anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Category:

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 10.Встреча с Лексусом

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 10.Встреча с Лексусом

Не особо следившему за нашим творчеством человеку может показаться, что мы с Алексеем всегда работали вместе. Но это не так. До апреля 2014 года мы не виделись в реале и даже в Интернете переписывались очень редко. Каждый занимался своими делами. Поворотным моментом стала встреча пранкеров в Москве, посвященная десятилетию главного пранкерского сайта. Со всей страны собрались 30 человек, которые в свое время были локомотивами этой субкультуры. Конечно же, съезд не мог пройти без основателя пранк. ру — Лексуса. Там мы и познакомились лично. После этого мы стали часто общаться, обсуждать различные пранкерские темы, а уже осенью 2014 года пошли наши первые совместные творения.

Впрочем, весна и лето 2014-го оказались на редкость насыщенными громкими пранками.

Знакомые украинские журналисты рассказали мне, что члены «Правого сектора»[2] торгуют захваченными в плен «титушками» (молодыми спортивными людьми, которых бывшая власть нанимала для организации провокаций и потасовок). Этих ребят «правосеки» использовали на хозяйственных и тяжелых работах в качестве рабов. Я решил проверить эту информацию, а контакты подозреваемых дали мне журналисты.

Вот разговор с одним из командиров боевых подразделений «Правого сектора»[3] Виктором Панаско, более известным как Иранец.

П. — пранкер.

И. — Иранец.

П.: Иранец, привет. Меня Белорус зовут, я из 42-й сотни. Говорить можешь?

И.: Привет. Да, могу.

П.: Мы с Киева недавно съехали. И нам тут раб нужен. Есть возможность достать? И чтоб кто-то из наших приехал и забрал.

И.: Кто-кто нужен?

П.: Раб.

И.: Не понял, шо цэ за раб?

П.: Ну убирать там, знаешь, по хозяйству чтоб все делал.

И.: А! Типа «титушек» ненужных? Щас ничего нема.

П.: Мы бы заплатили.

И.: Пока ничего нет. Ты позже позвони, может что-то будет, если поймаем (с усмешкой).

П.: А вообще почем отдаете?

И.: Да отдаем в хорошие руки!

П.: Они смирные, не буйные?

И.: После нас никто уже не буйный. Все тихие и спокойные.

Когда запись была опубликована, националисты поспешили заявить, что все это провокация против их организации.

Вторая половина 2014 года стала для нас судьбоносной, ознаменовав окончательный переход к политическому пранку. Не в последнюю очередь это было связано с событиями на Украине и началом политического и экономического давления на Россию со стороны США и Европы. К резко наступившему кризису в международных отношениях мы оказались полностью готовы. Уже был наработан опыт общения с государственными деятелями, накоплены знания в области журналистики, мы хорошо ориентировались в украинских реалиях, и главное — было желание проявить себя в новом качестве.

Знаковым моментом выхода на более высокий уровень стал звонок главе государства — президенту Беларуси в июне 2014 года. Конечно, мне давно хотелось пообщаться с первым лицом какой-нибудь страны. Ведь как показал опыт с премьером Азаровым, шансы хоть и небольшие, но есть. Почему я выбрал Беларусь? Все довольно просто. Мало кто знает какого-либо другого политика в этой стране, кроме Александра Григорьевича. Все зациклено на нем, он непосредственно решает все значимые вопросы. И Лукашенко обязательно доложат информацию о важном звонке. Да и было интересно расспросить президента о его отношении к происходящему на Украине. Оставалось сделать мой звонок действительно важным. Социальная инженерия, наглость и никаких фокусов.

Для разговора я выбрал образ сына экс-президента Украины Виктора Януковича, который уже несколько месяцев находился в России. Понятно, что у экс-главы нет возможности использовать правительственную связь для звонка коллеге, а направить сына для неофициального разговора с Лукашенко было бы вполне логично. Я зашел на сайт президента Беларуси, нашел общий телефон Администрации, позвонил и представился дежурному как помощник Виктора Викторовича Януковича. Меня внимательно выслушали, записали мой контактный номер и обещали в ближайшее время перезвонить. Я был уверен, что о звонке обязательно сообщат наверх. Вопрос был только в том, захочет ли Лукашенко говорить с тем, кем я представлялся. Меньше чем через час мне перезвонили из приемной Лукашенко. Я назвался уже самим Януковичем-младшим и еще раз обрисовал свою просьбу. Следующий входящий был от помощника президента. Она сообщила, что передала всю информацию Александру Григорьевичу. Оставалось ждать его ответа. Вечером позвонил адъютант президента Беларуси и сообщил радостную новость: Лукашенко с удовольствием переговорит со мной, но только завтра в 11 часов утра. В условленное время с небольшим опозданием раздался звонок — и адъютант передал трубку президенту Беларуси.

П. — пранкер.

Л. — Лукашенко.

Л.: Добрый день. Виктор, ты извини, что я вчера не позвонил, я очень поздно приехал и думаю, ну че ночью звонить уже.

П.: Да ничего, я вас прекрасно понимаю (смеется). У самого отец был некоторое время в таких же ситуациях, когда надо думать в первую очередь не о звонках. Я о чем хотел поговорить…

Л.: Да, да.

П.: У нас есть запасной план — переехать из России к вам на какое-то время, если это будет необходимо.

Л.: Вы, наверно, мое публичное заявление пропустили по поводу Януковича. «Предоставите ли вы ему политическое убежище?» и так далее. Я говорю: «Он меня об этом не просил, во-первых. А во-вторых, он никакой не беженец и бегать никуда не намерен. Ну а в-третьих, не забывайте, что его корни в Беларуси, и вплоть до того, что там есть его деревня, которую он восстанавливал, помогал жителям. Поэтому если он решит вернуться в свою деревню на какое-то время или навсегда, что маловероятно, я, конечно, даже не посмею и противоречить этому». Вот мой был публичный ответ. Поэтому если Виктор Федорович решит на какое-то время приехать в Беларусь или другое будет, это когда встретимся мы с ним, оговорим эти вопросы, другое у него будет решение — я подчинюсь этому.

П.: Понятно. Здесь идут политические игры, и я боюсь, что он может быть разменной монетой — его могут при возникновении определенных обстоятельств отдать в Киев.

Л.: А я всем начальникам в Киеве — и Турчинову, и Порошенко — публично об этом сказал: «Для вас позор, если вы не вернете своего президента в Украину. Это его родина, он должен жить в Украине. Он не совершал никаких преступлений».

П.: Но я боюсь, что они…

Л.: Вы правы, Виктор. Все правильно. Вы должны в этой жизни предусматривать все.

П.: Я боюсь, что они могут с ним расправиться без суда и следствия.

Л.: Вполне возможно… Это противоречит моим принципам: никакой расправы над Януковичем быть не может. Они еще пусть спасибо ему скажут за то, что им головы не поотворачивал всем.

П.: Да, да. Так они его обвиняют, что он там приказал открыть стрельбу, что это все он виноват, руки в крови, это очень отвратительно слушать.

Л.: Что не делал Янукович, так это он не приказывал никогда открывать стрельбу. Если б он открыл стрельбу, то после 10 выстрелов там никого бы не осталось. Поэтому это уже вранье полное. В общем, Виктор Викторович, давайте сделаем так: вы Виктору Федоровичу скажите: первое, чтобы он меньше смотрел телевизор и читал газеты. Второе, если он хочет приехать в Беларусь — пожалуйста, в любое время, только мне за сутки скажите. Мы с ним здесь встретимся. В любом составе. Приезжайте семьей, приезжает пускай один — как он решит. Я в любой момент найду время, чтобы с ним сесть, переговорить, принципиально обсудить вопросы и настоящего, и будущего.

П.: Спасибо, я ему обязательно передам. Я решил сам вам позвонить, потому что не хотел отца в это вмешивать. Я с ним тогда пообщаюсь, потому что за ним, наверное, пристально наблюдают.

Л.: Мы встретим его, где вы скажете, в любой точке. Пускай заранее кто-то приедет: или из семьи, или из его окружения близкого. Кто-то заранее приедет, скажет, какое время, где встретить, чтоб не по телефону. Мы его встретим и обеспечим ему безопасность на самом высоком уровне. Он президент, я не имею права… у нас по закону международному это положено, поэтому вы не переживайте за это. Пускай приезжает, сядем где-то, поговорим.

П.: Мы вам подарим золотой батон, у нас остался еще из коллекции. В знак дружбы.

Л. (смеется): Спасибо, Виктор. Спасибо.

П.: Видели, наверное, как они грабили нашу резиденцию, у нас еще остались некоторые вещи.

Л.: Я видел, я предупредил, кстати, Турчинов меня послушался. Они хотели там ее делить-кромсать, а я ему сказал, говорю: «Ты, Саша, имей в виду, что я видел этот дом, эту территорию, она ухоженная. Такого в Киеве нигде нет, где бы зайцы пешком ходили. Если вы это все разрушите — грош вам цена. Никому не продавайте, ничего не разрушайте». Кстати, и я его предупреждал, говорю: «Не очень красиво, когда по чужому дому ходят люди». Ну, им это надо, видимо, для революции, поэтому они там билеты продают и показывают людям территорию эту. Но берегут. В ближайшее время я встречусь с Порошенко, мы договорились. Если будут какие-то пожелания со стороны Виктора Федоровича — мы встретимся, обсудим этот вопрос. В общем, вы выбирайте время и предупреждайте меня за сутки.

П.: Порошенко достаточно адекватный, мне кажется, человек, просто я не знаю, кто щас на него влияет, какие силы вокруг него и будет ли он самостоятелен.

Л.: Я расскажу вам потом, кто влияет, и какие силы, и какой расклад там.

П.: Я понял.

Л.: Я поговорю, если будет у вас это желание. Я расскажу.

П.: Хорошо, я тогда пообщаюсь с отцом. Просто они здесь отрабатывают еще один вариант с Новороссией, думают объединить вот эти Луганскую и Донецкую области якобы в некую Новороссию и, возможно, отца пригласить в качестве одного из руководителей. Тоже как вариант прорабатывается.

Л.: Ну это мы обсудим не по телефону.

П.: Все, будем держать с вами связь.

Л.: Не забудьте, чтобы он меньше смотрел телевизор и читал газет.

П.: Да он российское ТВ в основном смотрит.

Л.: Ну я имею в виду и российское тоже.

П.: Хорошо, обязательно (смеется). Все, спасибо большое вам!

Л.: Всего доброго, Виктор! Привет Виктору Федоровичу.

Разговор с Лукашенко состоялся в субботу 14 июня. Я решил повременить с публикацией материала, так как думал через пару дней еще раз переговорить с Александром Григорьевичем по поводу дальнейшей переброски Януковичей в Беларусь. Но каково же было мое удивление, когда в ночь с воскресенья на понедельник в Facebook известного украинского журналиста и вдохновителя Майдана Мустафы Найема (ныне депутат Верховной Рады) появился пост с практически дословным пересказом моего с Лукашенко разговора. Найем описал все это как реальные переговоры Лукашенко и Януковича-младшего. А информацию журналист получил от некого «источника, которому доверяет». Уже утром в понедельник на сайте одного из украинских СМИ появилась сама аудиозапись разговора. Выложена она была отнюдь не мной! Подавался разговор так, будто это никакой не розыгрыш, а реальное общение указанных лиц. Я обратил внимание, что качество аудиофайла, выложенного в украинском СМИ, даже получше моего. И, что самое важное, судя по началу, запись разговора начинается еще до того момента, когда я поднял трубку телефона (файл на пару секунд длиннее моего). То есть записывался этот выложенный в СМИ разговор не с моей стороны. Напрашивается удивительный, но вполне логичный вывод, что президента Беларуси кто-то прослушивал. Возможно, западные спецслужбы. Но эти «слушатели» дали осечку — они не поняли, что с Лукашенко разговаривает совсем не сын Януковича, и приняли разговор за реальный. После чего, возможно, слили материал новым киевским властям. А те в свою очередь, тоже не разобрав подвоха, придали гласности этот «сенсационный» разговор через близкого к ним журналиста Найема.

После скандала с пранком помощник президента попыталась как-то оправдаться, заявив, что ни с кем таким Лукашенко не общался, а «с нынешним высоким уровнем развития технологий можно сымитировать совершенно все что угодно». Получилось очень глупо, ведь голос Александра Григорьевича спутать с кем-либо просто невозможно. А одно из оппозиционных белорусских СМИ сообщило, что Лукашенко якобы распорядился в течение недели найти пранкера и отправить его «на заготовку кормов». В противном случае он пообещал отправить туда начальника КГБ и главу президентской администрации. Однако проверить данную информацию не представлялось возможным, так как ссылались оппозиционеры на некий «неназванный источник в Администрации Президента». Вполне вероятно, что это была утка, так как «на корма» никто из вышеперечисленных должностных лиц не отправился.

Не обошлось, конечно, и без экзотических конспирологических версий.

«Стоимость операции по дозвону Лукашенко 50–70 тысяч долларов!» — уверяли так называемые эксперты. — Столько стоит оборудование. А для решения такого рода вопросов платится гонорар в миллион долларов!»

До сих пор ищу эти самые миллионы. Может, горе-эксперт знает, где они зарыты? Готов с ним поделиться.

«Это сделано, чтобы испортить отношения между Минском и Киевом и помешать тому, чтобы новая украинская власть стала лоббистом белорусского режима на Западе!» — выдал другой «аналитик».

«Лукашенко дали понять, что он под колпаком у Москвы!» — заявлял очередной спец.

Через два месяца проявилась еще одна любопытная деталь. На встрече с госсекретарем Совета Безопасности Беларуси Лукашенко подверг резкой критике качество работы правительственной связи: «Это не дело, когда говоришь с главой какого-то государства и нормально поговорить невозможно».

Надеюсь, благодаря моему пранку Лукашенко обратил внимание на дыры в своей системе безопасности и хоть как-то защитился от прослушки иностранными спецслужбами. Единственное, мне немного жаль, что Александр Григорьевич так и не нашел в себе сил признать, что попался на довольно простой розыгрыш пранкера.
Subscribe

Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments