anagaminx (anagaminx) wrote,
anagaminx
anagaminx

Categories:

Г.И. Гурджиев - Беседы в Париже 4. Человек хуже, чем свинья – он глотает, глотает и никак не лопнет!

https://cont.ws/@inactive/487760?_utl_t=lj Г.И. Гурджиев - Беседы в Париже 4. Человек хуже, чем свинья – он глотает, глотает и никак не лопнет! Только если он поглотит в 1000 раз больше себя, он будет таким, каким должен быть! | Блог Иисус Христос - Главный Коммунист | КОНТ

Встреча № 8 (22 июля 1943 года)

Симон: До знакомства с Работой, я был более беспокойным, потому что ощущал, что есть дурные вещи, от которых я никогда не смогу избавиться сам. Это держало меня в напряжении, не постоянно, может быть, но очень часто. Я почувствовал, что по ходу Работы это исчезло, и я стал спокойней внутри. Я хотел бы снова найти то состояние беспокойства, потому что внутренне мне его не хватает. О чем бы я мог думать или что делать, чтобы снова его найти?

Гурджиев: Раньше вы верили, что можете продвинуться таким образом. С такими результатами вы ничего не сделаете. Вы можете двигаться вперед, только если вы делаете усилия большие, чем обычно. Но, возможно, вы даже не почувствовали вкуса этого. Вы здесь уже долгое время; вы должны были понять, что такое усилие. Само-усилие. Я хочу сообщить вам тайну: само-усилие никогда не возможно сразу; нужна подготовка. Необходима борьба. До того, как человек продвинется, он то забывает, то вспоминает, то забывает, то вспоминает. Но когда вы успокоены, вы можете думать и начать делать; до настоящего момента вы не делали усилий.

Симон: Именно поэтому я задал этот вопрос. Я в этой точке и чувствую себя слишком расслабленным.

Гурджиев: Вы воображаете, вы верите, что попадете прямо в Рай. Нет, здесь должны быть усилия больше обычных. Например, для этого человека (указывает на новичка) это достаточно хорошо, но вы - вы так далеко не уйдете. Вы должны начать делать сверхусилие, и теперь, если вы не сделаете его, это потому, что у вас нет цели. Как вы можете оставаться спокойным? С усилиями, которые вы делаете сейчас, вы никогда не продвинетесь. Нормальный человек не может быть спокойным.

Симон: Именно это делает меня беспокойным.

Гурджиев: Здесь необходимо делать усилия. Вы привыкли вести себя, как раньше в жизни. Раньше это было нормально, но сейчас этого уже недостаточно. Усилие должно напрячь все ваши мускулы, все ваши нервы, даже весь ваш мозГурджиев: У вас должна быть такая концентрация. Вы должны были это делать подолгу. Вначале, для нового человека, это простительно. Но для вас – вы имеете вкус настоящей работы. Вы должны ощутить его в вашей обычной жизни. Я есть – всегда: я есть. Никогда не забывайте. Мало-помалу ваше «я» установит контакт с вашей сущностью. Необходимо повторять это множество раз.

Д-р Абулькер: Я стал предпочитать яростные эмоции привычным мне пассивным и инерционным.

Гурджиев: Этого (активного или пассивного) не существует для вашего настоящего «Я». Это зависит от вашего состояния. Внешние вещи не важны. Вспоминайте иногда, что вы считаете нечто негативным, а оно может быть совсем иным. Чтобы получить материальную истину, не думайте о вашем состоянии. Не философствуйте, только наблюдайте, нацельтесь на свое реальное «Я».

Люк: Я пришел к почти таким же наблюдениям, что и доктор. Но это заставляет отрицательные эмоции возвращаться еще более сильными. На последней неделе было лучше, потому что случилось несколько отрицательных эмоций. Это опасно, это реально, может произойти опустошение, но я получил вкус того, чем может быть жизнь.

Гурджиев: Продолжайте. Но с пониманием того, что вы накапливаете эту субстанцию не только для настоящего, но и для будущего. Это очень важно. Уже пришло время вспоминать, и, в то же время, рисовать себе в образах, не в словах, что с вами происходит.

Люк: Я был опустошен моими отрицательными эмоциями даже органически. Сегодня… я никогда не чувствовал себя так хорошо, таким полным жизни.

Гурджиев: У вас раньше никогда не было «жидкого серебра». Вы должны чувствовать, что у вас сегодня есть какое-то количество «жидкого серебра».

Люк: Чувствуешь, что тело в напряжении, что оно – арена борьбы, что оно вот-вот разорвется на кусочки.

Гурджиев: Вспомните, я говорил: человек – не свинья, он не может лопнуть из-за того, что ест. У свиньи нормальный желудок, она не может съесть больше, чем позволяет ее желудок, иначе она лопнет; человек – это такой негодяй, у него резиновый желудок. Он – хуже, чем свинья – он глотает, глотает, и никак не лопнет. Не только желудок у него из резины, но и все органы. Но мало помалу он дегенерировал. Даже резина, если ее не использовать, сжимается. Только если он поглотит в тысячу раз больше себя, он будет таким, каким должен быть. «Лопнуть» - это фантастическое слово. Свинья может лопнуть, человек – нет. У свиньи нормальный желудок, у человека – нет. У человека резиновый желудок, как и все его органы.

Продолжайте без страха, даже в десять раз сильнее; тем лучше - вы будете продвигаться в десять раз быстрее в моей группе. Не бойтесь, вы не лопнете. Это воображение. Как кто-то может лопнуть, когда хорошо ест? Вы привыкли проглатывать, как свинья. Вы никогда не едите хорошо. Только сейчас вы начинаете учиться, как правильно поглощать. Не бойтесь. Продолжайте и продолжайте. Оставьте это ощущение, которое появляется при расширении; вы совсем как ребенок, у которого отрыжка, когда он съел много. Природа растянет его желудок. У ребенка бывает тысяча отрыжек. Не волнуйтесь, у вас будет еще 999.

Мадам Франк: Мне понятно, что такое борьба с отрицательными эмоциями; но что меня больше всего волнует, это очень легкомысленная сторона моего характера, которая шутит даже над моим ничтожеством. Это не позволяет мне раскаиваться и сожалеть. Как от этого избавиться?

Гурджиев: Это означает, что вы не знаете, чего ищете. Вы интересуетесь этим вопросом, не пользуясь инстинктом. Вы выразили это очень хорошо. Я понимаю, почему вы не продвигаетесь. Я понимаю, почему вы топчетесь на месте – раз, два, раз, два – до этого момента ваш инстинкт был изолирован. Он никогда не принимал участия в вашей работе. Я дам вам ряд упражнений. Но вы поняли, что я сказал. Вы почувствовали, что внутри вы не заинтересованы в тех вещах, ради которых работаете. Что-то в вас остается в стороне; оно наблюдает. Другая часть вас делает что-то еще; вы работаете без инстинкта. Все работает – голова, чувства, только не то, что должно. Оно не сделало ничего, чтобы измениться.

Хайнетт: Я пробовал использовать отрицательные эмоции. Я очень успешно преодолел их, но появилось чувство, что я их уничтожил, а не преобразовал. Я не преуспел в использовании их силы. Я подавляю их.

Гурджиев: Вы не подавляете их. Вот что происходит в вас: другой импульс на время занимает место негативного импульса. А тот – в сторону, на время. Но он не уничтожен. Необходимо много раз делать - «чик, чик» - чтобы уничтожить их. Вы не можете быть уверены, что они отсутствуют; но если вы поменяете состояние, вы увидите, что они функционируют более слабо. Так что у вас есть план работы. Если вы поняли, продолжайте избегать, отгонять эти импульсы. Но не расслабляйтесь. Вы делаете это безмятежно. Это другой импульс, приходящий на смену, слишком тонкий для вас, чтобы его почувствовать; и вы воображаете, что больше не имеете отрицательных эмоций. Только сильные вибрации достигают вашего сознания.

Машин: Во время упражнений меня очень беспокоят ассоциации. Я ничего не могу с ними поделать. Как мне быть?

Гурджиев: Ассоциации – часть нашего присутствия. Если бы наше присутствие имело цель, оно хотело бы, чтобы что-то произошло. Это доказывает, что наше присутствие не имеет цели. У вас цель есть только в одном центре – «он хочет попасть в Рай в грязных ботинках». Нужно всем своим присутствием ощущать цель и работать для этого. Не только одной частью, одним центром. У меня есть ассоциации; но они не достигают моего сознания. Циркуляция крови тоже происходит сама по себе. Это автоматическая функция. Она не беспокоит меня.

Она происходит день и ночь. Таковы же ассоциации, как и работа моего сердце, и другие функции; например, я вижу, если я обращаю на что-то внимание. Так же движется внутри то, что я съел: могу думать об этом весь вечер, каждый сантиметр дает мне другие ощущения. Вы автоматически поглощены этим. Вы должны иметь цель, и отставить в сторону органические функции. Не слушать их сознанием, мыслью. Нужно научиться думать беспристрастно. Только такая сила усилия приведет вас к нормальной мысли. Мадам де З. может сформулировать для вас упражнения.

Г., обращаясь к Анси: Вы поняли?

Анси: Нет.

Г., обращаясь к Люку: Вы понимаете?

Люк: Да.

Гурджиев: Тогда объясните ему, это будет вашим заданием.

Анси: Я замечал раньше, что мои отрицательные эмоции появлялись в отношениях с людьми. Я злился и не соглашался, когда говорил с людьми. Какое-то время я пытался с этим бороться. Но я впал в безразличие и не знаю, как изменить мое состояние.

Гурджиев: Необязательно его менять; это очень хорошо. В вас растет переоценка ценностей. Раньше вы интересовались дешевками. И то, что не было интересным, не имело для вас ценности. Теперь для вас ценно то, что не было интересно раньше. Вот в чем причина.

Анси: Но я хочу измениться.

Гурджиев: Зачем? Ваше состояние уже изменилось. Раньше вы не видели, что интересуетесь вещами, не имеющими ценности. Теперь видите. Ваше состояние изменилось.

Анси: Но если что-то задевает меня, вместо того, чтобы злиться или обижаться, я остаюсь равнодушным.

Гурджиев: Нормально; это малая подвижка, но это нормально. Раньше у вас было себялюбие. Это дешевка, это ординарная вещь; теперь вы это поняли. Вы видите, что это идиотизм, ничтожество, экскременты; раньше вы этого не знали. Сейчас вы это видите, вы не злитесь. Вы видите признаки экскрементов. Если это действительно так, я очень доволен. Не желая этого, не зная этого, вы уже продвинулись объективно, механически продвинулись. Скоро вы будете нам достойным уважения товарищем.

Ланктен: Возможно ли в настоящих условиях избегать негармоничного развития тела в целях общего развития?

Гурджиев: Для физического развития нет плохой погоды. Нет политической погоды. Оно всегда необходимо. Вы должны обучать ваше тело с помощью вашей головы, сознательно. Это очень просто. Никогда не позволяйте ему делать, что хочет. Заставляйте его делать противоположное тому, что оно любит. Оно любит сахар – не давайте ему его вообще. Вы должны приучить его к борьбе, вы всегда правы, когда сопротивляетесь вашему телу. Это просто. Полные противоположности: такими Бог создал ваше тело и ваш интеллект. Это очень простая вещь. Для этого не нужно читать. Программа очень проста. При всех условиях, во всех политических ситуациях, человек должен научить свое тело быть послушным ему.

Ваша личность может учить ваше тело. Тот, в ком тело сильно и ему принадлежит инициатива – ничтожество. Тот, кто поработил свое тело – разумен. Вы понимаете, что значит – разумен? Разумен тот, кто управляет своим телом. Если тело управляет, вы – ничтожество, деревенщина – если вы управляете телом, вы умны. Так что выбирайте, чего вы хотите. Быть умным или деревенщиной? Хотите быть деревенщиной – позвольте телу управлять вами. Хотите быть умным – управляйте своим телом. Чем больше вы управляете своим телом, тем больше оно вам сопротивляется. И в сопротивлении оно придаст вам больше силы.
Subscribe
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments