anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Categories:

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 4.Коллектор-бандеровец

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 4.Коллектор-бандеровец

К.: Василий Сергеевич, ваш долг 61 482 рубля.

П.: Я хочу все эти деньги отдать в помощь крымчанам, которых терроризировали бандеровцы.

К.: Вы знаете, что это бред? Это Россия терроризирует Украину и Крым! Вы не знали, что Россия — оккупант? Россия вторгается на Украину войсками.

П.: Так если тебе не нравится Россия — уезжай на Украину. Нечего обманывать здесь людей.

К.: Конечно, мне не нравится Россия! Это же ужасная страна! Это Путин! Вы же не можете заплатить из-за властей. Они воруют у нищего народа.

П.: Дай свои ФИО, я позвоню в ФСБ после этого разговора.

К.: Позвоните. Фамилия моя Подрыватель. Подрыватель России. Мне даже не о чем разговаривать.

П.: Так ты пойди это скажи своим коллегам, начальнику.

К.: Я не буду ничего говорить. Это мое личное мнение.

П.: Так чего ты здесь тогда делаешь? Собирай вещи и езжай в Киев, борись против оккупантов.

К.: Да, чтобы попасть там на военные действия, которые устраивает Россия?

П.: А ты трус?

К.: Я не трус, но какой смысл мне рисковать своей жизнью?

П.: Будешь родину защищать.

К.: Я не патриот. Я просто хочу правды. Сталин — это сродни Гитлеру, и Россия — оккупанты. Россия выжала из Украины все соки, а я теперь возмещаю это. Это мое возмездие русским людям. Я звоню вам, терроризирую вас, и мне это доставляет удовольствие.

П.: Тебе нравится над русскими издеваться?

К.: Да, очень сильно. Это мое любимое дело, чувствую, что это мое призвание.

П.: А что ты об этом начальству не скажешь?

К.: Зачем? (Смеется.) Вы что? Я это делаю для себя, для своего удовольствия. России всегда нужно куда-то свой нос засунуть, что-то провернуть. Вы о себе очень большого мнения.



Если коллектор на рабочем месте открыто позволяет себе такие откровения, не боясь последствий, это говорит о тотальном отсутствии контроля со стороны начальства за переговорами сотрудников или даже о полной поддержке подобных антироссийских взглядов.

Да и банальное хамство и сквернословие во время разговоров с должниками для взыскателей не редкость. Все это происходит от условной анонимности коллектора и его безнаказанности.



К.: ГенералЕнко, я тебя по голосу уже узнала!

П.: ГенерАленко, а не ГенералЕнко.

К.: Да мне… в принципе!

П.: А чего ты так выражаешься на рабочем месте?

К.: А потому, что по-другому с тобой никак! Ты придурок конченый! Ты чего сюда звонишь?

П.: Я вип-клиент.

К.: У тебя с головой не все в порядке! Тебе лечиться надо!

П.: Ты должна молиться на меня, аферистка.

К.: … … … Не звони сюда вообще! Ты моральный урод! Если я пошлю тебя… этому будет рад весь коллектив «Руссколлектора»!

П.: А что же ты работаешь в такой конторе?

К.: Мне интересно. Мне нравится издеваться над такими дебилами, как ты!

П.: То есть тебе нравится издеваться над теми, кто денег должен?

К.: Конечно. Над конченными морально людьми!



Как видно, в сборщики долгов люди идут не только для того, чтобы получить хоть какую-то работу. Среди коллекторов есть особая категория лиц, которые получают моральное удовольствие от травли других. Обычно это несостоявшиеся, озлобленные на весь мир персонажи, которые пытаются таким способом компенсировать свою ущербность. Им важно психологическое превосходство над «жертвой», чтобы хоть где-то показать свою значимость.

Как-то один из коллекторов произнес фразу, которая коротко и емко выдала всю сущность подобных людей.



П.: Зачем над старушками издеваешься? Иди лучше работай продавцом честно.

К.: Чтоб надо мной издевались? Нет, уж лучше я тут буду.



Так вышло, что я первым открыл тему пранков с коллекторами в 2007 году. Теперь же в Интернете можно найти много записей подобных разговоров — как от других пранкеров, так и от простых людей, которых донимали специалисты-аферисты.

Слушая пранки с коллекторами, граждане понимают, что имеют дело не с какими-то могущественными чиновниками, способными мановением руки конфисковать все имущество должника, а его самого отправить в тюрьму, а всего-навсего с сотрудниками частных коммерческих организаций, порой существующих на полулегальном положении. Да и сами «юристы досудебных отделов» частенько живут в России на птичьих правах. Так что бояться коллекторов не стоит. В рамках правового поля они бессильны. Работают коллекторы исключительно за счет правовой неграмотности населения и жесткого психологического прессинга. А если до вас все-таки доедет «выездная группа» — смело вызывайте правоохранительные органы.



П.: Ваши сотрудники все время пугают выездной группой. Что это за байка такая?

К.: Это чтобы у бабушек чаще приступы случались. Говорю как есть.



Апофеозом пранков с коллекторами стал мой разговор с так называемым «руководителем “Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса”» или просто президентом коллекторов Рахманиным Сергеем Анатольевичем в конце 2013 года. Я решил провести эксперимент: что если поставить коллектора на место должника? И изобразить перед ним не обычного оператора, а матерого волка по взысканию долгов? Как поведет себя президент коллекторов, если ему позвонят такие же «специалисты» и начнут нахально (то есть в обычной для них манере) взыскивать просроченную задолженность, которой не существует? Результат превзошел все ожидания.

Рахманин спокойно держался лишь первые четыре минуты двадцать секунд. Затем коллектор впал в настоящую истерику, переходя на крики и мат.

П. — пранкер.

Р. — Рахманин.

Звонок № 1



П.: Здравствуйте! Сергей Анатольевич?

Р.: Здрасте, слушаю вас.

П.: Это Михаил Сергеевич, предсудебная организация «Руссколлектор». По поводу вашего долга. Вы оплачивать собираетесь 8571 рубль одну копейку?

Р.: По поводу какого долга? Поясните, пожалуйста.

П.: В 2011 году вы брали… так, «МТС-банк», кредит на неотложные нужды. Брали?

Р.: Абсолютно точно нет, какая-то ошибка. А что за карточка?

П.: «МТС-банк», вы брали в 2011 году кредит на неотложные нужды. До сих пор не оплачиваете.

Р.: Значит это афера какая-то, сто процентов. Я не брал никогда никакие кредиты. Я вообще кредитами не пользуюсь. Я достаточно обеспеченный человек.

П.: У нас 20 процентов наших клиентов, задолжников то же самое говорят: «Первый раз слышу».

Р.: Это не мой случай. Где мне ознакомиться с документами и разобраться, что это мошенничество?

П.: Ну, документы у вас должны быть, договор, который вы с банком заключали.

Р.: У меня нет документов, потому что я таких, «МТС-банкинг» тем более, никогда не брал вообще.

П.: «МТС-банк». Ну не знаю, куда вы дели документы. Это же ваши проблемы, а не наши. У вас должен быть договор.

Р.: Я их не брал.

П.: Значит, вы отказываетесь от оплаты?

Р.: Послушайте, вы какую компанию представляете? «Руссколлектор», да?

П.: Да, да, да. Вы отказываетесь от оплаты?

Р.: Давайте я вам для информации скажу, что я президент ассоциации коллекторского бизнеса. С Фоминым с вашим я прекрасно знаком. И я никогда ни у кого долги не беру. Это чтоб вам примерно понятно было, кто я и что я.

П.: Ну что вы щас тут шутки шутите? Думаете, в это кто-то поверит?

Р.: Я не шучу шутки. Вы Илье Фомину скажите, пожалуйста, пусть он со мной свяжется, если вам несложно, пометку сделайте.

П.: Это вы щас придумали, что ли, какую-то ассоциацию? У нас неконструктивный разговор получается. Вы какой-то фантазер.

Р.: Я генеральный директор компании «Русбизнесактив». Это ваши конкуренты, мы также занимаемся взысканием задолженности. Поэтому мне смешно, что у меня есть какой-то долг в «МТС-банкинге». Я стопроцентно никакие, тем более сраные какие-то 8000 рублей в «МТС-банке» никогда не брал.

П.: Берут деньги и поменьше. И не 8000, а 500 рублей берут.

Р.: Ну это не про меня. Михаил Сергеевич, давайте так: я буду тогда разбираться с «МТС», коль вы мне такую вещь интересную сказали. Первый раз ее слышу. В «МТС-банке», о котором я только один раз из Интернета слышал, что он существует вообще, и вы мне сейчас такое говорите, поэтому…

П.: Ну вот, видимо, узнали о банке этом, заинтересовались, пошли и взяли кредит. Вы, наверно, новизну любите.

Р.: Михаил Сергеевич, вы мне не рассказывайте, че я мог взять… давайте мы щас не будем…

П.: Ну я же не знаю, вы тут придумываете, что вы какой-то президент какой-то ассоциации коллекторского бизнеса. Какую-то ерунду рассказываете.

Р.: Вы Илью Фомина знаете? Вашего директора?

П.: Ну знаете, а Владимира Путина вы знаете? Я щас тоже именами буду всякими здесь прикрываться.

Р.: Нет, вы директора вашего знаете? Вашей компании? Интересно, как бы я его узнал через минуту после того, как вы мне позвонили? У вас вообще голова нормально работает или нет?

П.: Ну я понимаю, это не первый звонок.

Р. (повышенным тоном): Вы мне только что представились «Руссколлектором», я вам сказал имя вашего директора. Откуда я его могу знать еще?

П.: Ну это не первый звонок. Видимо, вам часто звонили, и вы уже подготовились, актерские курсы какие-то прошли.

Р.: Нет. Первый раз вы мне звоните. Михаил Сергеевич, я не хочу с вами ссориться. Я вам еще раз объясняю: загляните в Интернет, посмотрите мои данные, если вам это интересно. Понятно, что вы не верите, у вас работа такая…

П.: Вот мне больше делать нечего…

Р. (повышает голос): Вы меня послушайте внимательно. Кроме себя кого-нибудь слышите? Послушайте меня минуту.

П.: Зачем мне вас слышать? Вы должник. У вас прав никаких нету. Вы брали кредит? Брали. Вот идите и оплачивайте в «МТС-банке».

Р.: Я не брал (повышает голос). Михаил Сергеевич, иди…! Иди…! (Бросает трубку.)



Звонок № 2



П.: Сергей Анатольевич, наши разговоры все пишутся.

Р.: Я с тупорылыми людьми не разговариваю. Я с вашим директором завтра буду разговаривать.

П.: Сергей Анатольевич, ну вы как, отрезвели уже? С вами можно разговаривать?

Р.: Михаил Сергеевич, давайте нормально поговорим. Я вас не хочу оскорблять, хотя у меня есть подозрение, что вы деревянный человек. Вы не слышите русскую речь. Я вам уже представился, кто я. Я вам еще раз объясняю, давайте буду краток. С «МТС-банкингом» отношений я никогда никаких договорных не имел. Я завтра с ними буду разбираться.

П.: Ну какую вам дату ставить? Когда вы в банк сходите, оплатите?

Р.: Может, за три дня разберусь. Я понимаю, что это мошенничество. Там что за договоры? Электронный или там бумажный договор кредитования?

П.: У вас на руках должен быть договор кредитования. Вы же заключили…

Р. (повышает голос): Еще раз, вы слышите русский язык или только по-испански понимаете? У меня договора нет, потому что я кредит никакой не получал! Вы понимаете, что это мошенничество, я вам объясняю!

П.: Ну а куда вы дели договор?

Р. (повышает голос): Ну вы тупой, прощайте… на… если тупой ты… вообще …!

П.: А что вы так ругаетесь?

Р. (кричит): …, послушай, у меня не было никогда договора, потому что я там не кредитовался! Ты что, деревянный? Я тебе объясняю русским языком! Или ты на каких языках понимаешь …! Я объясняю, что это мошенничество. Завтра буду разбираться! Ставь дату на 3 дня…! С Фоминым я сам свяжусь, если ты… полный! Я те говорю, я Рахманин — президент ассоциации! Ты… ты хотя бы слушаешь, че я те говорю…?

П. (насмешливо): Какой ассоциации? Неплательщиков ассоциации что ли?

Р. (повышенным тоном): Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса!!! (Кричит.) Дебил, лечись …! Иди …!



Звонок № 3



Р.: Але. Фамилию свою скажи, Михаил Сергеевич! Кто ты, какой у тебя номер там оператора?

П.: Вот вы так ругаетесь, а я сотрудник, должностное лицо при исполнении. Вы знаете, вот статья…

Р.: А я гражданин Российской Федерации, которому вы сейчас портите жизнь мошенническим договором!

П.: Я при чем здесь? Нам дело пришло. Вы с банком своим разбирайтесь.

Р.: Хорошо. Я же уже сказал, хорошо. Мы с банком будем разбираться. Пометьте у себя в системе, что я разберусь с банком, потому что у меня договора с ним никакого нету! Я буду писать заявление в правоохранительные органы! Отзовет «МТС», значит, это дело, вот и все.

П.: Ну вы оплатите сначала банку задолженность, а потом и пишите куда хотите.

Р. (повышенным тоном): С какого… я должен его оплачивать, если я не брал у него кредит?! Михаил Сергеевич, вы деревянный или как?! Русский язык вы слышите?!

П.: Если вы договор потеряли, это не значит, что его не было.

Р.: У меня договора не было! Этот договор, видимо, подделали, понимаете, и в вашем портфеле худом, который вам продали, впарили от «МТСа», — это мошенническая тема, я объясняю еще раз. Вы вообще слышите своих клиентов?! Вот мне, кстати, интересно, у меня тоже коллекторы работают в компании «Русбизнесактив». Я никогда таких деревянных вообще у себя не держал. Вы в ответ слышите, что вам человек говорит? Послушайте меня, послушайте, послушайте!

П.: Вот вы меня сейчас оскорбляете, а у нас разговоры все записываются и будут предоставлены в суд.

Р. (эмоционально): Прекрасно! Прекрасно! Прекрасно, что записываются! Вы покажите своему руководству разговор, насколько вы деревянный и не слышите, что вам говорят, что договора не было. Если бы договор был и были бы какие-то отношения, а человек бы говорил: «Вы знаете, я там не отдам» или «Я просто посылаю всех вас подальше…». Я вам говорю, отношений не было, РУССКИМ ЯЗЫКОМ! У меня договора не было, это мошенничество! Вы че, с этим не сталкиваетесь в портфеле вашем? Что, портфель продают вам худой?

П.: У нас говорят всякое люди, но обычно они все аферисты.

Р.: Да я понимаю, что говорят. Меня не надо только к аферистам причислять, я вам еще раз объясняю…

П.: Вы же понимаете, что есть у нас выездная группа, она приезжает вот к таким проблемным людям, как вы, которые теряют свои договоры…

Р. (эмоционально): Михаил Сергеевич, не было договора! Вы че, такой деревянный?! Когда вы Фомину скажете, он просто обоссытся со смеху, с кем вы разговаривали. И сейчас вы меня достали. Короче, ставь на три дня паузу, я буду с «МТСом» разбираться, МТС отзовет этот договор!

П.: Скажите телефон родителей ваших и руководителя вашего, где вы работаете.

Р.: Я работаю руководителем в компании «Русбизнесактив» и в ассоциации по развитию коллекторского бизнеса, где я являюсь президентом.

П.: Это вы на бумажке выписали щас?

Р.: Вот у меня жена рядом стоит. На бумажке, у меня спрашивают, выписали. Вы че, издеваетесь надо мной? Мне просто уже интересно, куда это пойдет дальше.

П.: У нас написано здесь, что вы водителем работаете.

Р. (эмоционально): А-а, я водителем работаю написано?! Обоссаться! Тем более, значит, это мошенничество. Видите, как классно. Вот с «МТС-банком» я буду разбираться отдельно. Слушайте, я такого персонажа, как вы, первый раз встречаю.

П.: Я профессионал вообще-то.

Р.: Я вас посылаю уже матом, вы не посылаетесь. Я ни у кого никогда в жизни 8000 рублей не занимал.

П.: Ну я не знаю, вы же водитель, вам деньги-то нужны, наверное, на что-то…

Р. (обращается к жене): Мне говорит, я же водитель, мне же деньги нужны. Слушай, ты… а, Михаил Сергеевич, ты вообще конченый …! Фамилия у тебя какая, скажи пожалуйста! Ты вообще не слышишь, че те говорят?! А? Что я водитель. У тебя задача поиздеваться? Фамилию скажи, пожалуйста. Я завтра с Фоминым свяжусь…

П.: Мы включим эти записи на суде. Вот как судья будет на вас смотреть презрительно?

Р. (эмоционально, повысив голос): Да судья посмотрит на вас, что вас лечить нужно! Я вам говорю, что это мошенничество, я не брал. Вы мне долдоните одно и то же!

П.: Я профессионал в своей деятельности.

Р.: Да вы не профессионал, вас надо лечить просто в психушке! Какой вы профессионал? Если б вы знали, с кем вы разговариваете. Вот я профессионал коллекторского рынка, который на этом рынке двадцать лет. Вы даже не слышите, с кем вы разговариваете. Вам человек говорит, а вы мне говорите, что я вам сочиняю.

П.: Вы, по-моему, сказочник.

Р. (эмоционально, повысив голос): Послушайте, больной человек! Послушай меня внимательно! Я сказал, в какой компании я работаю. Я сказал, что очень меня сильно удивило, потому что мы коллеги, я из коллекторского бизнеса. Вообще ноль внимания! Вы меня не слышите! Вообще! Кто я, что. Я вам сказал название компании, ассоциацию, кто, что, чего! Вам все равно. Вы мне говорите, что я водитель. Вы обратную связь слышите или нет?

П.: Ну, водитель написано, на… тракторе…

Р. (кричит): Да на заборе тоже, может, че написано! Я же говорю, вам мошеннический портфель передали. Мошенническое заявление, понимаете? Завтра буду разбираться.

П.: Водитель на сельхозтехнике, вот, трактор написано.

Р.: Ну вообще весело, классно. Вот трактора у меня еще только не было, да. Давайте так: в течение трех дней я буду разбираться, потому что я занятой человек.

П.: Я понял. А вы дайте тогда, пожалуйста, родителей телефон ваших и супруги.

Р.: А вам больше ниче не дать, а?! Может еще фотографию в обнаженном виде выслать?

П.: Если вы неадекватный человек, мы будем с ними разговаривать, будем требовать, чтобы…

Р. (эмоционально, повысив голос): Послушай ты, неадекватный человек, ты меня… сегодня! (кричит) Если ты… полный …! Все, ладно, завтра буду разбираться. Иди отсюда …! Иди …! Я завтра разберусь с вашим директором! (кричит) … … …!!!

На следующий день президенту позвонила уже «девушка-оператор».

П.: Алло. Сергей Анатольевич?

Р.: Да, я слушаю вас, здравствуйте!

П.: Здравствуйте! Меня зовут Елена Александровна, я вам звоню из бюро кредитной безопасности «Руссколлектор». У вас долг имеется в размере 8571 рубль 01 копейка. В банке «МТС». Когда будете выплачивать?

Р.: Елена Александровна, я не знаю, вы откуда звоните, я только сегодня выяснял с «Руссколлектором», что меня в базе даже нету. Я с банком «МТС» выяснял, что в базе я их никогда не был и кредитов у них не брал. Я сегодня еще разговаривал с Фоминым, который пробивал мой личный телефон, потому что я его лично знаю, — меня там нет. Вы откуда взялись? Вы мошенники? Вы кто? Объясните мне, пожалуйста.

П.: Вы знаете, эти сказки вы будете рассказывать кому-то другому…

Р. (кричит): Иди …!!! …!!! (Связь обрывается.)



Эта запись имела резонанс в СМИ и собрала в Интернете более миллиона просмотров. Я до сих пор получаю благодарные отзывы слушателей, воодушевленных тем, что главный коллектор побывал в шкуре простого человека, которого доводят такие псевдоспециалисты. Реакция самого «водителя на тракторе» на данный пранк оказалась тоже весьма забавной.

«Я могу сказать, во-первых, что это носит заказной характер в связи с нашей борьбой (с нелегальными коллекторами. — Примеч. авт.), — заявил Рахманин в интервью Pravda.ru на вопрос о пранке с ним. — Во-вторых, это определенная компиляция и нарезка благодаря техническим средствам связи. Так что… вот ответ. Когда об этом узнал, о раскрутке вот этого ролика аудио, я поразился тому, что он раскручен гораздо сильнее, чем реклама “Нескафе”, наверное. Ну, значит, это было кому-то нужно, я примерно представляю. Потому что, допустим, банальные какие-то вещи с подобными розыгрышами — они не имеют широкую такую аудиторию и такого охвата. То есть это продвигалось и продвигается. Ну, я думаю, что коллекторы вообще никогда не станут для общества хорошими, потому что коллекторская отрасль — это все-таки дисциплинирующая отрасль, напоминающая людям о неприятных вещах. Любая коллекторская организация. Поэтому наша основная задача — все-таки сделать так, чтобы этот бизнес развивался, но только развивался здраво».

А ведь что стоило президенту отреагировать с юмором? Сказать, что да, есть проблемы, будем работать. Но нет, похоже, что соврать — это уже фирменный стиль коллекторов. Естественно, в эти жалкие оправдания никто не поверил, это лишь вызвало новую волну смеха над незадачливым Сергеем Анатольевичем.

Поэтому я лично считаю, что коллекторы существуют как раз затем, чтобы над ними потешаться. А если серьезно, то в 2015 году меня и Алексея пригласили в Мосгордуму принять участие в разработке проекта закона о коллекторской деятельности ввиду богатого опыта взаимоотношения с данной сферой. Что мы и сделали: поделились основными примерами недобросовестной работы взыскателей и внесли соответствующие предложения по введению деятельности коллекторов в правовое поле.
Subscribe

Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments