anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Categories:

Рене Генон - учитель, указавший путь в Кали-Юге. Христианство и инициация. Традиционализм Генона и Х

https://cont.ws/@inactive/490518?_utl_t=lj Рене Генон - учитель, указавший путь в Кали-Юге. Христианство и инициация. Традиционализм Генона и Христианская церковь | Блог Иисус Христос - Главный Коммунист | КОНТ

Для нас особенно важно обнаружить это тайное, сокровище живого Духа, живого Присутствия в лоне тех двух религий, которые являются в нашей державе доминирующими, — в Христианской Церкви и в Исламской Умме. Православное Христианство, никогда, в отличие от Католичества, не терявшее до конца своего внутреннего измерения, явится логичным выбором в сфере Религии для русских последователей Генона. И надо особенно отметить, что Генон много раз в своих работах подчеркивал необходимость причастности к живой и аутентичной традиции, без чего невозможна ни эзотерическая реализация, ни подлинное посвящение. Такая причастность, согласно Генону, является демаркационной линией между еретическим и "извращенным", "редуцированным", анти-номистским "эзотеризмом" и истинным ортодоксальным и реальным эзотеризмом. Тот, кто воистину понимает внутреннее ( слово "эзотерический" по-гречески как раз и означает "внутренний") не может не понимать также и необходимость "внешнего" ( по-гречески "внешнее" обозначается термином "экзотерический" ). Христианство же (католическое и православное), согласно Генону, это — одна из тех немногих сохранившихся благодаря вне-человеческой силе сакральных форм, которые полностью соответствуют самой изначальной Примордиальной Традиции и сохраняют в себе определенную сакральную жизнь и преображающую силу. Кроме того, Христианство — Религия эсхатологическая, т.е. связанная с эпохой последних времен, с Концом Света, а труды Генона не оставляют никаких сомнений относительно того, что мы живем как раз в последней стадии истории.

Что же касается Ислама, то сам Генон принял эту религию, являющуюся последней из аутентичных форм Откровения и также обладающую подчеркнутой эсхатологической направленностью, так как Откровение Мухаммада, Печати Пророков и Последнего из Пророков, замыкает собой весь "профетический" сакральный цикл истории человечества. Для наших мусульман идеи почитаемого всей исламской Уммой шейха Абдуль-Вахида Йахья — исламское имя Генона по шариату — также является совершенно необходимым подспорьем, поскольку у Генона они многое могут почерпнуть для понимания истинных и глубинных оснований своей собственной Традиции, и, кроме того, для осознания той страшной опасности, которую несет в себе профанический, "демократический", анти-духовный и сатанинский, в полном смысле этого слова, Запад, Дар-уль Дадджал, "Дом Антихриста". Критика современной западной цивилизации Геноном не имеет себе равных, т.к. она тотальна и бескомпромиссна на всех уровнях. И эта ярко выраженная анти-западная позиция француза Рене Генона на самом деле совпадает с жизненными интересами самой западной Традиции, сегодня практически утраченной, извращенной, униженной и затоптанной слугами Антихриста-Дадджала.

Рене Генон — это посланник высшего центра в последнюю эпоху, в период конца Кали-Юги, и сформулированные им принципы Традиции, послужат спасительным оплотом для тех, кому предстоит выстоять в борьбе с "миром сим" и его "князем", возродить Традицию в ее подлинном, нечеловеческом, "ангелическом" измерении и, замыкая цикл, разработать сакральные основы грядущего Золотого века.

Традиционализм Генона и традиционализм, характерный для определенных кругов нынешней христианской церкви, как на востоке, так и на западе, безусловно, являются двумя различными течениями, сходными лишь отчасти. Генон делает основной акцент на эзотерической стороне Традиции, хотя при этом внешняя экзотерическикая сторона не только не отрицается, но напротив, утверждается как необходимый и важнейший компонент Традиции, без которого эзотеризм просто не может существовать (поскольку в профаническом обществе по определению отсутствую сакральные опоры для духовной реализации).

Христианская церковь, со своей стороны, в том случае, если она следует традиционалистской, консервативной ориентации, как правило, в лучшем случае делает упор на сохранении экзотерической ритуальной и догматической стороны. При этом даже такой довольно ограниченный традиционализм становится все более и более редким, так как чаще всего церковь либо ограничивает свою внелитургическую деятельность упрощенным морализаторством, либо, что хуже, пытается занимаеться аполагетикой на основе сугубо профанических, современных и антитрадиционных доктрин, либо, что совсем уже страшно, тяготеет к смешению, экуменизму и даже нижайшему нео-спритуализму, пытаясь сочетать несочетаемой — догмы и нормы ортодоксальной священной традиции и хаотический мир "космистской" прелести.

В такой ситауции на первый взгляд представляется, что традиционализм Генона не может иметь никакого места в нынешнем состоании христианского сознания, так как его позиция настолько "правее" самых крайних консерваторов, что вообще выпадает из спектра возможных позиций в рамках актуальной христианской жизни. Такая особенность традиционализма Генона приводит подчас к тому, что церковные консерваторы ошибочно принимают эзотеризм и синтез, о которых он говорит, за оккультизм и синкретизм, т.е. за антихристианские и еретические по сути проявления. В то же время для церквоных модеринстов или моралистов он остается "реакционным эсктремистом".

Подобные заблуждения объясняются тем, что современная космическая среда, в которой живет человечество, настолько удалена от "нормального" сакрального состояния, что сама "интеллектуальная норма" представляется подчас не только редчайшим исключением, но и своего рода "патологией". Тем не менее, без сомнений, если лишить умеренную, консервативную оппозицию "современному миру, которую можно еще встретить в обычном христианском (чаще всего православном) консерватизме, невидимой опоры и поддержки радикальной оппозции, оппозиции со стороны интегрального традиционализме (а именно от его имени и говорит Генон), то не только его положение тут же станет чрезвычайно шатким, но ему грозит быстрое и полное исчезновение.

Конечно, послание Генона обращено далеко не ко всем. Даже не ко всем верующим. Даже не ко всем вонсервативно и "традиционалистски" настроенным верующим. Но, без сомнения, всегда существует очень небольшой процент людей, которому жизненно необходимо знать объяснение того или иного принципа вплоть до самого глубокого уровня. Всегда есть кто-то, кого не удовлетворяют банальное и плоское истолкование бездонных тайн, приоткрываемых религией. И от качества понимания и проживания Традиции такими существами зависит подчас устойчивость ее ортодоксии и ее подлинности.

Генон не много места в своих трудах посвятил Христианству, а о Православии он не говорил почти ничего. Тем ценнее для традиционалистов, следующих за Геноном, но одновременно, принадлежащих Православной Церкви, любой его намек и любое пояснение касающиеся темы Христианства. Именно этой насущной необходимостью вызвана публикация перевода именно этой статьи Рене Генона ("Христианство и инициация").

Но надо заметить, что основную работу по применению принципов интегрального традиционализма к Христианству и особенно к Православию предстоит сделать непосредственно православным последователям Генона (в отношении католичество работы в этом направлении были осуществлены аббатом Стефаном в его книге "Введение в христианский эзотеризм"). Но это не просто интеллектуальный, исследовательский и богословский труд. Это предприятие сродни осуществлению духовного "умного делания" или "сердечного делания", так как постижение духовных реальностей возможно только при непосредственном и прямом отождествлении с ними. Следовательно, такая задача не только не является чисто теоретической, но прямо связана с конкретикой инициации и духовной реализации в рамках христианской традиции.

ХРИСТИАНСТВО И ИНИЦИАЦИЯ

Часть 1

Мы не собирались возвращаться к вопросам, связанным с выяснением истинного характера христианства, так как нам казалось, что все высказанное нами по этому поводу (часто вскользь) в предыдущих статьях и книгах, достаточно ясно выражает наше мнение на этот счет. Причем мы и представить себе не могли, что наши идеи могут быть создать неверно истолкованы нашими читателями1. К сожалению, мы вынуждены констатировать, что такое неверное и глубоко ошибочное истолкование действительно имело место, причем у довольно значительного числа наших читателей, и это заставило нас уточнить в этом вопросе некоторые наиболее существенные аспекты.

Мы должны признать, что делаем это с некоторой неохотой, так как мы никогда не испытывали особого желания затрагивать данную тему. Этому есть много причин, одной из которых является тот странный и почти непроглядный мрак, которым окутано все, имеющее отношение к происхождению и первым векам Христианства. Если внимательно вдуматься в этот феномен, нельзя не заметить, что вряд ли такая пелена неизвестности и тайны является чистой случайностью и что, скорее всего, за этим кроется чья-то сознательная воля. Это последнее замечание следует постоянно иметь в виду в нашем дальнейшем изложении.

Несмотря на все трудности, возникающие в рассмотрении этого вопроса, есть один момент, который не подлежит никаким сомнениям. Его не отрицают и те, кто согласен с нашей позицией относительно Христианства, и те, кто возражает нам, причем часто, именно этот момент ставится во главу угла таких возражений. Он заключается в следующем: Христианство, которое сегодня безусловно представляет собой религиозную и экзотерическую традицию, изначально имело совершенно иной характер, характер сугубо эзотерический и инициатический, что проявлялось и в его ритуалах и в его доктринах.

Подтверждением этого служит традиционное отношение исламской традиции к раннему христианству как к "тарике", т.е. как инициатическому пути, а не как к версии "шариата", т.е. ко внешней и вседоступной социальной экзотерической доктрине. Это настолько очевидно, что Христианству пришлось позднее заимствовать "каноническое" право (т.е. экзотерическую догму) извне2, и им было ничто иное как несколько адаптированное римское право. Таким образом, христианский экзотеризм был не развитием вовне внутренних принципов, заключенных в самой христианской доктрине, а целиком был почерпнут из иной, нехристианской традиции.

В этом нет никаких сомнений, так как в Евангелии нет ни одного предписания, которое можно было бы истолковать как экзотерическое законоположение. Фраза — "отдайте кесарю кесарево", представляется нам чрезвычайно значительной в этом смысле, так как в ней однозначно утверждается принятие христианством в вопросах внешнего законоуложения тех порядков, которые не имели с самой христианской традицией ничего общего; порядков, свойственных той социальной среде, в которой христианство зародилось, а такой средой юридически была римская Империя.

Если бы христианство изначально было тем же самым, которым оно стало в последствие, отсутствие экзотерической стороны было бы недопустимым и серьезным упущением. Более того, сам факт такого упущения был бы не только не объясним, но и вообще невозможен в любой ортодоксальной и подлинной традиции, так как любая законченная и полноценная традиция должна с необходимостью иметь как эзотерическую, так и экзотерическую стороны, и именно ко внешней, экзотерической стороне она должна апеллировать в первую очередь. Если же допустить, что Христианство изначально было исключительно инициатической и эзотерической традицией, то отсутствие в нем специфического экзотеризма будет выглядеть не как упущение, но как сознательный отказ от вмешательства в совершенно чуждую ему по определению область.

Коль скоро это было так, то христианская Церковь в первые века своего существования являлась закрытой или полузакрытой организацией, в которую допускались не все желающие, но только те, кто отвечали необходимым критериям для получения особой "христической" инициации. Даже сегодня еще можно отыскать многие факты, которые подтверждают, что дело обстояло именно таким образом, хотя чаще всего эти факты остаются либюо вообще неопонятыми, либо их подлинный смысл грубо извращается вследствие сугубо современной тенденции отрицать все, имеющее отношение к эзотеризму3. Такая Церковь в целом была сопоставима с буддийской Сангхой, допуск в которую является самой настоящей инициацией4.

Часто Сангху уподобляют монастырю, и это отчасти верно, поскольку ее внутренние распорядки, равно как и правила христианских монастырей, имели сугубо эзотерический характер, и в силу этого не могли быть распространены на все общество, среди которого Сангха существовала5. Таким образом, случай Христианства не является уникальным явлением среди различных традиций, и одно это должно было бы сгладить то удивление, которые может возникнуть кое у кого пристолкновении с традицией, не имеющей экзотерической стороны. Быть может, гораздо сложнее объяснить почему Церковь так радикально изменила свое качество вплоть до того стостояния, в котором она пребывает сегодня, но мы вернемся к этому вопросу несколько позже.

Мы говорили выше о тех возражениях, с которыми мы часто сталкиваемся при изложении наших взглядов на Христианство, эти возражения сводятся к следующему: если христианские ритуалы и, в частности, церковные таинства имели некогда инициатический характер, то как они смогли утратить этот характер и превратиться в ритуалы чисто экзотерические?6

По мнению наших оппонентов, это невозможно и заключает в себе противоречие, так как инициация и все с ней связанное обладает качеством постоянства и неизменности, а поэтому не может утратить своего качества ни при каких обстоятельствах; следовательно, продолжают они, всилу определенных обстоятельств и после допуска в лоно инициатической организации подавляющего большинства неквалифицированных индивидуумов полноценная и эффективная инициациация превращается лишь в виртуальную и потенциальную иницициацию7.

Но ошибочность этого довода нам представляется очевидной: инициация, как мы много раз повторяли, действительно придает получившим ее особое качество, которое не может быть утрачено или отнято, и которое дается раз и навсегда; но это неизменность и необратимость присуща только людям, получившим инициацию, а не тем ритуалам или особым жестам, призванным передавать духовные влияния, которые служат "техническим" средством инициации. Поэтому совершенно несправедливо смешивать эти два случая, являющиеся совершенно различными и по своему смыслу и по своей приоде, и мы никогда не давали повода для подобных двусмысленностей.

Наши оппоненты в этом вопросе часто ссылаются на тот факт, что христианские таинства совершаются при непосредственном участии Святого Духа, что само по себе совершенно верно, но сути вопроса не меняет. То обстоятельство, что духовные влияния называются именно таким образом, как в христианской традиции (Святой Дух), так и в других традициях, это совершенно обоснованно, поскольку речь идет о воздействии, чья природа является воистину трансцендентной и сверх-индивидуальной. Если бы все обстояло как-то иначе, мы имели бы дело не с духовными, а лишь с психическими влияниями.

Но все же, полностью признавая участие именно духовного воздействия в христианских таинствах, мы убеждены, что одни и те же влияния (или влияния сходные по своей природе) вполне могут оказывать различные эффекты взависимости от того, к каким конкретным модальностям или к каким областям реальности они прилагаются. И разве одно только обстоятельство, что данное влияние имеет духовную природу, уже с необходимостью предполагает, что все возможные эффекты, оказанные им, так же будут принадлежать к области трансцендентного?8 Мы совершенно не понимаем, почему это должны быть именно так, и более того, убеждены в обратном.

Мы всегда настаивали на том факте, что духовное влияние с необходимостью присутствует и в экзотерических ритуалах, и в инициатических ритуалах, но производимые ими эффекты в обоих случаях различны. И если этого различия не существовало бы, само деление традиции на эзотерическую и экзотерическую части не имело бы смысла9. Так почему же не признать, что нет ничего не вероятного в том, что духовное влияние, связанное с христианскими таинствами, будучи изначально ориентированным на сугубо иницатическую область, переориентировалось (под воздействием определенных обстоятельств и как раз отвечая качеству этих обстоятельств) на более низшие уровни — на уровни религиозные и экзотерические?

При этом эффекты данного влияния отныне ограничились исключительно индивидуальной сферой и перспективой личного "спасения", а "опорные" ритуалы этих влияний остались внешне теми же самыми, поскольку речь шла о продолжении одной и той же христианской традиции, связанной с изначальной и единой "христической" ориентацией. Это именно так и есть в действительности, и следует постоянно настаивать на том факте, что в нашу эпоху, и начиная уже с очень далекого от нас времени, христианские ритуалы ни в коем случае нельзя рассматривать как ритуалы инициатические10.

Но следует заметить при этом неадекватность употребления слова "потеря" , "утрата", относительно переориентации двуховного влияния, о котором здесь идет речь, с инициатического на религиозный уровень. Слово "потеря" подразумевает нечто сулчайное, что в данном случае совершенно неверно, так как речь шла о сознательно адаптации, которая, несмотря на определенные негативные стороны, была совершенно оправдванна и жизненно необходима в конкретных пространственно-временных обстоятельствах.

Если принять во внимание то печальное состояние, в котором в эпоху распространения христианства пребывали страны Запада, входившие в состав Римской империи, то без "снисхождения" Христианства на экзотерический уровень все эти страны вместе взятые в скором времени лишились бы всякой традиции, поскольку их собственные традиции, и особенно доминирующая герко-романская традиция, достигли точки предельного вырождения, что свидетельствовало о неминуемом и скором конце цикла их существования11.

Это "снисхождение" не было ни случайностью, ни извращением, напротив оно насило "провиденциальный" характер, поскольку только это помешало Западу скатиться тогда в такую же пропасть (или близкую к ней), в какой он находится в настоящий момент. Но еще не настало тогда времени для окончательной утраты традиции, Западу суждено было дождаться для этого современной эпохи.

Провиденциально требовалась "реставрация", а ее сопосбно было осуществить только Христианство. Но для этого ему надо было отказаться от своего эзотерического и "закрытого" характера, который был присущ ему изначально (12). Такая "реставрация" традиции была не только спасительной и благодатной для западного человечество (это и так очевидно), но одновременно, как и всякое "провиденциальное" событие, свершающееся в ходе истории, строго соответствовало самим циклическим законам.

Почти невозможно точно определить время превращения Христианства в религию в полном смысле этого слова, т.е. в такую форму традиции, которая апеллирует ко всем без разбора. Во всяком случае ко времени правления Константина и Никейского Соборов такое превращение уже произошло13, и Никейский Собор лишь "санкционировал" свершившийся факт, открыв эру поиска "догматических" формул, чтобы закрепить чисто экзотерическое содержание вероучения14.

Это, однако, проходило не без некоторых неизбежных трудностей, так как в силу заключения доктрины строго определенные и разграниченные формулировки во многом затруднял глубинное постижение ее смысла даже для тех, кто был на это способен. Кроме того, истины собственно эзотерического уровня отныне могли восприниматься только как "таинства" в обыденном смысле слова, а будучи названными таким образом, уже только один шаг оставался до представления об этих "таинствах" как о чем-то сущностно непостижимом, объяснения которому не только не возможно найти, но и не должно искать.

Эти трудности не могли, однако, ни лишить традиции ее легитимности, ни перевесить той бесчисленной выгоды, которую учреждение Христианства как экзотерической организации несло всему западному миру. Впрочем, если Христианство в целом перестало быть иницатическим, внутри его сохранилась возможность специфически христианской инициации, предназначенной для элиты, которая по определению не могла довольствоваться лишь экзотерической точкой зрения и признавать свойственной такой точке зрения ограничения. Но к этому вопросу мы вернемся несколько позднее.

Такое сущностное изменение характера и даже самой природы Христианства прекрасно объясняет то обстоятельство, что предшествующий, инициатический период его существования начиная с определенного момента был покрыт напроницаемым мраком, о чем мы говорили в начале статьи. Иначе просто не могло быть. Совершенно очевидно, что природа изначального, эзотерического и инициатического Христианства не могла быть более понятной для всех тех, кто был допущен в лоно трансформированного, экзотерического Христианства.

И поэтому все, что намекало на истинное качество изначального Христианства, скрывалось от новообращенных непроницаемым покровом. Само собой разумеется, мы не можем здесь исследовать каким конкретно образом это было осуществлено, так как такая задача должна решаться историками, если конечно идея подобного исследования могла прийти кому-нибудь из них в голову. Но скорее всего этот вопрос окажется для них принципиально неразрешимым, так как здесь не приемлимы их обычные методы и, особенно, их привычка опираться на "документы", поскольку никаких "документов" в данном случае просто теоретически не могло быть. Нам же важно лишь зафиксировать сам факт и указать на его глубинное значение.

Заметим лишь, что вопреки вероятным объяснениям любителей рационального метода, который на деле остается всегда крайне поверхностным и упрощенным, подобное "затемнение" истоков Христианства никак нельзя объяснить простым невежеством тех, кто осуществлял трансформацию этой традиции из эзотерической в экзотерическую, и уже то обстоятельство, что они сознательно участвовали в этом процессе, говорит об их полной компетентности в эзотерической сфере.

Кроме того, совершенно неправильно приписывать, как это любят наши современники, свою собственную ментальность людям иной цивилизации, и искать за подобной трансформацией какие-то "политические" или личные цели, и мы даже теоретически не видим какие выгоды можно было из этого извлечь кому бы то ни было. Напротив, переход Христианства на экзотерический уровень строго соответствовал самой природе вещей и законам традиционной ортодоксии, которая настаивает на четком разделении экзотерической и эзотерической областей15.

Могут задать вопрос, что произошло в ходе подобной трансформации с учением самого Христа, которое по определению лежит в основе всего Христианства, без чего данная традиция не имела бы оснований называться этим именем, а кроме того, если это учение было бы отброшено, то неясно что же стало на его место, так как без апелляции к "сверхиндивидуальному" источнику (и в данном случае им является сам Христос) аутентичной традиции просто не может быть? На самом деле, учение Христа в ходе экзотеризаци традиции не было затронуто ни в коей мере во всем, что относится к "буквальному" его изложению.

Об этом однозначно свидетельствует нетронутость самих Евангелий и других текстов Нового Завета, которые несомненно восходят к первому инициатическому периоду Христанства16. Изменилось лишь понимание этого учения, или, если угодно, разъяснения его смысла и значения. При этом такое изменение смысла не несло в себе ничего противозаконного, так как одни и те же истины могут применены к весьма различным уровням реальности в силу соответствий и аналогий, которые наличествуют между всеми этими уровнями.

Лишь определенные предписания, касающиеся специально инициатического пути и поэтому адресованные к ограниченной и качественно однородной группе людей, стали практически невозможными, применительно ко всему человеческому обществу в целом. Это на практике признается и Церковью, считающей определенные правила лишь "советами по самосовршенствованию", а не строго обязательными нормами17. Это означает, что каждый должен следовать евангельским путем не только по мере своих личных возможностей (что очевидно), но сообразуясь с конкретными обстоятельствами, в которых он находится, а именно только этого и можно требовать от людей, не имеющих никакого стремления выходить за рамки экзоетрической практики18.

С другой стороны, в учении Христа есть такие инситны, которые могут быть истолкованы как эзотерически, так и экзоетерически, в зависимости от их приложения к различным уровням реальности, но есть и другие, относящиеся исключительно к эзотерической области и вне ее совершенно непримениыме. Такие истины совершенно непонятны, если их рассматривать с чисто экзотерической точки зрения, и не остается ничего иного,как провозгласить их "догматическими" утверждениями, не пытаясь дать какого бы то ни было объяснения. Это и есть то, что называют христианскими "таинствами".

Само существование этих "таинств" было непонятным, если отрицать эзотерический характер изначально Христианства. Если же признать этот характер, то наличие "таинств" легко объяснить как следствие нормальной и неизбежной той "экстериоризации" , проделав которую Христианство, в своем учении и в своих ритуалах, сохраняя нетронутой внешнюю форму, превратилась в ту экзотерическую и специфически религиозную традицию, которую мы знаем сегодня под этим именем.

^ ^ ^

Часть 2

Среди христианских ритуалов (и особенно среди "таинств", являющихся самыми существенными из них) наибольшее сходство с ритуалом инициации имеют те ритуалы, которые совершаются только один раз, и в первую очередь речь идет о крещении. Именно такие ритуалы следует рассматривать как "экстериоризацию" инициации как таковой в изначальном эзотерическом христианстве19. Крещение, благодаря которому неофит допускается в христианскую общину и "инкорпорируется" в нее, в эпоху, когда Христианство было инициатической организацией, составляло первую инициацию и соответствовало начало "малых мистерий"20.

Именно поэтому речь идет в данном случае о "втором рождении", которое до сих пор применяется к крещению, даже после того, как этот ритуал перешел на экзотерический уровень. Добавим, что ритуал "конфирмации" некогда означал переход к более выскокой степени, и скорее всего, отмечал собой завершение "малых мистерий". Рукоположение в сан, которое сегодня дает лишь возможность исполнять определенные функции, является "экстериоризацией" сугубо жреческой инициации, относящейся к "великим мистериям".

Чтобы убедиться в том, что Христианство во второй фазе своего существования, утратило иницатический характер своих "таинств" и превратило их в чисто экзотерические ритуалы, достаточно рассмотреть случай с крещением, от котрого, по логике вещей, должно непосредственно зависеть все остальное. Об изначальном Христианстве, несмотря на весь мрак", который его окутывает, известно совершенно точно, что в нем крещение давалось только при соблюдении множества строгих предписаний и после длительной к нему подготовки.

Сейчас же все обстоит прямо противоположным образом, и как жется, что Церковь делает все возможное, чтобы упростить и облегчить процедуру осуществления этого таинства, которое не только может быть дано любому человеку без всякой подготовки и независимо от его качеств, но оно считается действительным, кто бы его не осуществил, в то время как остальные таинства могут производиться только священником определенногг сана и исполняющего конкретные ритуальные функции. Такое упрощение в основополагающего основополагающего "таинства", а также обычай крестить детей как можно раньше, желательно сразу после рождения (что, естественно, исключает возможность какой бы то ни было подготовки к крещению), можно объяснить только радикальной переменой самого смысла крещения.

Начиная с определенного момента крещение стало интерпретироваться как таинство, совершение которого является необходимым условием для "спасения души", и следовательно, его следует осуществить над как можно большим количеством индивидуумов. Раньше же оно имело совершенно иной смысл. Догмат о том, что "спасение души", которое есть конечная цель всех экзотерических ритуалов, возможно только через вступление в лоно Церкви, является следствием характерного "эксклюзивизма", неизбежно присущего всякому экзотеризму как таковому.

Мы не считаем нужным останавливаться на этом дольше, так как слишком очевидным является тот факт, что ритуал, совершенный над новорожденным ребенком и без каких-либо традиционных способов определения его внутреннего врожденного качества, не может носить характер инициации, даже понимаемой как инициация чисто виртуальная21. Впрочем, к сохранению виртуальной инициации в Христианстве мы скоро вернемся.

Заметим еще одну важную особенность: в современном Христианстве, в противоположность Христианству изначальному, все обряды носят публичный характер. При них может присутствовать кто угодно, даже если речь идет о наиболее "закрытых" ритуалах — какими должны были бы являться рукоположение в сан или посвящение в епископы, и с еще большим основанием крещение или конфирмация. Когда речь идет о подлинной инициации, ничего подобного не может иметь места, так как инициация может совершаться только в присутствии тех, кто ее уже получил 22-22a.

Инициация и эзотеризм, с одной стороны, и прозелитизм с другой стороны, суть дву взаимоисключающие вещи. Однако этот аргумент мы не считаем основным в доказательстве нашего главного тезиса, так как если бы он был единственным, на него можно было бы возразить, что речь идет о некотором вырождении традиции, как этотимеет место иногда в инициатических организациях, не перестающих от этого являться аутентичными хранительницами виртуальной инициации. Но мы видели, что нисхождение Христианства на экзотерический уровень нельзя ни коим образом рассматривать как "вырождение", а кроме того, другие высказанные нами соображения достаточно убедительо доказываеют, что в данном случае ни о какой инициации речь идти не может.

Если бы в Христианстве сохранялась виртуальная инициация, как полагают наши оппоненты, и если бы соответственно прошедшие через христианские таинства и даже через одно только крещение, отныне были избавлены от необходимости искать какой бы то нибыло иной инициации23, то чем объяснить существование специфически христианских инициатических организаций, без всяких сомненений наличествовавших на продолжении всего Средневековья, ведь в этом случае их особые инициатические ритуалы являлись бы излишним и ненужным в принципе повторением таинств Церкви?

Могут возразить на это, что таинства Цекрви имели отношение только к "малым мистериям", а поиск иных форм инициации был характерен для тех, кто стремился быть посвященным в "великие мистерии". Но подобное соображение по меньшей мере нелогично, так как трудно вообразить, что все члены средневековых инициатических организаций были заинтересованы именно областью "великих мистерий".

Напротив, сам факт существования и широкого распространения христианского герметизма уже говорит об обратном, поскольку герметизм как таковой имеет отношение почти исключительно к области "малых мистерий". То же самое касается и профессиональных, цеховых инициаций, которые, даже если они и не были полдностью христианскими, тем не менее, требовали от членов своих организаций практиковать христианский экзотеризм.

Теперь попытаемся прояснить другой аспект, так как кое-кто может сделать из нашего изложения следующее ложное заключение: если христианские таинства не имеют никакого инициатического характера, то они принципиально и ни в коем случае не могут произвести иницатического эффекта, а это утверждение, в совю очередь, опровергается многими историческими фактами24. На самом деле, таинства не могут сами являться причинами этих эффектов, так как их воздействие строго ограничено экзотерической сферой, поэтому подобные случаи нуждаются в особом обяснении.
Subscribe

promo anagaminx august 23, 2020 07:23 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments