anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Category:

C. Бенуа - Достижения в СССР 5. Электрификация всей страны, или План ГОЭЛРО как рывок в будущее

C. Бенуа - Достижения в СССР 5. Электрификация всей страны, или План ГОЭЛРО как рывок в будущее

Коммунизм, как было известно каждому советскому человеку из простого лозунга, это советская власть плюс электрификация всей страны. В начале 1920-х годов в правильности этой формулы, приписываемой В. И. Ленину, никто не сомневался. Хотя на самом деле Ленин говорил иначе. Продолжая мысль «отца» большевизма Карла Маркса о том, что капитализм – это эпоха пара, вождь мирового пролетариата называл социализм эпохой электричества. После чего его соратник по партии Глеб Максимилианович Кржижановский стал называть вождя «великим толкачом дела электрификации».

Именно этот деятель революционного движения в России, советский государственный и партийный деятель, ученый-энергетик Кржижановский еще в канун 1919 года дал Ленину свою статью «Задачи электрификации промышленности». Ленин статью внимательно прочел, наставил, по обыкновению, на полях разных замечаний да восклицательных знаков, после чего попросил Кржижановского писать популярную брошюру об электричестве для рабочих и крестьян. Так по заданию Ленина в начале 1920 г. Была написана работа «Основные задачи электрификации России». После чего в феврале т. г. автор брошюры стал председателем Государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО). Кржижановский был руководителем работ и автором нескольких разделов плана ГОЭЛРО, выступил с докладом о плане электрификации России на VIII Всероссийском съезде Советов 23 декабря 1920 г.

Словосочетание «план ГОЭЛРО» известно в России каждому со школьных лет, но далеко не все помнят, что оно означает. И если расшифровку аббревиатуры некоторые с трудом, но вспоминают – Государственный план электрификации России, то о сути его имеют слабое представление.

Как доходчиво и шутливо изложил столь сложную программу современный автор Александр Достян, «Пока Кржижановских мучил бумагу, Ленин разрабатывал положение о Комиссии ГОЭЛРО – Государственного плана электрификации России. Согласно плану, территория страны делилась на семь основных экономических районов. Каждый район должен был обеспечить собственную электрификацию местным топливом: углем, торфом, сланцами, газом и древесиной. И пошло-поехало. Для начала Ленин со товарищи прокатились в подмосковную деревню Кашино, где в крестьянской избе зажгли первую лампу накаливания. Это случилось 14 ноября 1920. История электрификации началась. Следующие 15 лет планировалось посвятить возжиганию лампочек Ильича по всей стране».

На самом деле, в плане ГОЭЛРО были блестяще воплощены принципы взаимосвязанности всех звеньев энергетического хозяйства, оптимизации баланса производства и потребления различных видов энергии в сочетании с возможностями добычи энергетических ресурсов.

Основная научная концепция плана ГОЭЛРО состояла в рассмотрении народного хозяйства как целостной системы, ключевым звеном развития которой является электрификация страны. Точно так же энергетика страны рассматривалась как единая развивающаяся система, объединяющая производство, передачу, распределение и использование электрической и тепловой энергии и энергетических ресурсов. План ГОЭЛРО был планом не только энергетики и электрификации, но и первым в мире планом комплексного развития народного хозяйства.

В вводной части к «Трудам ГОЭЛРО» Г. М. Кржижановский писал: «Составить проект электрификации России – это означает дать красную руководящую нить для всей созидательной хозяйственной деятельности, построить основные леса для реализации единого государственного плана народного хозяйства».

Глебу Кржижановскому удалось привлечь в работе известных ученых из числа дореволюционных инженеров, и ученых из советской Академии наук, – всего около 200 ученых и инженеров. Среди них были и колоритные фигуры: к примеру, электротехник, философ и священник Павел Флоренский, который приходил на заседания комиссии ГОЭЛРО в рясе, что не вызывало возражений у большевиков.

В реализации же грандиозной государственной программы были задействованы буквально все слои населения, даже нэпманы. Частные артели строили станции, тянули линии электропередачи, занимались электрификацией предприятий. За это они получали налоговые льготы и даже кредиты от государства.

«Лампочка Ильича» появлялась в домах с невероятной скоростью: первая часть программы была выполнена уже к 1926 году, а к 1931 году выяснилось, что план перевыполнен почти вдвое: вместо 1750 кВт в эксплуатацию ввели 2560, а производство электроэнергии только за 1931-й год увеличилось в два раза.

Со скоростью света советская энергетика вышла на мировой уровень и заняла третье место в мире (после США и Германии)! Вывести без электрификации СССР за 15 лет в число наиболее развитых промышленных держав мира не удалось бы никакой экономически развитой державе.

Однако в этом невероятном успехе есть своя загадка: оказывается, грандиозный план, осуществленный большевиками, был продуман и разработан отечественными учеными еще до Великой Октябрьской революции 1917 года. Конечно, в широком смысле электричество было неизвестно в деревнях до революции, однако крупные землевладельцы успешно устанавливали небольшие электростанции. Так что процесс этот обязательно бы осуществился, и электрификация нашла бы свое достойное место в быту и жизни людей огромной страны.

Основой большевистского плана ГОЭЛРО стали русские наработки созданного еще в 1916 году отдела энергетики академической Комиссии по изучению естественных производительных сил России (КЕПС), преобразованного в 1930 году в Энергетический институт АН СССР. По другим источникам, подготовка проекта масштабной электрификации России велась до революции 1917 года немецкими инженерами, работавшими на Петербургскую электрическую компанию; но в годы Первой мировой войны (1914–1918) невозможно было начать реализацию по причине больших военных расходов.

В любом случае, имеются фотографии, на которых изображены российские электростанции, которые начали функционировать еще в конце XIX века. К примеру, электростанция на Раушской набережной в Москве (МОГЭС) функционировала с 1897 года. Да и товарищ Кржижановский, будучи дипломированным инженером, еще в годы существования Российской империи работал именно на строительстве электростанций! Известно, что с 1907 по 1909 годы он служил монтером, инженером, заведующим кабельной сетью «Общества электрического освещения 1886 г.» в Санкт-Петербурге. А с 1910 по 1912 гг. заведовал в Москве кабельной электросетью. В 1910-х годах руководил строительством электростанций в Подмосковье, выдвинул идею строительства ГЭС под Саратовом (1913 г.). Участвовал в проектировании и строительстве первой в России районной электроцентрали – электростанции на торфе «Электропередача» и с 1912–1922 был ее руководителем. С 1910-х гг. работал и жил в доме № 30 по Садовнической улице в Москве. Здесь располагалась контора «Общества электрического освещения 1886 года». Кржижановский занимал весь 2-й этаж, здесь находились его квартира: рабочий кабинет, обширная библиотека.

В архивах есть фотография, снятая самим Г. М. Кржижановским в 1913 году, на которой он среди прочих стоит со строителями электростанции «Электропередача». Кто смущен тем, что автор снимка присутствует на карточке, стоит напомнить, что в те далекие времена фотоаппарат устанавливался и фиксировался на стойке, затем настраивался и спустя несколько секунд производился снимок. В том же 1913 году в России на душу населения вырабатывалось всего 14 кВт. иногда как в США – 236 кВт. ч. Уступая по количественным характеристикам, мы не уступали по качественным любым передовым зарубежным странам.

Уровень оснащенности российских электростанций и их мощность вполне соответствовали западным, и строились они одновременно с ними. Как пишут исследователи, интенсивное развитие российской электроэнергетики в начале XX века определялось появлением, а затем и внедрением в промышленность электропривода, зарождением электрического транспорта, ростом электрического освещения в городах.

В дореволюционной России самой крупной электростанцией была Московская электростанция мощностью 57 тысяч киловатт. Для сравнения: мощность построенных в советское время Куйбышевской гидроэлектростанции составляла 2100 тысяч киловатт, а мощность Братской гидроэлектростанции – 3600 тысяч киловатт.

Следует учесть, что все строившиеся в крупных городах имперской России электростанции – в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Баку, Риге и др. – имели ограниченное (от одного до нескольких десятков) число потребителей и не были связаны между собой энергетически. К тому же значения величин их тока и частот имели колоссальный разброс, та как при разработке этих станций еще не существовало единой системы.

Вот что пишет в своей статье о ГОЭЛРО заведующий отделом истории техники и технических наук Института истории естествознания и техники имени С. И. Вавилова РАН В. Гвоздецкий:

«Между тем отечественная электротехническая школа считалась одной из лучших в мире. Деятельность ее координировалась VI (электротехническим) отделом Русского технического общества, а также всероссийскими электротехническими съездами, которых с 1900 по 1913 год состоялось целых семь. На этих съездах рассматривались как технические, так и сугубо стратегические проблемы. В частности, вопрос о том, где лучше строить тепловые электростанции: непосредственно в промышленных регионах – с тем, чтобы подвозить к ним топливо, или, напротив, – в месте добычи этого топлива, чтобы затем передавать электроэнергию по линиям электропередач. Большинство российских ученых и инженеров-электротехников склонялись ко второму варианту – главным образом потому, что в центральной России имелись крупнейшие запасы бурых углей и особенно торфа, для перевозки непригодного и в качестве топлива практически не применявшегося.

Опыт по созданию таких районных станций, работавших на местном, а не на привезенном издалека топливе и обеспечивавших электроэнергией крупный промышленный регион, был впервые реализован под Москвой в 1914 году. Близ Богородска (впоследствии г. Ногинск) соорудили торфяную электростанцию «Электропередача», энергия от которой передавалась потребителям в Москве по высоковольтной линии напряжением 70 кВт.

Кроме того, впервые в России эту станцию включили параллельно другой. Ею стала работавшая в Москве с 1897 года электростанция на Раушской набережной (ныне 1-я МОГЭС). В 1915 году на совещании по проблемам использования подмосковного угля и торфа выступил с докладом директор станции «Электропередача» Г. М. Кржижановский. В его докладе уже содержались веете главные принципы энергостроительства, которые через пять лет стали основой будущего плана ГОЭЛРО».

Так получилось, что те, кто стоял у истоков развития этой новой отрасли, предвидели ту ключевую роль, которую предстояло сыграть в социальном преобразовании общества электричеству.

Способствовало быстрому воплощению этого плана и негативное состояние экономики, и разруха, царившая в стране после революции 1917 года.

К концу 1917 года в стране, но в первую очередь в Москве и в Петрограде сложилось катастрофическое положение с топливом: бакинская нефть и донецкий уголь оказались недоступны. Уже в ноябре В. И. Ленин по предложению имевшего 5-летний опыт работы на торфяной электростанции «Электропередача» инженера И. И. Радченко дает указание о строительстве под Москвой торфяной Шатурской электростанции.

Одновременно он интересуется работами Г. О. Графтио по проектированию Волховской гидростанции под Петроградом. Можно добавить, что когда Графтио начнет работать над проектом ГОЭЛРО, то именно заступничество Ленина защитит его от чекистов.

В январе 1918 года состоялась I Всероссийская конференция работников электропромышленности, предложившая создать орган для руководства энергетическим строительством. Уже в мае 1918 года появится Электрострой, и одновременно будет образован ЦЭС (Центральный электротехнический совет), как преемник и продолжатель всероссийских электротехнических съездов. В состав его вошли крупнейшие российские энергетики: И. Г. Александров, А. В. Винтер, Г. О. Графтио, Р. Э. Классон, А. Г. Коган, Т. Р. Макаров, В. Ф. Миткевич, Н. К. Поливанов, М. А. Шателен и др.

К конце года, в декабре 1918 года ЦЭС организовал Бюро по разработке общего плана электрификации страны, а примерно через год Кржижановский послал Ленину ту самую статью «Задачи электрификации промышленности», после чего получил просьбу написать популярно о проблеме, чтоб «увлечь ею массу рабочих и сознательных крестьян».

Написанная за неделю брошюра сразу была издана, а еще через пару недель Совет рабоче-крестьянской обороны утвердил, а Ленин подписал положение о Комиссии ГОЭЛРО – Государственного плана электрификации России. Комиссия состояла из 19 человек:

Г. М. Кржижановский (председатель), А. И. Эйсман (заместитель председателя), А. Г. Коган и Б. И. Угримов (товарищи председателя), Н. Н. Вашков и Н. С. Синельников (замы товарищей председателя), Г. О. Графтио, Л. В. Дрейер, Г. Д. Дубелир, К. А. Круг, М. Я. Лапиров-Скобло, Б. Э. Стюнкель, М. А. Шателен, Е. Я. Шульгин (члены), Д. И. Комаров, Р. А. Ферман,Л. К. Рамзин, А. И. Таиров, А. А. Шварц (заместители членов).

Через год, в декабре 1920 года план был разработан и утвержден на расширенном заседании Комиссии ГОЭЛРО. Интересно, что в Москве на доме 24 по Мясницкой ул., где был разработан план ГОЭЛРО, ныне висит памятный знак.



ГОЭЛРО для Советской страны был планом развития не одной энергетики, а всей экономики. В нем предусматривалось строительство предприятий, обеспечивающих эти стройки всем необходимым, а также опережающее развитие электроэнергетики. И все это привязывалось к планам развития территорий. Среди них – заложенный в 1927 году Сталинградский тракторный завод. В рамках плана также началось освоение Кузнецкого угольного бассейна, вокруг которого возник новый промышленный район. Советское правительство поощряло инициативу частников в выполнении ГОЭЛРО. Те, кто занимался электрификацией, действительно могли рассчитывать на налоговые льготы и кредиты от государства.

План ГОЭЛРО, рассчитанный на 10–15 лет, предусматривал строительство 30 районных электрических станций (20 ТЭС и 10 ГЭС) общей мощностью 1,75 млн кВт. В числе прочих намечалось построить Штеровскую, Каширскую, Нижегородскую, Шатурскую и Челябинскую районные тепловые электростанции, а также ГЭС – Нижегородскую, Волховскую (1926), Днепровскую, две станции на реке Свирь и др. В рамках проекта было проведено экономическое районирование, выделен транспортно-энергетический каркас территории страны. Проект охватывал восемь основных экономических районов (Северный, Центрально-промышленный, Южный, Приволжский, Уральский, Западно-Сибирский, Кавказский и Туркестанский). Параллельно велось развитие транспортной системы страны (магистрализация старых и строительство новых железнодорожных линий, сооружение Волго-Донского канала). Проект ГОЭЛРО положил основу индустриализации в России. План в основном был перевыполнен к 1931. Выработка электроэнергии в 1932 году по сравнению с 1913 годом увеличилась не в 4,5 раза, как планировалось, а почти в 7 раз: с 2 до 13,5 млрд кВт ч.

По сути, ГОЭЛРО стал в России первым государственным планом и положил начало всей последующей системе планирования в СССР, предвосхитив теорию, методику и проблематику будущих пятилетних планов. А в июне 1921 года Комиссию ГОЭЛРО упразднили, а на ее основе создали Государственную общеплановую комиссию – Госплан, руководивший с этого времени всей экономикой страны в течение долгих десятилетий.

Благодаря уникальному плану и самоотверженному труду в стране Советов уже в первые годы воплощения плана ГОЭЛРО электроэнергия стала применяться в сельском хозяйстве: в мельницах, кормовых резцах, зерноочистительных машинах, на лесопилках и т. д.



В 1920 году Россию посетил известный писатель-фантаст Герберт Уэллс. Он встречался с Лениным, ознакомился с планами широкой электрификации России, и определил их неосуществимые. В очерке «Россия во мгле», посвященном этой поездке, он так отозвался об этих планах: «Дело в том, что Ленин, который, как подлинный марксист, отвергает всех «утопистов», в конце концов сам впал в утопию, утопию электрификации. Он делает все, от него зависящее, чтобы создать в России крупные электростанции, которые будут давать целым губерниям энергию для освещения, транспорта и промышленности. Он сказал, что в порядке опыта уже электрифицированы два района. Можно ли представить себе более дерзновенный проект в этой огромной равнинной, покрытой лесами стране, населенной неграмотными крестьянами, лишенной источников водной энергии, не имеющей технически грамотных людей, в которой почти угасла торговля и промышленность? Такие проекты электрификации осуществляются сейчас в Голландии, они обсуждаются в Англии, и можно легко представить себе, что в этих густонаселенных странах с высокоразвитой промышленностью электрификация окажется успешной, рентабельной и вообще благотворной. Но осуществление таких проектов в России можно представить себе только с помощью сверхфантазии. В какое бы волшебное зеркало я ни глядел, я не могу увидеть эту Россию будущего, но невысокий человек в Кремле обладает таким даром».

Ленин пригласил Уэллса приехать через 10 лет и посмотреть, как выполняется план, который был рассчитан на 10–15 лет. Уэллс приехал в 1934 году и был поражен тем, что план был не просто выполнен, но и перевыполнен по ряду показателей.

Впоследствии строительство крупнейших электростанций, оснащенных мощными энергетическими агрегатами, повышает уровень концентрации производства электроэнергии. Только 98 электростанций страны мощностью 100 тысяч киловатт и выше дали в 1956 году народному хозяйству свыше 60 % всей выработанной электроэнергии.

Как вполне справедливо полагает заведующий отделом истории техники и технических наук Института истории естествознания и техники имени С. И. Вавилова РАН В. Гвоздецкий, «…можно смело утверждать, что как в теоретическом, так и в практическом аспекте план ГОЭЛРО оригинален и аналогов в мировой практике не имел. Напротив: его уникальность, привлекательность и практическая реальность стали причиной попыток копирования его ведущими странами мира. В период 1923–1931 годов появились программы электрификации США (разработчик Фран Баум), Германии (Оскар Миллер), Англии (так называемая комиссия Вейера), Франции (инженеры Велем, Дюваль, Лаванши, Мативэ и Моляр), а также Польши, Японии и т. д. Но все они закончились неудачей еще на стадии планирования и технико-экономических разработок.

Составление и выполнение плана ГОЭЛРО стали возможным и исключительно благодаря сочетанию многих объективных и субъективных факторов: немалого промышленно-экономического потенциала дореволюционной России, высокого уровня российской научно-технической школы, сосредоточения в одних руках всей экономической и политической власти, ее силы и воли, а также традиционного соборно-общинного менталитета народа и его послушно-доверительного отношения к верховным правителям.

План ГОЭЛРО и его реализация доказали высокую эффективность системы государственного планирования в условиях жестко централизованной власти и предопределили развитие этой системы на долгие десятилетия».

План ГОЭЛРО в жизни нашей страны сыграл свою уникальную роль: без него вряд ли удалось бы вывести СССР в столь короткие сроки в число самых развитых в промышленном отношении стран мира. Реализация этого плана сформировала всю отечественную экономику и в значительной мере определяет ее до сих пор.
Subscribe

Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments