anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Categories:

НЕ ЖИДОМАСОНЫ, А ЖИДОПИДАРЫ ПРАВЯТ МИРОМ! 3

- Троцкий? Сталин?

- Нет-нет-нет! Вы слишком молодой человек! У него был лейтенант, так сказать, ближайший человек! Кому он отдал Ленинград?.. Вы еще слишком молоды... Так ближайшим человеком к Ленину был... Я уже сам, знаете, начАл забывать... Кто же там был, погодите, с шевелюрой такой... С кем Ленин жил в Финляндии в шалаше?

- Зиновьев?

- Зиновьев! У которого настоящая фамилия Апфельбаум[1] - что-то в этом духе. Так вот. Когда Ленину пришлось бежать, и он жил в шалаше, в Финляндии, на станции Разлив, - он жил там вместе с этим Зиновьевым! И Зиновьев на продолжении многих лет и в эмиграции, и в России был ближайшим человеком Ленина! Так что профессор Натан Лейтес скажет: "Григорий Петрович! Ленин натягивал Зиновьева! Будьте уверены!" Теперь стоит памятник на станции Разлив, где они жили, но Зиновьева не упоминают, он стал никто, нет его, а это был любовник Ленина! Теперь пойдем дальше по пути профессора Натана Лейтеса. Кого натягивал товарищ Сталин? Он натягивал товарища Микояна! Это мне нашептывает профессор Натан Лейтес. Они же оба учились в семинарии - Сталин и Микоян! Потом Сталина выгнали, а Микоян продолжал учиться, кончил семинарию и был рукоположен в священники... Вот вы у меня спрашивали раньше насчет священников. Вот вам хороший священник - товарищ Микоян! Они были в этой самой семинарии два педераста! Причем, конечно, Сталин был педерастом активного типа, а Микоян был более пассивного. Сталин был грубияном, и его за это выгнали, он не стал раскаиваться. А начальство семинарии все это прекрасно знает, там опытные сидят дяди!

И Микоян раскаялся, и ему дали окончить семинарию, а Сталина выгнали за грубость, характер такой!..

- А может быть, за педерастию и выгнали?

- Из монастырей и семинарий за педерастию не выгоняют. Посадят на хлеб и воду.

- Там, наверное, все такие?

- Более или менее. В душе. То есть - в душе ты можешь быть, но заниматься этим ты не должен. Посадят на хлеб, на воду, в специальные камеры - своя дисциплина! Я за религию, потому что религия помогает многим, так, как, например, Микояну она помогла в данном случае. И потому Микоян был ближайшим человеком к Ленину. И сделал самую лучшую карьеру. Что-то такое в двадцать шесть лет Микоян стал министром торговли. И он был единственным человеком в Политбюро, который выжил. Сталин уничтожал всех, и единственный, кого он не тронул, был Микоян. И об этом тут писали тоже, что у Сталина был какой-то любовник-армянин. Я внимательно все-таки следил за эмигрантской литературой серьезной, и там прямо... Исаак Дон-Левин писал, что у Сталина был армянин в качестве любовника... Хорошо, пойдем дальше по пути профессора Натана Лейтеса. Кого употреблял товарищ Троцкий?

- Не знаю.

- Ну, я вас это не спрашиваю, вы слишком молодой человек. Так вот. Товарищ Троцкий упот... натягивал Иоффе. Иоффе, так сказать, играл роль гомосексуального любовника у Троцкого. И уже во время эмиграции в 1903-1907 годах Иоффе был ближайшим сотрудником Троцкого и одновремЁнно ходил лечиться у психиатра в Вене. Я вам даже назову его имя - он потом стал довольно знаменитым - Адлер. Потом, когда, так сказать, большевики захватили власть и власть была в руках у Троцкого, он назначил этого дурачка Иоффе послом советским в Германии. "Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем, кто был ничем, тот станет всем!" И так вот шпана Иоффе, маленький педераст еврейский, стал советским послом в Германии в 20-х годах! А потом Иоффе покончил самоубийством. Почему? Потому что возлюбленного Троцкого его исключили из партии и выслали из Советского Союза! И его миньон Иоффе не мог этого перенести! И тогда педераст Иоффе застрелился! Вот вам, так сказать, история советской власти и советской революции!

- Какие еще гомосексуалисты были в русской и советской истории?

- Вон у меня есть книжка Шмакова "Свобода и евреи" - то есть история евреев в русской революции. И там названы три профессора-психиатра, которые в один голос говорят, что все революционеры - это психически больные люди. Там названы эти три профессора, их имена я просто не помню... А психически ненормальные люди они также и сексуально ненормальные. Там гомосексуальность будет или подавленная, или латентная, или открытая. В молодости когда-то этим занимался, а потом бросил, но это в нем остается все-таки. Женятся на таких же женщинах. Так же, как дедушка Ленин женился на явно ненормальной жене. Или Гитлер, возьмите, - та же самая история! Если вы большую книжку возьмете, внимательно почитаете биографию этих людей, вы увидите, что это все фиктивные браки, так же, как у нашей Наташи Кларксон. Поскольку она оперирует в Москве, мы все время будем возвращаться к ней...

...- Как вы оказались на Западе?

- Это интересная история. У меня был хороший мотоцикл. Мне тогда было двадцать семь лет. Для молодого человека это хорошая дорогая игрушка. И этот мотоцикл у меня украли. Я пошел в немецкий участок и взял полицейского с собакой-ищейкой, дал ей понюхать ключ от мотоцикла. Она понюхала и стала рваться в соседнюю калитку. Так я нашел свой мотоцикл. Но тут начались трудности. Вором оказался парторг майор Ерёма. Он был начальником партийной организации правового управления советской военной администрации. Во время войны это были расстрельщики, они расстреливали дезертиров, подозреваемых в шпионаже и так далее. И тут я сделал большую глупость. Как полагается в военном учреждении, я написал рапорт о том, что парторг Ерёма украл у меня мотоцикл. Будучи беспартийным инженером, я стал как бы судиться или тягаться с крупным партийцем, который оказался вором. Ну, и наверху это дело решили замять, и меня отправили назад в Москву. Я тогда не знал, что партийцы пользуются дипломатической неприкосновенностью, как сегодня в России - члены парламента. Я получил приказ об увольнении, для меня это был страшный удар. И я решил бежать на Запад. Это было в начале 47-го года. Я прибежал к американцам как политический беженец. Ну, они меня арестовали, посадили и тоже обокрали. От советского партийного вора убежал - попал в лапы к американским ворам. Шесть месяцев меня держали под арестом в так называемом Camp King - Лагере Король, который был главной квартирой американской контрразведки в Европе. Я-то себя считал политическим беженцем, а они меня рассматривали как диверсанта или шпиона. У меня с собой было сорок тысяч немецких марок. (Я в то время получал восемь тысяч марок в месяц на всем готовом - квартира, обмундирование.) Американцы у меня украли половину этих денег. Но для них это было другое дело. Американский лейтенант, который меня допрашивал, платил пять марок немецким проституткам за еблю. В то время молоденькую хорошенькую немецкую девчонку поебать стоило пять марок!

Так что сколько немок этот лейтенант мог переебать на мои двадцать тысяч? Четыре тысячи немок! Американский офицер! Но это еще не все! Когда меня демобилизовали, я получил за выслугу лет в армии пять тысяч рублей - новенькие, с госбанка, хрустят, по сто рублей. Американцы у меня и эти деньги украли! Сегодня я мог бы подать в суд на американское правительство и потребовать все эти деньги назад!

- Так почему вы этого не сделаете?

- Я не люблю судиться. Слишком много возни. Это нужно брать еврея-адвоката. Может быть, там какие-нибудь советские адвокаты захотят получить что-то с американского правительства, - я им даю полномочия... И кроме того, все документы украли! Кем я был, что я был... - для шпионажа. Например, у меня был пропуск для пересечения границы, диплом инженера, удостоверение личности. Конечно, это мешало мне в дальнейшей жизни - и в Германии, и в Америке. Я мог бы потребовать крупное возмещение за потерю. Вы в Америке живете два года и знаете, что судятся на миллионы долларов, совершенно абсурдные процессы, и выигрывают! А я сейчас смеха ради мог бы судиться с Дядей Сэмом.

- Вы сами пробовали немецких проституток?

- Не могу сказать. Они нам давали бесплатно. Немки - я им памятник бы поставил! Молоденькие, хорошенькие, честные девчонки! Причем - они смеялись... Они каждый месяц до пятого числа ебались с американскими солдатами, а после пятого у американцев ничего нет, они все пропили и проебали, и потому немецкие девчонки им пятого не давали, а ебались с нами бесплатно.

- Значит, русские нравились немецким девчонкам больше американцев?

- Да-да-да!..

- Как развивались события после лагеря?

- Потом меня выбросили на улицу под именем Ральфа Вернера. Это я сам себе взял. Потому что это было смутное время, советские офицеры репатрационные ходили по Штутгарту, по Мюнхену. Была абсолютная безработица и среди немцев, а тем более среди иностранных беженцев - их называли DP - Displaced Person. Ну, я от нечего делать решил написать пару очерков о моей жизни в "Берлинском Кремле" - главном штабе советской военной администрации. Ну, написал я ручкой и чернилами пару этих очерков и послал в газету "Посев". В то время это была самая читаемая газета на русском языке в Западной Германии. Ну, мне главный редактор отвечает... Еще тогда телефонами не пользовались, это сейчас, знаете, перезваниваются Москва-Нью-Йорк, а тогда все это письмами... Мне, значит, главный редактор Романов пишет: "Мы, говорит, получили ваши очерки, будем их печатать. И скажите нам, пожалуйста, где вы раньше работали - в "Правде" или в "Известиях"?" Я первый раз в жизни писал что-то, а они подумали, что я профессиональный работник! Это был мой первый опыт писательский. А потом пишет этот Романов: "Вы, говорит, сейчас пишете, как Ральф Вернер. Вы возьмите какой-нибудь русский псевдоним." Ну, мне, значит, нужно было выдумывать себе какое-то русское имя. А там, рядом, был такой Колька Климов, в этом же НТС, который называл себя журналистом, молодой парень, тотальный алкоголик. В конце концов он в припадке белой горячки выбросился с пятого этажа и убился. Ну, я решил: ладно, буду я Климовым! Какое же имя? А мой любимый литературный герой был Григорий Мелихов из "Тихого Дона". Ну, хорошо, думаю, буду Григорий. Так и родился Григорий Климов.

- Какое у вас настоящее имя?

- Когда я родился, я был Игорь Борисович Калмыков. Но поскольку у меня американцы украли все документы, я ничего не могу доказать. У меня ничего нету. Человек, потерявший лицо. И когда я уже приехал в Америку и получал гражданство, я из Ральфа Вернера стал Григорием Климовым. И по сей день...

...- Вы были штатным сотрудником ЦРУ?

- Видите, в чем дело. Я сам не могу сказать, что я работал в ЦРУ. Потому что по американским законам дают до двадцати лет тюрьмы...

- Да никто вас не будет сажать, если вы об этом скажете!

- Слушайте, я вам прямо скажу: с этими дураками можно все ожидать. Вот у меня есть книжка, где прямо говорится, что работникам ЦРУ запрещается говорить, что они работники ЦРУ. Иначе дадут до двадцати лет тюрьмы. Теперь. В Мюнхене все воробушки на крышах чирикали, что все эти американские начинания - и радио "Свобода", и "Голос Америки", и мое ЦОПЭ - все это лавочки ЦРУ... Видите, в чем дело. Вот это ЦРУ... Ему несколько раз устраивали порку в Конгрессе американском, и тогда по Вашингтону продавали жетоны с надписью: "ЦРУ: НАША РАБОТА ТАКАЯ СЕКРЕТНАЯ, ЧТО МЫ САМИ НЕ ЗНАЕМ, ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ". Это, конечно, насмешка и плевок со стороны американской общественности в сторону ЦРУ. Ну вот пример воровства. Я был бедный человек, у меня красть было нечего. Но там были полковники и генералы СС и гестапо, у которых были мешочки бриллиантов. Так вот за ними и охотилась американская разведка. Они сидели в Германии и занимались мародерством. Если говорят, что русские солдаты у немцев часы забирали, то американцы воровали по крупному. Причем, из моей работы с перебежчиками я знал примеры воровства более серьезного. Там был такой литовский еврей по фамилии Ольшванг, который работал в советской администрации и заведовал пунктом по приему золота у немцев. Там, где золотом пахнет - там евреи! Ну, потом он собрал мешочек золота и немножко бриллиантиков и решил: что я - дурак? отдавать это советской власти! И он сбежал в американскую зону. Американцы обрадовались: вот, прибежал хороший человек и принес нам мешочек золота. Ну вот, американцы обокрали этого Ольшванга и потом выбросили, и он где-то работал мелким чиновником во Франкфурте. Был одним из членов моего этого самого ЦОПЭ. Отплевывался, не хотел нас знать, прятался... Ну, все это грязное... Там, где психологическая война, все это, так сказать, грязь была...

- Как долго продолжалось ваше сотрудничество с ЦРУ?

- Пять лет я проработал в ЦОПЭ, а потом, так сказать, умыл руки. Мне предлагали работать в Вашингтоне в ЦРУ, но я сказал: нет, я лучше буду книжку писать. У меня было десять тысяч долларов. В то время, в 55-м году, это были очень большие деньги. Тогда вот этот дом можно было купить за десять тысяч. Но я, будучи идеалистом, решил: напишу вторую книжку. И на эти деньги я сидел и три года писал. В результате вот получился этот вот "Князь мира сего". Но когда я кончил, я понЯл, что это не годится. Я взялся за тему, которую я не знаю. Как говорится, я начАл дергать за хвост дьявола, но дьявол меня обманул. Когда я начинал писать, у меня творческий план был такой: идеологическое противостояние между отцами и детьми на фоне советской жизни. Ориентировочное название было "Формула власти". Но когда я писал, пришла гомосексуальность! Вот эта Наташа Кларксон! Потом я стал копаться дальше, дальше, гляжу, что американцы построили всю психологическую войну изо всяких психопатов, а эти все психопаты более или менее гомосексуальные, и я пять лет работал с ними в Мюнхене и ничего не знал. И, так сказать, пока я там писал эту "Формулу власти", со стороны приходило совершенно другое. И все вот так вот перепутано было. И когда я это три года прописал и вижу, что не годится для печати, я это переписывал три раза! Я пошел работать инженером, ну, и заработаю немножко денег и потом опять сажусь и пишу своего "Князя" - дергаю дьявола за хвост. В конце концов, только лишь в 70-м году "Князь мира сего" вышел.

- Как вам удалось найти издателя на такую книгу?

- Видите ли, с левым крылом эмигрантской печати у меня ничего не получалось. Я сразу почувствовал, что левое крыло - оно все гнилое, там все, понимаете, или гомики, или старые гомики... Но было правое крыло, и там была газета "Россия", редактором которой был такой Александровский - настоящий белый морской офицер. Он половину книги отпечатал в газете, а потом взялся издавать первое издание "Князя".

- Каким тиражом он вышел?

- Это интересно. Я говорю: "Какой тираж?" Он говорит: "Пятьсот штук". Я говорю: "Печатайте три тысячи". Он говорит: "Вон, видите, я издал пять или шесть книг тиражом пятьсот экземпляров, они все лежат". И он показывает полки с ящиками с книгами. Я говорю: "Книжки есть разные, наш "Князь" будет бестселлером, все ваши старые книжки окупит и еще принесет прибыль". Он говорит: "Хорошо, я подумаю". И он объявил предварительную подписку. И кто тут на него повлиял? Священники! Потому что все священники выписывали эту газету. И он глядит: двадцать священников присылают по шесть долларов, потом еще двадцать, еще... Я пишу про дьявола, но настолько по-деловому, что все священники заинтересовались. В общем, вместо пятисот он издал тысячу триста, и они моментально были распроданы, а шесть остальных книг до сих пор продолжают лежать, пыль собирать... Сегодня в России у меня общий тираж восемьсот шестьдесят тысяч. Вон они, видите - стопка!

- Сколько лет вы уже на пенсии?

- Тринадцать лет уже, с шестидесяти пяти лет.

- И чем вы занимаетесь?

- Сейчас? Да ни чем! У меня проблема - синдром хронической усталости. Я ничего не могу делать. Теоретически я мог бы еще написать там часть рассказиков - ну, кое-что интересное... Но я не в состоянии. Я только могу или читать, или смотреть телевизор. Или с кошкой вот играюсь - вон, моя подруга жизни! Между прочим, кошка - это очень хорошее лекарство против одиночества. Мне даже она помогает. Вот я утром встаю в восемь часов, прихожу сюда, сажусь, а она ко мне идет ласкаться. Не то что ласкаться - она жрать просит...

- Совсем не пишете?

- Нет, ничего. Мог бы написать, но... Последний раз я не писал, а наговаривал на видеопленку. Один мой хороший друг порылся по моим архивам и говорит: "Григорий Петрович! У вас еще столько интересных материалов, а вы ничего не пишете. Вот вы садитесь за ваш письменный стол и по вашим архивам и картотекам вы будете читать лекции. Назовем это "Красная каббала. Лекции по высшей социологии". И он это снимал все. Это было в 87-89 годах. Он приезжал ко мне по воскресеньям, и всего мы записали тридцать две видеокассеты, каждая по два часа. Ну, и потом я это посылал в Москву, и там это в конце концов издали в форме книги...

...- У вас есть евреи среди друзей или знакомых?

- Да, конечно. Один из моих издателей - еврей. И очень хороший издатель...

- Вы сами считаете себя антисемитом?

- Я опять вам как анекдот приведу. Если меня евреи или кто-то будут называть антисемитом, знаете, в какой я компании антисемитов? Шекспир ("Венецианский купец"), Диккенс ("Оливер Твист"), Достоевский ("Дневник писателя"), Чехов... Причем, все эти списки опубликованы в еврейском "Новом русском слове". Так что я в хорошей компании оказываюсь. Но сам я себя не считаю антисемитом.

- Но вы очень негативно пишете о евреях, и, я думаю, многих читателей как раз это и привлекает в ваших книгах.

- Ну что поделаешь! Моя жена, понимаете... Прожил с человеком двадцать четыре года. Сошла с ума. Причем она была очень хорошим человеком. Она на вашем вот месте сидела и писала докторскую диссертацию. И написала ее.

- Что с ней сейчас?

- А не знаю совершенно. Одни говорят, что она уехала в Европу, а другие говорят, что она в сумасшедшем доме сидит.

- Вы развелись официально?

- Она развелась. Причем доносила на меня, что я антисемит! Будучи сумасшедшей, прожила с человеком двадцать четыре года и была очень хорошей, а когда сошла с ума, взяла адвоката-еврея, тот взял судью-еврея. А она написала официальный Affidavit, что я антисемит. Это бред сумасшедшего! У нее климактерическое помешательство!

- Кто поставил такой диагноз?

- Все знакомые говорят! Если женщина, прожив с мужем больше двадцати лет, имея детей и так далее...

- У вас были дети?

- Приемный ребенок, очаровательный... Опять это нужно писать рассказ - арабская сказка... Она взяла приемного ребенка, очаровательного арабчонка из Ливана, я его очень любил...

- А своих детей не было?

- Она бесплодная была.

- Но вы говорите, что она еще к тому же была и лесбиянка?

- Вот она со мной прожила двадцать четыре года, и она была подавленная лесбиянка.

- То есть - ее влекло к женщинам?

- Еще, значит, до меня у нее была лесбийская подруга Наташа Кушнир, которая через двадцать лет оказалась в сумасшедшем доме. Это была ее лесбийская подруга в шестнадцать лет. Они еще будучи в школе лесбиянили, а потом пели в церковном хоре. Причем Кушнирша была полуеврейка, а Алла - четвертьеврейка. И вот их тянет друг к другу! И они тщательно скрывают, что они с прожидью. А через двадцать лет они обе в сумасшедшем доме!..

- Вы можете по внешнему виду определить педераста или гомосексуалиста?

- Нет, абсолютно нет. Конечно, есть некоторые педерасты, которые не скрывают этого и нарочно... идет по улице и танцует! А в основном они настолько хорошо маскируются - и женятся, и детей имеют. Эта вот как эта Наташа Кларксон. "Идеальная невеста"!

- Вы когда-нибудь были в гей-клубах?

- Я несколько раз ходил на парад гомосексуалистов.

- Ну, и какие у вас впечатления?

- Ну, комедия. Это цирк, цирк просто. Они дурака валяют!

- Вы не испытываете страха или ненависти, когда все это видите?

- Нет, абсолютно. Это печальная область, так сказать, юдоль печали. Это больные люди, и ничего вы с ними не поделаете... Вот с моей женой, опять же... Ее дядя, Вадим Майковский, был начальником полиции Киева во время Бабьего Яра. По еврейской бухгалтерии, он убил сто тысяч евреев. И одновремЁнно он был полуевреем. Это брат ее отца. А отец был полуевреем и полусумасшедшим, шизофреником. И она от отца получила наследство - вот это вот климактерическое помешательство. Причем у нее две сестры - абсолютные дуры. Они даже не кончили среднюю школу. А она вот сидела на вашем месте и сделала доктора по русскому языку и литературе. Преподавала в Колумбийском университете...

- Как вы относитесь к критике в ваш адрес? Вот, например, Владислав Шумский в книге "Трупные пятна ожидовления" (Москва, 1994), пишет: "Климов - хитро маскирующийся апологет сатанизма и всяких половых извращений и особенно гомосексуализма. Он настолько детально и "профессионально" его "освоил", что невольно думаешь, что он сам - из голубых...

- Слушайте! Это моя жена, когда сошла с ума, она мне то же самое говорила! Я надел серые какие-то туфли, а она фыркает и говорит: "Что ты, говорит, надел туфли, как педераст!" Вот в этом смысле! Я говорю: "Алла! Просто я надел туфли новые!" Видите, как все перепуталось!

- А на самом деле у вас были какие-нибудь гомосексуальные контакты или фантазии?

- А на самом деле у вас были какие-нибудь гомосексуальные контакты или фантазии?

- Абсолютно нет! Мой папа недаром был врачом-гинекологом, видимо. Он делал меня по всем правилам науки и техники.

- В книге Шумского есть еще одно обвинение в ваш адрес - что вы ненавидите православие, порочите Иисуса Христа, Библию и другие христианские святыни.

- Это все бред сумасшедшего!

- Вы православный?

- В принципе, да.

- Крещеный?

- Да, меня крестили, когда я родился... Теперь, насчет этого... - как его? Шы... Шу... - Шумского. Это явно сумасшедший, помешавшийся на жидомасонстве. Что интересно: в 37-м году, когда я был студентом второго курса Новочеркасского индустриального института, у нас директором был еврей Шумский. Сначала он работал в Комитете по делам высшей школы в Москве, потом его сослали в Новочеркасск. Он интересовался только футболом и сделал великолепный стадион, а потом его арестовали и расстреляли. Это была Великая Чистка. Еврей - повторю Шумский! Может быть, это его дедушка! Теперь. Я эту книжку внимательно прочел. С моей точки зрения, он явно сумасшедший. Если ты там нападаешь на жидомасонство, масоносионизм и так далее - так объясни, в чем дело! Он не объясняет. Он ругает всех и вся, причем - хороших людей ругает!

- Да, но ведь он вас обвиняет в том же самом - что вы всех называете евреями, масонами, гомосексуалистами, дегенератами, сумасшедшими!

- Да ничего подобного! Он помешанный! Он все перемешал! Я там посмотрел его биографию - как будто бы там у него жена и дети были, но, может быть, он и врет. Потом его карьера в советское время - это типичная еврейская карьера!..

- Вы следите за какой-то русской прессой, периодикой? Из России до вас что-то доходит?

- Ничего не доходит. Иногда мне что-то привозят. Туда-сюда люди ездят... Теперь, говоря о евреях... Вот интересная штука. Это было лет десять тому назад. Звонит мне из БостОна молодой еврей, студент, и говорит: "Тут по БостОну ходит ваша книжка "Князь мира сего" и пользуется большим успехом. Ну, и я вот и мои друзья хотели бы купить. Как это можно сделать?" Я говорю: "Хотите, по почте пришлите чек, я вам пошлю..." - "А к вам можно было бы заехать?" - "Пожалуйста". Через неделю, значит, приезжают два молодых студента из БостОнского университета, а посередине - красавица-еврейка! С огромным букетом цветом. Причем, тут на каждом углу продают маленькие букетики - по три, четыре, пять долларов. Они купили, там, пять или шесть этих букетов, и вот эта красавица-еврейка мне это: "Григорий Петрович! Это - вам!" Я по сей день растроган! Если бы это была старая еврейка - это другое дело. Потому что, понимаете, я по сей день ценю женскую красоту. Чисто эстетически!

- Вы можете представить, что вступаете в связь с какой-то женщиной, зная, что она - еврейка?

- (Смущенно.) Я буду ей очень благодарен!

- Значит, у вас нет предрассудков против евреев на физиологическом уровне?
Subscribe

Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments