anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Дж. Карлин - Будущее уже не то, что прежде 14. Политкорректность разоружает жертвы! Если это преступ

https://cont.ws/@inactive/494896?_utl_t=lj Дж. Карлин - Будущее уже не то, что прежде 14. Политкорректность разоружает жертвы! Если это преступление, и его придется расследовать, но если это нарушения, то они дают повод для проверки! | Блог Иисус Христос - Главный Коммунист | КОНТ

Только для чтения

А вы не устали от словесного поноса, который несет Лора Буш про то, что дети должны читать, надо учить их читать или читать детям про учебу или что там она еще несет? Что за проблемы у этого Буша с женским полом? Его мамаша Барбара — мерзкая седая корова — гнала ту же пургу. А нужно не приучать детей к чтению, а приучать их сомневаться в прочитанном. Содержание чтения гораздо важнее сидения рядом с матерью и ползания глазами по тексту. Кстати, как я заметил, у самой Барбары научить ребенка читать не получилось.

Эвфемизмы: политические группировки

Языковыми манипуляциями в политике занимаются не только известные мерзавцы-политики. Множество слов-уродцев производят люди, считающие себя добродетельными и полезными, — политически активные. Активисты, чью противоположность можно бы назвать «пассивистами». Но не путать последних с пацифистами, которые, как правило, тоже активисты.

Д А П О М О Ж Е Т Н А М Б О Г

Давайте начнем с выражения «связанный с верой», которое святоши из числа правых выбрали для замены слова «религиозный» в политических речах. Иначе говоря, они решили, что у религии неподходящее имя. Как я догадываюсь, они предполагали, что слушатели будут вспоминать о религиозных фанатиках, а вот о фанатиках, связанных с верой, вроде еще не слыхали.

И, кстати, хотя никто из бушевских религиозных фанатиков никогда этого не признает, разрушение Всемирного торгового центра было предприятием, связанным с верой. С мусульманской, фундаменталистской верой. Да, это вера не наша, но ведь мы тут все за разнообразие?

Это словечко — еще один способ, придуманный в администрации Буша для того, чтобы обходить Конституцию. Там понимали, что американцы никогда не одобрят предлагаемые правительством религиозные инициативы. Другое дело — связанные с верой. Ну что такого? «Связанный с верой» — это явная попытка протащить религию, пока люди ни о чем не подозревают: именно таким способом она всегда и протаскивается. Людей лишают выбора, а «выбор» — это еще одно слово, которое политикам очень помогает фокусничать с языком.

В Ы Б И РА Й С Т О Р О Н У

Выбор, сделанный школой, или — в более утонченной версии — выбор, сделанный родителями, — кодовые фразы, маскирующие планы правых финансировать религиозное образование из государственной казны. Заслышав фразу «рекомендовано к изучению», знайте: рядом клерикальные экстремисты. И помните: есть и хитроумное последствие этих «рекомендаций» — социальные стипендии.

Обсуждая слово «выбор», невозможно обойти стороной язык, рожденный в борьбе против абортов. Когда эти баталии только начинались, религиозные фанатики, понимая, что в слове «антиабортный» многовато отрицания и маловато эмоционального заряда, решили объявить, что выступают «за жизнь».

Под этим ярлыком они не только выглядели благородно, он давал еще одно преимущество — намекал на то, что те, кто по другую сторону, — против жизни, то есть за смерть. А еще «жизненцы» придумали миленькую фразу, которая сразу обдает адресата теплом: за семью.

Либералам ярлыки «против жизни» и «за смерть», само собой, решительно не нравились, при этом они понимали, что «за аборты» — тоже далеко не лучший вариант и в итоге остановились на лозунге «За свободу выбора». На этом закончилась игра в имена, давшая миру ныне всем известное противостояние: жизненцы против выбористов 1 . Самое интересное, что слова «жизнь» и «выбор» даже не антонимы. Но вот они сказочным образом прогуливаются под ручку.

Между тем, пока враждующие партии занимались лингвистическим пинг-понгом, тысячи абортариев благодаря очередному трюку либеральной магии стали непостижимым образом превращаться в центры планирования семьи.

И кстати об этих заведениях. По-моему, либералам давно пора внести ясность в слишком эмоциональное определение «аборты в подворотне». «Мы не желаем возвращаться к временам, когда аборты делали в подворотне». Полно вам. Это слишком образно. Ну много ли абортов действительно делалось в подворотне? Ладно, в таких помещениях, куда заходили через подворотню? Когда я был молодым, задолго до Роу и Уэйда 2 , все аборты, которые я оплачивал, делались в больнице в нормальном медицинском кабинете. Мы входили с парадного крыльца и поднимались на лифте. Все трое. Когда мы спускались, лифт, конечно, вез уже меньший груз.

1 В русском языке для названия этих партий используются английские заимствования: «пролайфисты» и «прочойсисты». — Прим. пер.

2 Знаменитое судебное разбирательство «Роу против Уэйда» закончилось узакониванием абортов в США (1973 г.). — Прим. пер.

П У З О Ж И Т Е Л И ?

Теперь возьмем такой аргумент: зародыш — это нерожденный ребенок. Забавно просто, не трогая ничьих личных переживаний, распутать смысл этой формулы. Я рассуждаю так: что бы оно ни было, до рождения — это не ребенок. Ребенок — это тот, кто уже родился: именно факт рождения и делает его ребенком.

Зародыш не ребенок. Он еще не родился на свет, потому и зовется зародышем. Если хотите, можете звать его нерожденным зародышем (это тавтология), но нерожденным ребенком его назвать нельзя. Потому что — не побоюсь повторить еще раз — чтобы стать ребенком, надо родиться. Запомнили? Да, «нерожденный» звучит эффектно, однако ничего не значит. Это все равно что сказать нерожденный «фольксваген». Какой в этом смысл?

Есть у фанатиков и еще одно название для зародышей.

Они говорят: «предрожденные». Ну вот, открывается простор для творчества. Если принять «предрожденных», тогда придется согласиться с тем, что в момент рождения мы моментально переходим из категории «предрожденных» в категорию «предумерших». Логично, правда? Строго говоря, мы все предпокойники. Хотя, если вдуматься еще глубже, то слово «предумерший», наверное, лучше всего подходит для обозначения мертворожденных младенцев. Рожденный предумерший.

И, знаете, мне кажется, консерваторы только потому хотят, чтобы все детишки рождались, что им нравится сама идея рождения. Не зря же среди них так много тех, кто родился заново.

Никак не нарождаются досыта.

ТА Р З А Н Б Ы О С К О Р Б И Л СЯ

Вот еще одна фигня от либералов, на этот раз — от зеленых: ребята удружили нам с «дождевым лесом». «Спасаем дождевые леса».

Их так решили звать, потому что нужно было собирать деньги, а то, что на спасение джунглей никто не даст, зеленые отлично понимали. «Спасем джунгли» не звучит. То же самое с болотами. «Спасем болота!» Не прокатит. И болота стали влажными землями! Это изящнее. Звучит нежно. «Спасем влажные земли».

Шлите денег.

А вот где экологи, на мой взгляд, сильно недоработали, так это со словами «глобальное потепление» и «парниковый эффект».

По-моему, это слишком мягкие слова, такие никого не заставят встрепенуться. К тому же «глобальное» — это для американцев слишком всеобъемлюще, не задевает их эгоистичные натуры. «Глобализация — это ведь та хрень, которая сжирает наши рабочие места?» Словом, «глобальный» не подействует. А уж «потепление» и вовсе милое слово. Кому же не хочется, чтобы стало малость потеплее?

Так же и «парниковый эффект» вряд ли кого-то возбудит.

Парник набит зеленью и овощами, там все растет и цветет.

Парник — это средоточие жизни. Стало быть, «парниковый эффект» — это штука, дающая жизнь, укрытие, рост. Трудно увязать такое восприятие с бедствием.

Другая промашка с языком у зеленых касается атомной энергетики: расплавление. Они все пугают нас расплавлением ядерных реакторов, но это слово подразумевает что-то забавное, не правда ли? Как сыр на горячем бутерброде или горячий шоколад. «Не хотите жареной картошки с расплавлением?»

Эвфемизмы: политические группировки

Несколько мыслей вдогонку

Вот еще несколько примеров того, как политические убеждения могут изуродовать язык.

Консерваторы выступают против контроля над оружием. Либералы понимают, что «контроль» — плохое слово, и заводят речь об «оружейной безопасности». И вот вполне ожидаемый фокус, но описать его как-то не хватает слов: контроль над оружием в стане его противников иногда зовут разоружением жертвы. Обалдеть, правда? Разоружение жертвы! От такого впадаешь в оцепенение. Будто под дулом.

Либералы говорят: «политика равных возможностей»; консерваторы более циничны: «установленные правительством квоты», «расовые предпочтения» и «ущемления».

Богатым республиканцам не хочется, чтобы деньги утекали из семьи, поэтому в их партии «налог на наследство» (нейтральное наименование) стали с некоторых пор называть «налогом на имущество» (здесь уже подвох!), а потом и «налогом на смерть» (издевательство).

Когда либералы говорят о расходах, они употребляют слова инвестиции и финансирование. «Финансировать» значит «тратить деньги». «Мы должны активнее финансировать образование». С другой стороны, когда республиканцам надо поднять налоги, они называют это «подпиткой государственного бюджета».

Бурение нефти энергетическая мафия теперь зовет «нефтеразведкой». Им нужно, чтобы вместо Mobil и Exxon вы представляли себе Льюиса и Кларка 1 .

1 Мериуэзер Льюис и Уильям Кларк — предводители первой в истории США сухопутной экспедиции к тихоокеанскому побережью Северной Америки (1803—1806 гг.). — Прим. пер.

Когда разразился скандал с Enron, люди Буша называли преступления энроновских заправил нарушениями. Они говорили, что нужно провести не расследование, а проверку. Я догадываюсь, что если такое позволят себе чужие, это будет преступление, и его придется расследовать, но если это делают свои — тогда это нарушения, которые дают повод для проверки.

Либералы говорят о «глобальном потеплении», консерваторы — об «изменениях климата».

Если надо выставить кого-то темной и подозрительной личностью, то он — иракец, если захочешь его немножко облагородить — американский иракец, а если уж решишь сделать настоящим ангелом — зови американским гражданином иракского происхождения.

Когда-то в эту страну люди ехали преимущественно из Европы и назывались иммигрантами и беженцами. Когда они начали прибывать из Латинской Америки и с островов

Карибского моря, мы начали звать их лицами без американского гражданства. Некоторые из них попадают сюда незаконно. Сочувствующие этой братии местные жители избегают слова «нелегалы», предпочитая «работающие без документов». Или «гастарбайтеры». Бывает, их именуют описательно «новоприбывшими».

Фразу «режим наибольшего благоприятствования» сочли слишком лестной для Китая и решили вместо этого говорить «нормальные торговые отношения». Кроме названия, разницы между этими двумя режимами нет никакой.

Фашисты обозначали истребление евреев словами «специальная акция». В официальных отчетах евреев не убивали, их «переселяли», «эвакуировали» или «перемещали». Убитых определяли как «выбывших».

Арабы в Палестине называют занятые Израилем земли «оккупированными территориями», сам же Израиль предпочитает определение «спорные». Уничтожая палестинских лидеров, израильтяне говорят о «фокусированном вмешательстве», «точечном уничтожении» и «превентивных мерах».

Однажды иракский диктатор Хусейн назвал заложников, которых захватил, своими гостями.

Страны, что раньше именовались «государствами-изгоями», теперь считаются «вызывающими озабоченность», так что мы можем вести с ними переговоры, не начиная с порога оскорблять. Впрочем, Северную Корею за плохое поведение понизили из «государств, вызывающих озабоченность», обратно в «страны-изгои». Похожим образом «государства-банкроты» нынче стали «несостоявшимися государствами». Не забыли мы и «слаборазвитым странам» повысить статус — теперь это «развивающиеся страны».

И наконец…

В Панаме в дни выборов, положивших конец правлению Мануэля Норьеги, орудовали банды убийц и мародеров. Они называли себя «батальонами гордости».

Какой смысл?

П О Л Ь З О В А Н И Е И С П О Л Ь З О В А Н И Е

Я против использования слова «пользование», особенно когда его используют вместо слова «использование». В использовании «использования» нет ничего неправильного; оно давно исполь-198 зуется и приносит пользу. Я не говорю, что «пользование» бесполезно, просто я не нахожу пользы в его нынешнем использовании. «Пользование» должно встречаться только в правильном использовании. Я предпочитаю говорить «мое использованиеИнтернета», а не «пользование Интернетом».

И раз уж я использую это место под «пользование», я использую еще немного под «задействовать». Использовать «задействовать» вместо того, чтобы задействовать «использовать», — очередной пример стремления добавить важности тому, о чем говоришь.

Спортивные комментаторы занимаются этим постоянно — суют куда попало «умные» слова: «Он не задействует все свои умения». Они не понимают, что спортсмен вообще не задействует свои умения, а применяет их. Тренер может задействовать своих игроков, но те просто действуют, как умеют. Не применяйте «задействовать», когда надо задействовать «применять».

К Т О К О Г О Р Е А Л И З О В А Л ?

Другое преступление спортивных журналистов: они все время говорят «реализовать» вместо «забить гол» или «получить очко». «После перерыва детройтцы реализовали численное преимущество».

Или даже «реализовали момент». Извините, нет. После перерыва детройтцы забросили шайбу. Слово «реализовать» может значить «осуществить задуманное» или же «продать, сбыть». А во время матча никто никому ничего не продает. Ну, если не продан заранее весь матч. Но даже если он продан, я сомневаюсь, что это называется «игра реализована». Оле-оле-оле-оле!

М О М Е Н Т В Х О Ж Д Е Н И Я

Еще меня раздражает, когда люди говорят о «вхождении», имея в виду просто «вход». Разве со «входом» что-то не так? А вот вхождение — это вход, которому недостает реализации. Или вход в момент реализации? Почувствуйте разницу.

П Р И О С ТА Н О В Л Е Н И Е

Еще одно несуразное словцо — «приостановление». Самый употребительный эвфемизм для забастовки — «приостановление работы». Видимо, «забастовка» для законопослушных американцев звучит слишком промарксистски. А вот «приостановление» — это будто про легкие нелады с кишечником. Однако лично мне как-то неуютно: слишком похоже на «простамол».

О Б Е С Т О Ч И В А Н И Е «Пользование», «вхождение» и «приостановление» напомнили мне про «обесточивание». Это слово я просто не люблю. Оно неуклюжее, уродливое слово. Обесточивание. Хотя в нем слышится нечто многозначительное, чаще всего его используют, когда говорят об обычном отключении электричества: «район обесточен». Раньше мы это называли перебои с питанием, но, видимо, в Америке не любят признавать, что с чем-то перебои, даже когда они налицо. Так или нет, но нам лучше придумать более человеческий ответ на вопрос: «А что со светом?»* *К слову. Недавно я услышал по CNN такую фразу: «Изза сильного ветра около 250 000 жителей Новой Англии оказались во власти стихии». И я подумал: «Велика важность! Ведь и так все 275 миллионов жителей Соединенных Штатов оказались во власти стихии. Просто не все об этом догадываются».

Непрошенные комментарии журналюг:

К Т О В З Я Л О Т В Е Т С Т В Е Н Н О С Т Ь ?

Когда в новостях сообщают о взрывах, устроенных какими-нибудь радикальными политическими группировками, нас нередко осведомляют, что «никто не взял на себя ответственность».

Но почему именно такая формулировка, ведь тут скорее «никто не поставил себе в заслугу»? Чтобы пощадить чувства родственников погибших? Люди, которые взрывают бомбы в людных местах, несомненно, считают, что это круто. Дайте же им погреться в лучах славы. Они ведь так старались.

К С О Ж А Л Е Н И Ю , В С Е В Ы Ж И Л И

Вот еще один ненужный довесок, который мы часто слышим в телерепортажах об авариях и пожарах: «К счастью, никто не пострадал» или «Есть и хорошая новость: обошлось без жертв».

Я считаю это абсолютно субъективным мнением редакции.

В конце концов, для меня это, может, и не такая уж хорошая новость, что никто не пострадал. Я имею право сам решать, хорошей или плохой новостью будут для меня страдания посторонних. Может, я предпочел бы услышать «Жаль, никто не пострадал». Это вполне возможно. Будьте любезны, приберегите комментарии для редакторской колонки в журнале.

Л И Ц О П О П Р О Щ Е !

И я вполне обойдусь без этих притворно серьезных рож и печальных интонаций, которые демонстрируют тележурналисты, сообщая о так называемых трагедиях. Тут особенно отличается Дайан Сойер. Она театрально понижает тон, делает не по-детски строгое лицо и начинает докладывать про младенца, погибшего в стиральной машине. И если слушать невнимательно, легко подумать, что эта чертова «трагедия» случилась лично с ней. Хорошо ли это? Не думаю. Будьте добры, просто сообщите мне, что где творится; грустные физиономии Мерил Стрип умеет делать гораздо лучше.

М Ы С Л И О « М Ы С Л Я Х »

Еще одна бессмыслица, сопровождающая известия о смертях: фраза «Наши мысли — с семьями погибших»; эти слова мы слышим не только в новостях, но и в жизни: «Мысленно я с его семьей». Что бы это могло значить? Сочувствие я могу понять, молитвы, при всей их бесполезности, тоже. Но мысли? Почему мысли? Какие именно? Просто мысли? Типа «Оба-на, он умер»?

Кому от этого легче?

Когда впервые сообщили, что у Майкла Джей Фокса болезнь Паркинсона, одна тележурналистка заявила: «Мысли каждого из нас сейчас с Майклом». Знаете, меня ни в коем случае не радует, что он заболел, к тому же Майкл — одна из немногих знаменитостей, кто мне по-настоящему нравится. Но если говорить начистоту, большую часть дня мои мысли совсем не с Майклом.

Я желаю ему справиться с болезнью и восхищаюсь тем, как он держится. Но в любой конкретный момент мои мысли, скорее всего, будут о женской заднице.



Эвфемизмы: Устаревшая старость

Наверное, вы заметили, что в нашей стране больше нет старых людей: они исчезли, их вытеснили граждане старшего возраста. Миллионам наших ближних вдруг посчастливилось превратиться в людей зрелых лет и старших взрослых. Холодные, бездушные, продезинфицированные слова. Типично американские.

Все это — замалчивание страха перед старостью.

Этот страх легко понять. Он вполне естествен. И он всеобщ: стареть не хочет никто. Никто не хочет умирать. Но мы все стареем. Все умираем. И поскольку это нам не нравится, мы стремимся эту истину как-то задрапировать. Лично я начал это делать, когда разменял пятый десяток. В те дни, глядя в зеркало, я думал: «Э, похоже я становлюсь… старше!» Это звучало помягче, чем «старею». И даже давало надежду, что все продлится немного дольше.

Люди, однако, забыли, что «старше» — это сравнительная степень, и употребляют это слово как качественное прилагательное: «Ему нужна женщина постарше». «О, правда? А постарше кого? Или постарше, чем была раньше? Серьезное дело».

Люди думают, что стареть плохо, оттого что плохо быть старым. Но знаете что? Быть старым — это нормально; а иногда просто здорово. Да и в любом случае, выбирать не приходится.

Вариантов не дано.

Однако вот начинает стареть эта несносная публика, дети бума рождаемости (те, кому в 2005 году от сорока двух до сорока девяти), и она никак не может с этим смириться. Вы не забыли, что именно они, бэби-бумеры, навязали нам бескостный политкорректный лексикон?

И вот, не желая признавать, что стареют, они придумали новый термин, чтобы описывать собственное приближение к могиле. «Средних лет» им несимпатично, и взамен — понимаете, чуваки — вместо — они говорят «предпожилой». Прелестно, а?

Предпожилой. Существует такое слово. Вы его не часто слышите, но оно есть. Бумеры заявляют, что если тебе от пятидесяти до шестидесяти пяти, то ты переживаешь предпожилой возраст.

Но я готов спорить, что в 2011 году, когда им перевалит за шестьдесят, именовать себя пожилыми бэби-бумеры не станут. Подозреваю, что они придумают новый способ сбежать от действительности, и я даже готов им в этом помочь. Им стоило бы взять название «предпокойные». Идеальный термин — и точный, и емкий.

Кстати, эти же умники придумали словцо для описания работы, по их мнению, лучше всего подходящей для пенсионеров, которые не хотят просто сидеть дома. Совместимая с возрастом работа. Ну не ужасно ли? Боже, какая тоска, какая тоска.

Итак, подытожим: у нас есть граждане старшего возраста.

Нравится мне эта фраза или нет, я уже привык к ней и больше не бешусь, ее слыша. Но есть еще одно описание стариков, с которым я не примирюсь нипочем. Это когда я слышу, что про кого-то говорят: ему, например, три раза по двадцать. Я, конечно, понимаю, что это стеб, но все равно — от такого скальп мерзнет. Умничанье и жеманство. И увертка. Мусорный язык.

Еще: в программе «60 минут» на CBS ведущая Лесли Сталь 1 , благослови ее Господь, сказала о ком-то, что ему девяносто с чем-то. Ох. Лесли. Прошу, пощади хоть чуток.

И еще один, последний душераздирающий пример на эту тему. По радио Мэтт Драдж 2 однажды упоминал «возрастных людей». И он не ехидничал. Он сказал: «Вирус Западного Нила особенно опасен для возрастных людей». Бедняга Мэтт. Видать, он гораздо более трехнутый, чем кажется.

Ну, а теперь к смежной теме: для многих таких восьмидесятии девяносто-с-чем-то-летних граждан неприятная реальность состоит в том, что им приходится жить в местах, где бы им жить не хотелось. В домах престарелых. Но как бы покрасивее называть эти заведения, куда мы сбагриваем своих стариков? Когда я был маленьким, в нашем районе стоял такой дом и назывался интернатом для престарелых. На воротах висела медная табличка с этими словами: «интернат для престарелых». Этот дом всегда казался пустым: я ни разу не видел, чтобы туда кто-то входил.

1 Лесли Сталь (р. 1941) — американская тележурналистка. — Прим. пер. 2

Мэтт Драдж (р. 1966) — американский теле-, радиои интернет-журналист. —Прим. пер.

Естественно, я также ни разу не видел, чтобы оттуда выходили.

Потом такие места стали называть домами заботы и медицинскими центрами. Видимо, решили, что кому-то из стариков нужно немного заботы, а кому-то — кое-какое лечение. В наши дни эти учреждения зовутся социальными приютами или домами долговременного ухода. Отличный экземпляр из нынешнего обескровленного словаря: «дом долговременного ухода».

Хотя, конечно, это название придумано не напрасно: пользуясь им, ты заметно помогаешь старикам, которых пытаешься сплавить, поддаться на твои уговоры и согласиться. Раньше, я помню, старики говорили родне: «Что бы ни случилось, не отдавайте меня в богадельню! Только не в интернат!» Но трудно представить, чтобы кто-то сказал: «Что бы ни случилось, не отдавайте меня в дом долговременного ухода». Так что на самом деле тут фокус. «Да ладно, дед, это ж не интернат. Это долговременка!»

И раз уж мы заговорили про лексикон для старения, расскажу вам один недавний случай, бывший со мной вечером в Нью-

Йорке. В очереди в «Карнеги-Дели» 1 передо мной стоял мужик лет шестидесяти с лишним на вид. Он подал кассиру десятку, но, оказалось, что этого не хватает. Кассир вежливо указал ему, а мужик в ответ: «Прошу прощения, у меня уже старческий маразм». И я подумал: как грустно. Списывать элементарную ошибку на то, что тебе уже за шестьдесят — пусть даже в шутку.

Будто кому-нибудь может прийти а голову, что двадцатилетние никогда не обсчитываются. Я рассказываю вам об этом случае, только чтобы показать, как люди, усваивая навязанный язык, сами себе промывают мозги насчет старости.

1 «Карнеги-Дели» — знаменитое нью-йоркское кафе-бутербродная. — Прим. пер.

Я хотел подойти к тому парню и сказать: «Простите, я вот услышал, что вы обозвали себя маразматиком. Хочу спросить: а полгода назад у вас, видимо, был легкий склероз? А если не было, то впасть в маразм вы никак не могли». Хотел я ему это сказать, но подумал: с чего бы ему меня слушать? Сам-то я, в конце концов, еще юный недоумок.
Subscribe

promo anagaminx august 23, 2020 07:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments