November 19th, 2018

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 5.Марат Сафин

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 5.Марат Сафин

Постепенно мои пранки со звездами шоу-бизнеса стали носить не только развлекательный, но и информационный характер. Я понимал, что это будет любопытно различным СМИ, которые закрытым пранк-сообществом в те времена практически не интересовались. Но прямого выхода на издания или каких-то знакомств в этой сфере у меня еще не было. И тут подвернулся удобный повод.

В начале 2009 года в прессе появились фотографии теннисиста Марата Сафина с подбитым глазом и ссадинами на лице. Он якобы подрался в клубе с сыном режиссера Федора Бондарчука Сергеем. Но подробностей произошедшего не было. Обе стороны упорно молчали, что порождало множество слухов. Мне пришло в голову позвонить Марату от имени Сергея Бондарчука и прояснить ситуацию. Вышло все отлично.

П. — пранкер.

С. — Марат Сафин.



П.: Але, Марат? Привет! Это Сергей Бондарчук.

С.: Да. Да.

П.: Ну давай, может, встретимся, поговорим, че, мы так не решили.

С.: Ну-у… То есть ты еще со мной, с претензиями?

П.: Ты думаешь, что ты — теннисист, все можно тебе?

С.: Я не понял, а почему, а с какого …? Я, может, че-то не понимаю здесь?

П.: В клубе тогда мало дали?

С.: А, ты в этом смысле что ли? Ну ниче себе, ты такой борзый!

П.: Я че, пьяный был что ли? Я был трезвый.

С.: А я что, был пьяный что ли?

П.: Неуважительный ты. Мы с пацанами сидели, отдыхали.

С.: Неуважительный? То есть вы сидели с пацанами, отдыхали, я подошел и начал вас всех… да?

П.: Ну а че, нет что ли?

С.: Нет, ну нормально, ну… ну интересно, такой расклад, да. То есть вы сидели за столом еще, хотите сказать, да?

П.: А где еще?

С.: А, то есть вы даже не ходили, то есть вы сидели за столом, я подошел такой типа… да? Начал вас всех… да?

П.: Ну да. Ракеткой.

С.: Ракеткой, да? Ну …!

П.: Не, ну че? А мы отбились. Ты был бухой.

С.: А вы отбились такие. Еле-еле, да? А я был бухой, да. Интересный расклад у вас.

П.: Мы с девушками сидели, а ты подошел, начал хватать их.

С.: Я был со своей девушкой, и со мной еще было четыре человека. Одна из них была теннисистка. И еще две дочки моих товарищей, старших товарищей. Во-первых, я никого не трогал. Я не знаю, что ты придумал, я не знаю, может, вы таблетки жрете какие там, но вас глюкануло так реально, что просто еще ты мне с претензиями звонишь.

П.: Ну а как все было, по-твоему?

С.: Ну хорошо, я тебе расскажу, как все это было. Я иду за девочками, которые как бы, опять же объясняю: одна из них — это моя девушка, с которой я встречаюсь. Хотел взять стол, и тут нарисовывается какой-то товарищ, который бьет меня плечом в грудь. Я поворачиваюсь, спрашиваю: «В чем дело?» И тут начинается драка. Во-первых, он бы сказал: «Слушай!», ну вот типа что-то, с какими-то претензиями пришел бы ко мне. Претензий никаких не было. Он начинает сразу же махаться. Я начинаю с ним махаться. И тут получаю сбоку по прямой, и меня начали тащить вниз. Вообще, получается, что нас выкидывают и вы куда-то сваливаете. Потом приезжают ко мне какие-то двадцать человек от какого-то вашего там товарища. Двадцать чеченцев. Начинают со мной какие-то еще, ну не претензии. Как бы мы с ними поговорили, договорились на следующий день встретиться. Никто мне не позвонил, не встретился. И получается, что как бы я вообще не понимаю, в чем дело было. Вы хоть поняли че-нибудь или нет?

П.: Папа сказал, что я был трезвый.

С.: Папу не надо, не вмешивай папу-то. Ты можешь поговорить за себя, постоять хотя бы вообще? Ну, просто я как бы в эту… вашу влазить не буду, потому что… ваша молодежная, то, что вы как бы мажорчики, прячетесь сразу же за папу. Это некрасиво с вашей стороны. Ну как бы надо как-нибудь хотя бы разрулить эту ситуацию.

П.: Мы сидели, культурно отдыхали с девушками. Трезвые все.

С.: Да, трезвые. … вы трезвые были.

П.: И тут ты подходишь пьяный, хватаешь нашу девушку, она…

С.: … хватаю, да?

П.: Кричит, да, да. Мы тебе культурно говорим: «Мужчина, отойдите! Мы отдыхаем с девушкой». И бьешь меня по голове ракеткой.

С.: Ага, да, да. Ну, дальше что?

П.: Ну, и мои друзья, и я заступились за девушку. Просто выгнали тебя из клуба.

С.: Дальше что?

П.: Все. Взяли такси с чеченцами и отвезли тебя до дома. А чеченцы — это таксисты были. Ты, наверное, перепутал, ты ж пьяный был.

С.: Да что ты говоришь, да?

П.: Мы просто сразу всех таксистов вызвали, они оказались чеченцы почему-то.

С.: Да что ты говоришь, да? Это вы пьяные были.

П.: Мы трезвые. Папа сказал, что я трезвый был.

С.: Да мало ли что сказал твой папа! А ты если такой борзый, вы такие борзые, вас шесть человек, вы такие типа… ребята — ну тогда просто как бы я считаю, что это неправильно вшестером нападать на человека, когда он вообще не при делах. Я могу рассказать вашу версию, как я понимаю ее. Вы… хотели зарисоваться. Ошиблись дверьми в коридоре. И получилась такая ситуация, что как бы некрасивая. Вам надо что-то придумать щас такое, что якобы я был виноват.



Получившийся материал явно имел ценность для «желтых» СМИ. На площадке одного из сообществ журналистов в «Живом журнале» я дал объявление о том, что предлагаю эксклюзивную подробную историю о драке Сафина в клубе. Через несколько часов мне написала представитель еженедельного печатного издания, как раз специализировавшегося на подобной тематике. Я объяснил Алене, чем занимаюсь и как была добыта данная информация. Девушке все понравилось, материал пошел в номер, я получил гонорар, и мы договорились сотрудничать. В течение следующих трех месяцев еще пара моих пранков была опубликована в этом СМИ, затем журналистка ушла в отпуск, и я продолжил общение уже с главредом издания.

Еще один успешный пример сотрудничества — моя работа в журнале Maxim. Я и мой тогдашний коллега по звездному пранку Владислав довольно забавно разыграли главного редактора этого глянцевого журнала Александра Маленкова. Влад, будучи постоянным читателем Maxim, вспомнил, что в нем одно время была рубрика с телефонными розыгрышами под названием «Тариф Настырный».

В номере она выглядела как расшифровка веселого звонка в какую-либо организацию. И мы подумали: почему бы не предложить Маленкову возобновить эту колонку, но уже с нашим авторским участием. Александру эта идея пришлась по душе. Все было просто: мы согласовывали с главредом тему звонка, делали сам пранк, отправляли его Саше на одобрение, а в журнале выходила уже текстовая версия розыгрыша. Приятный бонус — гонорар 300 долларов за выпуск. Но больше мне нравилось видеть в свежем номере свое имя среди авторского коллектива издания.

Сами розыгрыши представляли собой лайт-пранк: мы звонили представителям каких-либо организаций и ставили их в «неординарное положение» своими вопросами и предложениями. Например, просили оператора таксомоторной конторы перевезти в багажнике труп; жаловались сотрудникам магазина электробытовой техники на забытого пингвина в только что купленном холодильнике; просили у менеджера фирмы, которая якобы регистрирует звезды в космосе на имя любого человека, назвать небесное тело «…» — как месть девушке, которая ушла к другому.

Мы даже выяснили, как при отсутствии установленных законом оснований выйти на пенсию на пять лет раньше положенного срока. Может, кому-то эта информация пригодится.

К. — клиент-пранкер.

ПО — пенсионный отдел.



К.: Я хотел узнать, какие документы нужны моему отцу для выхода на пенсию. Ему скоро исполняется 55 лет. ПО: Когда ему исполняется 55? Он по льготному?

К.: Нет, не по льготному. Как обычно.

ПО: Ну… мужчины на пенсию выходят с 60 лет.

К.: Да, но он сказал, что ему надоело уже работать. Хочет отдохнуть, пенсию получать…

ПО: А че он не захотел десять лет тому назад?

К.: Ну, он хочет в пятьдесят пять, как женщина, выйти.

ПО: Как женщина… Значит, так: у нас в таких случаях на пенсию выходят через биржу труда или по инвалидности досрочно. Вот когда человек становится инвалидом, тогда и в 30, и в 40, и в 55 лет может получать пенсию по инвалидности, но не по возрасту.

К.: Так он здоровый полностью!

ПО: Ну, здоровый — тогда еще надо работать пять лет.

К: Вот ему и посоветовали сменить пол. Сделать операцию по смене пола. Стать женщиной. И официально…

ПО (совершенно буднично, без малейшего удивления): А-а… ну тогда нужно документы такие представить, что он будет женщиной. Тогда в 55 лет пойдет, конечно.

К.: То есть проблем с этим не будет после смены пола?

ПО: Я думаю, что нет. Когда он нам представит паспорт и так далее. Но ему придется переделывать все трудовые книжки, все документы исправлять на женщину. Вот это будет геморрой.

К.: Ну ради пяти лет можно этим заняться.

ПО: Это ваши проблемы.

К.: А у вас такие прецеденты были?

ПО: Нет. Это для вас будет геморройно. Трудовая книжка на мужчину?

К.: Ну конечно!

ПО: На него. Значит, надо трудовую книжку всю исправлять. Иначе так ее не примут.

К.: Будем исправлять тогда.

ПО: А вы думаете, это легко все? Для вас, может, проблем и нету.

К.: Через месяц уже операция будет. Назначена ему.

ПО: Дело в том, что пол-то поменять — раз плюнуть, как говорится. А вот когда пенсию оформлять… Вот когда представит он документы… или она, вот тогда и будет написано: в паспорте — Иванова, а в трудовой книжке — Иванов. Как тогда оформлять пенсию?

К.: А через суд если?

ПО: Это ради бога!

К.: Как вы думаете…

ПО: А че мне думать? Это у вас проблемы. Вы должны думать. У нас только так. У нас должно быть: паспорт, лицо и трудовая книжка. Чтоб все документы были в едином, как говорится, плане.

К.: Ну, я думаю, за несколько месяцев можно будет поменять все документы.

ПО: А вы пробовали хоть раз что-нибудь поменять? Он пять лет будет менять! Если он работал на одном предприятии, это можно сделать. А если он работал на десяти? Значит, на десяти предприятиях надо все менять.

К.: Мало предприятий было.

ПО: Ну, пусть меняет. Вот он меняет пол, меняет документы, все исправляет на женщину и сюда приносит.

К.: А когда он сменит пол, если лицо на женское походить не будет, ему еще гормоны придется пить. Вот здесь проблем не будет?

ПО: Это на пенсию никак не влияет. Женщина уходит с 55 лет. Чтобы все было в соответствии с документами. Пол, трудовая книжка и так далее.

К.: А если он будет на фотографии не похож?

ПО: Какая разница? Мы на фотографию не смотрим. Мы смотрим на то, что в паспорте написано. А фотографию вы можете вклеить любую.

К.: Ну хорошо, спасибо. Поменяем и будем все документы оформлять.

ПО: Только смотрите, вы сначала провентилируйте вопрос насчет обмена документов, их уточнения, а потом уже меняйте пол. А то поменяет пол, а потом будет бегать-прыгать. И пенсию не назначат.

К.: Но он же женщиной будет! Может, ей не откажут?

ПО: Ну, может быть, да… Тогда, может, Путин поможет вам. Будьте здоровы.



С Maxim мы сотрудничали около года.

Так постепенно мое хобби стало превращаться в работу. В 2010 году наше сотрудничество с таблоидом про звезд стало более плотным. Я не только скидывал им свои новые творения, но и по заданию редакции официально брал телефонные интервью у звезд шоу-бизнеса. Как ни странно, у журнала, выходившего тиражом 500 тысяч экземпляров в неделю, не было собственной базы контактов знаменитостей, а добывать их они и не стремились. У меня же к тому времени имелось достаточно нужных телефонов: свои наработки, плюс в руки попали гостевая база «Пусть говорят» и базы нескольких телеканалов. Поэтому «достать звезду» мне было несложно. Так я начал приобретать журналистский опыт: как получить от собеседника важную информацию и каким образом правильно ее подать, чтобы было интересно читателю. Правда, в таблоиде я не упоминался как пранкер: текстовые версии разводок звезд на сенсации просто камуфлировались под их прямую речь. Часто мои эксклюзивные интервью попадали на обложку издания. Также мы обыгрывали и старые истории других авторов. Например, пранк с Лолитой в журнале выдали как ее «сомнительный разговор с сексуальным маньяком». Все это было забавно, да и времени на эту деятельность требовалось немного. В начале 2011-го я стал уже сам писать статьи, которые ставили в номер. А весной главред издания позвал меня в Москву — работать официально в штате журналистом. По иронии судьбы, мне предложили место той самой Алены, которая изначально на меня и вышла. Руководство оказалось недовольно работой девушки и после страшного скандала, чуть ли не с кулаками, ей пришлось покинуть журнал.

Я не стремился покорять столицу, ведь все-таки мне было не восемнадцать лет. Надо было все обстоятельно взвесить. Я понимал, что пришло время сделать выбор: либо заканчивать с пранком и продолжать работать юристом в своем городе, либо развиваться дальше в том направлении, которое мне больше нравится. А все герои моих пранков находились в Москве. Поэтому выбор был сделан в пользу открывающихся перспектив. 31 августа 2011 года я прилетел в столицу. Быстро нашел подходящую квартиру в двух шагах от места работы и окунулся в новую жизнь. Пару месяцев ушло на «акклиматизацию».

Казалось бы, что еще надо? Занимайся журналистикой: пиши о звездах шоу-бизнеса, бери интервью. Но тут наступил декабрь 2011 года с печально известными выборами в Госдуму и десятками тысяч протестующих на улицах. Для многих граждан, которые считали те выборы сфальсифицированными, символом нечестной кампании стал тогдашний председатель Центральной избирательной комиссии Владимир Чуров. Одним из требований протестующих была отставка «волшебника со 146 %» и расследование его деятельности. Несмотря на то что я не имел желания участвовать в протестных мероприятиях, оставаться безучастным к происходящим событиям было невозможно. И, конечно же, кому еще звонить, как не самому Чурову? Однако в закрытых базах публичных персон был только старый телефон главы ЦИК, уже заблокированный. Тогда мне пришла в голову мысль набрать номер его помощницы, контакт которой как раз там имелся. Я представился помощником (на тот момент) президента Аркадием Дворковичем и сделал удивленный вид, будто думал, что этот номер принадлежит именно Чурову, а не его ассистентке. Шокированная столь неожиданным звонком важной персоны, девушка немедленно продиктовала мне актуальный телефон начальника. Ну а дальше все было просто.

П. — пранкер.

Ч. — Чуров.



П.: Аркадий Дворкович беспокоит. Можете говорить?

Ч.: Здравствуйте, извините, бога ради, я тут в Кремле на приеме. Отошел, могу говорить.

П.: У меня для вас не очень хорошие новости, к сожалению.

Ч.: Кхх…

П.: Сейчас говорил с Дмитрием Анатольевичем (на тот момент президент РФ. — Примеч. авт.).

Ч.: Так…

П.: И он завтра официально объявит о вашей отставке.

Ч.: О чем?

П.: О вашей отставке.

(Пауза около восьми секунд.)

Ч.: А причина?

П.: Причина в прошедших демонстрациях, митингах. Мы должны пойти навстречу этим людям в преддверии выборов. И кто-то должен, как говорится… Ну, вы понимаете, о чем я, надеюсь?

(Пауза четыре секунды.)

Ч.: А это обсуждалось?

П.: Говорил с Дмитрием Анатольевичем.

Ч.: Понял, спасибо. Я принял к сведению. Для этого, вы же знаете, нужна юридическая процедура.

П.: Да, я понимаю, но мы бы хотели, чтобы это все прошло, так сказать, безболезненно, без скандалов.

Ч.: В таком случае надо, чтобы Дмитрий Анатольевич и Владимир Владимирович переговорили на эту тему, наверное.

П.: Вы хотите лично переговорить?

Ч.: Да.

П.: Что мне тогда ему сообщить? Какая ваша позиция будет?

Ч. (пауза): Я поступлю так, как решит руководство.

П.: Я так понял, вы…

Ч.: Нет, конечно. Я поступлю так, как будет принято решение.



Разговор длился чуть больше двух минут. Мне он показался не особо интересным, поэтому я еще думал, стоит его выкладывать на всеобщее обозрение или нет. Но все-таки отправил файл на пранк. ру. Запись имела эффект разорвавшейся бомбы. Пользователи молниеносно стали распространять пранк по русскоязычному Интернету. Вскоре запись заметили СМИ. Я, естественно, не предполагал, что этот материал будет иметь такой успех. Пранк обсуждали буквально все! На одном лишь YouTube он собрал полмиллиона просмотров, что для 2011 года было огромной цифрой. На несколько лет этот пранк стал моей визитной карточкой.

Многие СМИ хотели узнать, кто же такой Vovan222 (так я подписывался в тегах файлов с пранками) и взять у меня интервью. Но сделать это было очень сложно: я не имел ни персонального сайта, ни страниц в соцсетях, только аккаунты на пранк-сайтах, куда журналисты никогда не заглядывали. Я не стремился к публичности и пиару и не искал общения с журналистами. Ведь пранк был лишь моим хобби. Но после этой оглушительной истории я понял, что моя деятельность интересна не только нескольким тысячам фанатов классического пранка, но и гораздо большему числу людей, активно следящих за происходящим в стране и мире. Поэтому для своего продвижения необходимо было выйти из тени.

Аркадий Дворкович в интервью изданию «Эхо Москвы»:

«Я слушал этот ролик. Мне показалось, что реакция Чурова была довольно грустная — он все-таки не ожидал именно так потерять работу. Я такое (об увольнении. — Примеч. авт.) могу сообщить только своим сотрудникам, которые мне непосредственно подчиняются, и я делал это очень редко. Что касается Чурова, розыгрыш — это всегда хорошо, хотя могли бы найти и более похожий голос, но забавно, что представитель ЦИК меня не узнал. Вернее, не узнал, что это не я, по телефону. И, наверное, какие-то секунды верил, что его действительно сняли. Это, наверное, такая неприятная ситуация для любого человека. Я думаю, что потом он понял, что это не я: стал анализировать, считать, что он умеет очень хорошо».

За 2012 год у меня, как и у Алексея, который работал параллельно, было еще много интересных записей — как с представителями действующей власти, так и с оппозиционерами. Например, меня крайне удивила истеричная реакция Гарри Каспарова на простой провокационный звонок якобы из «вражеского лагеря».
Buy for 100 tokens
Стив Павлина - Почему мне так нравится моя жизнь? «Решить проблему денег раз и навсегда» - вот над чем я работал много лет! Я немного подумал в своем дневнике о том, почему мне так нравится моя жизнь. Вот что я придумал: Пространство для размышлений Мне нравится, что моя жизнь не перегружена…

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 6.Подвалы Лубянки (Каспаров)

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 6.Подвалы Лубянки (Каспаров)

П. — пранкер.

К. — Гарри Каспаров.



П.: Гарри, приветствую. Якеменко беспокоит. Движение «Наши».

К.: О, как интересно. Чем могу быть полезен?

П.: Как прошел сегодня ваш митинг, удачно?

К.: Да вообще я не обязан вам отчитываться. Прошел. Люди выполнили то, что обещали. А что вы хотите?

П.: Я думаю, что вы теперь обязаны отчитываться. Потому что именно мне поручено заниматься вашим проектом.

К.: Вы что… трезвый? Моим проектом заниматься? Кто вы такой?

П.: Мне поручили соответствующие органы, и я буду распределять бюджет.

К.: Господи… Какой дурдом. Якеменко.

П.: Вы бы в шахматы лучше играли, а не политикой занимались.

К.: Слушай, козел! Занимайся чем тебе поручено и за что тебе платят зарплату.

П.: За мной Путин стоит! Ты как со мной разговариваешь? Из-за таких, как ты, мы еще не живем в эру стабильности.

К.: Ты ублюдок, вор, помощник вора. Вам осталось очень мало. Какое-то время еще можешь звонить.

П.: Я у власти.

К.: Ты не власть, ты ничтожество, червяк трусливый. Мы выходим открыто, а вы, твари, прячетесь. Твари, ничтожества, трусливая мразь! Позорите мою страну! Мы вас раздавим! Ублюдок трусливый! Хочешь, приходи, поговори со мной! Ты боишься, так как знаешь, что будешь расплачиваться и ты, и твои начальники за все, что вы украли, за страну разворованную, за людей избитых. Боитесь!

П.: Это ты будешь в подвалах Лубянки говорить.

К.: Я тебя не боюсь, тварь ты, не боюсь! Не боюсь! Это моя страна, а вы ее разворовываете и разваливаете.

П.: За нами «Единая Россия».

К.: За вами ничто, воинственное ворье. Ликующая гопота — это ты! На ворованные бабки.

П.: Ты продал Россию Америке.

К.: Это твой босс отправил все бабки в Америку!



Следующий звонок Каспарову — уже нарезки фраз Валерии Новодворской.

Н. — нарезанные фразы Новодворской.

К. — Гарри Каспаров.



Н.: К вам еще чеченцы не приехали?

К.: Это козел тот? Сам приезжай, поговорим, посмотрим на твою харю козлиную. Приезжай, козлик. Встретим тебя, чаем напоим.

Н.: Что за нелепые разговоры?

(Гарри в замешательстве.)

К.: А! Валерия Ильинична? Ой, это тот козел! Откуда ты берешься?

Н.: Чтоб вы сдохли, недоживши до утра!

К.: Это вы кому говорите? Валерия Ильинична! Интересно… А как получается…

Н.: Что-то я не поняла…

К.: Валерия Ильинична, это вы звоните? Гарри Каспаров!

Н.: У меня сегодня канал «Рустави-2» был.

К.: Это Гарри Каспаров, а никакой не канал.

Н.: Так, все понятно, вы пранкер!

К.: Господи… что это такое?



После таких метаморфоз шахматист не выдержал. При последующих звонках трубку Гарри почему-то передавал своей… маме, которая оберегала его от телефонных инсинуаций. Так что храбрости «борцу с режимом» Каспарову оказалось не занимать.

Но не одними политическими протестами жили в 2012-м. Летом произошло событие в мире спорта, вызвавшее бурное негодование всех слоев общества. Сборная России не смогла выйти из основной группы чемпионата Европы по футболу, причем играли мы с далеко не самыми сильными соперниками. А затем масла в огонь подлил капитан команды Андрей Аршавин. На вопрос, не хочет ли сборная принести извинения болельщикам, он ответил: «Если мы не оправдали ваших ожиданий, то это, честно, ваши проблемы». В связи с этим я решил узнать неформальное мнение министра спорта по поводу произошедшего. Прямой номер Виталия Мутко был в обычной журналистской базе. Кстати, спортивный функционер до сих пор остается единственным министром, дозвониться которому довольно просто: Виталий Леонтьевич сам поднимает трубку и охотно общается, когда не занят. Представиться я решил футболистом Романом Широковым, так как не мог быть Аршавиным из-за его характерного голоса.

М. — Виталий Мутко.

П. — пранкер.



П.: Виталий Леонтьевич, это Роман Широков.

М.: Да, Ром, привет!

П.: Вы извините, что вот так звоню вам напрямую, просто затравили нас журналисты. Настроение ужасное, депрессия.

М.: Да, да. У всех, Рома, ужасное. К сожалению, ничего не сделаешь, и через это надо проходить, держать удар надо.

П.: Нам Дик Адвокат сказал, что молчите там лучше.

М.: Да ну-у-у, че ты слушаешь. Че молчать-то? Все же матч видели. Ну, сделаешь что здесь? Жизнь такая, футбол такой.

П.: Ну то, что и группа самая слабая была, и все рассчитывали на нас, а мы подвели.

М.: Ну да, согласен с тобой. Ну, может быть, и лучше, была бы сильная, черт ее знает, здесь уже ниче не скажешь. Да ничего страшного. Ну, старались, ну что? Жалко, конечно. Ну че сделать? Никто не ожидал, что не пройдем греков, там вроде были полумертвые. Ой (вздыхает).

П.: Ну нас опять заклюют тут и болельщики наши.

М.: Да-а, ну что… у нас такая страна, Ром. Я после Ванкувера, ну-у-у, думал, расстреляют, понимаешь. К сожалению, у нас очень политизирован результат. У вас такая доля. Это ж публичность огромная. Конечно, это разбирать надо, я думаю, что были и ошибки в процессе подготовки, может быть. В футболе — проблема, Ром, это вот больше меня тревожит. Все это …! Просто все накладывается, что в футболе проблем много.

П.: Скажут, что мы бухали опять там по ночам.

М.: Да брось ты! Это я такого нигде не читал, не слышал. Ну, это же щас начнется, ну че ты, первый раз что ли?

П.: Не, ну мы там, правда, выпивали немножко.

М.: Бывало, да?

П.: Ну да.

М. (вздыхает): Ну видишь, все немножко через задницу. Это мы немножко виноваты, отпустили ваш футбол тоже. Я сам не знаю, как подойти, с какой стороны! Ну, щас будем думать, че делать. Вы-то, главное, не развалитесь, не рассыпьтесь. Команда в целом ну че-то так, вроде… в порядке щас.

П.: Не выгонять теперь из сборной?

М.: Да брось ты! Че ты ерундой занимаешься?

П.: Ну щас начнут требовать, чтоб нашли козлов отпущения.

М.: Да брось ты! Ерундой не занимайтесь.

П.: Ну, зарплату понизят.

М.: Да кончай ерундой-то заниматься! Ты чего? Глупости все это самое. Первый и последний раз, что ли? Ну, о чем ты говоришь.

П.: Мне главное, чтоб зарплату не понизили. Я там дом строю.

М.: Да ерунда это все.

П.: Можно накинуть нам еще чуть-чуть денежек, чтоб получше играли?

М.: Ну я не знаю. Ты что имеешь в виду?

П.: Ну зарплата маленькая, мне кажется. Может, из-за этого и проблемы все.

М.: Да нет, я не думаю. Ну, я не знаю, какие у вас там щас зарплаты. В принципе, все же на контрактах, договора там. Не расстраивайтесь, надо прийти в себя, отдохнуть. Давайте, еще порадуйте всех.



После обнародования пранка многие раскритиковали чиновника за то, что вместо дисциплинарных мер в отношении сборной он сюсюкается с «зажравшимися» футболистами. Были и те, кто, наоборот, посчитал, что Виталий Леонтьевич сделал правильно, по-отечески утешив расстроенного игрока.

«Это уже не имеет никакого значения. Ничего я ему (пранкеру) такого не сказал, чтобы можно было бы вокруг этого разговоры водить, — заявил сам Мутко. — Не хочу даже комментировать, как я все это оцениваю».

Согласитесь, этот разговор с министром спорта актуален и поныне. Сколько прошло лет, а на футбольном фронте без перемен. Думаю, что игрокам сборной для оправдания после очередного поражения, можно смело использовать слова Мутко: «Это все …! Первый раз, что ли?»

Осенью 2012 года я вернулся к пранкам по футбольной тематике. Неформальные разговоры с ведущими спортсменами и чиновниками стали настоящим событием среди интересующихся футболом, а таковых оказалось очень много. Жертвами пранка стали эксперты Александр Бубнов, Евгений Ловчев, президент футбольного клуба ЦСКА Евгений Гинер, тренер «Спартака» Валерий Карпин, тренер ЦСКА Леонид Слуцкий и другие. Естественно, все это привлекало пристальное внимание спортивной прессы. Впервые я появляюсь на обложке газеты «Советский спорт», а сайт sports.ru даже включил мою скромную персону в список 33 самых влиятельных лиц в российском футболе по итогам 2012 года. Именно после футбольных пранков меня начали узнавать на улице ценители моего творчества.

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 7.Казаки и плетки

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 7.Казаки и плетки

В 2012 году на политическом небосклоне зажглась новая звезда — депутат Законодательного собрания Петербурга Виталий Милонов. Прославился народный избранник яркой критикой Мадонны и Леди Гаги, сомнительными или откровенно популистскими инициативами что-либо запретить, а также непримиримой борьбой с «элементами нетрадиционной ориентации». Все это вызвало бурю возмущения в Интернете, а некоторые из-за слишком активного и показного гееборства даже подозревали Милонова в скрытом желании самому «побаловаться под хвост». Я решил проверить адекватность депутата, а для этого немного надавить на его болевую точку. Расчет оказался верен: как только Виталий Валентинович услышал кодовые слова «геи, певица Мадонна», то буквально зашипел от злости.

П. — пранкер.

М. — Виталий Милонов.



П.: Привет, Виталик. Это Сережа по объявлению. Может, поужинаем где-нибудь?

М.: Если думаешь, что тебя не найти, ты сильно ошибаешься. Я тебя найду, и ты встретишься с ребятами, с казаками. Они с тобой будут ужинать. Пока ума не наберешься — не закончат ужин.

П.: Виталик, ты в горе, трауре? Твои же друзья сегодня суд Мадонне проиграли. Надо ответный удар по Мадонне нанести! Сколько можно терпеть разврат этой заморской звездульки. Как ты считаешь, она пропагандирует гомосексуализм и педофилию? Надо нам с казаками какой-нибудь крестный ход устроить, сжечь ее портрет. Ты что замолк?

М.: Послушай, ты, ублюдок. Заткнись, понятно тебе?

П.: Ты что, за Мадонну теперь?!

М.: Слушай… ты ублюдок… понятно тебе?

П.: Но я хочу помочь тебе!

М.: Ты поможешь себе, потому что мы уже вычислили, кто ты…. Жди уже гостей в форме — будешь на допросы ходить, козел!

П.: Ты мне казаков же обещал… Покайся, Виталик, ты говоришь грязные греховные слова. Ты хочешь быть как Мадонна?

М.: Еще раз ты позвонишь — это будет последний звонок в твоей жизни. После этого ты будешь звонить только тогда, когда тебе разрешит старший помощник начальника колонии, понятно тебе? Еще раз ты позвонишь, и я попрошу тех людей, которые знают, где ты находишься, принять соответствующие меры. Ты че, бегать научился?



Потом мне стало интересно узнать, что же думают о Милонове его коллеги по Законодательному собранию. Я сделал нарезку фраз из записи нашего разговора, чтобы устроить технопранк. Одним из самых любопытных спикеров оказался депутат Алексей Ковалев.

П. — нарезка фраз Милонова, которую включаю депутату.

К. — Ковалев.



П.: С казаками будешь иметь дело! Они с тобой будут ужинать.

К.: Не пойму. Виталий, подожди, о чем речь?

П.: ……

К. (смеется): Ты что, напился там? В чем причина этого звонка?

П.: С такими, как ты, даже собаки не разговаривают!

К.: Но ты же сейчас разговариваешь зачем-то? Каковы претензии ко мне? Ты просто в принципе пылаешь ко мне такой ненавистью? Я готов слушать эти излияния очень долго, могу друзьям дать послушать.

П.: ……

К.: У тебя как бы сдвиг или ты напился? Посмотри номер, который ты набрал, и ты поймешь, что ты не туда позвонил. Мне кажется, ты не совсем в адекватном состоянии. Лучше так не звонить, а то можешь нарваться на кого-нибудь, кто может использовать это против тебя.

Далее я как бы вырываю трубку «у Виталика» и сам вступаю в разговор.

П.: Алексей, это друг Виталия. Он здесь узнал, что вы гей, поэтому высказал, что о вас думает.

К.: Почему?

П.: Увидел вас в гей-клубе и узнал, что вы ратуете за права этих меньшинств.

К. (смеется): Я с трех часов дня сижу у себя дома, геем я не являюсь. Это полная фигня какая-то.

П.: У Виталия сегодня день был нервный. Его обманули: привели в клуб на встречу, а оказалось, что это пристанище гомосексуалистов.

К. (смеется): Лучше бы ему там не появляться, это да.

П.: И ему сказали, что вы стоите за этой провокацией.

К.: Я не общаюсь с гей-клубами. Не исключаю, что это провокация против нас. Лучше Виталию успокоительного принять.

П.: Виталий предлагает закрыть все гей-клубы.

К.: Ну пусть он предлагает. Я просто не вижу в этом ни смысла, ни возможности. Принимать участия в этом не буду, но я уж точно в гей-клуб не ходок по причине большого интереса к женщинам (смеется). Вы его успокойте. Он в таком состоянии… у него и так заскоки на заседаниях (видимо, Законодательного собрания. — Примеч. авт.) и так далее. Надо как-то ему помочь. Что-то он совсем задвинут на этом деле. Я Милонова уже лет двадцать как знаю, когда он еще юношей подвизался при Старовойтовой, поэтому к нему отношусь, мягко говоря, с сожалением.



Как бы мы ни относились к персоне Виталия Милонова, но известность на всю страну он получил в основном благодаря эпатажу и скандальности. Кто еще из региональных депутатов мог похвастаться такой раскрученностью? В 2016 году Милонов избрался уже в Госдуму.

Подобная тактика, несмотря на спорность, часто приносит политические дивиденды. К сожалению, СМИ лучше раструбят о сомнительной инициативе какого-либо законотворца, чем расскажут, например, об отремонтированной за его счет школе. Тебя будут обсуждать, пусть и в негативном свете. Впрочем, повод быстро забудется, но имя-то в голове отложится. Ну, и зрителям в основной массе больше нравятся зрелища и скандалы. Кстати, реакция самого депутата на пранк оказалась весьма позитивной. В 2017-м мы первый раз случайно встретились в коридорах Госдумы, и Милонов с воодушевлением вспоминал, как он круто тогда выдал про казаков и плетки.

Мои твиты

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 8.Пранки с мошенниками

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 8.Пранки с мошенниками

В 2013 году кроме пранков с полумошенническими коллекторскими шарашками я начал заниматься обработкой самых настоящих аферистов, разводящих доверчивый народ на деньги. Наверное, каждому хоть раз приходила СМС с текстом: «Ваша карта заблокирована. Обратитесь в службу поддержки». И номер мобильного телефона. Большинство уже давно знает, что это орудуют мошенники, но до сих пор находятся и те, кто принимает все за чистую монету и, поддаваясь панике, перезванивает на указанный номер. «Офис банка» в таких случаях расположен в местах не столь отдаленных, а оператором службы поддержки «работает» не милая барышня, а зэк с прокуренным голосом. Обычно эти персонажи находятся в колониях общего режима или поселениях, а телефонные аппараты и пакеты сим-карт попадают к ним при попустительстве или прямой коррупции в системе ФСИН. Массовую же спам-рассылку СМС «Карта заблокирована» на тысячи номеров осуществляют сообщники на свободе, которые и обналичивают переведенные на их счета украденные деньги. О подобных схемах уже не раз рассказывали в СМИ, но конкретных примеров, как происходит развод жертвы, еще не было. Поэтому я решил попробовать поймать на крючок какого-нибудь афериста и раскрутить его на откровения. И вот в один прекрасный момент ко мне попал свеженький контакт такой «службы поддержки банка». Надо было действовать незамедлительно, так как мошенники в целях безопасности быстро выкидывают засвеченные сим-карты.

П. — пранкер.

М. — мошенник.



М.: Служба поддержки, «Сбербанк», слушаю вас.

П.: Здравствуйте! Эсэмэска бабушке пришла, она пенсию получает на карточку «Сбербанка».

М.: Давайте уточним информацию. Вы кто будете?

П.: Я ее внук.

М.: Фамилию, имя, отчество бабушки назовите.

П.: Давыдова З. Н. Она не соображает в этих картах.

М.: Возьмите карту в руки. Это Visa, Maestro, Master card?

П.: Visa.

М.: Тариф какой у вас: потребительский, дебетово-кредитный, зарплатный, пенсионный, накопительный? Карта пенсионная?

П.: Наверно. Я не знаю. Она пенсию на нее получает.

М.: Да, статус пенсионный. Так, на момент блокировочки текущий баланс карты приблизительно помните?



(Мошенник хочет узнать, сколько всего денег на карте у жертвы.)



П.: 65 тысяч. Она копит… на похороны.

М.: Запомните мои персональные данные. Моя фамилия Давыдов, звать меня Сергей Петрович. Я старший менеджер по работе с клиентами, буду с вами до конца, то есть до снятия блокировочки.

П.: А что случилось?

М.: Произошел системный сбой главного центрального сервера. Наши специалисты были вынуждены заблокировать работу более 10 000 клиентов, то есть это не только у вас случилось. Так, щас возьмите карту, листочек и ручку. Банкомат в шаговом порядочке находится от вас?

П.: Недалеко здесь, минут 10 пешочком.

М.: Подойдете к банкомату, карту ни в коем случае не вставлять, никаких манипуляций не проводить, так как банкомат карту назад не вернет из-за сбоя в системе. Объясняю порядочек: подойдете к банкомату, дозвóните по этому номеру, любой специалист примет ваш звоночек, позовете к трубочке меня, то есть Давыдова Сергея Петровича. И уже на связи со мной вы самостоятельно в течение 5 минут снимете блокировку вашей карты.

П.: Мы сейчас вместе с ней сходим.



Звонок через 10 минут. Делаю вид, что уже подошел к банкомату на улице.



М.: Служба поддержки, «Сбербанк», слушаю вас.

П.: А Сергея Петровича можно услышать?

М.: Да, я слушаю вас. Подошли вы? Банкомат свободный?

П.: Вообще людей нет.

М.: Вставляйте свою карту. Будьте предельно внимательны. ПИН-код набирайте. Так, щас что? Сверху вниз читайте мне по линеечке меню.

(Нахожу в Интернете картинки меню банкомата и читаю пункты мошеннику.)

П.: «Перевод денег», «Перевести на счет», «Оплатить», «Операции с наличными», «Информация», «Сервис», «Перевод средств».

М.: «Платежи и переводы», последняя строчка, видите? Вот нажимайте.

П.: Есть.

М.: Сотовый оператор высвечивается? Выбираем «Билайн».

П.: Вот тут номер ввести надо… окошечко…

М.: Вот скобочки или восьмерка высветилась у вас?

П.: Да, да, да, восьмерка, скобочки для кода.

М.: Без восьмерочки, пожалуйста, повторяйте за мной по 2 циферки, у нас запись идет. Девять, шесть. Без ошибочки. Четыре-девять, восемь-четыре, пять-шесть, пять-восемь.



(Мошенник диктует номер телефона, куда будут переведены украденные деньги.)



М.: Теперь «Продолжить» клавишу.

П.: Нажали. Сумма тут.

М.: Вот вместо суммы код разблокирования пишем: девять-девять, восемь-пять.



(Под видом кода разблокировки карты мошенник хочет, чтобы мы ввели сумму 9985 рублей для перевода на его номер. В данном случае свыше 10 тысяч оператор не позволяет перевести, поэтому мошенник будет требовать производить такие операции, пока деньги на карте не закончатся.)



М.: Далее «Продолжить». Щас что пишет? «Подтвердить», «Оплатить»? Что у вас?

П.: Да, «Подтвердить».

М.: Нажимайте «Подтвердить».

П.: «Отправлено» написано.

М.: Ну, в смысле «Отправлено» написано? Вам чек вышел?

П.: Да, чек получили. Карта вышла, да. С вами бабушка хочет поговорить. Она старенькая, вынуждена из-за вашей бюрократии ходить где-то там по городу, искать банкоматы.



(Далее включаю фразы Спидовой Бабки, богатые нецензурной лексикой.)



М.: Больше не давайте бабушке трубочку, она меня обзывает!

П.: Вы на зоне сидите? Вы банковский служащий-петушок?

М.: Да, да. Вас где лохов-то искать? Вас много ведь лохов-то. Лохи-то миллионные, а я-то один.



(Далее у меня получается разговорить афериста на подробности.)



П.: Тебе не стыдно пенсионеров разводить на деньги? Они последнее откладывают.

М.: Ну, стыдно.

П.: Много пенсионеров так дуришь? Сколько выходит в неделю?

М.: Ну под лимон выходит в месяц.

П.: И что, дураков много таких?

М.: А когда в России их было мало?

П.: Это ты хочешь с зоны выйти, чтоб тебя денежки ждали уже?

М.: А как же? Конечно.

П.: Сколько накопил?

М.: Ну зачем тебе? Хватит мне встретить свою старость скромную.

П.: За счет пенсионеров?

М.: Да, за счет всех лохов. Ладно, у меня тут еще терпила звонит. Давай, короче.

П.: Ты там не один, кто-то у тебя в камере тоже с телефоном сидит?

М.: Нас тут 8 человек.

П.: И вы все с симками?

М.: Да, прикинь, тут рассылку как сделаем по всей России.

П.: А как вы проносите сим-карты в камеры?

М.: Милиция передает. За отдельную плату.

П.: Ну они же знают, чем вы занимаетесь?

М.: Ну а че ж не знают, если мы им плОтим деньги.

П.: Ну у вас колония какая-нибудь? И вы так развлекаетесь. Зарабатываете себе?

М.: Колония-поселение. Ну а че, я уже денег сколотил себе. Вон щас осталось 2 месяца. Щас вот в августе выйду. И денег нормально, хватит мне на жизнь.

П.: И давно этим занимаешься?

М.: Да… Ну я тебе правду говорю, лет 12. Еще когда пейджеры были, помнишь? Во-о-от тогда и начал заниматься.

П.: Никто не ловит, что ли, вообще?

М.: Да нет. А… им ловить? Кому я… нужен?

П.: А посадили за что?

М.: Корову убил. Соседскую.

П.: Ну конечно. Мошенничеством занимаешься, а корову какую-то убил.

М.: Ну, здесь в тюрьме уже научился. Надо как-то выживать. Это же лучше, чем людей убивать, правильно? Подожди, вторая линия, вот опять звонит и звонит. Ну, че, никак не успокоится. Сами звонят, че я сделаю? У них деньги лишние. Вот приходится им рассказывать, что денег много — надо делиться. Ну, давай! Попозже услышимся.

П.: И сколько удается из пяти, допустим, позвонивших развести на деньги?

М.: Ну… это не знаю, не считал. Ну вот за седня я 80 000 сделал.

П.: О-о, неплохо. А кто звонил?

М.: ПикОвые звонили, пикОвые.

П.: Это кто?

М.: С Дагестана. Не все, но есть глупые. Тяжело с ними, но денежные. Вот таким сам Бог велел делиться.

П.: Какая основная клиентура? Кто ведется больше всего?

М.: Ну, тетки. Самостоятельные, которые уже не двадцатилетние. У которых че-то есть.

П.: А молодежь вообще ведется?

М.: Да все ведутся. Ну, меньше ведутся. Да всяких хватает.

П.: А бывает, что посылает кто-то?

М.: Бывает, конечно. Че ж не бывает?

П.: С кем проще всего работать?

М.: С тетками. Средний возраст. У них и денег нормально бывает на картах, и тупенькие немножко. Сразу у них мандраж, трясутся, бегут.

П.: А самые тупые кто? Которым по двадцать раз объяснять приходится, как надо карту засунуть в банкомат?

М.: Ну это пиковые.

П.: То есть с дагестанов, да?

М.: Да, да. Оттуда. С ними тяжело, но у них и денег много.

П.: При переводах же стоит защита, там больше 10 000 нельзя, поэтому вы по 9000, по 9985 берете суммы?

М.: Да, да, да… Раньше можно было по 30, а сейчас по 10.

П.: А симки часто блокируют операторы? Люди ж жалуются.

М.: Ну… как часто… Как заявление подадут. Заявление же не все идут подавать. А че… деньги эти сразу выводятся, их обналичивают… и все. А эти симки вот, с которых идет рассылка, они без данных, левые симки. Не, ну, может быть, и есть на них данные, но они на рынке купленные, по 1000 штук их покупают сразу.

П.: А вот если заблокируют симку, а там же на ней деньги какие-то остались…

М.: Нет, нет, не успевают они их блокировать. Им минимум надо в офис ехать, чтобы блокировать.

П.: А вы сразу, как люди деньги перекинули, сразу снимаете? То есть там человек есть?

М: Конечно, конечно. Я же на другую симку перевел их, эти деньги, и все.

П.: А вдруг у человека миллион лежит? Это же по 10 000 сто раз надо переводить.

М.: Коммерческий банкомат — ерунда, по 10 000, хоть лимон можно снять. А сбербанковский банкомат — только одну операцию проводишь, и все. Второй раз начинаешь — карта блокируется. Поэтому подключаешь мобильный банк. Снимаешь 10 000, подключаешь мобильный банк, и уже на сколько симок ты подключил мобильный банк, вот по десятке на каждую симку можешь переправлять. Допустим, на пять симок подключил — полтинник ты снимаешь.

П.: Понятно. Но это все равно долго. Там еще человека надо заставлять стоять в мобильном банке копаться, регистрировать сим-карты.

М.: Недолго. Она сама же это делает в банкомате, мобильный банк. Тариф «Полный» выбирает, прописывает номер телефона, который я ей диктую. Все. Услуга подключена. Через час-полтора мне приходит СМС, что мобильный банк подключен к моей сим-карте. Вот я каждые сутки могу по 10 000 снимать. Терпила звонит, давай попозже.



Конечно, полностью доверять словам мошенника о баснословных заработках не стоит. Доход явно в разы меньше. Но общая схема их работы описана вполне реально.

Затем я позвонил в службу поддержки «Билайн», чтобы узнать, как помогают мобильные операторы в борьбе с аферистами.

С. — сотрудник техподдержки.

П. — пранкер.



П.: Здравствуйте. Можно соединиться с вашей службой безопасности, потому что здесь дело о мошенничестве.

С.: Номер назовите, о котором идет речь.

П.: Я звоню не как абонент «Билайн». Здесь идут мошеннические СМС и звонки о том, что карта заблокирована, и указаны телефоны «Билайна».

С.: Ну это да, это мошенники. Мы можем только отправить этот номер в службу технической безопасности.

П.: То есть пока вы будете проверять, они уже, может быть, на сотни тысяч людей обманут.

С.: Нет, это понятно, это всегда они… Это уже много раз такое было. По проверке я не знаю информацию, к сожалению, но они что-то делают с номером. То есть из тюрьмы они звонят.

П.: Ну, видимо, да, из тюрьмы. Вот у меня есть три номера, на один из которых они звонили, и два, на которые они требуют перевести деньги через банкоматы. И все номера билайновские.

С.: А у вас какой личный номер?

П.: У меня «МТС».

С.: Просто у нас со службой безопасности нельзя так просто соединить, у нас нет такой возможности. Мы только передаем информацию, но я не смогу вас зарегистрировать, так как у вас нет номера «Билайн».

П.: Что же делать в этой ситуации?

С.: Возможно, как вариант, позвонить в «МТС», и вот они смогут уже зарегистрировать по службе безопасности.

П.: Но номера-то ваши.

С.: Но они, возможно, передадут в «Билайн» эти номера.

П.: Может, передадут, а может, не передадут?

С.: Да. То есть, чтобы зарегистрировать номер, мне нужен номер «Билайн». Мы только по номерам «Билайн», потому что можем…

П.: Ну если бы, допустим, у меня был номер «Билайна».

С.: Тогда бы я смог создать заявку на службу безопасности.

П.: И сколько бы заявка рассматривалась?

С.: У нас такой информации нет, потому что служба безопасности работает отдельно как бы от этого «Билайна».

П.: Понятно. То есть никакой информации.

С.: Ну, обычно… что-нибудь блокируют, если номер несколько раз подозрителен, они это фиксируют, и номер… допустим, блокируют не номер даже, но, бывает, и номер блокируют, бывает, блокируют счет…

П.: Понятно. То есть это все будет очень долго и, возможно, что вообще никакие меры предприняты не будут.

С.: Нет, меры всегда предпринимают.

П.: То есть неабонент «Билайн», в принципе, ничего не может сделать с подобным.

С.: Да, вам надо в «МТС» обратиться.



Несмотря на то что о проблеме операторам давно известно, я понял, что, как обычно, побеждает бюрократия.

С другим популярным способом телефонного обмана я столкнулся прямо на работе. Моему коллеге кто-то позвонил на мобильный, но разговор не заладился: буквально через двадцать секунд мужчина с криком «У меня нет дочери, пошел …!» бросил трубку. Я поинтересовался, что же это было. Оказалось, коллеге позвонили якобы из полиции и сказали, что его дочь задержана. А столь яркий ответ был, потому что у него вообще не было детей. Я моментально взял номер, с которого звонил мошенник, и сам позвонил ему.

П. — пранкер.

М. — мошенник.



М.: Это отделение полиции. У нас тут 20 человек задержанных, каждому давали позвонить. А у вас сын или дочь есть, щас проверим?



(Таким образом мошенник узнает, о ком можно говорить жертве.)



П.: У меня брат Алексей Баженов.

М.: Петрович, посмотри по рапорту, Алексей Баженов.



Кто-то издалека кричит: «Да, есть!» (видимо, сокамерник).



П.: Да, у нас есть такой. Вот он вам и звонил. Я вам сейчас все объясню. Он был задержан 30 минут назад. Ответьте на ряд вопросов: вы когда его видели в последний раз?

П.: Неделю назад (начинаю подыгрывать).

М.: Я вам всю объясню! У него проблемки произошли. Я капитан Сергей Пономарев, номер моего жетона 389056. Скажите, в разговоре с ним он не упоминал таких знакомых — Курчагины Валерий и Екатерина?

П.: Нет, я о таких не слышал.

М.: Эти его недавние знакомые попросили вашего брата передать пакет. Из-за своей доверчивости и неосторожности он его взял.

П.: Да-а, он наивный.

М.: Я так и понял по разговору. При передаче этого пакета ваш брат был задержан нашими сотрудниками Госнаркоконтроля московского. Сейчас мне надо, чтобы с вами никого не было, так как разговоры коНДЭНфициальный, то есть он еще не запротоколирован, я ведь не просто ему дал позвонить вам. Ваш брат сейчас в соседнем кабинете, с ним работает дознаватель вне протокола. В пакете в присутствии понятых в отделении было обнаружено 189 граммов марихуаны. Вы знакомы с таким веществом?

П.: Ну, я слышал о таком…

М.: Послушайте, он мне объяснил, что сам не подразумевал, что в этом пакете находилось. То есть эти Курчагины его наглым образом подставили, воспользовались им как курьером, даже не предупредили, что там марихуана. Это статья 228-я, часть 1. От 3 до 9 лет лишения свободы. Послушайте, у меня к вам вопрос есть: эта марихуана могла быть источником его дохода?

П.: Нет. Он на стройке работает.

М.: Вы не замечали какое-то его состояние необычное?

П.: Я его давно не видел. Он только мне рассказывал, что познакомился с Сергеем Суботиным (придумываю на ходу первое попавшееся имя).

М.: Да, он мне упоминал про Суботина, что это он его с Курчагиными познакомил. Ладно, у нас времени мало. Брат у вас неплохой, идет с нами на контакт, очень нам помогает. Он нам сказал, где эти Курчагины находятся. Мы уже послали оперативную группу на их задержание. Мы их, кстати, не могли поймать полгода. Но благодаря Алексею будем арестовывать. Неохота ему биографию портить, тем более он не первый, кто попадается от них. Есть возможность не возбуждать уголовное дело, пока опергруппа ездит на задержание Курчагиных и нет моего начальника. Я могу реально помочь брату.

П.: А что надо? Характеристики собрать?

М.: Нет, я вам объясню! Будете урегулировать вопрос?

П.: Конечно!

М.: У нас на все 30 минут! Если начальник приедет, мне уже придется оформлять вашего брата. Задействованы три человека: оперативный дежурный, дознаватель и я. Чтобы я отпустил Алексея с отделения, он не будет причастен к этому деянию, вам сейчас необходимо иметь денежные средства в размере 40 тысяч рублей. Вы располагаете такой суммой?

П.: У меня 30 есть наличкой.

М.: Я вам сразу говорю: из рук в руки средства передаваться не будут, потому что я лицо должностное, при исполнении и мне мои погоны дороже, чем ваш брат. У вас есть вблизи какой-нибудь магазин? Там должен быть терминал. Вам надо будет оплатить два номера телефона, я их продиктую. Как только оплатите — я его отпускаю.

П.: Может, вы брата позовете к телефону, чтобы я понял, как он?

М.: Поймите меня правильно, я ему дал на свой страх и риск позвонить, у нас тут видеонаблюдение, он с дознавателем, я его не смогу сейчас привести. Как вы только оплатите — я его вам дам. Даю слово офицера. Не переживайте. Сколько вам добираться до магазина?

П.: Минут 10.

М.: В целях моей безопасности мы с вами остаемся на связи: вы трубку не вешайте, чтобы я слышал все (мошеннику надо держать жертву под постоянным контролем, чтобы человек не опомнился и не перезвонил реальному родственнику). Мой сотрудник подключает вас к прослушке, и я слышу все, что происходит в десяти метрах. Действуйте, у нас времени мало!



После того как аферист понял, что я вожу его за нос, он начал материться и отключил телефон, так что разговорить его не удалось. Бывают и более изощренные варианты, например, когда преступники уже заранее знают ФИО жертвы и круг ее родственников. Также мошенники могут направить к жертве для получения оговоренных денег таксистов или курьеров, которые даже не подозревают, в чем участвуют.

Промышляют телефонным мошенничеством не только взрослые «сидельцы», но и молодежь. В Интернете часто можно наткнуться на объявления о продаже новых автомобилей по цене, значительно ниже рыночной. Причем на приложенных фото машины выглядят идеально. Схема обмана очень простая: аферист просит у вас предоплату, после чего пропадает. Однажды я специально позвонил по такому объявлению и попал в колонию для несовершеннолетних. Вместо исправления юные правонарушители прямо в местах лишения свободы совершают новые преступления и обучают своих сокамерников этому ремеслу.

П. — пранкер.

М. — мошенник.



П.: Я по объявлению по поводу «мерседеса».

М.: Что вас конкретно интересует? (Ответил явно юношеский голос.)

П.: 2013 года, 900 тысяч? (Напомню: звонок происходит в 2013 году. — Примеч. авт.)

М.: Да, да, да. Вас интересует, почему такая низкая цена?

П.: Ну да. И посмотреть хотелось.

М.: Насчет цены я вам скажу, что деньги очень срочно нужны. Серьезная проблема. Меня из дома выбрасывают. Можете выезжать ко мне посмотреть машину. Но я вам скажу — вы не первый покупатель. Мне до вас еще трое человек звонили, тоже хотели договориться и сказали, что конкретные покупатели.

П.: Ну да, цена же низкая.

М.: Ну, вы как хотели? Вы сами представьте: такой «мерседес», Е-300, стоит 900 тысяч, 2013 года. Такая возможность выпадает раз в жизни. С документами все в порядке.

П.: Тогда посмотреть бы хотелось. И сразу, если понравится, приобрести.

М.: Ну я же говорю, что люди мне только что звонили, трое человек до вас. Хотят конкретно договориться. На машине даже я не катался. Очень срочно денежка нужна.

П.: Из дома вас выгоняют?

М.: Мне нужно завтра в кассу оплатить деньги до двух часов после обеда.

П.: Давайте до обеда встретимся.

М.: Нет, ну вы видите, что мне люди звонят. Даже сейчас вы со мной разговариваете, у меня линия занята. Если вы конкретный покупатель, мы можем с вами договориться гарантом.

П.: Какие у вас предложения?

М.: Вы можете сделать так: кидаете мне предоплату на телефон. Вот этот номер. Чек остается у вас в руках. Вы приезжаете и смотрите машину, вас она устраивает, вы отдаете мне чек и остальную сумму. Мне нужно сейчас 5 процентов хотя бы для начала, чтоб я знал, что вы конкретный покупатель.

П.: А вот если мне машина не понравится, что мне сделать тогда?

М.: Чек же остается у вас. Вы идете обратно, деньги снимаете. У вас «Билайн» же, да?

П.: Ну да. «Билайн».

М.: Идете в компанию «Билайн» и снимаете деньги.

П.: А-а, прямо по чеку я могу прийти в «Билайн» и сказать, что я неправильно перевел. И можно снять деньги, так?

М.: Да, да, конечно же. Я же говорю, гарантия будет и у вас, и у меня. Можете сейчас заехать к любому терминалу и закинуть эти деньги? На этот номер. Как закинете, чек сфотографируйте, мне отправьте, я посмотрю, что деньги реально поступили. Машина, я просто не думаю, что она может кому-то не понравиться, тем более за такие деньги. Эта машина новая, я вам отвечаю за свои слова. Небитая, некрашеная, она в идеале просто.

П.: Сейчас я домой быстро заеду, возьму деньги и в течение получаса сразу же закину вам через терминал.

М.: Как будете у терминала, меня наберите.


* * *



П.: Але! Александр? Я вам звонил минут двадцать назад, мы договаривались.

М.: Да, да. У терминала?

П.: Вот с супругой стоим.

М.: Все, как только мне деньги поступят на телефон, я сразу же сниму объявление и адрес сразу же выдам.

П.: А вы где территориально?

М.: Я, можно сказать, в центре самом.

П.: В центре? На улице какой?



(Мошенник находится совсем в другом месте и не знает города, где «продает» машину.)



М.: Ну, давайте, вы закинете деньги, я вам точный адрес назову, вы сами по карте посмотрите.

П.: Много народу уже хотело купить?

М.: Честно сказать, за 20 минут мне ровно 10 человек звонили. Но я всем отказал. Я же понял, что вы конкретный покупатель. Можете заходить на сайт, смотреть, что объявление я в данный момент буду снимать.

П.: Я вам верю.

М.: Я вам тоже доверяю. Всегда должно быть взаимное доверие.

П.: Ну это само собой. Тем более у вас такая сложная жизненная ситуация.

М.: Очень, очень сложная. Я понимаю, что вы поняли мою ситуацию и я вашу.

П.: А что у вас случилось? Кто вас выгоняет?

М.: Как бы вам объяснить это. Можно сказать, что я снимал у людей таких, которые серьезные очень люди. Весовые. Они мне дали срок выплатить до завтра, после двух, после обеда; если я не выплачу, они меня выкинут и заберут и машину, заберут все из дома.

П.: Ничего себе!

М.: А вы мне сейчас очень сильно помогли. Я вам желаю счастья, здоровья, жить до ста лет. Все, что желаю себе, то же и вам, благодарю вас.

П.: Ой, спасибо!

М.: Очень сильно помогли, честно.

П.: Все, платеж прошел. Вот чек у меня вышел.

М.: Вы можете сейчас в данный момент сфоткать чек и отправить мне? Через ММС.

П.: У меня не настроены ММС на телефоне. А вам уже СМС пришла?

М.: Нет. Деньги не поступили.

П.: Вы скажите пока адрес, куда подъезжать, а то мы тут стоим как дураки в центре.

М.: Ну как так, извините? Еще деньги мне не пришли, вы хотите, чтобы я вам адрес назвал. Сами, пожалуйста, поймите меня, у меня такая ситуация. Вы думаете, что это несерьезно, да? Пожалуйста, поймите меня. Я клянусь, что деньги, как только поступят мне, я вам сразу же назову улицу и сниму с объявления машину.

П.: Но мы же должны доверять друг другу. Я же вам отправил деньги.

М.: А вот как мне сейчас вам доверить, если деньги сейчас мне не пришли? Они же должны прийти, деньги.

П.: Ну что, завтра тогда встречаемся во сколько? В одиннадцать?

М.: Вы че, издеваетесь, я не понял? Вы кого хотите обманывать, меня? Скиньте мне чек! (Срывается на крик.)

П.: Мы чек выкинули в мусорник.

М.: А мне чек нужен, чтоб я был уверен. Вы издеваетесь?

П.: У нас все честно. Мы должны друг другу доверять. Вы что, в своем уме?

М.: Давай мне чек!

П.: Чек в мусорке лежит. Бомжи растащили уже мусорку всю. Так, давай адрес, значит, куда ехать!

М.: Давай мне чек! Чек давай!

П.: Где машина стоит? Говори!

М.: Давай 5 тыщ на телефон перекинь! Ты неконкретный человек!

П.: Мы должны доверять друг другу, очнись!

М.: Не звони больше на этот номер!

П.: Как это так не звони? Мошенник! Обнаглел?

М.: Ты ничего не отправил. Я не мошенник. (Парень наконец-то понимает, что его развели, и начинает хвастаться своими «способностями».) Я такими делами, знаешь, сколько денег заработал? У тебя волос не хватает на голове.

П.: Ты на зоне сидишь, наверное?

М.: Я в зоне сижу. Тебе привет от пацанов!

П.: У вас там малолетка или взрослая зона?

М.: Малолетка. Я сижу, тут ребята кушают бублики, а я самую дорогую колбасу. У меня телефон — айфон, пятая часть. Я за 45 тыщ его купил. И у меня все менты куплены, понимаешь?

П.: И сколько платишь?

М.: Кто такой, чтобы я тебе все рассказывал? Хватит! Пошутил? Давай завтра позвони мне. Поговорим завтра. Сейчас менты подойдут и меня сломают за тебя. Потом я выйду и тебя зарежу! Я самый блатной здесь. Нас тут 10 человек сидит. В камере.

П.: Они тебя уважают, видимо. Типа авторитетный пацан, денег зарабатываешь.

М.: Да, я самый авторитетный. А что поделать? Понимаешь, не мы такие, жизнь такая. Хочешь, отправь мне предоплату, я выйду, тебе отдам их.

П.: Тебе названивают те, которых ты облапошил?

М.: О-о-о, мне звонят целыми днями, понимаешь? Тебе тоже надо ко мне присоединяться. (На заднем плане крик: «Передай ему привет!») Тебе привет от друзей!

П.: Так ты с ними колбасой-то поделись!

М.: Да конечно, я поделюсь. Неужели я их оставлю голодными?

П.: А сколько вы отстегиваете администрации, чтобы она вас не трогала?

М.: Тыщ 70–80 в месяц максимум.

П.: Вы же еще своим старшим каким-нибудь, авторитетам отстегиваете?

М.: Я никому ничего не даю. Я чисто для себя оставляю их. У меня компьютер есть здесь. Пока я один занимаюсь. Скоро будут все. Они видят, как я разговариваю. Наверно, научились по-любому сами.

П.: Кто частый клиент? Кто попадается на объявления?

М.: Лохов полно! Мужики, бабы, все попадаются. Понимаю, ты хотел меня лохануть. Меня трудно развести.

П.: Таких объявлений вообще-то очень много.

М.: Мне…, знаешь. Давай попозже позвони мне, я щас занят немного.



Звонок через полчаса.



П.: Привет!

М.: Не звони мне больше, я сейчас не могу говорить.

П.: Да я хотел узнать по поводу объявлений.

М.: Ну, не знаю. Звони всем, мне по барабану.

П.: Не, просто конкуренция же у вас там, наверное, есть.

М.: У нас полно конкуренции. Не звони мне больше, пожалуйста! Из-за тебя у меня уже не нормально, понимаешь? (Плаксивым голосом.)

П.: А что такое?

М.: Ну не надо. Меня уже ругают.



Попадались и достаточно оригинальные мошенники. Например, один аферист представлялся продюсером и обещал устроить мне выступление на… открытии зимней Олимпиады в Сочи! Но чтобы доказать мои серьезные намерения стать звездой, надо было перечислить ему 500 долларов.

Несмотря на то что в 99 % случаев работают аферисты топорно и их можно легко отличить по специфическому говору, манере речи, технической и юридической безграмотности, народ до сих пор попадается. Как только ни пытались бороться с мошенниками: запрещали продажу сим-карт без документов; ставили «глушилки» мобильной связи у колоний! Но из-за большого радиуса покрытия без связи оставались и близлежащие здания. Были и экзотические идеи — при направлении для отбытия наказания у приговоренных предлагали брать образец голоса, словно отпечатки пальцев, чтобы потом сличать с записанными голосами мошенников. Но пока главным оружием против такого рода преступлений остается информированность. Предупрежден — значит вооружен. Записи моих разговоров с мошенниками, раскрывающие схемы их работы, набирали в Интернете сотни тысяч прослушиваний, о них писали федеральные СМИ. Так что, надеюсь, благодаря этому кто-то избежал участи жертвы телефонных аферистов.

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 9.Украина. Начало

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 9.Украина. Начало

Вот мы и добрались до начала украинской истории. Но мое знакомство с этой прекрасной страной и ее политическим «бомондом» началось не в 2014-м, как многие могут подумать, а на год раньше. Как-то я общался в ходе skype-конференции с товарищем по пранк-деятельности — Ярославом из Киева. И он для разнообразия предложил мне позвонить кому-нибудь из Украины. Ведь пранков с украинскими персонажами никогда не было, как не было и местных украинских пранкеров. На тот момент я вообще не разбирался во внутренней кухне Украины, где главными темами тогда были футбол и политика.

Ярослав предложил набрать суперзвезду украинского футбола, игрока «Динамо Киев» Артема Милевского. Это примерно как российские Кокорин или Аршавин, с таким же уровнем скандалов вокруг их персон. В журналистской базе я обнаружил прямой мобильный Артема. Пранк длился всего пару минут: Милевский высказался о главном тренере команды Олеге Блохине, а также о возможном переходе в российский «Спартак». На мое удивление, на Украине запись имела эффект разорвавшейся бомбы. За сутки на YouTube она набрала 300 тысяч просмотров, о пранке написали все ведущие украинские СМИ. Так обо мне узнали на Украине. Как я уже говорил, пранк-движения там не было вообще, и тут сразу появился качественный продукт — это заинтересовало очень многих.

Затем были пранки с Олегом Ляшко (я еще долго удивлялся, когда Ярослав рассказывал мне о сексуальном скандале с лидером «Радикальной партии», не верил, что такая комедия вообще может иметь место), дочкой Тимошенко и еще парочкой политиков. Были и другие звезды украинского футбола, а также представители шоу-бизнеса (например, певец Потап). Тогда же я первый раз побывал на Украине, в Киеве — меня пригласили на съемки ток-шоу «Говорит Украина» (аналог нашего «Пусть говорят»), посвященного взаимоотношениям звезд и журналистов. В Киеве я специально приобрел несколько сим-карт украинских мобильных операторов, чтобы при необходимости оставлять эти номера для обратной связи.

Я стал читать украинские новости, чтобы быть в курсе событий и заодно находить темы для новых звонков. Так, я обратил внимание, что в местных СМИ разразился скандал с начальником ГАИ Украины Владимиром Астапковичем. Журналисты якобы выяснили, что главный гаишник торговал своими визитками золотистого цвета, дающими индульгенцию на дорогах. Показываешь такую остановившему тебя «гайцу» — он козыряет и желает тебе счастливого пути, даже если ты вусмерть пьян. Эта история показалась мне интересной, и я решил расспросить самого «виновника торжества». На тот момент на Украине вся власть была сосредоточена в руках так называемой «Семьи» — родственников и близкого круга президента Виктора Януковича. Поэтому я решил представиться сыном главы страны — депутатом Верховной Рады Виктором Януковичем-младшим. Прямого контакта Астапковича у меня не было, поэтому я позвонил в его приемную и оставил свой украинский номер, чтобы их шеф перезвонил мне, как освободится. Буквально через полчаса мне позвонил заметно нервничавший начальник ГАИ.

П. — пранкер.

А. — Астапкович.

П.: Что же вы позорите-то нас с этой историей с визитками?

А.: В каком смысле позорю?

П.: Мне материалы принесли, отец тоже в курсе.

А.: Я не позорю, там моих нет никаких боков, и никакого отношения к этому я не имею. Вообще никакого отношения.

П.: Недавно по телевидению программа была про это.

А.: Да, золотые визитки, которых у меня вообще никогда не было, и я их не собираюсь делать и не делаю, это раз. Люди просто с ТВ решили пропиариться. Они пришли ко мне сюда, я их пригласил. Я им рассказал, какие у меня визитки бумажные и тому подобное. Поэтому моя совесть здесь чиста, я клянусь чем угодно.

П.: А кто их печатал?

А.: Выясняли. И в Донецке их печатали, нашел УБОП организацию и по Киеву. Тут, поймите правильно, что на каждом углу…

П.: Там подпись есть. Ваша?

А.: Виктор Викторович, никак нет. Виктор Викторович, во-первых, у меня есть визитки синего цвета, да. Те, которые выдаю чисто по команде. Все! Те, которые, допустим, мне звонят, и от вас люди приезжают, я отдавал, и от Виктора Павловича (Пшонка — генпрокурора Украины. — Примеч. авт.), и в СБУ. Больше их никуда не даю вообще. У меня компьютер на столе стоит, и те, которые я лично даю, я заношу в компьютер. Все до одной. И по каждому номеру я могу отследить.

П.: Значит, золотые это… кто-то занимается махинациями?

А.: Совершенно правильно. Как человек такого уровня продаст одну визитку, молва пойдет в тот же день, вы это сами понимаете. Мне каждый день звонят 5–6 человек ночью по левым визиткам. «Здравствуйте!» — «Здравствуйте! А кто вам давал визитку?» Говорит: «Вы». — «О-о! И что я вам сказал?» Говорит: «Звоните в любое время». Я говорю: «Хорошо! Дайте мне, пожалуйста, работника ГАИ». Дает работника ГАИ. Говорю: «Что там?» — «Пьяный». — «Оформи по полной программе и мне доложи!» Так у меня на столе их штук сто лежит! Сто!

Любых цветов: зеленые, красные, фиолетовые, какие угодно есть! Я ж дал команду поизымать!

П.: Твои сотрудники, они ж тупые! Они видят визитку с подписью и честь отдают — все, езжайте куда хотите!

А.: Я извиняюсь, но поймите правильно, у нас же такие сотрудники, как и на заводе работают, один в один. И свои мозги ни вы, ни я им не вставим.

П.: Да, понятно. Нашли, кто там за этими золотыми стоит?

А.: Люди мне звонят, я говорю: «Ребята, где вы взяли визитки?» Они говорят: «Ну, мы купили». Говорю: «У кого?» — «У вашего племянника». Но дело в том, что у меня фамилия белорусская Астапкович, я сам с Бреста. У меня нет родственников, нет никого: ни племянников, ни двоюродных братьев, ни троюродных. Я говорю: «Ребят, давайте договоримся: вы мне скажете, где вы их покупали, у кого, а я вам дам настоящие». Никто не приехал. Мне самому интересно. Ну, это у них бизнес. Я сам бы лично голову бы отбил. Ну, нельзя же так по беспределу, я все понимаю. Кто-то красиво пропиарился.

П.: А синих, настоящих, визиток — сколько всего выдано? Приблизительно.

А.: Подождите, я сейчас вам цифру скажу. 2 секунды по компьютеру пробью… Всего 932 визитки.

П.: Ну, там свои люди, да? То есть там проблем не должно быть.

А.: Там нет людей простых никого, ни одного человека. Это высшее руководство страны звонит: начальник СБУ Украины, по команде министра, по команде Виктора Павловича Пшонки, потом Артем Викторович Пшонка. Там только такие, там других фамилий нет. Там простых никого. Ну, может быть, там одна фамилия простая — моей жены. Я ей не мог не дать, поймите правильно, это будет вообще нонсенс. Я считаю, это не такая трагедия.

Вот и оказалось, что действительно никакими золотыми визитками начальник ГАИ Украины не торгует, однако выдает по команде сверху синие, которые у него на строгом учете. Естественно, запись вызвала громкий скандал на Украине. Об этой истории написали даже российские СМИ. Но тут последовала ответная реакция, причем весьма глупая. Буквально через несколько часов пранк с Астапковичем удалили с YouTube, а мой канал администрация этого сайта закрыла без объяснения причин. Видимо, кто-то из той самой верхушки обиделся на упоминание первых лиц Украины в пранке. Думаю, они и потребовали у украинских представителей YouTube замести все следы. Но громкое разоблачение так просто из Интернета не сотрешь. Ролик расхватали многие информ-ресурсы, а новость об удалении канала имела обратный эффект, еще больше увеличив популярность пранка и усилив общественное осуждение ситуации. Благодаря реакции СМИ на следующий день мой YouTube-канал восстановили, но администрация сайта так и не смогла ответить, что же произошло, все списали на некую ошибку. Сам же пранк с гаишником вернули лишь спустя несколько дней, но это было уже неважно.

В декабре 2013 года я во второй раз прилетел в Киев, чтобы дать несколько интервью и встретиться с друзьями.

Тогда ничего не предвещало беды. Все было больше похоже на массовые гуляния с украинскими флагами и шариками. Одна из российских радиостанций сделала со мной прямое включение, чтобы я с места событий рассказал о текущей ситуации в Киеве. А вот на Банковой улице, у Администрации Президента, было уже погорячее. Там я увидел тот самый спецназ «Беркут», защищавший правительственный квартал, а напротив — в нескольких метрах — толпу довольно агрессивно настроенных молодых людей. Оказалось, что буквально за пятнадцать минут до моего появления произошла стычка между протестующими и спецназовцами. В воздухе еще чувствовался запах недавно распыленного слезоточивого газа. Поодаль стоял тогда еще не известный мне кучерявый мужчина, охотно раздававший интервью окружившим его журналистам. Товарищ, что был со мной, сказал, что это Петр Порошенко — олигарх, экс-глава МИДа Украины и самый перспективный кандидат на замену Януковичу ввиду своей нейтральности. К моему удивлению, в центре Киева ко мне подошли сфотографироваться несколько человек, узнавших меня по пранку с Милевским.

Подзарядившись новыми впечатлениями, я вернулся в Москву и с двойной силой взялся за тематику Украины. Конечно, в первую очередь все это было для украинской аудитории, ведь россияне на события, происходившие у соседей, еще мало обращали внимания и не знали местный политический и культурный «бомонд».

Ситуация на Украине становилась все более напряженной. В январе 2014-го поздно вечером я позвонил от имени одного из лидеров митингующих — Кличко — в Кабинет министров Украины. По номеру, указанному на официальном сайте, мне ответил дежурный. Узнав во мне «Виталия Владимировича», он записал мой украинский номер и пообещал передать его наверх. Через 15 минут мне перезвонили с коммутатора правительственной связи Украины и соединили с премьер-министром Николаем Азаровым. В коротком разговоре мы сошлись на том, что нужно садиться за стол переговоров и пытаться услышать друг друга. Но как же свести действующего главу правительства и новоявленного непримиримого борца с режимом? Свои же оппозиционеры заклюют.

«Это можно неофициально сделать. Встретиться, так сказать, на нейтральной территории. Можно где угодно — где устроит и тебя, и меня. А можно завести тебя так, что никто и знать не будет, ко мне в кабинет», — сказал Азаров.

Этот звонок показал мне, что при определенных обстоятельствах выйти на первых лиц государств не такая уж невозможная затея.

Также в начале 2014 года украинский телеканал «СТБ» предложил мне делать рубрику с пранками в их шоу «Невероятная правда о звездах». Проект был аполитичен, и от меня хотели записи исключительно со звездами шоу-бизнеса. Выход на новый формат меня заинтересовал, и я с радостью принял предложение. Мы вместе с редакторами придумывали темы и определяли персонажей, которых можно разыграть, затем в Москве, в каком-нибудь ресторанчике, я встречался со съемочной группой программы и на камеру звонил герою. Получался такой онлайн-пранк. Но ввиду того, что дозвониться до звезды в какое-то конкретное время часто бывает невозможно, например, человек занят или вообще не берет трубку, мы решили, что удобнее заранее записывать какой-либо забавный пранк, а при встрече лишь обыгрывать звонок на камеру. Всего за полгода, пока шоу не переформатировали, вышло 7 или 8 выпусков с моими звонками разным Басковым, Волочковым, Джигурдам и тому подобным. Журналисты уверяли, что рубрика на Украине пользуется популярностью.

Наверное, самым громким розыгрышем в этот период стал звонок Анастасии Волочковой. Я пригласил звезду устроить благотворительный концерт в одном из дальневосточных городов, а затем приехать на корпоратив к мэру с продолжением в… бане! Балерина выдала много скандальных подробностей своей «концертной деятельности».

П. — пранкер в роли помощника мэра.

В. — Волочкова.

Отрывки из пранка

В.: Можно совместить две истории: сделать один концерт с гонорарной частью, а другой концерт сделать благотворительного характера на следующий день.

П.: Хорошо, я тогда обсужу с мэром.

В.: Конечно. Посмотрите, у меня еще какое предложение. Я не знаю, скоро там выборы, не выборы, я вообще в политику не лезу, но в то же время, если есть люди, которым нужно какое-то освещение путем добра — я идеальный человек… Донести до людей все эти лозунги и, главное, не в лозунгах дело, а на пресс-конференциях, в соцсетях, со сцены говорить слова о том, что, вы знаете, на самом деле есть в политике нормальные люди, которых интересуют не только деньги, власть, выборы, а интересуете вы, люди, и это (концерт Насти. — Примеч. авт.) вам подарок, допустим, от дяди Васи или Василия Ивановича.

П.: Было бы замечательно, потому что у нас выборы будут в начале следующего года, и как-то надо уже медийную почву готовить.

В.: Я сейчас сотрудничаю с подмосковными городами, многие как раз за эту фишку цепляются. Потому что я говорю: «Вы знаете, ребята, надо не под сами выборы делать, когда люди все понимают и все быстренько становятся хорошими. Нет. Делайте сейчас, и люди будут это помнить, и в этом будет ваше преимущество — что я всегда позиционировать буду — что вот именно не под выборы, а просто так дядя Вася сделал этот шаг, собрал вас всех вот в этом зале и сделал подарки. И надо учитывать, что у каждой тети Маши есть бабушка, дедушка. Все эти люди вам — потенциальные избиратели».

П.: Наверно, в каждом городе есть такие сумасшедшие, некая организация вроде общества пенсионеров. Они нам писали письмо, когда скандальная фотография была, где вы в ковше сидите во время потопа в Приморье, что вы позорите якобы моральный облик, что вы звезда эстрады и должны пример детям нести, а вы каким-то развратом… Дедушка один писал письмо… что у вас какие-то связи, какой-то Бахтивар, не помню…

В.: Как говорится, простите за французский… Куда лезут люди в мою личную жизнь? Я на сцене дарю людям радость. Не нравится — не смотрите! Нравится — приходите! Зачем на них обращать внимание, на этих идиотов? Пусть все так развращают общество, как Анастасия Волочкова. Теми же концертами благотворительными. Меня дети в этой стране знают в лицо, любят. А бабушки, дедушки — им скоро уже… пусть идут, вы знаете куда. Пусть они перед смертью станут добрее. А я могу с ними встретиться, мне не западло. Встретиться с этим дядей, посмотреть ему в глаза, привести его на концерт и посмотреть, что эти… будут говорить… И никто не имеет права меня судить, ценить и оценивать до тех пор, пока они не увидели меня лично, на сцене или не познакомились со мной в жизни. Вот моя позиция.

П.: Может, с мэром как-то отдельно вы там… я так понимаю, вы любите очень русскую баню. Может, вы там с ним встретитесь?

В.: Да, да, это без проблем! Конечно, все обсудим, если там есть какая-то у него возможность…

П.: Ну, без Бахтияра (ее молодой человек на тот момент. — Примеч. авт.) уже тогда.

В.: Да ну, о чем вы говорите, вы что? Мы расстались давно. У меня все просто в жизни бывает, я не заморачиваюсь на эту тему. Посмотрите, что у вас там, какие городки рядом, чтобы можно было… как-то предложить эту программу. Может, ваш мэр знает каких-то других мэров…

П.: У мэра будет годовщина с супругой в начале мая, может быть, вы бы к нам съездили на частное выступление…

В.: Да нет проблем! Перелет к вам для меня не составляет никакого труда. Баня у вас есть там? Нормальная, да?

П.: Есть прекрасный гостиничный комплекс за городом. Просто посидеть, поздравить…

В.: Естественно. Дорогой мой, я приеду одна. Если это нужно в качестве такого корпоратива, я думаю, мне не надо даже там танцевать. Я спою три песни в самых своих нарядных платьях, в коронах, там… ну все умрут просто, упадут в обморок…

П.: Только у нас единственная просьба, чтобы гонорар был неофициальный.

В.: Ну, понятное дело! Ну, о чем вы говорите?

П.: Чтобы не было проблем, потому что скажут опять, мэр — взяточник, на какие деньги он приглашает звезд, деньги из бюджета, ну и прочее.

В.: Ну, вы поймите, вы меня увидите как человека. В плане тура — для меня, вы знаете, это важнее, и в то же время он получит такие лавры, которых я не делала никому, и я провозглашу его реальным героем всего Дальневосточного округа. Поверьте, я умею это делать.

П.: Просто чтобы эта сумма не фигурировала в каких-то документах официальных. Сейчас некоторые требуют, чтобы через налоговую все проходило.

В.: Какие налоговые, послушайте? Если кому-то что-то надо, будет надо, если что нужно официально — у меня есть моя структура — это индивидуальный предприниматель ИП «Анастасия Волочкова». Если удобно так — пожалуйста!

П.: А после того как корпоратив пройдет, мэр супругу отправит домой, потому что она у него уже в возрасте…

В.: Да, да, да, да. Ну, отлично!

П.: А потом, как я тогда предложил, вы поедете уже вместе с ним в баню.

В.: Конечно. Конечно. Конечно.

П.: Но без супруги его.

В.: Ну да, я понимаю, да.

П.: Меня больше интересует культурная, вот эта, так сказать, программа, как мы ее назвали. Просто у мэра супруга очень ревнивая. Чтобы она не бросилась и глаза не выцарапала бы никому.

В.: Самое важное в этой жизни — никого не обидеть. Мы посидим все вместе там, выпьем вместе шампанское и с ней, и с вами, и с ним, и все будет технично. И дальше, чтобы не было никаких сомнений, то есть он сам придумает легенды какие-то, куда он делся и что. Потому что здесь я уже не вправе советовать, чтобы под раздачу не попасть.

П.: У вас никаких предрассудков там по этому поводу нету?

В.: Нет. Нет. Мы просто согласуем потом детали… Главное — не забыть белые розы. Это обязательно. И шампанское розовое (смеется) Moët &Chandon.

Публикация пранка имела громкое продолжение. По заявлению адвоката Сергея Жорина московская полиция возбудила дело об административном правонарушении — «занятии проституцией». Правда, скандальная балерина так и не получила штраф в 1500 рублей «за аморалку». Дело через месяц закрыли. Вот если бы ее взяли с поличным — прямо в бане с мэром и розами, — тогда бы не отделалась.

Комичной была реакция самой Анастасии. Она долго уверяла прессу, что все это сплошной монтаж, а меня скоро посадят на 10 лет за клевету. В конце 2014-го я встретился с Настей в эфире ток-шоу на одном из каналов. Волочкова тогда оправдывалась за свои слова, сказанные в интервью украинскому СМИ. Она заявила тогда: «Для меня Крым все равно всегда был частью Украины, вот за Россию я неловко себя чувствую». После чего организаторы концертов звезды на полуострове отменили ее тур, дабы не провоцировать разгневанных крымчан. И вот на ток-шоу Волочкова, как всегда, объявила, что это, дескать, был монтаж нехороших украинских журналистов, а «Крым был, есть и будет российской землей». По поводу же громкого пранк-скандала она заявила, что… просто подыграла мне, сразу поняв, что над ней подшучивают. Короче говоря, выкручивалась как могла. Но я не в обиде, ведь все было забавно. Мы пожали руки и мило поболтали после эфира. Правда, в 2016-м звезда снова попалась на удочку. Артистка поверила, что ей позвонил украинский олигарх Ринат Ахметов, и готова была бросить все, чтобы примчаться к нему в Киев. Это прозвучало в нашем шоу на НТВ.

C. Бенуа - Достижения в СССР 4. Рост основных показателей СССР за период 1913–1987 гг. Место в мире

C. Бенуа - Достижения в СССР 4. Рост основных показателей СССР за период 1913–1987 гг. Место в мире на 1986 год

Валовой общественный продукт – увеличился в 88 раз.

Продукция промышленности – увеличилась в 213 раз.

Валовая продукция сельского хозяйства – увеличилась в 4,1 раза.

Численность рабочих и служащих – увеличилась в 9,2 раза.





Мировые достижения СССР. Место в мире на 1986 год



Тракторы – 1-е

Продукция промышленности – 2-е

Продукция машиностроения – 2-е

Электроэнергия – 2-е

Нефть – 1-е

Газ – 1-е

Уголь – 3-е

Чугун – 1-е

Сталь – 1-е

Цемент – 2-е

Сборные железобетонные конструкции – 1-е

Зерновые и зернобобовые культуры – 3-е

Молоко – 1-е

Яйца – 1-е.





СССР и страны мира



Автор книги «СССР и страны мира в цифрах» И. Г. Калабеков приводит следующую таблицу для сравнения двух супердержав XX века – СССР и США.

Но прежде добавим, что Советский Союз, созданный на территории Российской Империи, просуществовал около 70 лет, превратившись за десятилетия из аграрной в высокоразвитую промышленную державу. За время своего существования страна не единожды подвергалась испытаниям, самым тяжелым из которых была война 1941–1945 годов. Несмотря на тяжелейшие потери во Второй мировой войне, по многим показателям в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве и на транспорте в середине 1980-х Советский Союз опережал развитые западные страны, включая США.



Неоспоримы достижения СССР в науке (особенно в исследовании космоса), образовании, культуре, спорте, здравоохранении.

«Однако, – как сетует автор И. Калабеков, – попытка создать бесклассовое общество, общество без воров и бандитов, олигархов, казнокрадов и коррупционеров, ростовщиков и спекулянтов, алкоголиков и наркоманов провалилась. В странах капитализма, экономика которых развивалась на принципах жесткой конкуренции, производительность труда была выше, чем в СССР. Развивая тяжелую промышленность, и, прежде всего, оборонные ее отрасли, лидеры СССР мало внимания уделяли росту жизненного уровня граждан, их растущим потребностям. Не развивался частный сектор экономики. Причин быстрого развала некогда могучего государства несколько, они рассмотрены во многих книгах и публикациях».





Выводы



Выводы, которые делает журналист С. Шевченко, подводят итог того, чего смогли добиться самоотверженным трудом советские люди, ведомые партией и руководителями страны. Мы не анализируем ошибки, допущенные руководством во время построения социализма, не критикуем строй, а лишь констатируем настоящие факты. И эти факты красноречивей любых слов, ибо подтверждают: МЫ ПОТЕРЯЛИ ВЕЛИКУЮ СТРАНУ! Но обратимся к словам человека, чье мнение автор полностью разделяет:

«1. Государственная собственность на средства производства, плановая экономика и коммунистическая идеология позволили за 12 лет (1928–1940) первых сталинских пятилеток построить фундамент социализма – ликвидировать неграмотность, провести коллективизацию, превратить страну из аграрной в индустриальную. За эти 12 лет было построено более 7000 крупных, современных, промышленных предприятий мирового уровня. Эти успехи дали возможность вооружить армию (танки, самолеты) и победить фашизм.

2. В послевоенный период советская экономика работала также очень эффективно и решала масштабные задачи – быстрое восстановление страны после войны, освоение целины, массовое жилищное строительство, развитие энергетики и химии, освоение космоса. Все эти успехи наглядно видны из результатов 5-й пятилетки, 6-й пятилетки, семилетки и 8-й пятилетки (Н. С. Хрущев, Л. И. Брежнев). За эти 20 лет (1951–1970) было построено 12800 крупных современных промышленных предприятий.

3. В период 1975–1980 годов в СССР начал развиваться кризис той модели социализма, которая была реализована в предвоенные годы. Кризис можно было преодолеть, не отказываясь от социализма. Но М. С. Горбачев и его сторонники, по глупости или злому умыслу, затеяв «перестройку», разрушили старую модель и не создали новую, что и привело к катастрофе и гибели СССР. Погибла социалистическая цивилизация».

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 10.Встреча с Лексусом

Вован и Лексус - По ком звонит телефон 10.Встреча с Лексусом

Не особо следившему за нашим творчеством человеку может показаться, что мы с Алексеем всегда работали вместе. Но это не так. До апреля 2014 года мы не виделись в реале и даже в Интернете переписывались очень редко. Каждый занимался своими делами. Поворотным моментом стала встреча пранкеров в Москве, посвященная десятилетию главного пранкерского сайта. Со всей страны собрались 30 человек, которые в свое время были локомотивами этой субкультуры. Конечно же, съезд не мог пройти без основателя пранк. ру — Лексуса. Там мы и познакомились лично. После этого мы стали часто общаться, обсуждать различные пранкерские темы, а уже осенью 2014 года пошли наши первые совместные творения.

Впрочем, весна и лето 2014-го оказались на редкость насыщенными громкими пранками.

Знакомые украинские журналисты рассказали мне, что члены «Правого сектора»[2] торгуют захваченными в плен «титушками» (молодыми спортивными людьми, которых бывшая власть нанимала для организации провокаций и потасовок). Этих ребят «правосеки» использовали на хозяйственных и тяжелых работах в качестве рабов. Я решил проверить эту информацию, а контакты подозреваемых дали мне журналисты.

Вот разговор с одним из командиров боевых подразделений «Правого сектора»[3] Виктором Панаско, более известным как Иранец.

П. — пранкер.

И. — Иранец.

П.: Иранец, привет. Меня Белорус зовут, я из 42-й сотни. Говорить можешь?

И.: Привет. Да, могу.

П.: Мы с Киева недавно съехали. И нам тут раб нужен. Есть возможность достать? И чтоб кто-то из наших приехал и забрал.

И.: Кто-кто нужен?

П.: Раб.

И.: Не понял, шо цэ за раб?

П.: Ну убирать там, знаешь, по хозяйству чтоб все делал.

И.: А! Типа «титушек» ненужных? Щас ничего нема.

П.: Мы бы заплатили.

И.: Пока ничего нет. Ты позже позвони, может что-то будет, если поймаем (с усмешкой).

П.: А вообще почем отдаете?

И.: Да отдаем в хорошие руки!

П.: Они смирные, не буйные?

И.: После нас никто уже не буйный. Все тихие и спокойные.

Когда запись была опубликована, националисты поспешили заявить, что все это провокация против их организации.

Вторая половина 2014 года стала для нас судьбоносной, ознаменовав окончательный переход к политическому пранку. Не в последнюю очередь это было связано с событиями на Украине и началом политического и экономического давления на Россию со стороны США и Европы. К резко наступившему кризису в международных отношениях мы оказались полностью готовы. Уже был наработан опыт общения с государственными деятелями, накоплены знания в области журналистики, мы хорошо ориентировались в украинских реалиях, и главное — было желание проявить себя в новом качестве.

Знаковым моментом выхода на более высокий уровень стал звонок главе государства — президенту Беларуси в июне 2014 года. Конечно, мне давно хотелось пообщаться с первым лицом какой-нибудь страны. Ведь как показал опыт с премьером Азаровым, шансы хоть и небольшие, но есть. Почему я выбрал Беларусь? Все довольно просто. Мало кто знает какого-либо другого политика в этой стране, кроме Александра Григорьевича. Все зациклено на нем, он непосредственно решает все значимые вопросы. И Лукашенко обязательно доложат информацию о важном звонке. Да и было интересно расспросить президента о его отношении к происходящему на Украине. Оставалось сделать мой звонок действительно важным. Социальная инженерия, наглость и никаких фокусов.

Для разговора я выбрал образ сына экс-президента Украины Виктора Януковича, который уже несколько месяцев находился в России. Понятно, что у экс-главы нет возможности использовать правительственную связь для звонка коллеге, а направить сына для неофициального разговора с Лукашенко было бы вполне логично. Я зашел на сайт президента Беларуси, нашел общий телефон Администрации, позвонил и представился дежурному как помощник Виктора Викторовича Януковича. Меня внимательно выслушали, записали мой контактный номер и обещали в ближайшее время перезвонить. Я был уверен, что о звонке обязательно сообщат наверх. Вопрос был только в том, захочет ли Лукашенко говорить с тем, кем я представлялся. Меньше чем через час мне перезвонили из приемной Лукашенко. Я назвался уже самим Януковичем-младшим и еще раз обрисовал свою просьбу. Следующий входящий был от помощника президента. Она сообщила, что передала всю информацию Александру Григорьевичу. Оставалось ждать его ответа. Вечером позвонил адъютант президента Беларуси и сообщил радостную новость: Лукашенко с удовольствием переговорит со мной, но только завтра в 11 часов утра. В условленное время с небольшим опозданием раздался звонок — и адъютант передал трубку президенту Беларуси.

П. — пранкер.

Л. — Лукашенко.

Л.: Добрый день. Виктор, ты извини, что я вчера не позвонил, я очень поздно приехал и думаю, ну че ночью звонить уже.

П.: Да ничего, я вас прекрасно понимаю (смеется). У самого отец был некоторое время в таких же ситуациях, когда надо думать в первую очередь не о звонках. Я о чем хотел поговорить…

Л.: Да, да.

П.: У нас есть запасной план — переехать из России к вам на какое-то время, если это будет необходимо.

Л.: Вы, наверно, мое публичное заявление пропустили по поводу Януковича. «Предоставите ли вы ему политическое убежище?» и так далее. Я говорю: «Он меня об этом не просил, во-первых. А во-вторых, он никакой не беженец и бегать никуда не намерен. Ну а в-третьих, не забывайте, что его корни в Беларуси, и вплоть до того, что там есть его деревня, которую он восстанавливал, помогал жителям. Поэтому если он решит вернуться в свою деревню на какое-то время или навсегда, что маловероятно, я, конечно, даже не посмею и противоречить этому». Вот мой был публичный ответ. Поэтому если Виктор Федорович решит на какое-то время приехать в Беларусь или другое будет, это когда встретимся мы с ним, оговорим эти вопросы, другое у него будет решение — я подчинюсь этому.

П.: Понятно. Здесь идут политические игры, и я боюсь, что он может быть разменной монетой — его могут при возникновении определенных обстоятельств отдать в Киев.

Л.: А я всем начальникам в Киеве — и Турчинову, и Порошенко — публично об этом сказал: «Для вас позор, если вы не вернете своего президента в Украину. Это его родина, он должен жить в Украине. Он не совершал никаких преступлений».

П.: Но я боюсь, что они…

Л.: Вы правы, Виктор. Все правильно. Вы должны в этой жизни предусматривать все.

П.: Я боюсь, что они могут с ним расправиться без суда и следствия.

Л.: Вполне возможно… Это противоречит моим принципам: никакой расправы над Януковичем быть не может. Они еще пусть спасибо ему скажут за то, что им головы не поотворачивал всем.

П.: Да, да. Так они его обвиняют, что он там приказал открыть стрельбу, что это все он виноват, руки в крови, это очень отвратительно слушать.

Л.: Что не делал Янукович, так это он не приказывал никогда открывать стрельбу. Если б он открыл стрельбу, то после 10 выстрелов там никого бы не осталось. Поэтому это уже вранье полное. В общем, Виктор Викторович, давайте сделаем так: вы Виктору Федоровичу скажите: первое, чтобы он меньше смотрел телевизор и читал газеты. Второе, если он хочет приехать в Беларусь — пожалуйста, в любое время, только мне за сутки скажите. Мы с ним здесь встретимся. В любом составе. Приезжайте семьей, приезжает пускай один — как он решит. Я в любой момент найду время, чтобы с ним сесть, переговорить, принципиально обсудить вопросы и настоящего, и будущего.

П.: Спасибо, я ему обязательно передам. Я решил сам вам позвонить, потому что не хотел отца в это вмешивать. Я с ним тогда пообщаюсь, потому что за ним, наверное, пристально наблюдают.

Л.: Мы встретим его, где вы скажете, в любой точке. Пускай заранее кто-то приедет: или из семьи, или из его окружения близкого. Кто-то заранее приедет, скажет, какое время, где встретить, чтоб не по телефону. Мы его встретим и обеспечим ему безопасность на самом высоком уровне. Он президент, я не имею права… у нас по закону международному это положено, поэтому вы не переживайте за это. Пускай приезжает, сядем где-то, поговорим.

П.: Мы вам подарим золотой батон, у нас остался еще из коллекции. В знак дружбы.

Л. (смеется): Спасибо, Виктор. Спасибо.

П.: Видели, наверное, как они грабили нашу резиденцию, у нас еще остались некоторые вещи.

Л.: Я видел, я предупредил, кстати, Турчинов меня послушался. Они хотели там ее делить-кромсать, а я ему сказал, говорю: «Ты, Саша, имей в виду, что я видел этот дом, эту территорию, она ухоженная. Такого в Киеве нигде нет, где бы зайцы пешком ходили. Если вы это все разрушите — грош вам цена. Никому не продавайте, ничего не разрушайте». Кстати, и я его предупреждал, говорю: «Не очень красиво, когда по чужому дому ходят люди». Ну, им это надо, видимо, для революции, поэтому они там билеты продают и показывают людям территорию эту. Но берегут. В ближайшее время я встречусь с Порошенко, мы договорились. Если будут какие-то пожелания со стороны Виктора Федоровича — мы встретимся, обсудим этот вопрос. В общем, вы выбирайте время и предупреждайте меня за сутки.

П.: Порошенко достаточно адекватный, мне кажется, человек, просто я не знаю, кто щас на него влияет, какие силы вокруг него и будет ли он самостоятелен.

Л.: Я расскажу вам потом, кто влияет, и какие силы, и какой расклад там.

П.: Я понял.

Л.: Я поговорю, если будет у вас это желание. Я расскажу.

П.: Хорошо, я тогда пообщаюсь с отцом. Просто они здесь отрабатывают еще один вариант с Новороссией, думают объединить вот эти Луганскую и Донецкую области якобы в некую Новороссию и, возможно, отца пригласить в качестве одного из руководителей. Тоже как вариант прорабатывается.

Л.: Ну это мы обсудим не по телефону.

П.: Все, будем держать с вами связь.

Л.: Не забудьте, чтобы он меньше смотрел телевизор и читал газет.

П.: Да он российское ТВ в основном смотрит.

Л.: Ну я имею в виду и российское тоже.

П.: Хорошо, обязательно (смеется). Все, спасибо большое вам!

Л.: Всего доброго, Виктор! Привет Виктору Федоровичу.

Разговор с Лукашенко состоялся в субботу 14 июня. Я решил повременить с публикацией материала, так как думал через пару дней еще раз переговорить с Александром Григорьевичем по поводу дальнейшей переброски Януковичей в Беларусь. Но каково же было мое удивление, когда в ночь с воскресенья на понедельник в Facebook известного украинского журналиста и вдохновителя Майдана Мустафы Найема (ныне депутат Верховной Рады) появился пост с практически дословным пересказом моего с Лукашенко разговора. Найем описал все это как реальные переговоры Лукашенко и Януковича-младшего. А информацию журналист получил от некого «источника, которому доверяет». Уже утром в понедельник на сайте одного из украинских СМИ появилась сама аудиозапись разговора. Выложена она была отнюдь не мной! Подавался разговор так, будто это никакой не розыгрыш, а реальное общение указанных лиц. Я обратил внимание, что качество аудиофайла, выложенного в украинском СМИ, даже получше моего. И, что самое важное, судя по началу, запись разговора начинается еще до того момента, когда я поднял трубку телефона (файл на пару секунд длиннее моего). То есть записывался этот выложенный в СМИ разговор не с моей стороны. Напрашивается удивительный, но вполне логичный вывод, что президента Беларуси кто-то прослушивал. Возможно, западные спецслужбы. Но эти «слушатели» дали осечку — они не поняли, что с Лукашенко разговаривает совсем не сын Януковича, и приняли разговор за реальный. После чего, возможно, слили материал новым киевским властям. А те в свою очередь, тоже не разобрав подвоха, придали гласности этот «сенсационный» разговор через близкого к ним журналиста Найема.

После скандала с пранком помощник президента попыталась как-то оправдаться, заявив, что ни с кем таким Лукашенко не общался, а «с нынешним высоким уровнем развития технологий можно сымитировать совершенно все что угодно». Получилось очень глупо, ведь голос Александра Григорьевича спутать с кем-либо просто невозможно. А одно из оппозиционных белорусских СМИ сообщило, что Лукашенко якобы распорядился в течение недели найти пранкера и отправить его «на заготовку кормов». В противном случае он пообещал отправить туда начальника КГБ и главу президентской администрации. Однако проверить данную информацию не представлялось возможным, так как ссылались оппозиционеры на некий «неназванный источник в Администрации Президента». Вполне вероятно, что это была утка, так как «на корма» никто из вышеперечисленных должностных лиц не отправился.

Не обошлось, конечно, и без экзотических конспирологических версий.

«Стоимость операции по дозвону Лукашенко 50–70 тысяч долларов!» — уверяли так называемые эксперты. — Столько стоит оборудование. А для решения такого рода вопросов платится гонорар в миллион долларов!»

До сих пор ищу эти самые миллионы. Может, горе-эксперт знает, где они зарыты? Готов с ним поделиться.

«Это сделано, чтобы испортить отношения между Минском и Киевом и помешать тому, чтобы новая украинская власть стала лоббистом белорусского режима на Западе!» — выдал другой «аналитик».

«Лукашенко дали понять, что он под колпаком у Москвы!» — заявлял очередной спец.

Через два месяца проявилась еще одна любопытная деталь. На встрече с госсекретарем Совета Безопасности Беларуси Лукашенко подверг резкой критике качество работы правительственной связи: «Это не дело, когда говоришь с главой какого-то государства и нормально поговорить невозможно».

Надеюсь, благодаря моему пранку Лукашенко обратил внимание на дыры в своей системе безопасности и хоть как-то защитился от прослушки иностранными спецслужбами. Единственное, мне немного жаль, что Александр Григорьевич так и не нашел в себе сил признать, что попался на довольно простой розыгрыш пранкера.