anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Е.П. Блаватская - Наш цикл и следующий за ним: миссионеров ждут трудные времена 2



Е.П. Блаватская - Наш цикл и следующий за ним: миссионеров ждут трудные времена, ведь из всех богохульников, подвергающих осмеянию Бога или Богов других народов, они являются наиболее бесцеремонными! 2

Итак, если в будущем цикле мы должны стать такими, какими уже были, то лучше нам уподобиться людям времен Ашоки, а не нынешнего века. Правда, нас упрекают еще в том, что мы забываем о "христианском героизме". Но проявляет ли сейчас христианство, спрашиваем мы, тот же героизм, что и ранние мученики, или разделяет ли, по крайней мере, героизм современности? Как ни печально, но мы должны опровергнуть и это хвастливое заявление. Не приходится сомневаться в том, что героические поступки иногда совершаются и в нашем столетии, но, с другой стороны, кто больше всех боится смерти, если не рядовой христианин? Идолопоклонник-индус или же буддист, или любой другой азиат или африканец встречает смерть с невозмутимостью и спокойствием, неведомыми западному человеку. Что же до "христианского героизма", то, будь это средневековые или современные герои и героини – св. Луи[9] или генерал Гордон[10], "Жанна д'Арк или Найтингейл[11], их героизм не нуждается ни в каких дополнительных эпитетах. Христианским мученикам предшествовали идолопоклонники и даже безбожники спартанцы, наделенные многими добродетелями, а отважным сестрам милосердия из Красного Креста – матроны Греции и Рима. Самоистязания, которым по сей день подвергают себя индийские йоги и мусульманские факиры, зачастую длятся годами и совершенно затмевают вынужденный героизм христианских мучеников. Тому, кто хочет узнать, что означает "героизм" в полном смысле этого слова, следует прочесть "Анналы и древности Раджастхана" полковника Тода...
"Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" [Мтф., XXII, 21] – это золотое правило, наряду со многими ему подобными, сами же христиане первыми стремятся нарушить.
Гордыня и самомнение – две ужасные язвы, пожирающие сердца цивилизованных наций, а себялюбие – меч, коим преходящая личность пытается разрубить золотую нить, связывающую ее с бессмертной Индивидуальностью. Старик Ювенал, вероятно, был пророком. Похоже, что нижеследующие слова он адресует непосредственно нашему веку.
Мы признаем твои заслуги, но скорбим
О том, что разум твой гордыней одержим!

Гордыня – злейший враг прежде всего для самой себя. Ей невыносимо слушать, как кого-то хвалят в ее присутствии, и потому она набрасывается на любого соперника, но далеко не из каждой схватки выходит победителем. "Едина я, Божья избранница, – говорит гордая нация, – непобедимая и самая передовая, и пусть трепещут все вокруг меня!" Но неизбежно приходит день, когда она оказывается лежащей в пыли и крови. "И я Едина, – каркает в унисон с нею какая-нибудь индивидуальная ворона, ряженая в павлиньи перья, единственная настоящая художница, артистка, писательница или бог знает что еще... – И кого осеню я светом своим, тот избран среди народов, а к кому повернусь спиной, тот обречен на всеобщее презрение и забвение".
Пустое бахвальство и спесь. Благодаря знакомству с законами кармы и евангельскими истинами, мы знаем, что первые станут со временем последними, и наоборот. И те писатели, чьи мысли представляются омерзительными фанатичному большинству, останутся в памяти многих последующих поколений, а прочие, какими бы талантливыми и оригинальными они ни были, окажутся невостребованными в будущих циклах. Более того, коль скоро не ряса делает человека монахом, то и внешнее великолепие вещей, будь то шедевры литературы или искусства, не может служить гарантией моральной красоты их создателей. Некоторые известнейшие поэты, философы и писатели вели, как свидетельствует история, далеко не примерный образ жизни. Руссо хотя и создал свою этическую систему, сам следовал ей отнюдь не всегда, а об Эдгаре По говорят, что свои лучшие поэмы он написал в состоянии, близком к delirium tremens. Жорж Санд, невзирая на свою выдающуюся психологическую проницательность, высокоморальный характер своих героинь и благородные идеи, врядли смогла бы претендовать на приз Монсьона[12] за добропорядочную жизнь. Более того, талант, а тем более гений, является не следствием эволюции в нынешней жизни (которой мы только и имеем основания гордиться), но результатом предыдущего существования, и любые иллюзии насчет обратного чреваты большими опасностями. "Майя, – говорят азиаты, – набрасывает самую плотную и самую обманчивую завесу на самые красивые места и объекты в природе". Самые красивые змеи, как правило, наиболее ядовиты. Дерево анчар, чьи отравленные испарения убивают все живое, рискнувшее приблизиться к нему, по праву считается королем красоты африканских лесов.
Следует ли нам ожидать того же самого в "приближающемся цикле"? Неужели мы обречены и дальше терпеть то зло, которое терпим сейчас?
И все-таки даже тогда, когда прогнозы Фихте станут явью и заря "Великого Века" Шелли воссияет над человечеством, карма будет действовать так же, как и всегда. И мы, в свою очередь, станем "древними людьми" для тех, кто придет после нас. И люди новой эпохи так же будут считать себя единственно совершенными существами и так же насмехаться над "Эйфелем", как мы сейчас насмехаемся над Вавилонской башней. Мы – рабы привычки и расхожих мнений, и те, кто будет жить в следующем цикле, тоже станут считать единственно правильными собственные действия и оценки.
"Ату их! Ату!" – будут кричать они в адрес тех, кто, подобно тому, как мы сейчас защищаем древних, осмелится сказать доброе слово о нас с вами. Град насмешек и все прочие виды оружия будут немедленно обращены против того, кто дерзнет сойти с проторенной дорожки, против "богохульников", которые позволят себе называть богов этого будущего цикла их настоящими именами или отстаивать собственные идеалы. Нетрудно предвидеть, что напишут в будущих биографиях знаменитых безбожников нашего времени. Об этом можно заранее судить по тем биографиям, которых уже удостоились некоторые наиболее известные английские поэты, например по посмертным отзывам о Перси Бише Шелли.
Да, теперь его осуждают за то, за что в другое время восхваляли бы, поскольку еще в детстве он написал "Апологию атеизма"! Сейчас говорят, что его воображение унесло его "за пределы реальности", а его метафизика "лишена разумного основания". Но это может означать только одно: его критики заявляют, будто знают все о разграничительных вехах, установленных природой между реальным и нереальным. Этакие ортодоксальные тригонометрические топографы абсолюта, провозгласившие себя единственными специалистами, избранными их Богом для установления границ и пределов, всегда готовые раскритиковать независимого метафизика. Они стали характерной чертою нашего века. Нет ничего удивительного в том, что в случае с Шелли метафизика молодого автора "Королевы Мэб", описанная в популярных энциклопедиях как "безжалостная и богохульная атака на христианство и Библию", показалась его непогрешимым судьям "лишенной разумного основания". Для них "разумным основанием" представляется лозунг Тертуллиана: "Credo quia absurdum est"[13].
Бедный великий молодой Шелли! Он трудился не покладая рук на протяжении нескольких лет своей слишком короткой жизни ради облегчения страданий неимущих и утешения отчаявшихся и был готов, по утверждению Медвина[14], отдать последний шестипенсовик совершенно незнакомому человеку, обремененному нуждой, но был назван атеистом только за то, что отказывался признавать Библию буквально!. Пожалуй, причины этого "атеизма" мы могли бы найти в "Разговорном словаре" (Conversations Lexicon), где сразу же за бессмертным именем Шелли следует имя Сима (Шем), "старшего сына Ноя... умершего, как сказано в Писании, в возрасте 600 лет". Автор этой энциклопедической информации (которую мы цитируем дословно) не смог удержаться от того, чтобы не добавить: "Вряд ли можно говорить без субъективного, но искреннего осуждения о писателе, который смолоду отверг все общепринятые представления" (под которыми, надо полагать, имеется в виду прежде всего библейская хронология). Однако тот же самый автор не позволяет себе ни единого комментария по поводу циклических лет Сима, благочестиво (или же предусмотрительно) обходя молчанием этот вопрос!
Таков наш век, ныне с таким шумом, но, к счастью для всех, готовящийся к своему финальному прыжку в вечность. Из всех прошедших веков этот – наиболее откровенно жесток, развращен, аморален, кичлив и нелеп. Это гибридный и неестественный продукт, чудовищное дитя своих родителей – честной матери, именуемой "средневековым суеверием", и бесчестного, вороватого отца – беспринципного обманщика, обычно называемого "современной цивилизацией". Поистине невеселые мысли навевает вид странной, немыслимой упряжки, ныне влачащей телегу прогресса сквозь триумфальные арки нашей цивилизации. Наш восточный склад ума заставляет нас видеть в ортодоксальной набожности, запряженной вместе с холодным, насмешливым материализмом, красноречивый символ нашего столетия. Мы усматриваем его в колониальном творении европейской этики (увы, живом творении!), известном как люди смешанной культуры. Услышав это прозвище, мы тут же представляем себе елейное лицо кофейного цвета, высокомерно взирающее на мир через лорнет, плоскую и мохнатую голову, увенчанную высокой шляпой и водруженную на пьедестал из белого, накрахмаленного воротничка, такой же рубахи и модного атласного галстука; а рядом с этим гибридом стоит, опираясь на его руку, такое же плоское, смуглое лицо смешанной красоты, сияющее из-под стильной парижской шляпки, представляющей собой немыслимую пирамиду из марли, пестрых ленточек и перьев...
В самом деле, эта комбинация из азиатской плоти и европейского облачения выглядит не менее смехотворно, чем существующая ныне смесь моральных и интеллектуальных идей и представлений. М-р Гексли и "Жена, облаченная в Солнце", Королевское Общество и новый пророк из Брайтона, который раскладывает буквы "перед Господом" и получает для нас ответные послания "от Иеговы Ангелов", который, не краснея, подписывается "Царь Соломон", а письма свои пишет на листах со штемпелем "Святилище Иеговы" (sic) и который называет "Мать" – вышеупомянутую Солнечную "жену" – "той проклятой" и вызывающей отвращение.
И все-таки их учения сплошь авторитетны и ортодоксальны. Только вообразите себе, как м-р Грант Аллен пытается убедить генерала Бута[15] в том, что "жизнь обязана своим происхождением химическому процессу разделения эфирных волн на более холодной земной поверхности, в особенности двуокиси углерода и воде", а английский "le brave general" возражает, что такого быть не может, поскольку "более холодная поверхность" была сотворена только лишь в 4004 г. до н. э., и потому его (Гранта Аллена) "существующее многообразие органических форм" обязано своим возникновением вовсе не "частному взаимодействию динамических законов" (в чем он пытается уверить неосторожного читателя в своей новой книге), но только тому праху земному, из которого "Господь Бог сотворил зверей полевых" и "всякую птицу небесную".
Эти двое олицетворяют овец и козлищ, которые будут отделены друг от друга в Судный день, альфу и омегу ортодоксии и точную картину общества нашего столетия. Тех несчастных, которые оказались зажатыми на нейтральной полосе между двумя этими полюсами, пинают и бодают теперь с обеих сторон. Повышенная эмоциональность и тщеславие (первая – следствие нервной неуравновешенности, а второе – то чувство, которое заставляет нас плыть по течению, чтобы не прослыть косными реакционерами или безбожниками) служат мощным оружием в руках наших современных благочестивых "овец" и наших ученых "козлищ". И только карма тех, кто не смог противиться этому оружию, знает, сколько людей загнали оба эти недостатка в тот или другой воинствующий лагерь...
Те же, кто не подвержен ни истерическим эмоциям, ни священному страху перед обществом и приличиями, те, в ком пробудился уже голос совести — "тот все еще слабый голос", который, будучи однажды услышанным, способен заглушить даже могучий рев Ниагарского водопада и уже не позволяет лгать своей собственной душе, остаются за пределами этой схемы. Для них в уходящем веке уже не остается никакой надежды. Они просто родились не в то время. Такую ужасную картину рисует наш нынешний цикл, близящийся теперь к своему завершению, для всех, с чьих глаз спала пелена суеверия, предрассудков и предубеждений и кто видит истину, скрытую за видимыми проявлениями нашей западной "цивилизации". Но что готовит человечеству грядущий цикл? Будет ли он просто продолжением нынешнего, только окрашенным в еще более мрачные и гнетущие тона? Или же для человечества воссияет заря нового дня – солнечного дня истины, милосердия и подлинного счастья для всех? Ответ на этот вопрос во многом зависит от тех немногих теософов, которые остаются верными своему флагу и в дни общественного признания, и в дни гонений и продолжают бороться на стороне Истины с силами Тьмы.
Одна атеистическая газета опубликовала несколько оптимистических строк, связанных с последним пророчеством Виктора Гюго, которому приписываются следующие слова:
Вот уже четыре сотни лет ни один шаг, сделанный человечеством, не остается без последствий. Мы вступаем в великую эпоху. Шестнадцатый век войдет в историю как век художников, семнадцатый назовут веком писателей, восемнадцатый – веком философов, а девятнадцатый – веком апостолов и пророков. Чтобы соответствовать девятнадцатому столетию, необходимо быть художником века шестнадцатого, писателем семнадцатого, философом восемнадцатого, а еще, подобно Луи Блану[16], обладать врожденной священной любовью к человечеству, которая как раз и делает человека апостолом и дарует пророческое видение будущего. В двадцатом веке войны умрут, эшафоты умрут, вражда умрет, королевская власть умрет, догмы умрут, но человек будет жить. Для всех будет только одна страна, и страной этой будет вся земля; для всех будет только одна надежда, и надеждой этой будет все небо.
И потому все приветствуют благородный двадцатый век, который примет наших детей и который наши дети получат в наследство!
Если победа останется за теософией и ее всеобъемлющая философия прочно укоренится в умах и сердцах людей, а ее учения о перевоплощении и карме, иными словами, о Надежде и Ответственности, станут определяющими факторами в жизни последующих поколений, то заря нового дня, дня радости и счастья, действительно воссияет для всех страждущих и отверженных. Ибо настоящая теософия – это альтруизм, и мы не устанем это повторять. Это братская любовь, взаимопомощь и непоколебимая преданность Истине. И если люди когда-нибудь поймут, что именно в этом истинное счастье, а не в богатстве, собственности или каком-то ином способе удовлетворения собственного эгоизма, то черные тучи рассеются и на земле родится новое человечество. И тогда действительно вернется золотой век.
А если нет, то разразится буря и наша самодовольная западная цивилизация и вся ее просвещенность утонут в море ужаса, какого до сих пор еще не знала история.
Сноски
Перейти ↑ автор "Прометея Освобожденного"... – Шелли Перси Биш (1792–1822), английский поэт.
Перейти ↑ Грант Аллен – псевдоним Джеймса Гранта Уилсона (1832-1914).
Перейти ↑ Утонченный поэт и талантливый редактор прежнего "Светского обозрения" ("Secular Review"), ставшего ныне "Агностическим журналом" ("Agnostic Journal"). Сочинения м-ра У.Стюарда Росса ("Саладин"), такие, как "Женщина, ее слава, ее позор и ее бог", "Собрание памфлетов", "Бог и его Книга" и т. д., станут в XX столетии наиболее убедительным и исчерпывающим оправданием для людей, прозванных безбожниками в веке XIX
Перейти ↑ ...высказанную Цицероном в "De Legibus": "De sacris autem haec sit una sententia, ut conserventur"... – Lib. II, xix(47):
"...De sacris autem, qui locus patit latius, haec sit una sententia, ut conserventur semper..." – "...Что касается религиозных обрядов, то единственное наше мнение на их счет должно быть таким – их следует исполнять всегда..."
Перейти ↑ Нэбо (санскр.) – то же, что индусский Будха, сын Сомы – Луны, и планета Меркурий.
Перейти ↑ Астрогнозия – знание звездного неба и умение ориентироваться в странах света на местности и во времени по звездному небу.
Перейти ↑ Астролатрия – поклонение звездам, планетам и другим небесным телам; была распространена у многих древних народов.
Перейти ↑ Чандрагупта (годы правления: ок. 317–293, до н. э.) – сын Нанды, первый буддийский царь династии Мориа, дед царя Ашоки, "любимец богов" (Пиядаси).
Перейти ↑ Святой Луи (Людовик IX, 1214–1270) – король Франции. Возглавил Седьмой (1248) и Восьмой (1270) крестовые походы: в первый раз попал в плен к египетскому султану и был выкуплен за большую сумму; во второй – умер от чумы в Тунисе. Канонизирован католической церковью.
Перейти ↑ Гордон Чарлз Джордж (1833–1885) – английский колониальный деятель, генерал. Участник Крымской войны. Был губернатором Судана; убит во время штурма Хартума повстанцами Махди.
Перейти ↑ Найтингейл Флоренс (1820–1910) – английская сестра милосердия и общественный деятель. Организатор и руководитель отряда санитарок во время Крымской войны. В 1869 г. основала первую школу медсестер в госпитале св. Томаса в Лондоне. В 1912 г. Лига Международного Красного Креста учредила медаль имени Найтингейл, являющуюся высшей наградой для медсестер.
Перейти ↑ Призы Монсьона – призы, учрежденные во Франции в девятнадцатом веке бароном Антуаном де Монсьоном (1733–1820), французским филантропом, для тех, кто тем или иным способом трудится на благо окружающих.
Перейти ↑ "Credo quia absurdum est" – часто, но неправильно цитируемая фраза из Тертуллиановского "Carne Christi", II, v, которая на самом деле звучит следующим образом: "Certum est quia impossibile est" – "это несомненно, потому что невозможно".
Перейти ↑ Медвин Томас (1788–1869) – английский писатель.
Перейти ↑ Бут Уильям (1829–1912) – основатель и первый генерал Армии Спасения, космополитической организации, призванной воплотить идею о братстве всего человечества. Возникла в Великобритании как новая христианская организация, призванная воплотить заветы Христа в действительную жизнь. Основная цель – оказание помощи беженцам, нищим, сиротам, независимо от расы, вероисповедания и пола.
Перейти ↑ Блан Луи (1811–1882) – французский утопический социалист, историк и журналист. Активный деятель Революции 1848 года, но противник Парижской Коммуны 1871 года.

https://cont.ws/@inactive/517523
Subscribe

Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments