anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Category:

Мифы о Геноне: 2циональном духовном опыте... | Блог Иисус Христос - Главный Коммунист | КОНТ

https://cont.ws/@inactive/492575?_utl_t=lj Мифы о Геноне: 1. Генон считал философию вырожденческой формой интеллектуальности, противопоставляя ей восточные доктрины, основанные на сверхрациональном духовном опыте... | Блог Иисус Христос - Главный Коммунист | КОНТ

Критика современного мира

Итак, "современный мир" по Генону - это не наличный этап в истории человечества, а набор идей, ценностей, а также образ жизни и образ мирочувствования, который возник на Западе Европы после падения средневековья, и который с тех пор не просто укрепляется, но и расширяет свое влияние на все остальные страны и цивилизации. Генон одним из первых указывает на то, что цивилизация, сменившая на Западе средневековую, является уникальной в своем роде, она принципиально отличается от всех остальных цивилизаций, существовавших в истории и доживающих свой век на окраинах "глобального капитализма" и поныне.

Главная ее особенность - сугубо материальный характер, отказ от опоры на религиозные и традиционные ценности, идеи и институты, которые были краеугольными камнями бытия и культуры всех предшествующих цивилизаций (независимо от того, о какой религии идет речь - язычестве, иудаизме, исламе, христианстве). Социальная традиция теперь на Западе полностью разрушена, последние: торговцы, ростовщики стали первыми - властителями. Аристократия свергнута, ее идеалы - воинственность, мужество, социальная дистанция преданы забвению. Новые хозяева Запада принесли и новое мирочувствование - торгашеское, буржуазное.

Религия стала частным делом и она уже не влияет ни на политику, ни на искусство, ни на науку, ориентирами и целями любого рода деятельности стали сугубо материальные факторы - внешний успех, власть, деньги, на место универсальных теологических доктрин пришли идеологии, возвышающие и обожествляющие, то народ, то класс, то государство. Даже те люди современности, которые формально причисляют себя к той или иной религии или церкви, или заявляют о себе как об идеалистах, в своем поведении ничем не отличаются от откровенных атеистов, то есть являются "практическими материалистами".

Наконец, сакральная наука на Западе утеряна, традиционные центры сгинули, цепочка посвящений прервалась. А на место науке, опиравшейся на сверхчеловеческое традиционное знание, пришла наука модернистская, набор гипотез, построенных на базе недоказуемых допущений (например, что материальная Вселенная бесконечна), но от этого только еще больше самонадеянная. На место традиционной метафизике пришла философия - противоречивое и слабое порождение индивидуального разума. Традиционный мир знал ремесло, имеющее сакральное значение и вовлекающее человека в естественный ход бытия (каждый цех ремесленников имел свою тайну, даруемую в посвящении), современный мир построил промышленность и технику, противопоставляющие человека и природу.

Генон заключает, что перед нами "цивилизация, не признающая никакого высшего принципа, и в действительности, основанная на полном отрицании вообще каких бы то ни было принципов" , иначе говоря, цивилизация нигилистическая (что вполне согласуется с ее определением "материалистическая", ведь под материей в древних учениях, например, в платонизме, понимали именно принцип негации, возможности, которая не стала действительностью, небытия).

На основании нигилизма строятся и все остальные фундаментальные ценности "современного мира", по сути они есть отрицание, пародирование ценностей цивилизаций предыдущего этапа истории, если раньше провозглашались регресс, вырождение человечества, то современный мир объявляет историю прогрессом, если раньше считалось, что неравенство людей в обществе естественно, то современный мир ратует за политическое равенство, если раньше духовные ценности ставились выше экономических интересов даже в политике, то современный мир все и вся подменяет экономикой. Этот пародийный характер модернистской цивилизации уже сам по себе свидетельствует о ее несамодостаточности и шаткости, несмотря на все ее исторические амбиции.

Но осознанию этого обстоятельства мешает тот идеологический гипноз, который держит в плену людей современности и заставляет их глядеть с презрительной насмешкой на благороднейшие и глубочайшие достижения своих предков - людей древности и средневековья и оправдывать и превозносить все нелепости и мерзости наших дней, только за то, что они ... больше соответствуют "духу современности". В одной из своих работ Генон даже намекает, что сила и масштаб этого гипноза - укажем хотя бы на тот факт, что в 17 веке европейцы уже почти ничего не помнили из средневекового наследия, хотя их отделяли от средних веков всего несколько столетий - свидетельствует о внечеловеческом, точнее говоря, инфернальном первоисточнике этого влияния.

Глубина падения современного мира не исчерпывается отрывом человека от "пуповины" традиционного знания. Сам мир меняется по извечному закону углубления в Кали-Югу. Генон называет это отвердеванием мира. Духовные компоненты как бы выветриваются из земного космоса, ангелы и эльфы нас покидают, возможностей преодолеть перегородку между мирами все меньшие - мир, действительно, начинает напоминать чудовищное изобретение модернистского разума: космос-мертвый агрегат. Разумеется, это отвердевание не абсолютно, и оно и не может быть таковым, ведь материя есть ничто и полная материализация есть самоуничтожение, но тем не менее, такова устрашающая тенденция современного мира.

Выход из кризиса

Тотальным материализмом и профанизмом духовное падение человечества не закончится. Неумолим закон регресса и черное дыхание Кали-Юги все лихорадочней. Атеизм был лишь переходным этапом. Атеизм заставил людей забыть о мире ином, нематериальном, перестать опасаться инфернальных влияний. Они же тем временем становятся все сильнее, они даже проложили особые "скважины между мирами". Следующим этапом падения в Кали-Югу должно стать торжество устремившейся в эти скважины псевдо-Традиции, неразборчивого и примитивного оккультизма, который будет претендовать на статус Традиционного знания и в то время как на деле будет лишь пародией на него.

Но согласно Генону еще не все потеряно. По пути модернизма самостоятельно пошел один лишь Запад. Он, правда, пытается увлечь за собой и Восток, подвергнув его модернизации по своим лекалам, но не вполне успешно. Восток сохранил и традиционалистские центры, хранящие знание золотого века, полученное никогда не прерывавшимся инициатическим путем, и традиционную метафизику, которую не коснулись напластования и гипотезы модернистской философии, и социальные устои традиционного общества. Восток может спасти Запад, помочь возобновить утерянную и забытую западную Традицию, указать путь дальнейшего нормального, антилиберального исторического развития.

Посвящение Генона в суфийский орден, переезд в Египет и в то же время продолжавшееся сотрудничество с западными единомышленниками и даже настойчивые уговоры не уподобляться ему, не принимать Ислам, а остаться в лоне Христианства имеют именно вышеуказанный смысл. Свою миссию Генон видел в том, чтобы начать создавать новую, традиционалистскую элиту Запада, которая покончит с модернистским этапом его истории, повернет вспять колесо прогресса, вернет Запад в ситуацию до 1789 года, откроет эру Нового Средневековья.

Всегда есть люди, столь тонко организованные, что в отличие от большинства, они кожей ощущают ненормальность буржуазного общественного порядка. Нужно лишь дать им Доктрину, открывающую истинный смысл вещей. Себя Генон и считал - нет, не создателем, поскольку Она восходит к сверхчеловеческому источнику - лишь вестником этой Доктрины.

И голос каирского отшельника, действительно, был услышан...

Судьба генонизма после Генона

Вскоре у Генона появились ученики - Фритьоф Шюон, Мишель Вальсан, Титус Буркхард, Юлиус Эвола, Гвидо де Джорджио. Некоторые из них, вопреки совету мэтра, так же, как и он, приняли ислам и покинули Европу, как, например, Фритьоф Шюон. Некоторые развивали традиционализм в рамках католицизма - как Гвидо де Джорджио. Некоторые пытались возродить языческую традицию Запада - как Юлиус Эвола. Интересно, что с самого начала многие генонисты видели свое предназначение в том, чтобы при помощи метафизического импульса инициировать возрождение на Западе традиционного общества. Они мечтали о повороте к блистательному прошлому, о революции, которая вернет добуржуазные ценности, о Консервативной Революции.

Отсюда интерес Эволы и де Дорджио к правым идеологиям начала ХХ века, при всем понимании их недостаточности, значительной буржуазности по сути, и неадекватности и конформизме их носителей. Впрочем, сам Генон этого их интереса не разделял, а кое где не одобрял. Он презрительно отзывается о попытках нацистов использовать в идеологических целях древний символ свастики. Он порицает Эволу за увлечение немецкой философией. В 40-х годах, в конце войны, потрясшей весь мир, он пишет по-декартовски спокойную, выверенную и совершенно неэмоциональную книгу о кризисе всей современной цивилизации во всех ее формах...

После падения государств Оси традиционализм снова удаляется от политики.

Выходит журнал, в котором постоянным автором был Генон - теперь он называется "Традиционалистские исследования". В большинстве стран Запада возникают центры по исследованию генонизма, так, во Франции регулярно проводится семинар "Герметическая политика", собирающий исследователей наследия Генона и проблем традиционализма. Труды Генона постоянно переиздаются и что примечательно - со все большими тиражами. Их влияние выходит далеко за рамки академических ученых и "археологов Традиции", и академическая философия уже не может не прислушаться к тому исчерпывающему диагнозу, который дал Генон современной культуре.

Вскоре в Европе возникает интеллектуальное движение "новых правых" (Ален де Бенуа, Роберт Стойкерс, Клаудио Мутти), противопоставляющее убогости неонацистов, годных служить разве что пугалом в либеральном пропагандистском спектакле, научный анализ кризиса модерна. Излагаемое Геноном учение о традиционном обществе они кладут в основу своих парадигм.

В Россию идеи и труды Генона попали еще до того, как пал "железный занавес", во времена СССР. "Пионерами" российского генонизма были члены так называемого "кружка Южинского переулка" - одного из самых ярких явлений "мистического подполья" в позднесоветской Москве. Многие из них в совершенстве владели европейскими языками, благодаря чему осуществилась трансляция идей Генона на русскую почву (хотя о публикации книг Генона тогда, конечно, не могло быть и речи, все ограничивалось разговорами).

Лидером этой группы был писатель-мистик Юрий Мамлеев, впоследствии эмигрировавший в США (группа и получила свое название по местоположению его квартиры, где собирались оппозиционные интеллектуалы, чтоб послушать рассказы Мамлеева (которые, по легенде, он писал на кладбище, дабы проникнуться мистической тематикой), поспорить о Геноне, Эволе, алхимии и розенкрейцерах).

Мамлеев был и остается видным знатоком индуистских доктрин, впоследствии, после перестройки его трактат в духе индийской философии опубликуют даже элитарные "Вопросы философии". Славу же писателя Мамлееву принесли брутальные, садо-мазо-мистико-философские "Шатуны", один из самых рискованных романов в русской литературе, который вызывает шок у читателя, привыкшего думать, что литература - это "о цветочках, о тучках, о любви гимназистов и курсисточек".

Другие участники кружка - Гейдар Джемаль - радикальный исламский философ и политик, автор оригинального труда "Ориентации - Север", где разрабатывается доктрина Божественного небытия. Теперь Джемаль - один из теоретиков так называемого "политического" или, как он его называет "огненного ислама", который по мысли его архитектора, должен прийти на смену идеологии двух Коммунистических Интернационалов, дабы наконец-то сделать то, что не смогли сделать марксисты - сокрушить мировой капитализм. Идеи Джемаля - помесь исламского гностицизма, социализма, антиглобализма - недаром же Джемаля называют "муэдзин под красным флагом".

Еще один участник мамлеевского кружка - Евгений Головин - поэт, пишущий исключительно на мистические темы в духе Рембо и Бодлера и всерьез увлекающийся алхимией. Возможно, это странно - делать алхимические опыты на заре 21 века, но только для того, кто видит в алхимии банальную "погоню за золотом" и "лженауку", а не путь духовного совершенствования. Стихи Головина публикуются в малотиражных элитарных журналах современного московского андерграунда, но один его проект получил широкую известность - это песни из альбома "Звездный падл", который был записан музыкантами группы "Кино".

Наконец, самый молодой южинец - философ и политик Александр Дугин, много сделавший для пропаганды идей евразийства, немецкой геополитики и европейской консервативной революции и создавший "правую" версию неоевразийства. Созданная им ассоциация "Арктогея" в 90-х годах выпустила на русском языке программный труд Генона "Кризис современного мира" и раннюю работу Эволы "Языческий империализм". Также она в те же 90-е выпускала журнал "Милый ангел", где были опубликованы некоторые статьи Генона.

Основатель "Арктогеи" Александр Дугин попытался также сконструировать систему православного генонизма в книге "Метафизика Благой Вести" (до этого существовала только одна подобного рода попытка, принадлежащая французскому генонисту Жану Бьесу, принявшему православие после посещения Афона). В интернете и по сей день есть сайт "Арктогеи", на котором можно найти все ее издания (www.arctogai.org).

Нельзя не упомянуть и о другой значительной фигуре российского генонизма - переводчике, философе и литераторе Юрии Стефанове. Это его трудами были переведены на русский язык многие фундаментальные работы Генона. Стефанов первым "пробил" работы Генона в официальных "Вопросах философии". Он не только переводил, но и популяризировал генонизм, писал о личности Генона, о его наследии. Кроме того, Стефанов был и тонким мыслителем школы христианского гностицизма (не стремившемся к разрыву с Церковью), ему принадлежат оригинальные традиционалистские исследования, собранные в одну книгу - "Скважины между мирами" - уже после его смерти.

К линии Стефанова примыкает и единственный поныне действующий крупный журнал российского традиционализма - "Волшебная гора", основателем и бессменным редактором которого является ученик Юрия Стефанова Артур Медведев. В журнале представлены и мэтры российского генонизма - Джемаль, Головин, исследователь исламского эзотеризма Али Тургиев, публикуются там и представители "младшего поколения" российских генонистов и консервативных революционеров - философы и культурологи Виталий Аверьянов, Аркадий Малер, Андрей Окара, Мария Мамыко.

И конечно, публикуются переводы Генона, Эволы, де Джорджио, Корбена. Отдельные материалы "Волшебной горы" можно найти в Интернете на сайте "Метакультура" (www.metakultura.ru). Редколлегия "Волшебной горы" выпускает также околотрадиционалистское издание "Философская газета", открытое не только для генонистов, но и для консервативных философов и публицистов широкого спектра (www.phg.ru). До третьего номера "Философская газета" была "бумажным" изданием, теперь она выходит только в сетевом варианте".

Особняком стоит еще один заметный российский традиционалист - Вадим Штепа, создавший целую "традиционалистскую лабораторию" в Петрозаводске. Штепа - ученик Дугина, так сказать, пошедший своим путем, и слишком далеко ушедший как от Дугина, так и от Генона. Штепа стремится найти "точки соприкосновения" генонизма и ... современной российской рок-музыки, прежде всего, песен Виктора Цоя, в котором Штепа видит самобытного мыслителя. Группа Штепы имеет в Сети сайт "Китеж" и выпускает Интернет-журнал "Иначе".

Миссия Генона

По вполне понятным причинам, мы не можем судить: удалось ли Генону восстановить инициатические традиционные центры в Европе. Это - "герметическая политика", о которой осведомлены немногие. Но в этом была лишь часть миссии Генона, хотя и важная. Однако, понятно, что логически безупречное, строгое изложение традиционных доктрин в общедоступных книгах Генона преследовало и другую цель: избавить интеллектуалов от стереотипов "века сего" - от европоцентризма, прогрессизма, демократии - всех этих "священных коров" модерна, давно уже лишившихся прежнего ореола, и подвергнутых сомнению даже профанической философией - от Ницше до Шпенглера.

Причем, Генон предлагает не тупик, растворяющий истину, добро и красоту в бессмысленной игре дискурсов, как апологеты постмодерна, а обретение древней истины, древнего добра, древней красоты. С другой стороны Генон реабилитирует в глазах, по крайней мере, критически мыслящих европейцев цивилизации и культуры Востока, показывая, что Восток - это не "мировая периферия", зона отсталости и нестабильности, а богатейший источник духовных ценностей, не только превосходящий западный модерн, но и возможно, являющийся единственным спасением для Европы в ситуации модернистского кризиса.

В этом плане миссия Генона, безусловно, удалась.

Р.Р. Вахитов,

кандидат философских наук,

г. Уфа
Subscribe

promo anagaminx август 23, 07:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments