anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Дж. Карлин - Будущее уже не то, что прежде 16. Война и терроризм — это просто способы, которыми прир

https://cont.ws/@inactive/492061?_utl_t=lj Дж. Карлин - Будущее уже не то, что прежде 16. Война и терроризм — это просто способы, которыми природа сдерживает рост человеческой популяции. А вот религиозность — это болезнь! | Блог Иисус Христос - Главный Коммунист | КОНТ

Минута молчания

Обычай почтить минутой молчания перед матчем память умерших и погибших кажется мне бессмысленным. И неоправданным. Потому что, если вы заметили, этой почести удостаиваются лишь некоторые. Очень избирательно. В общем, я решил: когда настанет время, чтобы каждый умерший на Земле получал свою минуту молчания, тогда и начну участвовать. А до тех пор на меня не рассчитывайте. Это смешно. Поясню.

Представьте, что вы живете в Кливленде и решили сходить на матч «Браунз» 1 . Вот вы сидите на стадионе с хот-догом и бутылкой пива, готовитесь насладиться игрой, и тут суровый голос диктора вторгается в ваш праздник и мрачно произносит: «А теперь, леди и джентльмены, мы просим вас обнажить головы и вместе с нами почтить минутой молчания память сорока трех неприятных, умственно отсталых тучных боливийских учителей танцев, погибших сегодня утром от несчастного случая на американских горках в парке аттракционов под Ла-Пасом.

1 Cleveland Browns — футбольная команда (американский футбол) из г. Кливленда (штат Огайо). — Прим. пер.

Очевидно, они разом встали на крутом вираже и их выбросило в прохладный свежий ла-пасский утренний эфир. Будучи тяжелее воздуха, они проломили крышу развлекательного павильона и рухнули на компанию клоунов, убив их всех и до неузнаваемости обезобразив их красные носы».

В толпе слышатся смешки. Американский диктор продолжает: «Леди и джентльмены, чтобы вам это не казалось забавным, чтобы вам не захотелось посмеяться, я прошу вас — пожалуйста, — поставьте себя на место осиротевшего боливийца, который мог бы сейчас сидеть рядом с вами. Мысленно поменяйтесь с ним местами. Представьте, что вы приехали в Боливию и пошли на футбольный матч. Представьте, что вы сидите на стадионе с буррито и бутылкой местного пива и готовитесь насладиться игрой, и тут суровый голос боливийского диктора вторгается в ваш праздник и мрачно произносит: «Сеньоры и сеньориты, мы просим вас снять сомбреро и присоединиться к momento de silencio в память сорока трех умственно отсталых тучных неприятных американских ветеринарных инспекторов, погибших сегодня утром от несчастного случая на колесе обозрения во время карнавала в пригороде Аштабулы, штат Огайо».

Боливийский диктор продолжает: «Очевидно, огромное колесо перестало слушаться оператора и, бешено вращаясь, выбросило несчастных ветеринарных инспекторов в горячий влажный среднезападный эфир. Будучи тяжелее воздуха, они проломили крышу павильона, где проходило шоу уродов, и раздавили мальчика-собаку вместе с его игрушками для грызьбы».

И представьте, что, сидя там в Лап-Пасе и слушая все это, вы видите рядом с собой какого-то боливийского умника, который хихикает и тычет в бок приятеля. Могу ли я предположить, 189 что вас немало разозлит подобное неуважение к американцам?

И, могу я добавить, разозлит справедливо?»

Американский диктор продолжает взывать: «Итак, леди и джентльмены, с мыслями о многочисленных скорбящих боливийцах, что могут сидеть сегодня рядом с вами, и сдерживая естественный человеческий порыв от души посмеяться, когда умирает другой, давайте попробуем еще разок — теперь уж как следует — почтить минутой молчания память сорока трех неприятных, умственно отсталых тучных боливийских учителей танцев, погибших сегодня утром от несчастного случая на американских горках в парке аттракционов под Ла-Пасом. Не говоря уже о несчастных ни о чем не подозревавших клоунах, которые в тот момент беспечно заряжали под краном свои водяные пистолеты».

Вы понимаете, с какой проблемой сталкиваются оба диктора: болельщики просто не в состоянии поддержать тему.

Но я болельщиков понимаю и сочувствую им. Потому что, сказать по правде, я тоже не знаю, что делать во время минуты молчания. А вы знаете? Чем нужно заниматься? Чего от нас ждут?

Хотят ли, чтобы мы молились? Но нам этого не говорят. Если хотите, чтобы я помолился, так и скажите. Я помолюсь — не вопрос, но, по крайней мере, имейте вежливость вслух об этом попросить.

Куда там. Нам не дают никаких наставлений, никаких подсказок. Я честно не знаю, что делать. Бывает, я погружаюсь в злобные мысли: желаю моим соседям по стадиону всяких бед; или представляю, будто стою голым перед мемориалом

Линкольна и у меня наступает эрекция; или воображаю тысячи пингвинов, изрубленных в куски оравой приплывших на барже молодых ученых. Но чаще я просто до одури скучаю и ищу, чем бы занять мысли.

Однажды я изучал прыщи на шее мужика, сидевшего впереди, и надеялся отыскать такой, чтобы в середине рос волосок, который можно выдернуть, пользуясь оживлением в перерыве. В другой, более счастливый раз я обнаружил, что пялюсь на огромные, но идеальные по форме груди соседки слева: эти холмы плоти мерно вздымались и опадали под солнцем позднего октября. И мои мысли приняли романтически-нежное направление: «Е-мое! Какие сиськи! Вот это, мать твою, буфера — супер! Пойти, что ли, в буфет, купить сосиску, спрятать в штаны, а в перерыве резко вынуть, булочку съесть, а саму сосиску сунуть… Ну-у! Она, скорее всего, из тех нервных телочек, которые думают, будто я с приветом. Она ведь не знает, что дело в застенчивости».

Вот такие мне приходят мысли, и тут я ничего поделать не могу. В минуту молчания мое воображение несется прочь и уносит меня с собой. Не знаю, как его можно унять. И зачем обязательно нужно молчание? Что в нем хорошего? Те, кого вспоминают, уже умерли, теперь их ничем не пробудить. Почему не минута вопля? Может, мертвым это бы больше понравилось?

Вам бы понравилось, если бы 60000 фанатов разом завопили «А-а-а-й-й-й-е-э-э-э-а-а-а!»? Мне это точно создало бы нужное настроение перед матчем.

И еще одно критическое замечание. Почему чтят только мертвых? Что за фаворитизм? А почему бы также не посочувствовать изувеченным? В любой приличной катастрофе покалеченных всегда больше, чем погибших. Как же они? А ведь есть еще те, кто не погиб и не покалечился, а просто «после оказания первой помощи был отпущен домой». Ну, может пусть не молчания, но минуту приглушения болтовни мы могли бы объявлять ради тех, кому оказали помощь и отпустили? Это вполне достойная участь. Лично я всегда хотел, чтобы мне помогли и отпустили. Обычно мне помогают и оставляют в больнице. Может, оно и к лучшему.

Вранье о терроризме

В Н У Т Р Е Н Н И Й Т Е Р Р О Р И З М

Говоря о внутреннем терроризме, то и дело поминают взрыв в Оклахома-сити. Но это не было террористическим актом. Терроризм подразумевает серию действий, направленных на распространение паники, тревоги и фобий среди гражданского населения ради достижения определенных политических целей.

Взрыв в Оклахома-сити не был терактом, это был ответ. Месть.

Тимоти Маквей хотел воздать правительству США за то, что оно сделало в Уэйко и Руби-Ридж 1 . Месть, а не террор.

Э К С П Е Р Т П О Т Е Р Р О Р И З М У

Новостные телеканалы часто приглашают в свои передачи людей, которых представляют как «экспертов по терроризму».

Но то, что это никакие не эксперты по терроризму, ясно с первого взгляда. Мы видим мужика в костюме и галстуке и понимаем, что этот парень целыми днями сидит в офисе. А если так, то какой же он эксперт по терроризму?

Знаете, кто эксперт? Усама бин Ладен 2 , Айман аз-Завахири и те, с кем эти двое ведут дела. Вот это — эксперты по терроризму.

А этот парень в костюме кого-нибудь взрывал? Нет. С какой же стати он эксперт по терроризму?

1 События в Уэйко — осада и штурм в феврале 1993 г. силами спецподразделений ФБР США поместья Маунт Кармел в Уэйко, штат Техас, где держали вооруженную оборону члены религиозной секты «Ветвь Давидова». В ходе штурма погибли 79 членов секты. События в Руби-Ридж — осада в августе 1992 г. силами спецподразделений ФБР США дома Рэнди Уивера, подозреваемого в нескольких преступлениях. В ходе осады погибли жена и сын Уивера; позже суд снял с Рэнди Уивера все обвинения. — Прим. пер.

2 Усама бин Ладен был убит 2 мая 2011 г. в особняке в городе Абботтабад в 50 км от Исламабада в результате совместной четырехчасовой операции американского и пакистанского спецназа. — Прим. ред.

Наверняка чуваки с телевидения ответили бы: «Ну, потому что он изучает терроризм». Ага, ясно. Ну так, значит, в действительности это эксперт по изучению терроризма, по теме терроризма. Но умеет ли он делать пояса шахида? Ни хрена. А если б умел, тогда ему следовало бы изготовить один, надеть на себя и нажать кнопку. Вот тогда он был бы настоящим экспертом по терроризму. Как те люди, которых он изучает.

Т Е Р Р О Р И С Т-С А М О У Б И Й Ц А

Нет. Извините, но я не согласен: это что угодно, только не самоубийство. Самоубийца — человек, не видящий в собственной жизни никакой ценности: «Моя жизнь бессмысленна, я намерен ее прекратить». А ваши так называемые террористы-самоубийцы чувствуют себя совсем иначе. Эти люди верят, что их жизни чего-то стоят, и, отказываясь от них, они о чем-то заявляют миру и помогают делу, которому преданы всей душой. В их глазах собственная жизнь (когда ей жертвуешь) многого стоит. И кстати, сами «террористы-самоубийцы» таким термином не пользуются. У них в ходу жутковатый эвфемизм — «священный взрыв». Вот так вот!

«У Б И Й Ц Ы Б О М Б И С Т Ы »

Никакие они не бомбисты, а просто убийцы, что бы там ни приказал говорить о них Буш. Любые бомбы взрывают для того, чтобы убить людей, чтобы совершить убийство. Всякий, кто начиняет самодельную бомбу гвоздями и кусками стали и подрывает ее в людном месте, надеется совершить человекоубийство. Любая бомба — орудие убийства: все равно, сбрасываешь ли ты ее с самолета или оставляешь у входа в кинотеатр, ты рассчитываешь, что она кого-нибудь убьет. В этом и цель. Поубивать людей.

В случае с так называемыми террористами-смертниками разница в том, что человек, взрывающий бомбу, в этот момент добровольно обрывает и собственную жизнь. Потому-то мы и зовем их ошибочно самоубийцами.

Ж И В Ы Е Щ И Т Ы

Во время бомбежек Ирака журналисты любили говорить, что Саддам Хусейн использует людей в качестве живого щита.

Здесь есть неточность. Это правда, что щиты из людей он делал, но правда и то, что люди на тот момент были живыми. Так что если людей использовали в качестве щита, то они и были живым щитом. Были, а не использовались.

Понятно?

Т Р У С Ы

Буш называет людей из Аль-Каиды трусами, добавляя: «Они любят прятаться». Что ж, разве не так действовала Континентальная армия в годы Войны за независимость? Наши досточтимые борцы за свободу? Они прятались. Сидели в кустах. Потом выбегали, убивали нескольких британских солдат и вновь скрывались. Точно как Аль-Каида. Такую тактику всегда выбирает тот, кто уступает врагу в числе и в вооружении. Это называется — стараться победить. Это не трусость.

Билл Маар 1 , пожалуй, перегнул палку, сказав, что пилоты бомбардировщиков, бросающие бомбы с высоты в тысячи метров, тоже трусы: трусов полеты на военных реактивных самолетах не очень-то привлекают. Но эта храбрость далеко уступает той, которая нужна, чтобы добровольно надеть на себя жилет со взрывчаткой и отправиться на дискотеку, не имея ни малейшего намерения танцевать.

1 Билл Маар (р. 1956) — американский эстрадный комик, телеведущий и писатель. — Прим. пер.

Я вот что скажу. Открутиться с помощью папиных связей от призыва во Вьетнам — вот это, вероятно, разновидность трусости.

« Г Е Р О И , П О Г И Б Ш И Е З А С В О Ю С Т РА Н У»

Портовая администрация Нью-Йорка и Нью-Джерси заявила, что смена названия «Аэропорт “Ньюарк”» на «Международный аэропорт “Либерти”» — это дань памяти «более трем тысячам героев, погибших за свою страну в башнях Всемирного торгового центра». Простите, ребята, что я на это обращаю ваше внимание, но биржевые маклеры, клерки, секретарши, повара, официанты и электромонтеры в здании Всемирного торгового центра не гибли за свою страну. Они погибли потому, что имели несчастье в тот день прийти на работу. Никто из них не появился бы там, если бы знал заранее, чем это кончится. Давайте разберемся, кто же герой.

Не каждый погибший 11 сентября был героем. Герой — это особое слово, и поэтому мы оставляем его только для особенных людей. Не каждый пожарный и полисмен, который был в тот день на службе, — герой. Те, кто рисковал жизнью или погиб, спасая людей, — это герои. Они вели себя геройски. Другие, наверное, выполнили важную работу и были очень полезны, но называть их героями?

Если герои все, то это слово теряет смысл. И рано или поздно нам придется придумать для настоящих героев (тех, что поступают геройски) новое название — чтобы отличать их от остальной массы. «Супергерои», к сожалению, уже заняты, а это подошло бы лучше всего. Однако не переживайте, ребята: если я хоть немного знаю наш народ, то «мегагероя» долго ждать не придется. Хотя, признаться, мне больше по душе «гипергерой». Звучит классно. Давайте проталкивать этот вариант. 1 По-англ. Liberty — «свобода». — Прим. пер.Война, бог и…

Антивоенные демонстрации меня не впечатляют. Они против войны? Как ново! Какая смелая позиция! А слабо тебе, морда козлиная, выбрать что-нибудь покруче? Религию, например?

Как насчет устроить марш против религии — она реальное зло для человечества. Война — это просто способ, которым природа делает свое дело: сдерживает рост человеческой популяции.

А вот религиозность — это болезнь. Освободите мир от религии — вы окажете ему услугу. Ну как, на будущие выходные прошагаем по улицам с плакатами «Попов — в печку!»? Не дрейфьте, несогласные, где ваш кураж?
Subscribe

Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments