anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Буддийская мудрость 73. Притчи

Идти по пути

В городе Саваттхи в Северной Индии у Будды был большой центр. Люди приходили туда упражняться в медитации и слушать его беседы о дхамме. Каждый вечер один молодой человек приходил и слушал. Он годами слушал Будду, но ни разу сам не попробовал ничего сделать с собой.
Прошло несколько лет; и вот однажды вечером этот молодой человек пришёл загодя и увидел Будду одного. Он приблизился к нему и сказал:
— Господин, у меня на уме всего один вопрос, а от него сомнения.
— Да? На пути дхаммы сомнений не должно быть. Давай разберёмся, какой у тебя вопрос?
— Господин, много лет до самого сегодняшнего дня я прихожу в ваш центр медитации; я заметил, что вокруг вас много отшельников, монахов и монахинь, а ещё больше мирян и мирянок; некоторые из них также ходят годами. Я могу видеть, что кто-то из них явно достиг конечной ступени; совершенно очевидно, что они полностью освободились. Могу также видеть, что другие ощутили в своей жизни некоторую перемену: они стали лучше, чем были раньше, хотя я не стал бы утверждать, что они освободились полностью. Но, господин, я замечаю и то, что многие люди среди них — да и я тоже — остались как были, а то хуже стали. Они или совсем не изменились или не изменились к лучшему.
Почему же так выходит, господин? Люди приходят к вам, к такому великому человеку, полностью просветлённому, к такому могущественному и сострадательному. Почему же вы не пользуетесь своей силой и состраданием, чтобы освободить их всех?
Улыбнувшись, Будда спросил:
— А где ты живёшь, молодой человек, где ты родился?
— Господин, я живу здесь, в Саваттхи, в этой столице царства Косала.
— Да, но по чертам твоего лица я вижу, что ты родился не здесь. Откуда ты родом?
— Господин, я родом из города Раджагахи, столицы царства Магадха. Я переехал сюда, в Саваттхи, несколько лет назад.
— И что же, ты порвал всякие связи с Раджагахой?
— Нет, господин, у меня там родственники, у меня там есть друзья; там у меня осталось дело.
— Тогда ты, несомненно, частенько наезжаешь в Раджагаху из Саваттхи?
— Да, господин. Каждый год я много раз езжу в Раджагаху и возвращаюсь в Саваттхи.
— Путешествуя отсюда в Раджагаху так много раз, ты, конечно, отлично знаешь дорогу?
— О да, господин, я знаю её досконально. И если бы даже ослеп, то, наверное, смог бы найти путь в Раджагаху — так часто я ходил по нему.
— И твои друзья, знающие тебя хорошо, конечно, должны знать, что ты родом из Раджагахи и поселился здесь. Они, должно быть, знают, что ты часто наведываешься в Раджагаху и что ты досконально знаешь этот путь?
— О да, господин! Все мои близкие знают, что я часто езжу в Раджагаху и досконально знаю путь туда.
— Тогда должно было бы случиться и так, что некоторые из них приходили к тебе и просили объяснить им путь отсюда в Раджагаху. Ты умалчивал о чём-нибудь в таких случаях или подробно объяснял им путь?
— А что же тут скрывать, господин? Я объясняю им как можно яснее: сначала вы идёте на восток, затем поворачиваете к Бенаресу, продолжаете идти вперёд, пока не дойдёте до Гайи, а там придёте в Раджагаху. Я объясняю им всё очень ясно, господин.
— И эти люди, которым ты даёшь такие понятные пояснения, — все они приходят в Раджагаху?
— Нет, конечно, господин! Только те, которые пройдут весь этот путь до конца, те и придут в Раджагаху.
— Это-то я тебе и объясняю, молодой человек! Ходят ко мне и ходят, зная, что есть человек, прошедший путь отсюда до Нирваны, знающий этот путь досконально. Приходят ко мне люди и спрашивают: каков путь к Нирване, к освобождению? Что мне скрывать? Я объясняю им этот путь ясно: вот он, этот путь. Если кто-нибудь только кивает головой и говорит: хорошо сказано, хорошо сказано, хороший путь, но я не сделаю по нему ни шагу; замечательный путь, но я не возьму на себя труд идти туда, — тогда каким образом такой человек может достичь конечной цели?
Я никого на плечах к конечной цели не несу. Никто не сможет принести другого на плечах к конечной цели. Самое большое — можно сказать с любовью и состраданием: вот он, этот путь, а вот так я прошёл по нему; работайте и вы, идите и вы — и дойдёте до конечной цели. Но каждый должен идти сам, сам сделать каждый шаг на пути. Тот, кто сделал шаг по этому пути, оказывается на шаг ближе к цели. Тот, кто сделал сто шагов, оказывается ближе к цели на сто шагов. Прошедший все шаги дошёл до конечной цели. Но идти по пути вам надо самим.
Камешки и гхи

Однажды к Будде пришёл юноша; он всё плакал, плакал и не мог успокоиться. Будда спросил его:
— Что с тобою, юноша?
— Господин, вчера умер мой старик-отец.
— Что поделаешь? Коли умер, так от оплакивания не воскреснет.
— Да, я это понимаю, господин. Оплакиванием делу не поможешь. Но я пришёл к вам, господин, с особой просьбой: пожалуйста, сделайте что-нибудь для моего покойного отца!
— Да? А что же я могу сделать для твоего покойного отца?
— Господин, ну сделайте что-нибудь. Ведь вы так могущественны; конечно, вы можете. Смотрите, вон священнослужители — отпускатели грехов, живущие милостыней, выполняют любые обряды и ритуалы в помощь усопшим. И как только на земле выполнен такой ритуал, раскрываются врата царства небесного и покойному дозволяется войти туда; ему дали пропуск. Вы, господин, так могущественны! Если вы выполните ритуал для моего отца, он не только получит пропуск, но ему будет даровано разрешение остаться там постоянно; он получит свободный доступ в небесный мир! Прошу вас, господин, сделайте же для него что-нибудь!
Бедный простак был настолько подавлен горем, что не услышал никакого разумного довода. Будде пришлось воспользоваться другим способом, чтобы помочь ему понять. Итак, он сказал юноше: "Ладно, ступай на базар и купи два глиняных горшка". Молодой человек был радёхонек; он подумал, что Будда согласился совершить ритуал для его отца. Он — бегом на рынок и вернулся с двумя горшками. "Прекрасно, — сказал ему Будда, — один горшок наполни топлёным маслом". Юноша так и сделал. "А другой наполни галькой". Тот выполнил и это. "Теперь закрой их отверстия, запечатай накрепко!" Юноша послушался. "Теперь погрузи их вон там в пруд". Сказано — сделано: два горшка очутились под водой. "Теперь, — сказал Будда, — принеси длинный шест, стукни по горшкам и разбей их!" Юноша обрадовался, думая, что Будда совершает какой-то особый ритуал для его отца.
По древнеиндийскому обычаю, когда умирает мужчина, сын относит его мёртвое тело на площадку для сожжения, укладывает на погребальный костёр и поджигает дрова. Когда тело наполовину сгорает, сын берёт толстую палку и разбивает ею череп. Согласно древнему поверью, как только череп открывается в этом мире, так тотчас наверху раскрываются врата Небесного царства. Так что теперь юноша подумал про себя: "Вчера тело отца было сожжено и стало золой; теперь Будда желает, чтобы я разбил эти горшки как символ". Он был предоволен этим ритуалом. Взяв, как велел Будда, палку, он крепко стукнул по горшкам и разбил их. Масло из одного горшка сразу же всплыло и заколыхалось на поверхности: а галька высыпалась из другого горшка на дно. Тогда Будда сказал:
— Ну вот, юноша, я, что мог, сделал. Теперь зови своих священников и чудотворцев и проси их начать песнопенья и моленья: "О галька, поднимись! О масло, опустись!" Посмотрим, что из этого выйдет!
— О господин, что за шутки! Так разве бывает? Галька тяжелее воды, она так и останется на дне. Она не может всплыть, господин, это закон природы. Масло легче воды; оно непременно останется на поверхности, оно не может потонуть, господин; это закон природы!
— Ты, юноша, так много знаешь о законе природы, а этого природного закона так и не понял: если твой отец всю жизнь совершал дела, тяжёлые, как галька, он непременно опустится на дно; кто сможет поднять его? А если его поступки были лёгкими, как масло, он непременно поднимется вверх; и кто сможет стащить его вниз?
Чем раньше мы поймём этот закон природы и начнём жить в соответствии с ним, тем раньше выйдем из состояния своей печали.
Семя и плод

Какова причина, таков результат. Каково семя, таков будет и плод. Каков поступок, таков будет итог.
Крестьянин сажает два семени в одну и ту же почву. Одно семя — семя сахарного тростника, другое — семя нима, тропического дерева с древесиной и листьями очень горького вкуса. Два семени в одной и той же почве получают одну и ту же воду, тот же самый солнечный свет, тот же воздух; природа даёт им одно и то же питание. Два крошечных ростка выходят наружу и начинают расти. Что же произошло с семенем нима? Оно развилось в растение с горечью в каждой жилке, тогда как каждая жилка сахарного тростника оказывается сладкой. Почему природа так добра к одному растению и так сурова к другому?
Да нет, природа не добра и не жестока. Она работает по неизменным законам. Природа только помогает проявлению качеств различных семян. Всё питание лишь способствует семени в раскрытии качества, дремлющего в его глубине. Семя сахарного тростника обладает качеством сладости, поэтому растение не будет обладать ничем иным, кроме сладости. Семя нима обладает качеством горечи; и растение не будет обладать никаким иным свойством, а только горечью. Каково семя, таков будет и плод.
А крестьянин идёт к дереву нима, три раза кланяется ему, обходит дерево сто восемь раз, а потом подносит ему цветы, благовония, свечи, фрукты, сладости. После этого он начинает молиться: "О дух дерева нима, будь милостив, дай мне сладкие плоды манго; я хочу сладких плодов манго!" Бедный дух дерева нима: да не в состоянии он их дать, нет у него власти сделать это. Если кому-то хочется сладких плодов манго, тому следует сажать семена дерева манго; и тогда ему не будет нужно просить кого-то о помощи, тогда все плоды, которые он получит, будут сладкими плодами манго. Каково семя, таков будет и плод.
Наша трудность, наше неведение состоит в том, что, сажая семена, мы остаёмся невнимательными. Мы продолжаем сажать семена нима, а когда наступает время сбора плодов, мы вдруг спохватываемся, нам хочется сладких плодов манго; и давай мы плакать, молиться и уповать на плоды манго. А толку-то нет.
Рецепт врача

Некий человек заболел и отправляется к врачу за помощью. Доктор осматривает его, затем выписывает рецепт. Больной твёрдо верит своему врачу. Он возвращается домой и в комнате в красном углу помещает красивый портрет или статую доктора, затем садится и выражает почтение портрету или статуе: отвешивает три раза поклоны, возлагает у подножья цветы, возжигает благовония; далее он вынимает прописанный ему доктором рецепт и очень торжественно читает его вслух: "Две пилюли утром! две пилюли вечером!" Целый день он продолжает читать рецепт — и так продолжается всю жизнь, потому что он твёрдо верит в доктора. Но всё же рецепт ему не помогает.
Больной решает, что ему надо узнать об этом рецепте побольше; и вот он бежит к врачу и спрашивает его: "Зачем вы прописали мне это лекарство? Как оно мне поможет?" Будучи умным человеком, доктор разъясняет: "Вот, слушайте: это ваша болезнь, а это её причина. Если вы будете принимать лекарство, которое я вам прописал, оно с корнем устранит главную причину болезни. Когда же причина будет удалена, болезнь сама собой исчезнет". Больной думает: "Ах, чудесно! Как мой врач умён! Его рецепты так полезны!" И он отправляется домой, а там начинает ссориться со своими соседями и знакомыми, настаивая: "Мой врач лучше всех! Все другие врачи бесполезны!" Ну и что он приобретает такими доводами? Он может продолжать сражаться всю свою жизнь, но всё же это совсем ему не поможет. А если он станет принимать лекарство — только тогда этот человек сможет освободиться от своей болезни, от своего несчастья. И лишь тогда лекарство поможет ему.
Каждый освободившийся человек подобен врачу. Из сострадания он прописывает рецепт, даёт людям советы, рассказывает, как можно избавиться от страдания. Если у людей вырабатывается слепая вера в этого человека, они превращают его рецепт в священное писание и начинают ссориться с другими верами, утверждая, что учение основателя их религии является высшим. Но никто не беспокоится о том, чтобы практиковать учение, принять лекарство, прописанное для того, чтобы устранить болезнь. Иметь веру в доктора — полезно, если эта вера поощряет следовать его советам. Понимание действия лекарства тоже благотворно, если это понимание поощряет больного к приёму лекарства. Но без действительного приёма лекарства нельзя излечиться от болезни. Вы сами должны принять лекарство.
Брось их!

Брахман по имени "Чёрные Кости" принёс однажды Будде два огромных цветущих дерева, которые он мог держать в руках при помощи магической силы. Будда позвал его, и когда брахман ответил, он сказал: "Брось их". Брахман бросил к ногам Будды одно из деревьев. Будда снова повторил сказанное. Тогда Чёрные Кости бросил другое дерево. Однако Будда продолжал повторять свою команду. Брахман ответил: "Мне больше нечего бросать, что ты от меня ещё хочешь?"
"Я вовсе не хотел, чтобы ты бросил свои деревья, — сказал Будда. — Я хотел, чтобы ты оставил свои шесть объектов чувств, свои шесть органов чувств и шесть сознаний. Когда все они сразу отброшены и когда не остаётся уже больше ничего, что следовало бы отбросить, тогда-то и достигается освобождение от оков рождения и смерти".
Кривой молочный пудинг

Двое очень бедных мальчиков жили на подаяние; они побирались в разных домах города и деревни. Один из них был слепым от роду, а другой приглядывал за ним; так и ходили вместе, выпрашивая милостыню.
Однажды слепой заболел. Сотоварищ сказал ему: "Оставайся здесь и отдохни, а я пойду и попрошу еды для нас обоих, принесу тебе". И он ушёл за подаянием. В тот день случилось так, что юноше подали очень вкусную еду кхир, молочный пудинг в индийском вкусе. Он никогда раньше не пробовал такого блюда, и оно ему очень понравилось. Но, к несчастью, ему не в чем было нести этот пудинг своему другу; поэтому он съел его целиком. Вернувшись к своему слепому товарищу, юноша сказал: "Как жаль, сегодня мне подали чудесную еду, молочный пудинг, а я не смог принести тебе даже немного".
— А что такое, молочный пудинг? — спросил слепой юноша.
— Ну, он белый. Ведь молоко белое.
Слепой от рождения, его товарищ так и не понял.
— Что такое "белый"?
— Ты не знаешь, что такое "белый"?
— Нет, не знаю.
— Это противоположность чёрного.
— А что такое "чёрное"? — он ведь также не знал, что значит "чёрное".
— Ох, постарайся понять — "белое"! — но слепой юноша никак не мог понять. Поэтому друг огляделся вокруг и, увидев белого журавля, поймал птицу и принёс её слепому, сказав:
— Белое похоже на эту птицу.
Не обладая зрением, слепой юноша вытянул руки и ощупал птицу пальцами.
— А, теперь понимаю, что такое "белое". Оно мягкое.
— Нет, ничего общего с мягким. Белое — это белое. Постарайся понять.
— Да ведь ты сказал мне, что оно похоже на этого журавля; я ощупал его, он такой мягкий. Значит, и молочный пудинг мягкий, значит, "белое" — это "мягкое".
— Нет, нет, ты не понял. Попробуй ещё раз.
Слепой снова ощупал журавля, провёл рукой от клюва к шее, к туловищу, до конца хвоста.
— О, теперь я понял! Понимаю! Он изогнут. Молочный пудинг — кривой!
Он не мог понять того, что ему говорил товарищ, потому что не обладал способностью почувствовать, что значит "белое". Точно так же, если вы не имеете способности ощутить реальность, какова она есть, реальность всегда останется для вас кривой.
Полбутылки масла

Мать дала сыну пустую бутылку и бумажку в десять рупий и послала в бакалейную лавку за растительным маслом. Мальчик пошёл, ему налили масла, а на обратном пути он упал и уронил бутылку. Пока он её поднимал, полбутылки вылилось. Видя, что бутылка наполовину пуста, он с плачем вернулся к матери: "Ой, полбутылки пропало! Полбутылки пропало!" Он очень расстроился.
Мать послала в лавку другого сына с другой бутылкой и с другой бумажкой в десять рупий. Ему тоже налили масла, но и он, возвращаясь, упал и уронил бутылку. Опять половина масла вылилась. Подняв бутылку, мальчик вернулся к матери очень довольным: "Смотри, сберег полбутылки! Бутылка упала и могла разбиться; масло стало выливаться, могло бы всё вылиться, а я сохранил полбутылки!" Оба пришли к матери в одной и той же ситуации — с полупустой бутылкой, но один плакал над пустой половиной, а другой был рад оставшейся.
Тогда мать послала в лавку ещё одного сына с другой бутылкой и бумажкой в десять рупий. Он тоже, возвращаясь, упал и уронил бутылку, причём пролилась половина масла. Он подобрал бутылку и пришёл, как и второй сын, к матери довольным: "Мама, я сохранил полбутылки!" Он хотя и был полон оптимизма, но он был полон и реализма. Он подумал: "Что ж, половина масла осталась, но ведь половина пропала". И он сказал: "Я пойду на рынок, хорошенько поработаю целый день, заработаю пять рупий и докуплю масла. К вечеру бутылка будет полна!"
Смерть сына

В бедной семье родилась девушка, получившая имя Готами. По её сухопарости её прозвали Кисаготами. Она вышла замуж, но с ней обращались дурно в семье её мужа, потому что она была из бедного дома. Но когда она родила сына, ей стали оказывать почёт. Мальчик умер, нежели в состоянии был бегать. Так как она до тех пор не видела смерти, она не допускала людей, хотевших унести мальчика для сожжения. С мыслью: "Я попрошу лекарства для моего сына", — она взяла труп на руки и стала ходить из дома в дом, спрашивая: "Не знаете ли вы лекарства для моего сына?" Тогда сказали ей люди: "Сошла ты с ума, дочь? Ты ищешь лекарства для своего мёртвого сына". Она же говорила сама себе: "Конечно, я найду кого-нибудь, кто знает лекарство для моего сына". И вот увидел её один умный человек. Он сказал ей: "Я, моя дочь, не знаю лекарства, но я знаю человека, который знает лекарство". — "Кто же знает его, милый господин?" — "Мастер, моя дочь, знает его; пойди к нему и спроси у него!"
Пошла она к мастеру, поклонилась ему и спросила: "Знаешь ли ты лекарство для моего сына, господин?" — "Да, я знаю такое лекарство". — "Что же я должна делать?" — "Возьми щепотку горчичного семени из дома, в котором ни сын, ни дочь не умерли, ни кто-либо другой прежде". Она сказала: "Хорошо господин", попрощалась с мастером, взяла своего мёртвого сына и пошла в город. У дверей первого дома попросила она горчичного семени, и когда ей дали, она спросила: "В этом доме ведь не умер ни сын, ни дочь, ни кто-нибудь другой прежде?" — "Что ты говоришь? Живых немного, а мёртвых много".
Тогда она возвратила горчичное семя и пошла ходить по другим домам, но нигде не получила желаемого. Вечером она подумала: "Ах, это трудная работа. Я полагала, что только мой сын мёртв, но в целом городе умерших более, чем живых". Когда она подумала так, её мягкое сердце из любви к сыну отвердело. Она бросила своего сына в лесу, пошла к мастеру, поклонилась ему и стала рядом с ним. Мастер спросил её: "Получила ли ты горчичного семени?" — "Я не получила его, господин. В целом городе мёртвых больше, чем живых". Тогда мастер сказал ей: "Ты думала, что только твой сын умер. Это — вечный закон для всего живого. Царь смерти уносит, как быстрый поток, в море гибели всех живых существ ранее, чем удовлетворятся их желания".
Черепаха

Давно в одном озере жила черепаха. К концу лета озеро высохло, что причинило ей огромные страдания. Пара гусей, пролетавшая над озером, увидела бедную черепаху и почувствовала к ней высшее сострадание. Они решили перенести черепаху в другой водоём. Гуси взяли за оба конца длинную палку, а черепаха вцепилась зубами за середину. Перед полётом гуси предупредили черепаху, чтобы та молчала во время полёта до тех пор, пока они не опустятся на воду, иначе она может упасть на землю и умножить свои страдания. Когда гуси пролетали над деревней, их увидели дети.
— Смотрите, смотрите, два гуся несут черепаху, — закричали они и стали звать посмотреть.
Черепаха услышала и, не удержавшись, закричала:
— Это не гуси догадались так нести меня, я сама их научила.
Тут она выпустила палку и упала на землю. Дети поймали черепаху и стали её мучить.
Богатый бедняк

Жил когда-то один благородный человек, который приобрёл редчайшую драгоценную шкатулку из ароматного сандалового дерева, отделанную золотом. Этот благородный человек публично объявил: "Эту драгоценность я отдам самому бедному человеку в мире". Множество бедняков приходили к нему за этой шкатулкой, но он неизменно отвечал: "Ты не беднейший человек в мире". Все были удивлены: "Действительно ли ты собираешься отдать кому-либо эту шкатулку?" Благородный человек отвечал: "Я отдам её самому бедному человеку в мире. А я скажу вам, кто самый бедный в мире человек. Самый бедный человек в мире — это не кто иной, как наш царь Прасенаджит".
Эти слова постепенно достигли ушей царя Прасенаджита, который был очень этим рассержен: "Как так! Ведь я царь! Как я могу быть самым бедным человеком в мире? Ступайте, найдите этого человека и приведите ко мне!"
Царь Прасенаджит привёл этого человека в свою сокровищницу и спросил его: "Знаешь ли ты, что это за место?" Благородный человек ответил: "Это сокровищница, где Вы храните золото". — "А это что?" — спросил царь. "Это сокровищница, где Вы храните серебро". — "А это что?" — "Это сокровищница, где Вы храните драгоценные камни". Тогда царь Прасенаджит сердито закричал: "Так ты знаешь, что у меня сокровищницы полны золота и серебра, что у меня столько богатства. Как же ты можешь клеветать на меня, называя самым бедным человеком в мире?"
Но этот благородный человек ответил, что, хотя царь Прасенаджит обладает богатством, он не в состоянии заботиться о нуждах других людей, своего царства. Хотя царь и был богат, но применить свои богатства не мог, так разве же не был он самым бедным?
Наказание

Однажды к некоему судебному чиновнику с жалобой пришла собака. Чиновник крайне удивился и спросил: "Как это собака может явиться с жалобой?" Собака же сказала: "Господин чиновник! Я долго скиталась и очень проголодалась. Поэтому я пришла в один дом и попросила еды, соблюдая при этом все положенные собаке правила и церемонии. Однако хозяин этого дома не только не дал мне поесть, но и побил меня". Чиновник, услышав это, воскликнул: "Ах, оказывается, есть ещё церемонии, положенные собакам при попрошайничестве! Ну-ка, расскажи мне о них".
Собака сказала: "Когда мы, собаки, выпрашиваем еду, нам необходимо соблюдать определённые правила. Нам следует вытягивать передние лапы так, чтобы они находились в воротах дома, однако задние лапы и хвост непременно должны оставаться за воротами. Я поступила именно так, за что же меня побили?" Выслушав собаку, чиновник воскликнул: "Разыщите этого человека! В этом деле следует разобраться!" Избивший собаку человек на допросе сразу же сознался и, таким образом, вина его была установлена. Чиновник спросил собаку: "Как бы ты хотела наказать того, кто избил тебя?" Собака ответила: "Я хочу, чтобы господин судья в наказание сделал этого человека богачом". Судья рассмеялся: "Чтобы наказать его, ты просишь меня сделать его богачом, — не слишком ли дёшево отделался?" Собака возразила: "Доложу вам, господин судья, что до того, как стать собакой, я была богачом. Но поскольку я тогда была негуманной, тупой, жадной и злобной, то и родилась вновь уже в образе собаки и подверглась бесчисленным мучениям: ела объедки, сторожила дом, терпела побои и множество страданий. Поэтому я прошу, чтобы в наказание этот человек сделался богачом".
Золотые кирпичи

В прошлом некий человек накопил много золотых слитков, и поскольку золота было очень много, он хранил его в подвале дома. Так продолжалось более тридцати лет, в течение которых он ничего не истратил, но ему нравилось смотреть на своё золото.
И однажды у него украли эти золотые слитки. Человек расстроился чуть ли не до смерти. Некто, случившийся рядом, сказал: "Но ты же хранил эти слитки тридцать лет, разве ты ни на что не потратил своё золото?" — "Нет!" Тогда собеседник сказал скупцу: "Ну, раз ты ни на что не потратил своё золото, то и не расстраивайся — я тебе принесу пару кирпичей, ты заверни их в блестящую бумагу, положи туда, где было золото, и наслаждайся их видом, как будто это золотые слитки, — разве это не так же приятно? И что ты так убиваешься?"
Дзэн в каждом мгновении

Ученики дзэн проводят с учителем не меньше десяти лет, прежде чем решаются учить других. Однажды Тэнно, прошедший ученичество и ставший учителем, пришёл в гости к Нан Ину. Шёл дождь, поэтому Тэнно надел деревянные башмаки и взял зонтик. Поздоровавшись, Нан Ин заметил: "Ты, я полагаю, оставил башмаки в прихожей. Хотелось бы знать, где сейчас стоит твой зонтик — справа от башмаков или слева?"
Замешкавшись, Тэнно не мог ответить сразу. Он осознал, что не воплощает дзэн в каждом мгновении. Он стал учеником Нан Ина и проучился ещё шесть лет, чтобы достичь дзэн каждого мгновения.
Большая вера

Шёл один человек в другую местность и нашёл на дороге мешок, набитый разными лекарствами. Он подобрал этот мешок, закинул на плечи и пошёл дальше. От мешка шёл сильный запах лекарств, и, когда человек вошёл в город, люди стали спрашивать, не лекарь ли он. А путник был человеком жадным; почуяв наживу, он отвечал:
— Лекарь, лекарь.
Царь этой страны находился при смерти. Сначала у него был сильный жар, жар прошёл, но в организме нарушилось равновесие первоэлементов, и сейчас он был охвачен стихией воздуха. Сознание больного было затемнено, он находился в возбуждённом состоянии, не мог заснуть. Страна же не имела своих лекарей. Никто не знал, что такое жар и как его лечить. Жители города прибежали во дворец и сообщили о прибытии лекаря. Царица и советники обрадовались и послали за ним. "Лекарь" изобразил исследование пульса и сказал, что у царя жар, хотя на самом деле ничего не понял. Он открыл свой мешок и вытащил наугад какое-то лекарство, которое случайно оказалось жаропонижающим. Он велел развести порошок на вине с водой.
Царю дали лекарство с вином и покормили мясом. К утру царю стало легче. Он решил, что спаситель его — лекарь весьма искусный и пожаловал ему титул "царь лекарств". Народу было объявлено, что они могут пользоваться помощью "царя лекарств" и должны воздать ему почести. Люди, узнав, что царь действительно вылечился, поверили в искусство "лекаря". А "лекарь", как и прежде, ничего не знал о болезнях и лечении. Он просто доставал лекарства из мешка наугад — и каждый раз удачно. Вера в него настолько возросла, что дай он щепотку соли и скажи, что это лекарство, то и тогда его совет помог бы наилучшим образом.
Осёл глупца

У одного глупца потерялся осёл. Вышел хозяин на дорогу и спрашивает у прохожего:
— Ты не видел в горах моё живое существо?
— Что за живое существо и как его зовут?
— А вот как зовут, не знаю.
— Дорога большая, много по ней всяких существ ходит, не знаю, о ком ты говоришь? — сказал прохожий и ушёл.
Кого бы глупец ни спрашивал, все отвечали так. Тогда глупец решил: раз он не может назвать своё животное, то надо хотя бы изобразить его. Он взял в одну руку клок сена, а в другую — ослиный помёт и остановил следующего путника.
— Что за живое существо, которое ест вот это, — глупец показал сено, — а вот это оставляет за собой? — глупец показал помёт.
— Осёл, — последовал ответ.
— Правильно, правильно, не видел ли ты осла такой-то масти?
— Видел, вон там, — показал путник в горы.
Так глупец нашёл своего осла.
Subscribe

Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments