anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

С тех пор как компартия в 2015 разрешила заводить второго ребёнка, только за год в республике родили



В КНР насчитывается 1 миллиард 370 миллионов граждан, а снятие ограничения на рождаемость, как уверяют аналитики, приведёт к тому, что за пять лет в стране родится от ста до трёхсот миллионов младенцев. Чем же вызвано подобное решение?

…Мой знакомый, 32-летний офисный клерк Чжу Тэ из Пекина, безумно рад новому постановлению пленума ЦК Компартии Китая. У них с женой растёт 7-летняя дочка. Однако, согласно древним традициям, они давно мечтают завести мальчика: тот вырастет, разбогатеет и обеспечит родителей в старости. Налог на рождение второго ребёнка до недавнего времени составлял 30 000 юаней (примерно 5000 долларов США), и Чжу с супругой начали откладывать определённую сумму с каждой зарплаты, дабы уплатить пошлину. «Отлично, теперь мы сэкономим кучу денег! — ликует будущий счастливый отец. — Моя бабушка вырастила двенадцать детей, и я хотел бы иметь не меньше. Пока мы получили скидку на появление сына — вот это прекрасная новость!» Вечером, ужиная в закусочной Урумчи (столице провинции Синьцзян), я вижу, как посетители за столиками обнимаются, заказывая друг другу пиво. «Сегодня какой-то праздник?» — спрашиваю я официанта. «Да, конечно. Люди отмечают разрешение на второго ребёнка». В Китае попросту обожают детей — каждый день я встречаю на улице мальчиков и девочек, одетых, словно принцы и принцессы, избалованных, закормленных сладостями. Между тем в КНР насчитывается 1 миллиард 370 миллионов граждан, а «послабление», как уверяют аналитики, приведёт к следующему — за пять лет в стране родится от ста до трёхсот (!) миллионов младенцев. Чем же вызвано подобное решение?

— У Китая не было иного выбора, — рассказывает консультант правительства Синьцзяна Алим Карабури, принадлежащий к уйгурскому меньшинству. — Политика жёсткого ограничения рождаемости, введённая «отцом реформ» Дэн Сяопином, действовала с 1979 года. Одной семье разрешалось иметь лишь одного ребёнка, и точка. С наступлением экономических успехов барьеры стали сниматься. В сельской местности позволили заводить двух детей, национальным меньшинствам (в том числе и уйгурам) — трёх: с оговоркой, что разница между рождением одного отпрыска и другого должна составлять четыре года. Со временем запрет и вовсе стал иметь мало смысла: в стране появились миллионы зажиточных людей — в Пекине и Шанхае средняя зарплата превышает 1000 долларов США в месяц, многие могут позволить себе накопить на «лишнего ребёнка». Но главное — не это. Население КНР быстро стареет, у нас 110 миллионов людей пенсионного возраста, а в 2050 году, по подсчётам ООН, их будет уже 440 миллионов. Представляете себе такое количество стариков? Число рабочих рук уменьшается, из этого следует: если Китай потеряет статус «сборочного цеха» планеты, придёт конец и благополучию. У правительства не осталось другого выбора.

…Вот где от «судьбоносного решения пленума» далеко не в восторге, так это на «этнических окраинах» КНР — в том же Синьцзяне и Тибете, встретивших сенсацию без особого энтузиазма. Там жителей-китайцев и без того почти столько же, сколько коренного населения — примерно 40–45 процентов. «Скоро переселенцы из Китая будут составлять две трети от общего числа жителей Синьцзяна, — печально говорит мне таксист, уйгур Мухаммед, показывая на огромную толпу китайских рабочих, выходящих из ворот текстильной фабрики Урумчи. — Игра окончена, мы поглощены». Опасаясь конфликтов в «проблемных» регионах, Компартия Китая готовит новый законопроект — национальным меньшинствам позволят иметь детей по принципу «сколько хочешь», хотя вряд ли это снизит напряжённость. Тут же включилась государственная пропаганда: с телеэкранов вовсю объясняется необходимость подобного решения, приводится масса доводов, в том числе и следующий: триста миллионов детей внесут вклад в рост потребления товаров и спасут Поднебесную от надвигающегося кризиса. Ибо китайская экономика «тормозит».

— Когда я был в России, мне рассказали весьма короткий анекдот, — смеётся бизнесмен Хэй Лун. — «Надпись на дверях китайского родильного дома: „ХВАТИТ!“». Сейчас в КНР двоякое мнение по поводу этого указа партии. Те, кто хотел завести детей, — довольны, что не следует платить налог. Другие опасаются перенаселения — у нас и так в крупных городах ужаснейшая экология, и по этой причине идёт рост раковых заболеваний. Однако я не думаю, что вот прямо через год нас заполонят сотни миллионов маленьких китайцев. Республика стала жить лучше, и многие семьи заводят детей после тридцати лет, предпочитая сперва насладиться благами жизни. В качестве опасного примера наше правительство кивает на Японию, чьи граждане, по статистике, являются самыми старыми в мире. Из 127 миллионов населения там 27 миллионов бабушек и дедушек.

…Но больше всего постановлению пленума ЦК обрадовались владельцы детских магазинов. «Я третий день пью виски и не могу остановиться, — сообщил мне Чжоу Хань, хозяин супермаркета игрушек «Маленький император» в Урумчи — он еле стоит на ногах, с его лица не сходит мечтательная улыбка. — Пару последних лет бизнес шёл ни шатко ни валко… Слава партии, теперь я буду богатым человеком».

Мировые агентства сообщили сенсационную новость: за последний год на свет появилось 18 миллионов (!) китайцев. А в перспективе число граждан в соседнем с нами государ­стве увеличится... до 2 млрд.

На улицах Пекина в выходные тысячи женщин с колясками. Без младенца женатую пару встретить почти невозможно. Практически все молодые пары выходят погулять или в кафе в таком составе: муж, жена, ребёнок лет пяти и младенец на руках. Торговые центры украсились щитами: рекламируют детскую одежду, детское питание, рестораны зазывают «игровыми комнатами». Всего за год неподалёку от центральной улицы Ванфуцзин появилось три (!) огромных магазина с игрушками. Китай впервые с 70-х переживает беби-бум: с тех пор как компартия в 2015 году разрешила заводить второго ребёнка в семье, только за последние 12 месяцев в республике родились 18 миллионов детей — целое население Голландии.

«Есть ощущение, что вся страна разом залезла в постель, — говорит мне чиновник из администрации Пекина за деловым ужином и застенчиво улыбается: — Кстати, мы с женой тоже ждём пополнения».

«Будем размножаться»

«В традиции китайцев всегда было иметь много детей — в бедной семье хоть один ребёнок пробьётся в жизни и обеспечит остальных. Но 40 лет подряд правительство Китая давило дето­рождаемость штрафами, — объясняет юридический консультант из Макао Алешандру Кон. — После смерти Мао Цзэдуна ситуация в стране была близка к краху — гигантское государство с миллиардом полуголодного населения, неспособное обеспечить себя ресурсами и продовольствием. Однако в итоге политика “один ребёнок в семье” вышла Китаю боком. Граждане пенсионного возраста уже составляют в КНР 13%, и в ближайшее время их количество увеличится вдвое: число рабочих рук (основа китайской экономики) резко сократится, внутреннее потребление рухнет. А значит, у Китая нет иного выбора, кроме “размножения”. По прогнозам демографов, в 2037 году в нашей стране будет жить 2 м­лрд человек».

В «русском» районе Пекина Ябаолу (там традиционно закупаются торговцы из России) новые магазины и рестораны растут словно грибы. «Товарищ, давай заходи, селёдочки с картошечкой поедим, — хватает меня за рукав хозяин забегаловки, назвавший себя Боря. — Только вчера из Владивостока свежий засол привёз».

За последние пару лет из-за падения курса рубля многие представители китайского малого бизнеса вернулись из Приморского края домой, но уже жалуются. «Мы с супругой оперативно “сделали” вторую дочку, — хвастается Боря. — И полагаю, мне нужно продавать квартиру и ехать обратно в РФ, пока не поздно. Да, сейчас в Китае материально лучше, чем в России. Но уже через 20 лет ситуация изменится — экономика падает, а детей рожают. У нас появится масса бедного населения, и мы вернёмся в прошлое — вкалывать за копейки». В пользу этого мнения говорит и то, что исчезнувшая в последние два года реклама «Работа в России» теперь расклеена в Ябаолу на всех перекрёстках. Согласно опросам, 94% китайцев, трудившихся на российском Дальнем Востоке и в 2014-м уехавших в КНР, хотят вернуться назад.

Потомство бедняков

«Я бы панику не разводил, — заверяет гонконгский политолог Кевин Чжоу. — Но нервная реакция неизбежна — резкое увеличение населения на десятки миллионов в год наверняка вызовет дискомфорт у соседей Китая. При этом жители мегаполисов с отличными доходами не хотят заводить второго ребёнка — это такая разновидность “городского эгоизма”, боязнь лишних финансовых трат. А вот в бедных деревенских семьях в глубокой провинции этим, конечно, воспользуются. Появление 2 ­млрд человек в стране, которая в 2 раза меньше России, означает подорожание жилья и общее падение уровня жизни — китайцы станут уезжать. Основная волна прошлой эмиграции из Китая пришлась на 90-е: только в Британию, Канаду, Австралию и США прибыли 10 млн человек, устроившись легально и нелегально. Скорее всего, Китай начнёт “прессовать” слабых соседей — Киргизию, Таджикистан, Казах­стан. Таджикские дороги уже строят десятки тысяч китайских рабочих, имеющих право по договору перевозить в республику свои семьи, в Киргизию переселяются китайские фермеры. России пока беспокоиться рано: но всё же лучше просчитать последствия».

«Бойтесь индусов»

Самих китайцев такой подход к их рождаемости со стороны иностранцев крайне возмущает. «В Сингапуре 77% жителей китайцы, в Таиланде — 15%, разве это вызывает какие-то трудности? — горячится Сюй Бэй, учительница английского из Шанхая, нянча полугодовалого (разумеется, второго по счёту) сына. — В Индии вообще нет ограничения на рождаемость, там 1 млрд 300 млн населения. Однако индусов никто не боится, а в каждом китайце за границей видят «жёлтую угрозу».

Может, оно и так. Но, видя, как повально жители КНР бросились рожать, призадумаешься: а что будет у нас рядом через 20 лет? Как реагировать России на быстрый прирост населения в соседнем Китае?

Пожалуй, проще всего не снижать темпы рождения детей. Но для этого одного материн­ского капитала будет маловато, явно понадобится дополнительное финансирование. И, разумеется, пора внимательно отслеживать демографическую ситуацию в Китае: дабы потом не удивляться, когда к нам повалят группы туристов, которые начнут растворяться на просторах страны. Обидно. Китайцы считают Дальний Восток «золотой землёй», где деньги лежат под ногами, — а у нас оттуда люди едут в Москву, где проще зарабатывать.

Понимаю, это пока смешно — ведь сейчас Китай богаче нас. Но осторожность лишней не бывает.

«Пенсионеры дают нашей экономике сотни миллиардов долларов». В России пожилые люди — нагрузка для бюджета, а в Китае научились зарабатывать на них огромные деньги. Как процветает «рынок волос из серебра», читайте в следующем номере «АиФ».


https://cont.ws/@inactive/531861
Subscribe

promo anagaminx august 23, 2020 07:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments