anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Дж. Карлин - Будущее уже не то, что прежде 2. Новояз - язык, который из жизни устраняет жизнь! Эвфем

https://cont.ws/@inactive/494871?_utl_t=lj Дж. Карлин - Будущее уже не то, что прежде 2. Новояз - язык, который из жизни устраняет жизнь! Эвфемизмы — слова, за которыми нужен глаз да глаз! | Блог Иисус Христос - Главный Коммунист | КОНТ

Эвфемизмы буйно расцвели во всех областях американской жизни и выскакивают то тут, то там. У них разная природа, но общая суть: эти слова не уточняют смысл, а затуманивают его; вуалируют истину. Однако ими пользуются, и тому много причин.

Иногда мы просто заменяем слова, которые нас смущают.

Например, эвфемизмы «белое мясо», «темное мясо» и «окорочка» появились в викторианскую эпоху, когда люди предпочитали не упоминать некоторые части своего тела. Мало кому хотелось за обедом услышать от дядюшки Герберта: «Не надо ляжек, Маргарет, дай мне тех сочных румяных грудок». Такие фразы вызывали неловкость.

В ту же эпоху и по той же причине куриные пупки превратились в желудки. Но и слово «желудок» звучало слишком физиологично и вскоре стало «желудочком». Что, в общем, немного грустно.

C эвфемизмами я впервые столкнулся в девять лет. Мы сидели в гостиной с мамой и тетей Лил, и я заговорил о бородавке на тетином лице. Мать тут же поправила меня: не бородавка, а «красоткина метка».

Тут я смутился, потому что слово «красотка» к тете Лил не подходило никак. И еще больше смутился, вспомнив, что у дяди Джона на лице тоже есть такая же коричневая штука, а в его случае — это точно не удостоверение красотки. С тех пор я знаю: не все, что кажется бородавкой, — бородавка: у некоторых людей это на самом деле метки. У них же, как я узнал чуть позже, и мимические морщины смахивают на гусиные лапки.

Между прочим, эта чушь с «метками» отлично сработала: дошло до того, что иные дамочки стали пририсовывать их себе карандашом для бровей — а ни одной уважающей себя леди и в голову не придет малевать себе бородавку на лице. Я вот с трудом представляю, чтобы Элизабет Тейлор, обернувшись к Джоан Кроуфорд, попросила: «Дай мне твой карандашик, Джоани, хочу нарисовать себе бородавку».

Кстати, через каких-то несколько лет после случая с тетей Лил меня уже радовало, что некоторые люди, получается, думали про мои прыщи, будто это всего лишь легкие дефекты кожи.

Другая задача эвфемизмов — немного облагородить предмет, задрапировать неприглядную суть дела. Бесприбыльный стал некоммерческим: чтобы не возникало ощущения, будто кто-то хотел заработать, но сел в лужу. Некоммерческий — вот тут сразу ясно, что никто на прибыль и не рассчитывал.

Но иногда эвфемизмами заменяют слова, в которых нет абсолютно ничего плохого: они просто кажутся людям слишком обычными. Именно поэтому многие вещи, что когда-то давали бесплатно, теперь вручают в подарок. Если спросить в гостинице, бесплатные ли у них газеты, выставишь себя попрошайкой, но вопрос: «Газеты в подарок?» — позволяет сохранить слабую тень достоинства. Так что теперь в иных отелях гостям предлагают континентальный завтрак в подарок, а в иных — по-прежнему дают бесплатные булочки.

Если вас увлекает рассмотрение подобных эвфемизмов, то в этой книге вы найдете немало интересного. Я разбил все эвфемизмы на группы — в зависимости от функции, которую они выполняют в речи американцев, а также от того, насколько эта функция важна. Я говорю, что это новый язык, потому что для меня он определенно в новинку; когда я рос, все было не так. И вот моя главная мысль: раньше было лучше.

Сперва я замечал какие-то отдельные случаи, но понял, что дело плохо, услышав, как обычные люди называют идеи концептами.

Эвфемизмы: от шока до ПТСР

В первой главке об эвфемизмах я упомянул несколько причин, почему мы так широко практикуем эти замены: стремление не упоминать неприятные реалии; придать важности предмету; маркетинговые цели, выпендреж; поднятие самооценки у подчиненных и в ряде случаев — наша старая знакомая, пресловутая политкорректность.

Но с какой бы целью эвфемизмы ни использовались, у них есть общая черта: они смягчают язык. Размывают действительность. А я заметил, что у американцев с действительностью напряженные отношения: мы избегаем говорить правду и смотреть ей в глаза. По-моему, это одно из последствий жирной, обеспеченной и чрезмерно комфортабельной жизни. И, естественно, чем жирнее и обеспеченнее становимся мы, тем острее становится проблема. Вот вам хороший пример.

На войне человека может постичь особое состояние — сегодня о нем знают почти все. Оно наступает, когда солдат оказывается на грани нервного срыва. В Первую мировую войну это называлось «шок от взрывной волны». Простое, честное, прямое именование. Шок от взрывной волны. И звучит-то почти как взрывы.

Так было в 1917 году. Сменилось поколение. И вот на Второй мировой то же самое состояние стали звать «утомлением, вызванным боевыми действиями». Название удлинилось. Эти слова не так ранят. И утомление — это мягче, чем шок. Шок. Утомление. Суть явления благодаря эвфемизму стала менее ясной.

Миновало еще немного времени, и мы сунулись в Корею. 1950 год. К этому времени на Мэдисон-авеню 1 уже наловчились манипулировать языком, и то самое состояние стало называться «износом в результате боевых действий». Все выхолостили. Выдавили человеческое до последней капли. Полная стерильность: износ. Звучит, будто это штука, которая может случиться с твоей машиной.

И, наконец, Вьетнам. Учитывая всю бессовестность отношения к той войне, меня не удивляет, что «износ в результате боевых действий» тогда переименовали в «посттравматическое стрессовое расстройство». Километровая длина да еще и дефис 2 .

Боль окончательно похоронили под жаргоном психологов. Посттравматическое стрессовое расстройство.

Я готов биться об любой заклад: если бы мы по-прежнему называли это состояние шоком от взрывной волны, к кому-то из ветеранов Вьетнама проявили бы внимание, в котором они нуждались, и в тот момент, когда это было необходимо. Но этого не случилось, и, по моему убеждению, одна из причин — тот выхолощенный язык, который мы сегодня предпочитаем: Новый язык. Язык, который из жизни устраняет жизнь.

1 Мэдисон-авеню — улица в Нью-Йорке, на которой расположены офисы крупнейших рекламных компаний США. — Прим. пер.

2 По-англ. — post-traumatic stress disorder. — Прим. пер.

Эвфемизмы: марш времени

Продолжая наблюдать за распространением эвфемизмов, мы должны внимательно следить за разного рода имидж-мейкерами: рекламистами, продажникам, пиарщиками. И, повторюсь, важно помнить, что тенденция к смягчению языка только ужесточается.

ВСЕ СТАЛО ДРУГОЕ

Не могу сказать, когда начались все эти дела, но знаю, что в какой-то момент моей жизни туалетная бумага превратилась в гигиеническую бумагу. Со мной никто не советовался. Мне не приходило никаких открыток, никаких сообщений на электронную почту, никто не потрудился мне позвонить.

В один прекрасный день я просто обнаружил, что подтираюсь гигиенической бумагой.

А потом, как раз пока мои ленивки превращались в мокасины, кроссовки вдруг стали туфлями для бега, и почти тут же эти самые туфли — обувью для занятий легкой атлетикой.

Примерно тогда же поход в универмаг открыл мне глаза на то, что моя униформа ленивого неряхи — фуфайка и фланелевые штаны — отныне висят в отделе под названием одежда для активного отдыха.

Мир менялся. Я видел, как старые вещи называли винтажной одеждой; как накладки для плеши рекламировали под именем прически-импланта, подражая, видимо, зубным имплантам, давно вытеснившим старые добрые вставные челюсти.

КУДА ЖЕ НАМ БЕЗ СИСТЕМЫ...

Само собой, если ты не хочешь носить накладку или шиньон (славный старинный термин), всегда можно поискать хорошую, надежную систему восстановления волос. Держите ухо востро с системами, ребята — они повсюду. Продавец, у которого я покупал автоответчик, сказал, что я приобретаю систему обработки речевой информации, а набор из тюфячка и пружинного матраса сейчас зовется спальной системой; люди, что продают швабры, тоже не теряют времени даром: недавно я видел рекламу «самой популярной в Америке системы для уборки».

Если вы хотите убежать от систем на машине, то и думать забудьте: ваш автомобиль тоже системно (поняли?) ими пронизан. Печка и кондиционер превратились в систему климат-контроля, вместо тормозов теперь тормозная система, а ремень и подушка безопасности образовали собой систему гашения удара при аварии. Бодаться с системой бесполезно.

Продажники всегда стараются, чтобы в описании товар выглядел значительнее, чем он есть: потому-то приборная доска стала панелью управления. Но не перебарщивают ли они порой?

Недавно реклама в журнале оповестила меня, что представленный в ней автомобиль оснащается кожаными базовыми поверхностями. Я вынужден был признать, что у этих маркетинговых чуваков просто стальные яйца.

ВОТ РАЗВЛЕКУХА

Обновляется все и вся: даже у себя дома я вдруг с изумлением обнаружил, что смотрю анимационный фильм, а не мультики.

Заодно выяснилось, что все передачи, которые я вижу не в первый раз, — это не повторы, а показы по просьбам телезрителей. Примерно в то же время я узнал, что мыльные оперы стали именоваться дневными драмами.

Театры тоже почувствовали, что не успевают за модернизацией, и разом превратились в центры сценических искусств или в сценические площадки — в духе некоторых ночных клубов, которые теперь зовут себя клубными площадками (настоящий пижон говорит о них просто: «площадки»). Пока такое творится с небольшими залами, крупные тем временем решили зваться развлекательными центрами.

Центр — вот еще одно слово, резко набирающее очки. Больницы уже давно мнят себя медицинскими центрами, а тут и библиотеки, волшебно преобразившись, стали центрами образовательных ресурсов. И, чтобы закрыть тему — и на секундочку вернуться к шоу-бизнесу, — однажды кто-то решил, что все помещения, где устраивают развлекательные представления, независимо от размера, будут аренами.

Системы, устройства, площадки, центры и арены — все это слова, за которыми нужен глаз да глаз в нынешней атмосфере разбухающих самомнений.

ЕЩЕ ПЕРЕМЕН?

Доходы стали поступлениями, персонал — человеческим ресурсом, а отдел рекламаций — службой по связям с потребителями. Вместо отзывов люди теперь дают обратную связь; страдают не от укачивания, а от путевого дискомфорта; посыльные теперь — курьеры; рекламная рассылка преобразовалась в адресный маркетинг; срочная доставка внезапно превратилась в приоритетные отправления; а телефонная справочная, как я узнал, набрав номер, после стольких лет вдруг почувствовала себя информационной службой. И я даже говорить не хочу, как меня удручает, что барыги в клетчатых фуфайках, торговавшие подержанными тачками, вдруг бросились продавать сертифицированные вторичные авто мобили.

Тем временем свалка стала полигоном отходов. По-моему, это было неизбежно: наполнявшие ее мусорщики уже давно заделались инженерами очистки, а в некоторых городах уборка мусора проходит под изящным (и ничего не проясняющим) названием «экологическое обслуживание».

Эти перемены настигают меня даже дома. Согласно Бюро переписи населения моя квартира превратилась в единицу жилья, а попросив коменданта установить глазок, я позже обнаружил, что специалист по обслуживанию здания оборудовал смотровую амбразуру.

Для разнообразия: однажды девчонка с зубами, как у кролика, сказала мне, что у нее неправильный прикус. Это было в тот день, когда я сменил свои очки на рецептурную оптику.

Конечно, не все эти языковые извраты распространены одинаково широко: они заведомо не универсальны. Например, у дорог в Америке пока еще стоят мотели, хотя в некоторых из них хотят брать с вас чуть подороже, и потому они зовутся апартаментами для автомобилистов. Еще у нас пока есть жилые трейлеры, но если они выставляются на продажу, то становятся мобильными домами или жилыми модулями.

Может, то, что мы все время считали трейлерным парком, — на самом деле район жилых модулей? Я думаю, мораль здесь такая: никогда не знаешь точно, что перед тобой. Может статься, все эти годы, что мы смотрим шоу Джерри Спрингера, мы видели там отребье из районов жилых модулей 1 ?

1 Шоу Джерри Спрингера — скандальное американское ток-шоу с участием представителей социальных низов, так называемого отребья из трейлерных парков (trailer-park trash). — Прим. пер.

КАК В АПТЕКЕ?

Думаю, вы заметили, что и поход в аптеку сегодня — совсем не то, что прежде: все товары поменяли обличье. Во-первых, лекарства, за которыми я приходил раньше, теперь называются лекарственные средства (есть догадка, что лекарственные средства стоят немного дороже, чем лекарства). Полоскание для рта стало зубным ополаскивателем, дезодоранты на полках потеснены антиперспирантами (наверное, виной тому превращение пота в нервную испарину), а старый добрый кусок мыла в наши дни описывается то как банный брикет, то как чистящий, то как очищающий. Можете вы представить, как мать говорит: «Молодой человек, если я еще раз услышу от тебя это слово, вымою тебе рот с очищающим брикетом!»? Как-то не звучит, а?

С волосами тоже взялись вольничать: лак для волос — слишком просто. Как вам легкий спрей для укладки? Само собой, если не хотите спрей, всегда можно взять мусс для фиксации или гель, формирующий объем. Надо любым способом заставить покупателя слегка переплатить. Леденцы от кашля «повзрослели» и превратились в пластинки от боли в дыхательных путях, причем некоторые из них зовутся даже пастилками и драже.

И знаете что? Они хотят на два доллара больше за пластинки, пастилки и драже.

Я помню, как на заре телевидения запор называли разовыми нарушениями регулярности. В наши дни опять говорят «запор», и это перекликается с недавним возвращением в телеэфир диареи. Больше никаких расстройств нижнего отдела кишечника. Диарея! «Бегом, бегом, бегом!» Отважное новое телевидение (хотя по-прежнему нельзя говорить «дерьмо»). Между прочим, прежде врачи советовали от запора есть побольше грубой пищи; теперь они рекламируют волокна. Но я все же предпочту пищу.

А захочу волокон, съем корзину.

И кое-что для вас, леди! С возрастом появилось жжение в вагине? Скажите фармацевту, что у вас проблемная интимная сухость. Не сомневаюсь, он найдет, какой интимный лубрикант для женщин вам посоветовать. Примерно так они теперь описывают все, что втирается и намазывается между ног. Даже старый добрый вагинальный крем превратился в гинекологический лосьон. А помните интимные аэрозоли? На мой вкус, это звучит не особо заманчиво. Они расходились бы лучше, если бы их выпускали с разными вкусами. Ваги-ниль, сли-вуль-ва, срам-бутан.

Ну это так, мысль. Все равно последняя женская фармакопея, о которой я слышал, — это защитное белье, а о таком, честно говоря, ребята, я и думать не желаю. Потом продолжим.
Subscribe

promo anagaminx august 23, 2020 07:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments