ. Как пояснили некоторые комментаторы, это во многом зависело от использования иностранной конкуренции и участия для стимулирования изменений в Китае, а также от изучения возможностей извлечения выгоды для Китая за пределами страны.
После атак 11 сентября на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке в 2001 году прекратила свое существование эра раздоров между Соединенными Штатами и Китаем, который пришел в ярость 1 апреля 2001 года после столкновения американского самолета-разведчика и китайского истребителя в воздухе недалеко от побережья южного Китая. У Вашингтона был более новый, гораздо более неотложный приоритет, и он решил вместо этого начать войны в Ираке и Афганистане. Эта эпоха отвлечения внимания принесла Китаю непредвиденные выгоды. Зловещие высказывания Соединенных Штатов, которые изображали Китай как постоянно растущую угрозу в 90-е годы, утихли; Джордж Буш, проведший свой первый год в офисе, подвергая критике Пекин, стал использовать гораздо более дружелюбный тон.
Цзян подразумевал, что эта эра относительной гармонии закончится.
Но по крайней мере до начала третьего десятилетия двадцать первого века у страны была возможность преследовать свою главную цель - обогатить себя, стабилизировать внутреннюю ситуацию и обеспечить устойчивую основу для того, что лидеры назвали '' совершенствовать современность »в стране. Неудивительно, что для такой долгосрочной идеи она была уязвима для ряда внешних сил. Две вещи, в частности, несомненно, сыграли важную роль. Первая, более позитивная (по крайней мере на первый взгляд) для Китая, заключалась в том, что его экономический подъем был намного быстрее, чем кто-либо ожидал. Вступление в ВТО высвободило огромные силы производительности, которые продолжали действовать в течение следующего десятилетия.
Не сложно понять Китай, ВТО казалась огромным мотиватором, находкой для тех, кто хотел повысить производительность труда в стране и знал, что единственный способ сделать это - привлечь внешние компании, чтобы поднять настроение вялым, неэффективным местным компаниям. Таким образом, возможно, намного быстрее, чем предсказывали даже самые оптимистичные лидеры Китая, страна стала крупным глобальным экономическим игроком с новыми рынками, деловыми контактами, связями и связанным с ними значением далеко за ее пределами.
Но была и вторая, менее позитивная проблема - беда, которую внешний мир нанес себе во время и после глобального экономического кризиса 2008 года. Таким образом, по мере того, как Китай добивался большего успеха, экономики Соединенных Штатов и ЕС ослабевали. Эпоха стратегических возможностей, когда Китай сохранял сдержанность, сосредотачивался на своих проблемах и просто выжидал, закончилась задолго до крайнего срока 2020 года. Доминирующим образом мышления в Пекине было сосредоточение внимания на вопросах, непосредственно отвечающих национальным интересам страны - будь то дипломатические, экономические или военные.
Таким образом, Китай в целом через ООН не инициировал ничего, что не имело к нему прямого отношения, и имел тенденцию следовать за руководством других (с момента своего вступления в должность в 1971 году Китай применял свое вето только семь раз, в то время как США - более 40. Из этих семи раз он действовал в одностороннем порядке только в четырех). 24
Благодаря этой очевидной пассивности он заработал репутацию нахлебника до такой степени, что в 2005 году Роберт Зеллик, официальный представитель США, потребовал в разговоре с Национальным комитетом по отношениям между США и Китаем, чтобы он стал «ответственной заинтересованной стороной» и гораздо больше вовлекался в международные дела, занимая позицию не только по вопросам, близким к нему, как Северная Корея и управление международным финансовым сектором, но и по более глобальным вопросам:
Китай большой, он растет и в ближайшие годы будет влиять на мир. Для Соединенных Штатов и всего мира главный вопрос - как Китай будет использовать свое влияние?
Чтобы ответить на этот вопрос, пора выйти за рамки нашей политики, открывающей двери для членства Китая в международной системе: мы должны призвать Китай стать ответственным участником этой системы. 25
Нравится вам это или нет, но теперь Китай стал мировой державой. Китайские лидеры сделали все возможное, чтобы противостоять втягиванию в эту разоблаченную позицию: стали свидетелями яростных опровержений предложенного G2 (США и Китай), который начал появляться в 2009 году.
Но с 2010 года, когда он стал второй по величине экономикой мира, было невозможно продолжать представлять себя слабым и уязвимым игроком, которого лучше всего оставить в преддверии глобальных действий.
Решение Соединенного Королевства покинуть Европейский Союз, создавая пространство для растущей разобщенности, и президентство Трампа в Соединенных Штатах, знаменующее эру более меркантилистского, изоляционистского поведения якобы единственной оставшейся сверхдержавы в мире, только подчеркнули это чувство, что Китай был вынужден занять ответственное и известное положение гораздо раньше, чем он когда-либо хотел, исключительно из-за безответственности других, ранее доминирующих партнеров.
В 2009 году, частично отвечая на это, Дай Бинго, государственный советник и в то время самый видный внешнеполитический чиновник в Китае впервые изложил «основные интересы» страны. Они были тройными: «номер один [:] - поддерживать свою фундаментальную систему и государственную безопасность; далее - государственный суверенитет и территориальная целостность; и в-третьих, постоянное стабильное развитие экономики и общества ». 26
Оно было в высшей степени общим, но сообщение было ясным. Взаимодействие, которое было направлено на подрыв выбора Китаем политической модели и предусматривало некоторую попытку реформировать или изменить ее, было заявлено как фундаментально противоречащее его интересам. В последующие годы были сделаны еще более резкие заявления, осуждающие попытки Запада бросить вызов, соблазнить или иным образом попытаться изменить внутриполитический выбор Китая; государственный суверенитет и территориальная целостность, связанные с вопросами Тайваня, Тибета, Синьцзяна и оспариваемого Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей. Третья касалась его растущих зарубежных экономических интересов. Даже снисходительный наблюдатель не мог не расценить это как несколько корыстный список требований.
Примечательно, однако, что это самое близкое из того, к чему лидер элиты в последнее время подошел к очерчиванию в рамках единой концепции целостной китайской философии взаимодействия с внешним миром.

ИНСТРУМЕНТЫ

В этом обзоре есть еще один последний вопрос, на который следует обратить внимание. Обозначив предысторию своей позиции во внешней политике и основные идеи в ее дипломатическом мышлении, было бы лучше всего закончить попыткой описать практические инструменты, которыми обладает Китай - или любая другая страна, если на то пошло - в своей внешней политике. В то время как правительства обладают высокой степенью контроля и полномочиями в инициативе по внутренним вопросам (и даже с этим преимуществом часто борются), их полномочия неизбежно быстро сокращаются с вопросами, лежащими за их пределами: рычаги контроля уменьшаются.
Тогда это становится выбором между моральным убеждением, экономическими стимулами или, в худшем случае, военной силой, чтобы добиться своего, и все это сопряжено с высокой степенью неопределенности и риска. 27
В эпоху маоизма у Китая было мало дипломатических союзников.
У него было мало связей с внешним миром с точки зрения логистики, передвижения людей и торговли. Теперь это изменилось. В следующих областях у него есть свои особые интересы, а также способы, которыми он уязвим перед силами и проблемами за пределами его границ, но также может оказывать на них влияние по-новому. Это дало ему осязаемые интересы, которые он должен защищать, и новые способы взаимодействия с остальным миром:
ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ ИНВЕСТИЦИИ:
с 1978 года Китай разрешил въезд иностранному капиталу в страну, а с тех пор, как были приняты принципы внешней политики Китая - с 2000-х годов - продвигает кампанию «выхода на улицу», в рамках которой ее собственные государственные и негосударственные компании работают в остальном мире. В 2014 году Китай был крупнейшим получателем прямых иностранных инвестиций в мире. Но также, что более примечательно, Он инвестировал в Европу, США и Австралию, покупая такие компании, как Weetabix в Великобритании, Volvo в Швеции и Standard Bank в Южной Африке.
Он приобрел акции таких разных компаний, как BP и Tesco, но также через Huawei и ZTC стал крупным игроком в сфере технологий - и, учитывая соображения безопасности, весьма спорным. Он стал крупным инвестором в сектор ресурсов и агробизнеса в Австралии и Латинской Америке, а также в энергетический сектор на Ближнем Востоке. Инвестиции были важной частью экономики Китая и новым аспектом его влияния.
ДВИЖЕНИЕ ЛЮДЕЙ.
Как уже упоминалось, между 1949 и 1978 годами очень мало людей путешествовали в Китай и за его пределы. Во многих отношениях это была закрытая страна. Доступ был очень трудным, что означало что только несколько европейцев или Североамериканцев проникли внутрь, и еще меньше китайцев выехали за пределы страны. Однако только в 2014 году китайцы совершили 100 миллионов индивидуальных поездок туристов, ученых, деловых людей и официальных лиц.
Они стали крупнейшими покупателями роскошных магазинов в Париже и Нью-Йорке, и источником огромных туристических возможностей - настолько, что для них были созданы целые торговые центры в таких местах, как Бистер в Англии. Люди из Китая также фигурировали в качестве высококвалифицированных рабочих-мигрантов вАфрике, студентов в Соединенном Королевстве, Соединенных Штатах и Австралии.
Связи между людьми приобрели собственную динамику, когда китайцы стали заметно появляться в жизни людей в качестве студентов, клиентов и посетителей, чего раньше никогда не было. Но это также означало, что китайское правительство стало отвечать за те же требования заботы о своем народе за границей, что и западные правительства: 36000 китайцев пришлось репатриировать из Ливии во время восстания там в 2011 году, а один китаец был трагически убит террористической группой Даеш на Ближнем Востоке в конце 2015 года после взятия в заложники. За последнее десятилетие Китаю пришлось организовать 15 крупных спасательных операций, в том числе в Йемене, Ираке, Ливии и Сирии.
ВОЕННЫЕ АКТИВЫ:
с 2000 года расходы Китая на военные нужды росли в геометрической прогрессии, более 80 процентов представленного вооружения было новым. Китай начал вводить новшества, создав собственный истребитель-невидимку J-20 и собственный авианосец. Он построила свой первый зарубежный военный объект в Джибути у восточного побережья Африки и впервые в истории создала надежный военно-морской потенциал для защиты своих заграничных граждан и важнейших торговых путей.
КУЛЬТУРНЫЕ АКТИВЫ:
миллионы людей начинают изучать китайский язык, пытаются посетить и понять Китай и познакомиться с различными формами его культуры. Культурные ценности Китая, ее история, язык, литература и люди отчасти стали средством, с помощью которого китайское правительство (и другие деятели из Китая) могут продвигать более благоприятные и полезные образы страны за рубежом, что притупляет создаваемые своей политической системой негативные впечатления.
Были ожесточенные споры о том, насколько тщательно и стратегически это было продумано. Что является бесспорным, так это то, что «мягкая сила» Китая и правительственные сообщения действительно повлияли на международный имидж и представления о роли Китая в мире, его важности и потенциале.
Эти проблемы являются источником жесткого и мягкого влияния внутри Китая, но они также являются новым средством, с помощью которого посторонние могут влиять на страну. Ситуация сейчас очень динамичная. Многие из вышеперечисленных вопросов будут фигурировать в следующем рассказе о внешней политике Китая во втором десятилетии двадцать первого века.
Они показывают, что во многих отношениях, несмотря на все разговоры о большой стратегии и рамках, китайской внешней политике часто приходилось связывать себя с защитой или поддержкой очень практических вопросов. Поэтому во-первых, важно взглянуть на сеть и людей, составляющих основу этой системы защиты и влияния, и попытаться ответить на вопрос о том, как они видят внешний мир, как они разрабатывают политику по отношению к нему и как они видят в ней будущую роль своей страны. Прямо в центре находится фигура нынешнего генерального секретаря КПК и президента КПК КНР - Си Цзиньпина.
Subscribe

promo anagaminx august 23, 2020 07:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments